Нужно ли школьникам домашнее задание: за и против

Девочка делает домашнее задание
Александр Милкус и директор школы «Дмитровский» Вера Нилова обсудили, нужно ли современным детям домашнее задание. К ним присоединились слушатели Радио «Комсомольская правда». Одни уверены, что без «домашки» школьники расслабятся, другие устали клеить за детей домики и аппликации.

Скачать передачу [mp3, 43.4 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Милкус:

- Здравствуйте! Мне приятно представить вам директора школы «Дмитровский» из Москвы Вера Нилова.

В. Нилова:

- Здравствуйте!

А. Милкус:

- А вот школа – это обычно женского рода. А у вас школа «Дмитровский».

В. Нилова:

- Как район, так и школа.

А. Милкус:

- Мы сегодня постараемся сложные проблемы не разбирать, потому что у нас день между праздниками. Мы будем отвечать на актуальные вопросы слушателей. И последние новости, связанные с образованием. Звоните нам!

Начнем мы с обсуждения новости этой недели. Вы в курсе, губернатор Белгородской области, послушав почему-то комика-стендапера, он сказал, что домашние задания – это не хорошо. И давайте от них избавляться. Я знаю Белгородскую область, если губернатор сказал… Там даже закупки формы идут централизованно.

Делать домашние задания или не делать?

В. Нилова:

- Каждый случай индивидуален. Я за то, чтобы делать. Во время выполнения домашнего задания идет определенная концентрация, в том числе, на научных познаниях ребенка. Я бы сказала так: не делать за ребенка домашние задания.

А. Милкус:

- Я недавно был в очень солидном учреждении. Там сотрудник службы безопасности, узнав, что я связан с образованием, вдруг говорит, у меня дочка в третьем классе. Сколько можно? Мы с женой до часу ночи клеим домики, листики и тому подобное. Зачем это нужно? Неужели учитель не видит, что это делают родители?

В. Нилова:

- Папа за ребенка выполняет те рекомендуемые задания, которые дает учитель. Сомневаюсь, что учитель по реальной программе задает клеить домики и так далее. Скорее всего, это творческое задание. Оно рекомендуемо по желанию для каждого, скорее всего.

Что делает родитель? Он пытается дистанционно как-то влиять на свое дитя, поскольку до этого лет десять он с ним, в принципе, не разговаривал, не читал вместе книг, у ребенка дома не было собственной зоны ответственности, он не привык к самостоятельности, то придя к третьему классу, откуда же он ее приобретет? Да ниоткуда! Все десять лет они за ребенка все делали. А потом очнулись, а наш ребенок вырос! Он ничего не может!

А. Милкус:

- Я сталкивался несколько раз с историями, когда ребенок делает сам, учительница ставит «два».

В. Нилова:

- И хорошо!

А. Милкус:

- Ребенок плачет.

В. Нилова:

- Знаете, все мы от чего-то когда-то плачем. Не надо расстраиваться. Родителям на стоит ругать ребенка за оценки, которые, по их мнению, кажутся недостаточно положительными. У моих детей, один во втором, вторая в шестом, но я их не ругаю ни за тройки, ни за двойки. Да, это та оценка, которую они на уроке приобрели. Замечательно! Надо проговорить с ребенком, почему этот результат получился. Нравится он ребенку или нет самому. Почему нравится? Не нравится? И обговорить траекторию, каким образом сделать результат ребенка лучше. Не нужно ругать ребенка за двойку, это рождает в нем массу внутренних бессознательных или сознательных…

А. Милкус:

- Ругать учителя за то, что ребенок получил два? Насколько мы объективно можем воспринимать качество преподавания?

В. Нилова:

- А это на сегодня оценочность на уроке, она двойственна субъективна в любом случае. Это когда два участника взаимодействовали друг с другом. И родилась вот эта цифра.

Родитель что делает? Видит в дневнике «два». Что бы он должен сделать? В электронном журнале написать учителю, почему именно такая оценка? Неважно, четыре или два. если родителя интересует, почему такая оценка, поговорите с учителем.

И поговорите с ребенком, нравится ему такая оценка или не нравится. И почему она такая. Получить от ребенка рефлексию. Может, ребенок не видит реально, ничего плохого он не сделал. Может, объяснив ребенку, что пошло не так, ребенок в следующий раз приложит больше усилий к домашнему заданию либо к творческому заданию. Хотя я считаю, что творческое задание можно оценивать только на положительный образовательный результат. Нельзя ребенка никогда ругать за то, что в творческом задании что-то не так, по мнению учителя.

А. Милкус:

- Министр просвещения Ольга Васильева недавно предложила творческие предметы оценивать «зачет» и «незачет». Физкультура, изо, музыка.

В. Нилова:

- Я с ней в этом смысле полностью согласна. Хотя спорный вопрос, насколько физкультура, здороовьесберегающие технологии, музыка являются творческими. Потому что в программу заложены некоторые базовые вещи, которые ребенку пригодятся в современном мире.

А. Милкус:

- Зачем их оценками оценивать?

В. Нилова:

- Полностью согласна. Думаю, на сегодня законодательство может позволить нам, в том числе, вводить любую систему оценивания.

Александр Милкус

А. Милкус:

- У нас звонок от Владимира из Москвы.

- Здравствуйте! Мы все так индивидуальны. Мне в этом году будет 70 лет. Детей стараюсь не принуждать, но побуждать.

А. Милкус:

- А вы учитель?

- Да. По образованию учитель средней школы. Но самое главное не принуждать, не вторгаться, уважать. Вы молодцы, спасибо вам!

В. Нилова:

- Спасибо вам большое.

А. Милкус:

- У нас сообщение. «Я за домашку обеими руками. Иначе дети расслабятся. Мы делали и не умерли». Тут вопрос в том, как делать. По санитарным нормам, по-моему, полтора часа в младшей школе могут делать. Но это же тоже необъективно, есть ребенок, который может сделать эти задания может за полчаса. А есть, который тугодум.

В. Нилова:

- Ой, нельзя так говорить, что ребенок тугодум. Это неправда. У всех индивидуальная внутренняя структура.

А. Милкус:

- Я имею в виду, темп другой.

В. Нилова:

- Да. Действительно, ситуации вариативны. Начиная с дошкольного уровня образования, с творческих заданий. И на дошкольном уровне образования важно дать ребенку свободу, творческий полет! Создать сенсорную систему развития для того, чтобы ребенок творчески развивался. Самое важное с ребенком много читать и разговаривать. И тогда уровень понимания, что от него хотят, уровень понимания чтения текста у него будет возрастать. И он будет быстрее справляться.

А. Милкус:

- Наш совет: не делайте с детьми домашние задания, лучше с ними читайте и общайтесь.

В. Нилова:

- Можно какую-то часть, которая вызывает у ребенка небольшие затруднения, делать вместе. Но от «вместе» потихоньку переходить в «я сам».

А. Милкус:

- А можно не делать домашние задания? Дети загружены массой дополнительных занятий, пришел он часов в десять вечера. Он не сделал домашнее задание. Что должен сказать родитель? Не надо делать, лучше поспи, приди на урок выспавшимся.

В. Нилова:

- Как мама, да. Но как директор скажу следующее. Важно при этом договориться с утра с учителем, что произошла вот такая ситуация. Чтобы ребенок в школе не испытал на себе недобрых взглядов взрослых.

А. Милкус:

- Вера Андреевна, у меня целый список вопросов. Что делать, если ребенок боится учителя? Боится зайти в класс.

В. Нилова:

- Ух, ты! Варианта два. Либо попробовать понять, почему ребенок боится учителя. С чем связаны эти страхи. Может, виной быть учитель, родитель, тот контент, который он когда-то встречал и который в его сознании отложил какие-то элементы. Попробовать поговорить всем вместе, желательно вместе с профессиональным психологом. Если отношения не складываются все равно, попробовать сменить учителя и классный коллектив. Может, в другом классном коллективе все пойдет по-другому, такое бывает.

А. Милкус:

- Я часто сталкивался с такой ситуацией в своей журналистской карьере. Ребенок не срабатывается с одним учителем. Конфликт. Родители считают, что невзлюбил. Учитель говорит, что вот ребенок не осваивает, не тянет. И начинается конфликт. 90% родителей, как правило, за учителя. И получается, что родитель и против других родителей, и против учителя. Что делать? Идти к завучу? К директору? Понятно, что в этом классе ребенок уже учиться не сможет.

В. Нилова:

- Это не факт. Разные ситуации бывают. Безусловно, надо обращаться к директору, к заместителю директора. Обычно если у родителей есть вопрос, они считают, что он существенен, а любой вопрос по поводу образования ребенка существенный, тем более, когда он не срабатывается с учителем, то тут встречаются все стороны образовательных отношений. И разбирают ситуацию, в том числе, естественно, индивидуально учитывается мнение ребенка. Если ребенок настроен не договариваться, говорит, что не могу, мы должны, в первую очередь, считывать его мнение. И должны создать ситуацию некоего успеха, когда, может, в другом классе и у другого учителя он почувствует себя более окрыленным. И встанет на другой путь. Это очень важно.

А. Милкус:

- Что делать, если не можешь помочь ребенку с домашним заданием, потому что сам не понимаешь этого задания? Родителю трудно признаться перед ребенком, что он не может понять.

В. Нилова:

- Варианта два. Самый легкий: пишем нашему учителю любым удобным способом, желательно официально: прошу простить нас, мы не сделали домашнее задание, потому что я сам не понимаю, что вы хотите. Второе: прошу организовать заседания родительского клуба. Наверное, он не один, найдется, кто не понимает. И пусть в родительском клубе пояснят, на что направлено это задание, как его нужно правильно выполнять вместе с ребенком, а потом перейти к самостоятельной деятельности.

Второй способ. Чаще всего в электронном журнале и в МЭШ есть те уроки…

А. Милкус:

- МЭШ – это московская электронная школа. Давайте учитывать, что за МКАДом тоже жизнь есть.

Вера Нилова

В. Нилова:

- Да. Есть региональная электронная школа или российская электронная школа. И там есть такая возможность. И регионы сегодня получили возможность доступа к МЭШ.

Товарищи родители, вам поможет друг интернет. Гуглите!

И последний вариант. Закройте все, почитайте интересную книжку и ложитесь отдыхать.

А. Милкус:

- У нас звонок из Ростова от Владимира.

- Здравствуйте. Я девять лет проработал учителем. И заметил, что домашние задания…

А. Милкус:

- Не слышно. Звук срывается.

Как привить ребенку самостоятельность, при этом не лишая его помощи и поддержки?

В. Нилова:

- Здесь две части. Если у нас достаточно взрослый ребенок 8-10 лет, потому что все развитие до 10 лет происходит основное, бытовое в том числе. Коррекция в более старшем возрасте возможна.

Когда наш ребенок совсем маленький, ему примерно 2 месяца и дальше, и когда взрослый. Рассмотрим два случая. Когда взрослый ребенок просит вашей помощи, родители, не отказывайте. Ведь это же золотое время! Вы ему еще нужны! Потом уже все изменится. Делайте вместе. Через определенное время нужно уменьшать долю вмешательства родителей в процесс и переходить к самостоятельности. Любое задание для ребенка очень важно. Оно должно быть посильным. Выделите ему дома зону ответственности, которую только он выполняет. Например, полив цветов или одного цветка для начала. Не давайте ему много поручений, делите их на части. И тогда самостоятельность будет развиваться. Это не произойдет ни завтра, ни послезавтра, потому что восемь и десять лет уже упущены. Но шанс к восемнадцати годам в доме появления самостоятельного и взрослого человека вполне возможен.

А. Милкус:

- Вот ребенок пытается делать домашнее задание и не понимает. Приходит к родителю. Что надо сказать?

В. Нилова:

- Пойдем и разберем все вместе. Разобрать вместе домашнее задание. Не за ребенка, а читать текст вместе, разбирать каждую задачу. Задавать к тексту вопросу уточняющие, что ты понял, как понял. На примере текстовых задач по математике объяснить или текста по литературе. Нужно работать с текстом, как с диалогом, то есть, общаться с автором, учить ребенка читать! 80% детей, не достигших нужного или положительного для родителей и учителей образовательного результата, просто не понимают, что написано. Они не умеют читать. И это неумение читать и общаться с текстом приводит к «не успешности», как мы говорим.

Вот сесть и говорить: что написано в первом предложении? Кто пошел в лес? А что делала Маша? А что делал Петя? А как ты считаешь, что бы сделал Петя в этой ситуации? Как бы ты поступил? И у ребенка начинается активная мыследеятельность. Это много времени занимает, но, поверьте, результат того будет стоить. И через некоторое время ребенок просто не будет приходить с вопросами, мама я не понимаю, что в домашнем задании написано.

А. Милкус:

- Как вы относитесь к технологии перевернутого класса? Это может быть постоянной технологией?

В. Нилова:

- Все зависит от классного коллектива, от детей, которые учатся и насколько дети практикуют это в обычной жизни. Насколько развита познавательная деятельность. И возрастные особенности детей.

А. Милкус:

- Давайте расскажем, что такое перевернутый класс. Это достаточно модная технология.

В. Нилова:

- Когда основной материал ребята готовят дома, но здесь важно понимать, смотря в каком возрасте. Технология перевернутого класса может быть внутри разнообразна. Если ребята взрослые, они реализуют профессиональное образование, то технология перевернутого класса, когда ребята готовят научный материал самостоятельно…

А. Милкус:

- Им дается тема, они самостоятельно решают.

В. Нилова:

- Верно. Основные тезисы, которые новые появляются, они должна разобрать. И когда они приходят на урок, они разбирают кейсы, задачи, если разговаривать более традиционным образом. И вместе с учителем познают те нюансы, которые остались в научном материале. Эта технология очень эффективна для старших школьников с высоким и средним уровнем познавательной деятельности.

А. Милкус:

- У нас звонок от Кирилла.

- Здравствуйте! Я услышал из вашей передачи несколько раз, когда поздно вечером в десять-одиннадцать приходит ребенок с домашним заданием. И как в этом случае поступить родителям. Когда мои дети приходят с этим вопросом, я задаю встречный вопрос: а почему данный предмет выполняется в десять часов вечера? Что помешало сделать его раньше? Тут вопрос, как родитель организовал день своего ребенка. Он же контролирует, чем он занимается.

А. Милкус:

- Спасибо большое!

Во второй части мы посвятим время нашей передачи питанию школьников. Собираются разработать целый закон отдельный про питания школьников. Насколько школа должна отвечать за питание?

В. Нилова:

- В московских школах есть специальные подрядные организации, которые организуют питание школьников. Оно согласовано с Роспотребнадзором. Там каждая калория на своем месте. И на счету. Высчитывается калорийность, польза и есть возможность заказать платное питание. И более разнообразное меню, если это требуется ребенку. Учесть возможные аллергические реакции. Но, тем не менее, нужно понимать, что и семья должна много внимания уделять питанию школьника. Как можно меньше допускать фаст-фуда, смотреть, какие БАДы нужны ребенку в том или ином возрасте. Это важно особенно в подростковом возрасте. И нужно смотреть, насколько поздно ребенок кушает или не кушает. Следить, чтобы его рацион был достаточно сбалансированным.

Школа очень четко соблюдает те рекомендации, которые есть. И подрядчики соблюдают. И ведет очень жесткий контроль за исполнением контракта по питанию. Но нет предела совершенству. Возможности разнообразить школьное питание есть. Все зависит от желания родителей.

Александр Милкус

А. Милкус:

- Для меня важный показатель, питается ли директор школы и учителя вместе с детьми в столовой. Я в командировках был и видел, где учителя отдельно питаются, а где садятся со школьниками. И точно так же платят.

В. Нилова:

- Не всегда это определяющее. Вопрос директора, питающегося в школе, особенно московского директора, потому что достаточно большая московская школа. Ты можешь оказаться во время обеденного перерыва или второго завтрака где угодно. У многих взрослых людей есть свои особенности в питании, но, тем не менее, в московских школах учителя имеют возможность и реализуют ее приобретать школьные обеды. И счастливо кушают там. Нареканий пока не было.

А. Милкус:

- Какие есть права у родителей, когда они хотят проверить кухню? Меню и так далее.

В. Нилова:

- В рамках контроля за исполнением контракта московские школы организуют комиссии общественности.

А. Милкус:

- Мы про московские говорим. По федеральному закону как это?

В. Нилова:

- Все зависит от региона, от нормативной базы школы. Не могу сказать за все региональные системы, что это возможно. Думаю, это возможно в рамках комиссионных проверок и участия в них родительской общественности. Родители тоже являются участниками образовательных отношений.

А. Милкус:

- Мы дозвонились до Максима Викторовича Долинова, директора федерального института развития образования. Насколько нужен закон про питание школьников?

М. Долинов:

- Самое главное, что должно быть в законе – это четкая ответственность, кто финансирует питание школьников.

А. Милкус:

- А сейчас неизвестно? По-моему, регионы. Как и школу.

М. Долинов:

- А вот именно так и получается: то ли регионы, то ли муниципалитеты. А за все отвечает директор школы. И в условиях недофинансирования, понятно, что рацион школьников во многих случаях не соответствует СанПиНам. И Роспотребнадзор в этом случае от себя все сделал, выдан СанПиНы, по которым надо питать школьников. А вот как это организовать? Вот это большая проблема.

А. Милкус:

- Знаете, от того, что говорится халва, слаще не будет. Я знаю регионы, где 40 рублей выделяют на питание одного школьника в день. Что это? Компот и булочка.

М. Долинов:

- Если говорить об этом законопроекте, который внесен и рассматривается в Думе, там, конечно, не хватает двух вещей. Это перераспределение полномочий и понимание того, не знаю, как пояснительная записка, как будет расчет строиться. То, как в финансово-экономическом обосновании приведено, примерно столько. Если сейчас будут рассчитывать среднюю по региону на выделение денег, то да, получится, как вы говорите, 40 рублей обед. Из них 25-30 попадает в тарелку, да, булочка и чай.

А. Милкус:

- А мы можем разработать единые нормы? Мы понимаем, что жизнь на Чукотке дороже, чем в Краснодарском крае.

М. Долинов:

- Дело не в стоимости. Цена будет разная, но методика расчета должна быть единой.

А. Милкус:

- Перспектива такого закона?

М. Долинов:

- С учетом авторов да, он наверняка будет принят. А вот только что будет дальше? Это сложно спрогнозировать.

А. Милкус:

- Спасибо! А мы продолжим. Нужно ли как на Западе давать ребенку бокс с едой?

В. Нилова:

- Никто не запрещает. Единственное, надо понимать родителю, что класть в бокс с едой продукт, который может прожить в норме час как бы не стоит. Это должны быть продукты, не содержащий кремов, не класть ребенку эклеров. Класть ребенку те продукты, которые он может скушать не запачкавшись. А если он может запачкать руки, то дать ему влажные салфетки с собой.

Есть ряд детей, родители которых считают, что то, что они положили с собой, лучше, питательнее и вкуснее. Ни в коем случае не возражаем.

А. Милкус:

- А у вас в школе есть такие случаи?

В. Нилова:

- Да, детки ходят с боксами. У кого-то пищевая реабилитация, кому-то нужно строго регламентированное меню, кто-то спортсмен, а там отдельная тема калорийности и меню. Но если родителей не устраивает что-то в школьном меню, надо понять, что не устраивает и если родители хотят что-то изменить, то либо это родитель находит свои варианты, а бывают разные детки. Есть дети аллергики.

А. Милкус:

- Аллергики. Если он аллергик, ему школьное меню не подходит?

В. Нилова:

- Не все. Смотря какая аллергия. Бывают разные аллергические реакции. Если Маше из третьего класса нельзя апельсин, ей заменят на яблоко. Если это возможно по калорийности и примерному меню. Но бывают случаи, когда у ребенка много разных аллергенов в организме.

Александр Милкус и Вера Нилова

Александр Милкус и Вера Нилова

А. Милкус:

- Тогда бокс.

В. Нилова:

- Да. И чаще всего мама принимает решение давать с собой бокс.

А. Милкус:

- Пришел вопрос по вотсаппу. Странный вопрос. «Давайте поговорим о том, как учителю уйти из школы в лучшую жизнь? Какие курсы пройти? Где взять на них средства? И есть ли примеры ухода из профессии?». Видимо, успешного.

Есть примеры ухода из профессии успешного и прихода успешного. Преподаватели вузовские приходят в школу и находят там себя. Я бы так ответил.

Правда, многие почему-то считают, что у учителя лучше жизнь, когда он из школы уходит.

В. Нилова:

- Не знаю, кто многие. У учителя в школе фактически жизнь. Там его сердце. И когда учитель решает для себя… Либо это достаточно юный учитель, отработавший два-четыре года, решил для себя, что ему интересно что-то другое. Тогда изначально, мне кажется, человек выбрал не свое что-то. Либо его мнимые ожидания от профессии не сбылись. Здесь надо понимать, почему он уходит.

Как спроецировать свое будущее? Это в том числе, и образование взрослых, которое можно затронуть. Это очень актуально. Сегодня, в том числе, у московских учителей очень много различных сфер, в которых они могут работать. Они достаточно IT-грамотны, заканчивают курсы, которые позволяют им работать в системе многозадачности. Это очень широкий спектр как сферы услуг, так и других сфер, включая паллиативную сферу.

Сегодня, в том числе, в московских школах увеличивается процент мужчин. Мужчина в школе сегодня тоже очень успешен. Зарплата сегодня московских учителей такова, что она…

А. Милкус:

- Мы не будем говорить про зарплату московских учителей. Я на прошлой неделе был за семинаре. Александр Ездов, директор московской школы, примерно такую же песню пел, а сзади сидели девушки, которые сказали, конечно, вы получаете 75 минимум, а они получают максимум 15.

В. Нилова:

- Могу вам сказать, когда учитель чувствует в школе свое призвание и ему нравится свое дело, зарплата имеет вторичную ситуацию.

А. Милкус:

- Просто когда сводишь концы с концами с трудом…

В. Нилова:

- Не надо! Давайте вспомним вот. Я была учителем еще в 2004 году, тогда зарплаты не были очень большие. Могу вам сказать, что я все равно работала в школе. И мне очень нравилось работать в школе. Вопрос того, насколько учитель успешен, это не зависит от зарплаты. Поверьте. Региональный учитель не сводит концы с концами. Другой вопрос, что хочет человек остаться в школе или нет. Это принципиальный вопрос.

А. Милкус:

- У нас звонок от Владимира из Краснодара.

- Здравствуйте! Была система, разработанная еще в СССР, где в каждой школе был комбинат питания. И детям давали свежую еду. Сейчас нынешняя система пошла по принципу привоза еды в школы. Какая система была лучше? С точки зрения здоровья детей.

В. Нилова:

- Мне очень сложно говорить с точки зрения здоровья детей, потому что я не профессиональный врач. Могу прокомментировать следующее. Та продуктовая корзина была сообразна времени и здоровьесбережения, тем нормам, которые существовали. Она была регламентирована. И сегодня питание школьника строго регламентировано СанПиНами. Согласно контракту все в норме.

А. Милкус:

- Я бы ответил так. Я много езжу по стране. Далеко не везде бортовое питание, когда завтраки и обеды привозят из комбината питания. Я всегда стараюсь заплатить и попробовать.

В. Нилова:

- А в большинстве регионов готовят сами!

А. Милкус:

- Там есть замечательные повара, вкусно и не дорого. С другой стороны, мы помним систему 90-х, когда после окончания школьного дня замечательные тетечки вытаскивали целые сумки с кухни, где они и кормились. Я участвовал в рейдах в двухтысячных вместе с Департаментом образования Москвы. Мы приходили на кухню, видели там и гнилую картошку, и гнилой лук. Может, в этой ситуации система, когда для всех готовится и жесткий контроль, может, она и безопаснее. Мы видели просто ужас. И пересортица, и запах в кладовке.

Когда участие родительской общественности в выработке расписания, меню и контроля – вот это самое важное, что сейчас есть. Родители должны больше участвовать в жизни школы.

В. Нилова:
- Безусловно. И в жизни своих детей тоже.

А. Милкус:

- Никто вам не мешает попытаться проверить ситуацию. И нет однозначного ответа на этот вопрос. Там, где честные люди, там замечательно. Но главная проблема, что очень мало денег выделяется на школьное питание. На горячие обеды. Мне кажется, когда будет принят закон, о котором мы говорили, ситуация будет переломлена. Очень много детей недоедают. Военкоматы говорят, что дети приходят на подготовку, на призывные пункты худые.

Спасибо за интересный разговор!