Кашин: «После Крыма многие люди всерьез раскрыли сердце государству, но искренняя лояльность отпугивает власть»

Олег Кашин
Олег Кашин и Роман Голованов в шестую годовщину присоединения Крыма поговорили о том, чем стал полуостров для России и какой путь ему еще предстоит пройти.

Скачать передачу [mp3, 43.1 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Роман Голованов, Олег Кашин, летописцы земли русской. Это наш учебник истории. Новый параграф - каким этот день увидят потомки. Они откроют Кашина и Голованова и поймут, как мы тут жили. Олег, мы не сразу пойдем к коронавирусу.

О. Кашин:

- Они откроют и заплачут, наверное. Я думаю, коронавирус мы оставим на вкусненькое, а начнем с чего-нибудь более приземленного.

Р. Голованов:

- Но тут самое возвышенное. Они же заплачут, потому что скажут: вот Кашин, какой человечище был, и русского человека понимал, вроде и либерал, а вроде и поддержал возвращение Крыма.

О. Кашин:

- Да, парадокс.

Р. Голованов:

- У нас такое великое, грандиозное событие. То, что ждали многие, и дождались. Олег, мы уже говорили про Крым, про «вежливых людей». Хотелось бы разобраться в той истории, которая нас разделила на до и после - была одна Россия, стала совсем другая. Наступит когда-то примирение из-за Крыма или, может, оно уже наступает, между теми людьми, которые разделились тогда?

О. Кашин:

- Между «теми людьми» по какую сторону российско-украинской границы? Так получилось исторически, мы говорим, по сути, на одном языке, мы люди одной культуры. И в социальных сетях, и вообще в политике реальная граница между Россией и Украиной слишком размыта. Это даже не за нашу и вашу свободу, как было с какими-то более дальними странами - от Польши до Прибалтики, допустим. А здесь раскол прошел по семьям. Что вы имеете в виду - то, что живущий в Киеве украинский патриот обнимет живущего в Москве русского патриота или как?

Р. Голованов:

- Те, кто живет в России.

О. Кашин:

- Я наблюдал сегодня московские архивные фотографии 14-го года, когда люди, которые ближе к моим взглядам, чем к вашим, идут под желто-синими флагами по московским бульварам и не видят в этом противоречия. Понятно, что это было на старте всего, понятно, что майдан многими в Москве воспринимался как такая правильная Болотная, у которой получилось. Но сейчас я уже не могу представить себе, чтобы московские либералы нового поколения, те, кого мы обсуждали прошлым летом, когда были выборы в Мосгордуму, когда были побоища на бульварах, чтобы это поколение ходило под украинским флагом.

Р. Голованов:

- Ходят до сих пор. Ваш хваленый «марш Немцова». Приперлись туда с украинскими растяжками. Во главе колонны шли, растянув украинский флаг.

О. Кашин:

- Это такая остаточная история. Насколько я наблюдаю своих и бывших, и действующих знакомых, это такая остаточная история, вызывающая неловкость. Понятно, что нет такой массовой мощной рефлексии, что мы были не правы, бандеровцы оказались бандеровцами и т.д. Но скорее люди предпочитают не вспоминать свою иллюзии, симпатии по поводу Украины.

Р. Голованов:

- Люди почему-то вообще стесняются обсуждать Украину теперь.

О. Кашин:

- Во многом стараниями и вашими, журналистов-патриотов, и телевидения.

Р. Голованов:

- И вашими, журналистов-либерал-патриотов.

О. Кашин:

- Ну, я вообще-то ни при чем, что называется.

Р. Голованов:

- Ну да, «я просто рядом стоял».

О. Кашин:

- Да, я буквально рядом стоял. В последнее время мы обсуждали поправки к Конституции, государствообразующий народ. И эти споры о русском национальном государстве, которого, конечно, нет, и которое, может быть, будет, если мы будем как-то о нем мечтать. Прямо скажем, главный движитель превращения этой аморфной постсоветской России, неосоветской, кровоточащего обломка Советского Союза, превращение ее в то государство, о котором русский может сказать: да, это моя родина, - главные строители это как раз те люди, которые извне строят Украину на отрицании всего русского. Есть такая украинская тема, что не бывает других русских, все русские злодеи, потому что даже московский либерал, если его поковырять, окажется державником. Я думаю, никто не сделал столько для повышения национального самосознания людей в России, причем людей разных взглядов, сколько украинские эти густопсовые патриоты-государственники, которые вдруг продемонстрировали нам (и это не было так очевидно 6 лет назад), что, оказывается, «в СБУ разберутся» - это правильный тезис в отличие от «в ФСБ разберутся». Или что наши ребята на фронте это такая форма пацифизма. Когда говорят «мы против войны», что вы имеете «против войны»? «Мы хотим, чтобы Украина победила». И это дико на самом деле. Я думаю, избавление от этой дикости, конечно, будет долгим, болезненным, но оно уже наступило, началось как раз 6 лет назад.

Р. Голованов:

- Сегодня разговаривали с Натальей Поклонской. Потому что, во-первых, у нее день рождения, с чем мы ее и поздравляем. Кстати, никуда не поедет Кашин, ни в какой Крым, и не потому, что он будет поступать так, чтобы всякие Ходорковские, Евгения Альбац возрадовались, какой Кашин - наш человек. Нет, просто день рождения отменили.

О. Кашин:

- Роман, ведь и вы не поедете. А вы планировали?

Р. Голованов:

- Да, планировал.

О. Кашин:

- Если честно, в Москву бы я полетел, а в Крым - вряд ли. Потому что все-таки это отдельное путешествие, тем более сейчас, не с коронавирусом, а и с логистикой, и с этим ощущением. Я себя не чувствую спокойным в нынешнем Крыму и не готов мечтать в него поехать. Это действительно такая Чечня , такое государственное образование, немножко отличающееся от обычной России.

Р. Голованов:

- Да, там приедут к вам моджахеды бородатые крымские и скажут: ешь чурчхелу.

О. Кашин:

- Дело не в моджахедах, дело в законе. Вы понимаете, чем Грозный хуже Москвы для нас с вами?

Р. Голованов:

- Ничем.

О. Кашин:

- Я считаю, что он хуже. Крым в этом смысле тоже такая Terra Incognita, полицейская в том числе…

Р. Голованов:

- Да, Олег…

О. Кашин:

- Что Олег? Даже то, что украинская пропаганда называет этническими репрессиями против крымских татар, эта борьба с так называемым экстремизмом, там то самое дело «Сети», которое мы обсуждали, поставлено на поток.

Р. Голованов:

- На какой поток? Там были настоящие террористы, которые планировали настоящие теракты.

О. Кашин:

- Роман, знаем мы эти «настоящие теракты».

Р. Голованов:

- Олег, мы будем спорить до бесконечности. У вас, как теракт случается, то - почему его не предотвратили? Как сажают террористов - о, давят людей.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Обычно теракт совершает «лубянский стрелок», до которого нет никому дела, а сажают безобидных «хизбутов» или меджлисовцев, которые почему-то только на территории РФ считаются злодеями и негодяями. («Меджлис крымскотатарского народа» в 2014 году признали в экстремистской организацией, ее деятельность в РФ запрещена — прим. ред.)

Р. Голованов:

- А вы не думаете, что их вербовали со стороны Украины?

О. Кашин:

- Нет, не думаю.

Р. Голованов:

- Тогда я вам дам пищу для размышлений. СБУ, как ни крути, но работает на территории Крыма.

О. Кашин:

- СБУ это колхоз.

Р. Голованов:

- Увы, даже колхоз может взять вилы и пойти кого-то пырнуть в подворотне. Этот колхоз как умеет, так и делает. И есть люди, которые не особо умные, и ведутся, даже на провокации этих «колхозников».

О. Кашин:

- Мы вспомним, что самая кровавая история, самая страшная история в жизни нового Крыма, присоединенного к России, случилась в керченском колледже, и она никак не связана ни с меджлисом, ни с «хизбутами», ни с Украиной, ни с СБУ.

Р. Голованов:

- Она связана с тем, что недостаточно следят за психикой учеников в университетах, школах. И недостаточно борются с тем, что распространяют в соцсетях. Вот тут, Олег, вы правильно нас подвели к тому, что нам тоже надо больше блокировать всякой гадости в интернете.

О. Кашин:

- Нет, Роман. На самом деле блокирование гадостей ни к чему не ведет. Просто как раз эта невротизация общества выстреливает иногда даже такими страшными вещами там, где совершенно не ожидаешь.

Р. Голованов:

- Те, кто устраивает травлю людям, они доводят до неврастении всех вокруг, что они готовы уже всех переубивать.

О. Кашин:

- Ну, не знаю. Когда мы смотрим программу «Воскресный вечер», где все на всех орут, кричат «пшел вон!»…

Р. Голованов:

- Мы смотрим и «60 минут»…

О. Кашин:

- Там особых драк нет, но тоже… Что, мы будем противопоставлять одну передачу другой?

О. Кашин:

- Все друг на друга орут. Я хотел поговорить о том, как Ковтуна навсегда выгнали из программы Владимира Соловьева.

О. Кашин:

- Я на это посмотрел. Рушится мир, коронавирус, изоляция, вплоть до комендантского часа. А что происходит там? Там Ковтуна выгоняют.

Р. Голованов:

- Это одна минута из всей программы трехчасовой. Вы разговариваете не о том, что там происходило все это время…

О. Кашин:

- Это 6 лет. И эти 6 лет, когда общество вводится в состояние такого истеричного транса. Вот это ненормально. Сейчас давайте я тоже включу Пескова, ваша любимая рубрика, когда я говорю, что государство должно… Спокойствие сегодня главное оружие против того, что происходит - и против коронавируса, и против политической нестабильности. А где спокойствие? Нет его, вы отучились его воспроизводить. Не веет таким надежным, серьезным холодом от кремлевских стен. От них веет запахом какого-то рынка, на котором вот-вот будет давка.

Р. Голованов:

- Олег, вы давно нюхали кремлевские стены?

О. Кашин:

- Я постоянно их нюхаю. Это позволяют современные технические средства. Еще раз скажу, такие критические, кризисные моменты обнажают полный кризис доверия. Даже когда власть говорит, что в магазинах еды будет хватать на какое-то долгое время, народ думает: если нас успокаивают, значит, все не так. А почему? Потому что годами лжи, недомолвок, часто игнорирования общественных страхов, настроений и т.д. власть добилась того, что по умолчанию ей не верят. Мы, собственно, это и наблюдаем. Даже Крым…

Я прекрасно помню первые дни и первые годы после присоединения Крыма, когда действительно многие люди в России всерьез раскрыли свое сердце государству: мы рады, что поняли, что это родина всех русских и т.д., вот хотим отпраздновать. Приходишь праздновать, а там, извините, бюджетников и студентов согнали, потому что даже искренняя лояльность отпугивает власть. И я наблюдал людей ближе к моим взглядам, условно говоря, националистов каких-то, скажем так, культурных, интеллектуальных, нормальных, которые хотели быть с властью, а власть им говорила: нет, ребята, вы слишком идейные, а нам нужны негодяи, нам нужны циники.

Р. Голованов:

- Это где так власть говорила?

О. Кашин:

- Власть это говорит и невербально, и даже, по сути, вербально.

Р. Голованов:

- В каком регионе - в Москве это было или в Крыму, в Севастополе?

О. Кашин:

- Один регион - Российская Федерация. Я называю конкретное имя. Автор термина «русская весна» Егор Холмогоров, человек, который наряду с другими добивался возвращения Крыма на протяжении всех десятилетий, когда никому до этого не было дела. В принципе, если бы я был властью, этого Холмогорова я бы посадил в телевизор, чтобы он постоянно говорил об этом, потому что у него глаза горят, он искренний. Но искренние сторонники власти не нужны, она их боится. И Крым это очень четко показал. Вот Чалый, фигура севастопольская. Куда его дела? Его слили, потому что такие люди, пассионарные народные лидеры, даже если они сегодня в согласии с Кремлем, они власти не нужны. Потому что власти нужны управляемые и лишенные каких бы то ни было и ценностей, и идеалов, те, кто будет говорить «есть» под любое требование. Дружим с украинцами, ссоримся, а эти всегда будут согласны. Вот кто нужен власти. И это не главный, наверное, урок истории с присоединением Крыма, но один из принципиальных уроков, связанных с этим.

Р. Голованов:

- Сегодня разговаривал с Натальей Поклонской, и она пересказывала свои депутатские приемы, на что жалуются крымчане. И оказалось, что первое по количеству жалоб - на местах они не могут добиться получения российского паспорта. Парень, который жил в Узбекистане, еще в детстве вернулся в Крым, отслужил в Российской армии и не мог никак получить паспорт. Пока об этой истории не рассказали в прессе, не сделали 10 запросов депутатам, невозможно было получить паспорт. И таких людей, как она говорит, десятки, которые приходят и рассказывают свои страшнейшие трагедии.

О. Кашин:

- В том числе я это и имел в виду, говоря о том, что Крым по сравнению со стандартной Россией сегодня все еще дикое поле, где простор для любых нарушений, которые уже невозможны в Москве, Петербурге или в Костроме. И говорить всерьез о том, что события 6-летней давности это такой высеченный в мраморе эпизод национальной истории, - нет. Вот Шнуров, которого ругали за эфир «Комсомольской правды» с Канделаки, когда он на вопрос: «Чей Крым?» - ответил: «Поживем - увидим». Он на самом деле прав. Надеюсь, я не нарушаю сейчас закон. Я, естественно, сам и верю, и надеюсь, что Крым будет русским всегда, но я также понимаю, что пока в Крыму вместо Почты России работает компания Почта Крыма, вместо РЖД работает компания Крымские железные дороги, пока в Крыму нет Сбербанка, пока крымская прописка в паспорте закрывает очень многие двери, когда сервисами Apple ты не можешь пользоваться, пока есть ощущение такой Южной Осетии , путь, который начат 6 лет назад, еще не пройден, и гарантии, что он будет пройден до конца, все-таки, к сожалению, нет.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Олег, вы же понимаете причину того, что приходится вот так поступать по поводу крымских компаний, федеральных и всероссийских. Просто уничтожат санкциями и будут добивать всю нашу страну.

О. Кашин:

- Вы так говорите - санкции будут убивать нашу страну. Во-первых, президент сказал, что плевать на санкции. Это официальная позиция России. И если оказывается, что на самом деле это неправда… Я более с вами согласен, чем с Путиным. Конечно, санкции Российской Федерации очень вредят и очень для нее опасны. Но никто нам этого прямо не говорит, делают вид, что все хорошо. И это тоже является источником недоверия к тому, что говорит и делает власть.

Р. Голованов:

- Вторая история - Северо-Крымский канал, который перекрыт. Это вторая история, на которую жалуются крымчане (я пересказываю депутатские приемы Поклонской). Люди в ужасе - а что будет с водой? У нас буквально все чаты завалены этой темой, когда мы касаемся Крыма, когда к нам приходит Поклонская. Это история с водой, которая требует разрешения. Это история, когда Украина берет и перекрывает крымчанам воду. Когда говорят всякие Порошенко и прочие: мы хотим вернуть Крым, это украинская земля, - но если вы такое устроили людям…

О. Кашин:

- Если вы такое устроили людям, значит, вы можете позволить себе такое устраивать. На самом деле я тоже не хотел бы выступать с позиции какого-то российского ура-патриота, поводов не так много на самом деле. Если Украина как-то себя ведет, значит, российская сторона позволяет так вести с собой. Экономические связи, денежные связи между Киевом и Москвой на высоком государственном уровне…

Р. Голованов:

- А что сделать, отправить меджлисовцев запрещенных, чтобы они там все взорвали?

О. Кашин:

- Подождите, Роман. Способов надавить, еще во времена пресловутой шоколадной фабрики, было много. Но Российской Федерации на протяжении многих лет (я готов это утверждать) было выгодно такое подвешенное состояние, когда ежедневно в Донбассе стрельба, ежедневно при этом куда-то идут составы с углем и ежедневно богатеют те люди, которым, так или иначе, принадлежат сегодня и Крым, и Донецкая народная республика, и Луганская народная республика. Ответственность за любые беды, которые обрушиваются на головы русских людей на территории бывшей Украинской ССР, в первую очередь лежит на тех, кто сильнее, и на тех, кто не пользуется своими возможностями для защиты русских людей. То есть ответственность прежде всего на Москве, даже если конкретное перекрытие канала осуществляют какие-то украинские негодяи.

Р. Голованов:

- Олег, как Крым нас поменял, что он изменил в каждом русском человеке?

О. Кашин:

- Мне просто об этом говорить. Меня Крым поменял как человека, который в день появления «вежливых людей» добрался до Симферополя, Севастополя. Меня он поменял таким образом, что я летел туда представителем среды московских либеральных журналистов, а возвращался уже человеком, не принадлежащим к этой среде. В тот момент, 6 лет назад (я думаю, и до сих пор это осталось, когда говоришь «Крым наш», это по-прежнему пароль), была разрушено равновесие, которое сложилось в нулевые годы, при Путине уже, когда каждый понимает, кто он, за кого он - я за Путина, я против Путина, я хочу Россию такую, я хочу Россию сякую. А здесь даже националисты… Вы вспомните 2011-2013 год, кто такой националист, понятно - «Россия - для русских», имперский флаг и т.д. А когда встает простой вопрос: а чей Крым? - одни носители имперских флагов оказались вдруг соратниками людей на майдане, и многие даже из этой среды ушли воевать на стороне Украины.

Р. Голованов:

- А почему это случилось?

О. Кашин:

- Вы же наверняка знаете эту среду. Люди, особенно совсем правые, которые за расовую чистоту…

Р. Голованов:

- Ну, всякие Тесаки.

О. Кашин:

- Если бы Тесак не сидел, я думаю, и его бы мы обнаружили где-нибудь в батальоне «Азов». Потому что для слишком многих людей, привыкших носить одежду понятно каких брендов и брить голову понятно каким образом, оказалось, что эти люди с красно-черным знаменем ближе, чем бело-сине-красный флаг этой скучной, казенной России. В этом смысле «русские марши», которые с 2005 года проводились в Москве, по сути, прекратились ровно потому, что часть этих людей оказалась за российское государство, а часть за украинское государство. Я не готов при этом говорить о полной правоте тех, кто был за российское государство. Потому что наших людей, честных, искренних сторонников, что называется, империи государство очень цинично использовало, то выталкивая вперед, то, наоборот, рассовывая по тюрьмам. Вчерашняя смерть Лимонова заставляет вспомнить имя моего товарища по лимоновской партии - Александра Аверина, который сейчас сидит в тюрьме, который воевал в Донбассе 5 лет. А потом, когда отвоевался и ехал домой, его арестовали на границе, якобы, за провод оружия, и он сидит, потому что российскому государству пассионарные защитники, еще раз повторю, не нужны, оно их боится.

Р. Голованов

- Следующая тема – это день голосования. Каким он будет? Олег, давайте вместе с вами попробуем людей успокоить и со всем разобраться.

О. Кашин:

- Люди, успокойтесь, все будет хорошо… Но, если честно, я не очень понимаю, что вы имеете в виду, Роман? Какие поводы успокаивать? Ведь все хорошо. Вчера мы наблюдали Мишустина и Путина, которые вплоть до магазина мониторят ситуацию. Или вы имеете в виду голосование 22 апреля, Роман?

Р. Голованов

- Да. Потому что я открыл Фейсбук и тут люди в какой-то панике… о, боже, 22 апреля, что там власти подстраивают…

О. Кашин:

- Роман, а можно я поставлю себя на место Путина? Это не будет кощунством?

Р. Голованов

- А вы так уже делали, по-моему. Прошлый раз прокатило.

О. Кашин:

- Тем более. Вот, смотрите, я – Путин, я уже объявил, что будет всенародное голосование. Более того, дата прозвучала. И вот сейчас я понимаю, что будет карантин, что все будет тревожно и, естественно, никому избирательные участки сейчас не нужны. Но уже сказано, уже нужно подписывать указ, а, что, указ без даты подписывать? Я вижу там дату 22 апреля, думаю – ну, черт с ним – подписываю. И это не значит, что людей с температурой и кашлем срочно погонят голосовать. Время для переноса есть. Более того, поскольку Россия не КНДР и не Туркмения, тотальной закрытости нет, мы прекрасно понимаем, что избирательные участки в школах, по-моему, не очень готовятся, нет такого, что у нас там собрали избирательную комиссию… Нет. Месяц остается с небольшим до этой условной даты, а ничего не происходит. Конечно, никто не готовится на самом деле к этому числу. И сегодня ж Песков сказал, что дата не финальная и из-за коронавируса могут ее вполне перенести. Вот был президент России Борис Николаевич Ельцин. Он два срока отбыл, два раза побеждал на выборах. В какой день в России выбор, Роман?

Р. Голованов

- В сентябре, в воскресенье или в субботу.

О. Кашин:

- Вы знаете, что Ельцин оба раза выбирался в президенты в среду? Вопреки всей традиции. В 1991 году, ради того, чтобы выборы прошли в среду, в России ввели праздник – День России, который мы до сих пор празднуем – 12 июня. Это не только день провозглашения суверенитета России, но и день первых выборов Ельцина. Вторые выборы, когда был Ельцин и Зюганов, второй тур назначили на среду 3 июля, просто так, без повода. Почему среда? А потому что предыдущее воскресенье раньше, а предыдущее – позже. Другого ответа, кроме как астрологи, у меня нет. Я уверен, что реально эти люди рассчитывают дату голосования, чтобы она прошла нормально. Почему Ельцин выбирался в среду? А ни почему. Почему здесь выбрали день рождения Ленина? А вот просто так. Я думаю, да, когда спадет эпидемия коронавируса, опять кремлевские астрологи в погонах или без оных, сядут над картой звездного неба и будут размышлять…

Р. Голованов

- Нет, я думаю, что такие астрологи думают про другие звезды, не которые на небесах… Мне очень понравилось, как Владимир Николаевич Сунгоркин объяснил. Что тут у нас Пасха, тут у нас уже мусульманские праздники начинают. И вот ткнули в календарь, когда лучше всего? Среда. Потому что, если поставить на четверг, то люди уже могут начать свинчивать на дачу. Пятница – тем более – все, три выходных и никто не придет. Начало недели – тоже надо как-то раскачаться. И вот такой более компромиссный день, чтобы все точно были в Москве, чтобы никто никуда не свинтил – это среда.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Роман, вот видео из Ухани, где как бы пик закончился болезни, как эти врачи по одному выходят из больницы и снимают маски – вот день победы такой… Я думаю, да, когда этот день победы случится в России, когда люди будут выбегать на улицы, петь и танцевать, вот в этот день и надо проводить голосование...

Р. Голованов

- Погодите, чтобы люди выбегали на улицу, это эпидемия должна случиться, которой сейчас как таковой нет.

О. Кашин:

- Роман, не забывайте, что самоизоляция – это одно из двух слов года, наряду с обнулением, поэтому, что значит эпидемии нет? Эпидемия есть. Нет, слава богу, пока каких-то массовых…

Р. Голованов

- Эпидемия невроза – это да. То, что люди, когда возвращаются, отправляются на самоизоляцию – это нормальные правила безопасности. Мы сейчас говорим про число заболевших. Это далеко не как в Китае или где-то еще…

О. Кашин:

- Ну, в общем, договоримся, когда все закончится, тогда…

Р. Голованов

- Ну, «Медуза» сообщала же про перенос.

О. Кашин:

- Про 12 июня вы говорите?

Р. Голованов

- Да, кстати.

О. Кашин:

- Ну, тут тоже вот мы склонились над календарем… я бы не был так самонадеян. Я вот лично планирую все лето уже сидеть в своем подвале… Да, любая дата сегодня условна. Пока не расставлены урны на этих участках, пока не сидят комиссии, можно назначать какую угодно дату и никто не знает, что будет с дальнейшим развитием эпидемии, что будет с этой самой изоляцией…

Р. Голованов

- Ну, я вот почитал новости, в Британии творится какой-то ужас…

О. Кашин:

- Меня растрогала история про актрису Куриленко, кстати, которая с очевидными признаками коронавируса пришла в больницу и ей сказали – иди домой… Конечно, это удивительная история. Нет, мы все ждем все-таки карантина, закрытия офисов, школ и т.д., но пока этого нет. Вот тоже, Роман, расскажите, а как в Москве?

Р. Голованов

- Все на дистанционном обучении. То есть, даже в Туле всех отправили учиться на дом и уроке тоже дистанционно делать… В московских школах тоже… все еще интереснее… там специальные сайты есть, надо туда загружать готовые домашние задания. Причем, я вот у Кошеварова это читал, и от других родителей слышал, что просят сгружать готовые задания в первую половину дня. А как это сделать, если родители работают и надо как-то и денежку заработать, и сделать уроки с ребенком… И тут все столкнулись с проблемой даже пострашнее, чем коронавирус – сделать все уроки в первую половину дня…

О. Кашин:

- Хорошо. Ребенок в школу не идет. Мама на работе, а папы, допустим, нет вообще… Что, ребенок сидит дома один?

Р. Голованов

- Что значит папы нет вообще? Давайте все-таки идеальный вариант рассмотрим.

О. Кашин:

- Ну, бывают матери-одиночки…

Р. Голованов

- И нет денег нанять няньку.

О. Кашин:

- Да. А что, у всех есть деньги. То есть, мы сегодня слышали в очередной серии интервью Ванденко, что в России гигантское количество среднего класса, правда, не помню, какая там зарплата у среднего класса, на няньку, по-моему, ее не хватит… Нет, я реально не понимаю, куда девать детей? И, боюсь, что, если закрываются школы и детсады, а работа остается, то мамы начнут таскать своих детей на работу…

Р. Голованов

- Ну, детей на работу тоже никто не пустит, на работе тоже вводятся определенные правила. Вот у нас осталось 30% из отдела, все остальные работают по домам. С другой стороны, есть бабушки и дедушки, которые в это время и должны сидеть дома, так как они в зоне риска находятся…

О. Кашин:

- Роман, а вот тоже сейчас такой бум, и в Лондоне, и в Москве – заказов еды домой, каких-то вещей домой. То есть, профессия курьера не умирает, более того, думаю, компании должны нанимать новых курьеров, чтобы они развозили еду тем, кто в самоизоляции… в итоге эта массовая профессия курьера превратится в массовую профессию разносчика вируса. Правильно?

Р. Голованов

- Ну, это страшновато в одном вопросе, потому что все доставщики еды – это всегда азиаты… У меня друг сегодня рассказывал, что он зашел на московский рынок, оглядывается, а вокруг китайцы, и все стоят в масках. И он говорит, я оттуда убежал, а потом мне звонит и говорит – если я заболею коронавирусом, ты, пожалуйста, не говори всем, что я ходил на рынок покупать трусы, скажи, что у меня была деловая встреча и там был китаец. Я говорю - хорошо, никому не скажу…

О. Кашин:

- Ну, на рынок я бы тоже не советовал уже ходить…

Р. Голованов

- Олег, чем еще может обернуться вся эта история с коронавирусом?

О. Кашин:

- Я не знаю, кто спросил об этом Пескова, но я этому журналисту посоветовал, потому что именно ход мыслей очень правильный, стратегический. Пескова спросили про весенний призыв в армию, который по планам 1 апреля и Песков, вопреки обыкновению, сказал, что это отличный вопрос и надо разбираться, надо разговаривать с Минобороны и, видимо, призыв перенесут. Беспрецедентная история, когда призыв в ВС переносят из-за эпидемии этого удивительного ОРВИ. И вот тоже философски начинается вопрос. Получается, если будет совсем плохо, наверное, армию надо привлекать к решению проблем – к эвакуации, к изоляции… А армии-то и нет, потому что армия сама делается источником заразы… Тоже, вот какой писатель-фантаст мог об этом подумать?

Р. Голованов

- А как вы армию-то собираетесь привлекать? Гонять всех с автоматом, что ли?

О. Кашин:

- Ну, если представить себе, что ввели тотальный карантин, когда все обязаны сидеть дома, как в Италии, допустим, наверное, я бы запустил на улицы военные патрули. А кого еще? Чтобы люди проверяли даже не то, что а кто нарушает режим, а элементарно – ой, вы идете по улице, а вдруг вам плохо, может, вам выдать противогаз… Ну, армию всегда бросают в любое пекло – извините, от Чернобыля до каких-то землетрясений. Потому что – ну а кто еще?

Роман Голованов

Р. Голованов

- Меня больше вот эта пугает история – в Черногории из-за коронавируса застряли более тысячи россиян, в том числе, и онкобольные. И вот сейчас разбираются, как их всех будут вызволять. Захарова говорит, что вернутся они оттуда, когда граждане Черногории вернутся в свою страну из России.

О. Кашин:

- Тоже вот какие странные сближения. Мы обсуждали эту историю в прошлом-позапрошлом году – это ж буквально обмен всех на всех, классический.

Р. Голованов

- А, вот я новость пропустил. Черногория дала согласие – все российские туристы вернутся на родину самолетами российских авиакомпаний…

О. Кашин:

- Реально вот как будто пленные, как будто заложники… слушайте, по-моему, если люди хотят бежать домой, зачем их удерживать?

Р. Голованов

- Ну, это тоже все надо делать очень осторожно, чтобы не распространять там заразу… Ведь нас с женой тоже вся эта история с коронавирусом коснулась. Потому что мы собирались с 1 по 8 улететь в Италию, посмотреть Ватикан… походить, посмотреть, где там молодой папа снимался… Но, увы… Мы общались с туроператором, где брали путевку, она говорит, что сейчас массово все это сдается. Главное, чего я боялся, - деньги вернут или нет? Сегодня на карточку мне перевели деньги, правда, с небольшим штрафом – по-моему, где-то 3000 рублей на двоих был штраф, но деньги вернули…

О. Кашин:

- Штрафовать-то вас за что? Вы ж не виноваты.

Р. Голованов

- Нет, нет, мы начали это еще до того, как границы закрыли…

О. Кашин:

- Ну, если туроператоры вынуждены отдавать деньги, я не думаю, что вам одному, а всем, кто хотел куда-то ехать… авиакомпании, сервисы всевозможные, очень многие бизнесы сейчас переживают удар, который сравнить просто не с чем, наверное… И вот вопрос. А что будет с компаниями, что будет с мелким и средним бизнесом? Ладно, Газпром выживет, конечно же. А парикмахерская у вас за углом? Закроется? Парикмахер пойдет подметать улицы? Об этом же тоже надо думать. Это же буквально социальная проблема. И политическая.

Р. Голованов

- Мне позвонила мама вчера - у ее подруги дочь работает в администрации города Тулы и вот она нам якобы сообщила, что ночью будут летать какие-то вертолеты и будут что-то там распылять…

О. Кашин:

- Это самый красивый слух этих дней и просто вот интересно происхождение культурологическое его – откуда это, почему вот образ вертолета?.. Да, конечно, знак любой чрезвычайной ситуации, когда кружится вертолет… мы не знаем, кто в нем сидит, мы не знаем, куда он летит, но вот просто символ тревоги какой? Над головой летит вертолет. Удивительное восприятие, да.

Р. Голованов

- Я посмеялся над мамой, конечно, а после я получаю уже от своих друзей в Москве такое же сообщение… и уже ссылка не на администрацию Тулы, а на то, что нам сообщили из военной части. И вот я думаю – до чего же люди раскалены и готовы верить во все, что присылают им…

О. Кашин:

- Я еще раз вернусь к любимой теме. Каждая провокация, которой верят, это, что называется, клеймо на тех людей и во власти, и около власти, у которых работа такая, чтобы им верили, но они свой ресурс доверия исчерпали на каких-то предыдущих ухабах исторического пути, когда надо было врать про одно, надо было врать про другое, надо было критиковать людей, выходящих на митинги…

Р. Голованов

- Ну, я от всей души всегда критиковал и говорил, что вы хотите тут нам революцию устроить…

О. Кашин:

- Вот у вас ни дня без того, чтобы кого-то обозвать… нет, Роман, еще раз – сегодня, помимо прочего, тест на доверие общества проходит власть. И проходит со скрипом. Я думаю, пройдет, конечно, но не так безоблачно, как думали иные лоялисты.

Р. Голованов

- Проходит тест эта власть достойно, потому что на нас могла нахлынуть и еще бОльшая волна и болезней, и эпидемий, могло происходить просто сейчас что-то ужасное… ну, даже в плане той нервной истерии. Вы себе представляете, что такое человеческие нервы и, как оказалось, сейчас это самое страшное. Вот мы же все читали истории о массовых эпидемиях в средневековье, и в другие времена. Вот, слава богу, что мы в это средневековье не окунулись.

О. Кашин:

- Я в Венеции купил ребенку маску чумного доктора просто как самую эффектную, а сейчас думаю уже, что символично это было, да…