Кто ответит за укус. Эксперты обсудили возможность страхования ответственности владельцев домашних животных

Кто ответит за укус. Эксперты обсудили возможность страхования ответственности владельцев домашних животных
Ведущий Антон Челышев и ветврач Илья Середа в эфире программы «Вот такая зверушка» на Радио «Комсомольская правда» вместе с экспертами обсуждают предложение властей ввести в стране институт ответственности владельцев домашних животных.

Эксперты в студии:

Президент Российской кинологической федерации Владимир Голубев;

Председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас.

Скачать передачу [mp3, 43.0 МБ]

Антон Челышев: Весь год ваш комитет посвятил вопросуконсолидации кинологов, министерств и ведомств, СМИ, в общем, всех тех, кто заинтересован в развитии кинологии в этой стране. Расскажите подробнее о вашей работе.

Андрей Клишас: Сегодня не отлажен механизм привлечения к ответственности недобросовестных владельцев. У Российской кинологической федерации (РКФ) есть система регистрации щенков и взрослых собак и самая обширная база, поэтому мы готовы модернизировать свою электронную платформу в целях ее интеграции государственной базой.

Антон Челышев: Как вы оцениваете на сегодня меру ответственности для владельцев домашних животных?

Нужен ли закон

Владимир Голубев: Вопрос ответственности — это вопрос юридический, законодательный.

Он делится на 2 части — есть гражданская правовая ответственность, и много положений об этом — в действующем законе, не буду их перечислять, но проблема в том, что принятый закон об ответственности владельцев животных не подкреплен на федеральном уровне.

Как следствие, закон не может работать. Например, есть положения, положения, связанные с обязательным выгулом собак на площадках. Но их просто нет. Но здесь дело и в том, что люди должны и сами понимать, в чем состоят их права и обязанности.

Сегодня все отдано на откуп региональному законодательству, формулировки которого туманны. Мы с коллегами предметно обсудили, какую ответственность для владельцев домашних животных можно установить, и в связи с этим какие страховые продукты могут ее застраховать.

Антон Челышев: Нужно понять, сколько сейчас у нас домашних животных, и зачем нам нужно их учитывать. Что ждет владельцев, которые будут отказываться от этой процедуры, какая информация будет зашита в чип, если этот чип просканируют.

Владимир Голубев: Никакие штрафы и чипы не смогут помочь, пока у людей не будет определенного уровня сознания. Чип просто выявит недобросовестного владельца, который выбрасывает собаку. Бывает даже, что собака потерялась, а люди ее не ищут.

Можно попробовать другими методами, ведь многие любят собак, но уровень доходов у людей сегодня невысокий. В этом случае важно не переборщить со штрафами.

Антон Челышев: Учет — это первый шаг. А что нужно сделать, чтобы владельцы вели себя более ответственно по отношению к животным.

Андрей Клишас: Все собаки, которые стоят на учете в РКФ, чипированы. Вопрос в том, какой объем информации мы с этого чипа можем считывать. Вот с этим нужно работать. В идеале должно быть так, чтобы ветврач мог бы посмотреть историю болезни.

Проблема учета животных — это проблема животных без родословных, тех, кто не входят в систему учета РКФ. Эта важнейшая задача, но на уровне субъектов Федерации наладить учет этих животных сложно, так как много бездомных животных из-за безответственных владельцев.

В задачи муниципалитетов входит в том числе препятствование распространению болезней. В Москве и области периодически вводится карантин, в связи с чем нельзя проводить выставки собак.

Поэтому это вопрос расходов граждан, но людям нужно объяснить, что эта система учета в их же интересах. Мы говорим сейчас о собаках, но это касается и всех других животных — кошек и так далее, так как это определенная нагрузка и на инфраструктуру городов тоже.

Жизнь и ответственность

Антон Челышев: Что сейчас понимается под добровольным страхованием животных, как это система будет работать, и от каких рисков можно будет застраховаться?

Владимир Голубев: В настоящее время предлагается сделать обязательным страхование жизни и здоровья животных, так как сегодня активно пропагандируется активный образ жизни, неотъемлемой частью которого они являются.

Мы стараемся показать людям разные виды дрессировки: в собаководстве есть свой спорт высоких достижений, например, Чемпионат Европы по танцам с собаками. А страхового продукта, покрывающего риски получения травм при привлечении собак, нет.

Мы ведем переговоры с несколькими компаниями по всем этим вопросам. Все собаки, которые есть в РКФ, участвующие в выставках и чемпионатах, уже застрахованы.

Антон Челышев: Мы сейчас говорим и о простом страховании животных, когда питомец получает травму, и деньги идут на его лечение, и о страховании ответственности владельца, если собака или кошка что-то сделала кому-то или повредила вещи. То есть о страховании гражданской правовой ответственности, когда речь идет об имущественном ущербе.

Андрей Клишас: Многие собаки болеют, но есть такой обширный блок, как охотничьи собаки, которые могут получать травмы на охоте, во время подготовки. Поэтому для многих это актуально, и если им предложить качественный продукт, они пойдут на это, я уверен.

Но в законодательстве надо четко прописать ответственность, чтобы страховые компании понимали, каков ее размер, к чему могут привести те или иные выплаты. Есть публичная правовая ответственность, если ваша собака напала на человека и причинила ему увечья, то тут страхованием не отделаешься, ответственность будет другой.

Если говорить о гражданской правовой ответственности, о животных, которые зарегистрированы в системе РКФ, то сегодня реально предлагать людям определенный продукт, а законодателю необходимо более четко прописать эту гражданско-правовую ответственность.

Антон Челышев: Сколько собак в системе РКФ зарегистрированы, а сколько собак в целом в стране? Я имею в виду не породистых — люди их берут, заботятся о них, но РКФ о них не знает.

Собака - вещь

Владимир Голубев: 19-20 млн собак. По базам с родословными — 5,5 млн. активно работают — 4 млн. Есть тонкость со штрафами: собака дома и на кого-то накинулась , но она защищает хозяина — это одно. Это будет уголовная или административная ответственность. Но я думаю, что страховые выплаты должны быть привязаны и к этому.

Сегодня по закону собака — это вещь, имущество человека. Бывают вопиющие случаи, когда человек зарезал собаку на глазах у хозяйки, бульдога английской породы, просто взял и убил. Собака ведь тоже может быть застрахована. Надо дифференцированно подойти ко всем этим вопросам. Будут и недобросовестные владельцы, и страховым будет тяжело.

Андрей Клишас: С одной стороны, собака — это имущество, но все понимают, что несколько иного рода — не автомобиль, не стул, не компьютер. Очень многим людям надо осознать, что животное — это не игрушка, которую можно выбросить за ненадобностью.

Сейчас появилась, хоть и спорная вещь, но список потенциально опасных пород собак. Предлагалось для владельцев именно этих животных сделать страхование ответственности, так как не очень понятно, как эти собаки могу себя повести.

Так как я больше по юридической части, то прав как таковых у животных нет. Права животных — это производные права от прав их владельцев. Если мы начнем говорить, что животное имеет некий набор прав, мы зайдем в юридический тупик, так как у этого животного должны быть и обязанности, и как тогда его привлекать к ответственности, не очень понятно.

Это присутствует и в нашем законе об ответственном обращении с животными, который в прошлом году принимался. Он накладывает много ограничений на людей, но, с другой стороны, дает понимание людям, какие у них права.

Поэтому необходимо это законодательство развивать дальше, чтобы прописать в готовящемся новом административном кодекс весь тот блок, который должен «обслужить» положения этого закона.

Антон Челышев: Рассмотрим несколько конкретных историй, с которыми мы столкнулись за год существования программы. Задают вопрос о здоровье животного, потом оказывается, что оно болеет давно, его здоровье ухудшается, но человек упорно не обращается к ветеринарам и лечит не так, как надо, а так, как ему кто-то посоветовал, или как он прочитал в интернете.

Андрей Клишас: Это ничем не отличается от людей. А нужно просто в ветеринарной клинике сделать чек-ап — диспансеризацию животного, тогда станет понятна стоимость страховки, как у людей.

Владимир Голубев: Страхование — это повышение уровня ответственности человека. Мы говорим много красивых слов, а заботы о животном нет. Нужно понимать, что собака, хорошая собака, рабочая, собака-компаньон — это очень дорогое удовольствие. Человек должен нести ответственность за нее. У некоторых людей зарплата небольшая, но они делятся с собакой всем, что у них есть. Это просто повышение ответственности.

Антон Челышев: Это очень хороший пример, так как я считаю, что собак должен заводить тот, кто готов поделиться с собакой последним.

Илья Владимирович, как ветврач и предприниматель, так как ветклиники, как правило, это бизнес, поможет ли введение страхование ответственности решить эту проблему, с которой мы сталкиваемся каждую субботу, что животные не получают своевременной квалифицированной ветеринарной помощи?

Илья Середа: Может я уже запутался, но мне кажется это другой аспект. Я понимаю, что страхование гражданской ответственности — это один момент, а второй заключается в том, что страхование самих животных — это очень сложный аспект, с моей точки зрения. Можно застраховать здоровье собаки, что это подразумевает следующее: если онаа заболела, владелец должен обратиться в ветклинику и получить квалифицированную ветеринарную поомщь.

Будут однозначно возникать какие-то спорные моменты: страховая компания должна будет принять решение о том, насколько обоснованы выплаты, насколько адекватно назначено лечение, если это будет хирургия с применением дорогих материалов.

А вот органа, компетентного в проведении ветеринарной экспертизы в России, не существует. Кто принимает решение о том, насколько назначенное лечение правильно и обоснованно?

Ветеринарная академия, к сожалению, не в состоянии.

Андрей Клишас: Это плохо. Если у тебя нет врача, с которым ты работаешь, которому доверяешь много лет, люди приходят в ветклинику, и с животным могут сделать все, что угодно.

Сегодня в мире как-то налажена вся эта система, и понимаем, что есть определенные требования к содержанию и перевозке собак.

Это блок гражданско-правовой ответственности за то, что вы владеете имуществом, которое в некоторый момент может представлять опасность для окружающих. Если вы безответственны — это не проблема собаки — это ваша проблема, если она становится опасной для окружающих. Ну а третий блок — болезнь, здоровье и так далее.

Антон Челышев: Я могу представить, что у человека не может быть денег в тот самый момент, когда собака заболела. Я моделирую ситуацию, когда здесь и сейчас у него средств нет, а страховка есть. Вот выход из ситуации для ответственного человека.

Семь-десять лет назад я задумался о том, когда в нашей стране могут ввести закон об ответственности за животных. Тогда я стал свидетелем следующего события: Серебряный бор, Москва, дети, пешеходные дорожки, выгул собак разрешен, и гуляла с собакой парочка со щенком лабрадора, который безумно всех любил — к каждому норовил подбежать, лизнуть, повилять хвостом — прекрасная собака. Щенок подбежал к 5-летнему мальчику и был так рад его видеть, что лапы положил ему на плечи, и мальчик упал и ударился головой о бордюр. Родители мальчика в шоке — разбитая голова, кровь, боль, все дела, ребенок кричит, собака не понимает, что происходит, владельцы тоже — они привыкли, что их щенка все любят, а тут родители готовы растерзать и их, и их собаку. Вот тут случай, когда наличие застрахованной гражданской ответственности хозяев собаки могло спасти ситуацию, но тогда об этом не говорил никто.

Андрей Клишас: Комментировать конкретные случаи дело неблагодарное, но в данном случае вина — на владельцах собаки. Ребенка должны были доставить в больницу, вызвать скорую, и хотя средства и страховка не самое в такой ситуации важное, публичную ответственность хозяев не застрахуешь, и они должны нести ответственность за то, что они допустили такую ситуацию.

Вы привели хороший пример — щенок, лабрадор, не опасная собака. Опасной она становится только в руках безответственного владельца.

Дальше вопрос вины — человек понимал, осознавал, что его собака может причинить вред. Она могла просто ребенка испугать, что могло остаться для него травмой на всю жизнь.

Поправки к закону о жестоком обращении с животными уже поменяли ситуацию к лучшему, по крайней мере такого рода преступления фиксируются, учитываются, расследуются, дела передают в суд и это тоже позитивный момент. Это результат внимания общества к этой теме.

Антон Челышев: Радует также, что большинство пылает гневом, когда подобное совершается в отношении животных и детей. И снижение возрастного ценза в этих преступлениях — важный шаг.

Андрей Клишас: Законодательное собрание Петербурга предложило снизить возраст для преступлений о жестоком обращении с животными до 14 лет. Правительство и Верховный суд выступили против. Я попытался понять, почему? Однако никакой развернутой аргументации там нет. Написано, что когда в спецучреждения помещают подростков, то эта система неэффективна, они оттуда выходят еще хуже, чем были.

Мне кажется, что от этой проблемы постарались отмахнуться. Я дал положительное заключение на предложение Законодательного собрания Петербурга, так как в уголовном праве есть единственный критерий, который определяет возраст уголовной ответственности — это способность человека осознавать противоправный характер своих действий.

Когда подростки засовывают щенкам петарды в пасть и поджигают их, я вас уверяю, в 14 лет он точно осознает, что он делает. Поэтому мы будем поддерживать позицию о снижении уголовной ответственности по таким делам.

Антон Челышев: Самое печальное, что это решение будет принято, но лишь после того, как мы увидим еще несколько таких роликов.

Андрей Клишас: Я скажу, что законотворчество на злобу дня — вещь плохая. Нужен внимательный анализ. Верховный суд прав в том, что нужно изучить статистику преступлений такого рода, нужно работать с фактическим и юридическим материалом. Но отмахиваться от этой проблемы, мол, подростки выйдут оттуда хуже, чем попали туда, нельзя.

Антон Челышев: Так взрослые выходят оттуда хуже, чем попали, так что теперь — не сажать никого, что ли?

Ответственные владельцы и так заботятся о своих животных и не допускают инцидентов, безответственные не заметят новый закон. Главная проблема здесь в том, что некому контролировать выполнение новых законодательных норм. Кто будет это делать большой вопрос, но если будет сделано так, что только ответственные люди будут получать животных, воспитывали и заботились о них, то не придется отправлять по дворам штат полицейских для проверки, кто как обращается с собаками.

Владимир Голубев: В РКФ есть горячая линия, на которую можно звонить и сообщать обо всех инцидентах — укусах собак и так далее.

  • Реклама партнёров
  • Источники
Теги: Животные
Источники:
Читайте также