Останется ли Россия без таксистов и дворников из-за закрытия границ

Мигранты
Елена Афонина и Андрей Баранов в программе «Национальный вопрос» поговорили с экспертами о застрявших за границей украинцах, карантинных мерах в республиках Донбасса, а также о ситуации с мигрантами, вынужденными вернуться из России домой.

Скачать передачу [mp3, 37.5 МБ]
Скачать передачу [mp3, 5.1 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Е. Афонина:

- В прямом эфире с вами ведущие программы «Национальный вопрос» Елена Афонина и Андрей Баранов. Не удивительно, что мы тоже будем продолжать тему коронавируса. Впрочем, все последние дни только об этом и говорим. COVID-19, который изменил весь привычный ход событий, сказывается на том, каким образом страны сейчас пытаются вернуть своих граждан. Или – не вернуть их. Из общего ряда выделилась, как всегда, Украина. Президент этой страны Зеленский заявил о том, что с 27 марта закрыты границы Украины не только для иностранцев, но и для граждан Украины, которые выехали в другие страны.

Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба сказал, что страна прекращает полностью регулярное пассажирское сообщение в полночь с 27 на 28 марта. Границы Украины надежно закрыты. И для 15 тысяч украинских туристов, которые еще надеются вернуться домой. Но по поводу этих людей ответил на вопрос журналистов глава МВД Украины Арсен Аваков.

А. Аваков:

- Давайте как-то вот все-таки, ты сидишь где-нибудь на Цейлоне в хорошей хижине, ну да, посиди там еще, раз ты так решил.

А. Баранов:

- Цейлон – это замечательно. Говорят, даже в Тихом океане 9 украинских туристов застряло. Многие туристы тоже сейчас хотели бы вернуться к себе домой. Десятки тысяч украинских заробитчан – украинской трудовой миграции – оказались перед шлагбаумами по дороге на родину. Кое-где договариваться удается. Буквально вчера удалось договориться с москальской Россией МИДу Украины. Они обратились с просьбой отправить из Москвы поезд с 500 украинцами к себе. А оттуда к нам на Киевский вокзал прибыли 500 россиян.

На украинско-белорусской границе и особенно на украинско-польской границе – настоящий ад. На украинско-польской границе со стороны Польши скопились десятки тысяч человек, которые стоят в огромной живой очереди. Там и дети, и подростки, и взрослые люди. Никакой социальной дистанции в два метра. Сколько из них зараженных? Стоят часами и не могут попасть к себе. На украинско-белорусской границе не берут, чтобы пешком проходили люди. Белорусы их пропускают, они идут на нейтральную полосу и там пытаются голосовать дальнобойщиков. Какие-то автобусы. Кто-то берет, кто-то – нет. Люди часами стоят при любой погоде в надежде, что кто-то их подхватит, и тогда они смогут попасть к себе домой.

Е. Афонина:

- С нами на связи лидер Движения русских украинцев ПАРУС Юрий Кот. Юрий Владимирович, здравствуйте.

Ю. Кот:

- Здравствуйте.

Е. Афонина:

- Может быть, у вас больше сведений о том, как сейчас пытаются вернуться на Украину те, кто здесь, в России, застрял из-за того, что Украина закрыла границу для своих же граждан? Что эти люди делают сейчас?

Ю. Кот:

- Если говорить о тех, кто находится в России, проблемы с этим нет. Потому что наверняка есть родные, близкие, которые здесь живут. И всегда можно пережить это тяжелое время очередного безумия вроде как родного государства. Более того, так или иначе для россиян украинцы тоже родные. И не обязательно быть кумом, братом, сватом, можно просто заниматься одним делом. В данной ситуации меня больше возмущает, как любого нормального человека, поведение украинской власти. Помимо того, что маленький царек Зеленский, который возомнил себя великим ЦБ, берет и отказывает в правах гражданам государства.

После этого еще один «из грязи – в князи» Аваков говорит, что вы там поехали, так и посидите. Ты кто такой, чтобы так говорить о людях? За такие вещи, по идее, люди должны подавать в отставку. После таких слов. Но вместо этого Аваков, наоборот, претендует на какое-то еще повышение, чуть ли не на кресло премьер-министра. Украина сегодня не государство для украинцев. Люди, которые вроде как родились здесь, здесь могилы наших отцов, матерей, люди вынуждены как-то выживать, кормить свои семьи. И не в погоне за длинным рублем, долларом или евро, как угодно назовите, они поехали за рубеж. А просто потому, что дома не было работы после этого госпереворота – майдана – будь он неладен. Дома просто нет работы дома.

Нормальный взрослый мужик или идет воевать, убивать в армию. А если ты с этим не согласен, то тебе приходится за копейки худо-бедно где-то пристраиваться. Но лучше, конечно же, поехать в ту же Россию или Польшу, еще куда-нибудь. Но так или иначе, демпингуя… цены, заработные платы, потому что не секрет, что в Польше, в Европе украинцы получают намного меньше, чем местное население. Но позволять себе содержать семью.

И вот здесь ты, поехав заработать на прокорм деньги для своей семьи, теперь не можешь вернуться. А что это значит для людей, которые находятся там? Это значит, что им придется так или иначе или на перекладных, или нарушая закон, или давая на лапу пограничникам, я сейчас говорю про западную границу Украины, ни в коем случае не про границу с Россией, потому что в России у подавляющего большинства украинцев, которые здесь оказались, есть родные люди, к которым они могут в случае неприятностей приехать и здесь жить. Это могут быть братья, тети, дяди, кто угодно. Действительно, здесь мы все одна семья. Мы все один народ, искусственно разделенный.

А там, в Европе, мы никому не нужны. И приходится реально нарушать закон, все, что угодно, может происходить. Это никак не контролируется. Потому что европейцы будут выдавливать украинцев от себя, занимаясь собственными проблемами и собственными народами. Украина их в себя не пускает. И дальше звучит вполне логичный вопрос: а как же тогда быть с так называемой евроинтеграцией? Как быть с здобуття майдана, как они говорили, - с безвизом?

А. Баранов:

- Сейчас пошли сообщения, что Польша откажет в безвизе в ближайшее время украинцам до разрешения ситуации с эпидемией. По статистике, из России пока что отъезд украинских заробитчан гораздо меньше, чем с Запада. Отчасти это объясняется тем, что здесь у многих родственники, кто-то устроился. Но посмотрите, безработица на Украине сейчас усилилась?

Ю. Кот:

- Да, очень высокая.

А. Баранов:

- И должна подскочить в связи с возвращением десятков тысяч.

Ю. Кот:

- Там еще другая проблема есть. Вы не забывайте, что все-таки, и статистика это подтверждает, уровень безопасности для украинцев в России от коронавируса намного выше, чем уровень безопасности на Украине. Это очень важный момент. И еще, о чем говорят все эксперты, что сейчас заробитчане, которые вернулись на Украину, из кубышек подастают все, что есть, и этих денег хватит максимум на месяц. Может быть, на полтора. А дальше что? А если дальше будет продолжаться эпидемия? Дальше будет продолжаться карантин? Как они будут жить? Находясь в России, так или иначе украинцы, оставшиеся здесь, продолжая работать, могут все-таки получать зарплату.

Е. Афонина:

- Зададим этот вопрос украинскому публицисту и политологу Всеволоду Непогодину.

В. Непогодин:

- Здравствуйте.

Е. Афонина:

- На Украине сейчас как на эту ситуацию смотрят с невозвращением тех, кто застрял в других странах, может быть, даже и на границе?

В. Непогодин:

- Я только что услышал поток словесной диареи от господина Кота. Правды там никакой нет. Что произошло в ночь с субботы на воскресенье? Была закрыта граница для поездов и для автобусов. Любой гражданин теперь может спокойно пересечь любую границу с Польшей пешком или на своем автомобиле. Никто не закрыл границы. Люди просто не понимают, что происходит.

А. Баранов:

- А вы видели репортажи с польско-украинской границы?

В. Непогодин:

- Да. Это же люди не умственного труда. Создалась искусственная паника, что границы закрываются.

А. Баранов:

- Там стоят километровые, за горизонт уходящие очереди, десятки тысяч человек в грязи какой-то. Стоят, не идут.

В. Непогодин:

- Я видел эти видео. Это было еще в пятницу. Но границу никто не закрывает. Закрывают только для автобусов и для поездов. Ты можешь спокойно идти пешком.

А. Баранов:

-Почему же они стоят, а не идут? Там ведь кашляют и чихают люди.

В. Непогодин:

- Да потом что ложная тревога. Вот кто-то написал, что границу закрывают, но уточнили – для кого. Для автобусов и поездов. Ты проходишь, пешком переходишь границу и дальше ищешь какую-то попутку.

А. Баранов:

- А на белорусско-украинской границе как раз не берут тех, кто пешком идет. Обязательно надо, чтобы кто-нибудь подвозил. Они стоят на нейтральной полосе, пытаются голосовать.

Е. Афонина:

- Алгоритм еще раз – что должен сделать человек, чтобы сейчас попасть на свою родину – на Украину?

В. Непогодин:

- Есть там специальная карта. На сайте есть информация министерства иностранных дел, где работают пункты и как там можно пройти.

Елена Афонина

Е. Афонина:

- Человек должен доехать до границы, перейти ее пешком. Пешком дойти до точки, где кто-то его должен посадить на машину, вызвать такси. Как дальше действовать?

В. Непогодин:

- И дальше уже добираться на перекладных. Но если у человека есть своя машина…

Е. Афонина:

- А кто их проверяет на границе при таком переходе?

А. Баранов:

- У вас же сейчас может вспыхнуть эпидемия так, не дай бог, конечно, что мало не покажется.

В. Непогодин:

- Так заробитчане – это жители трех приграничных областей в основном: Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская. Они дальше не пойдут. Почему это меня должно волновать? Это проблема этого региона приграничного, но не моя. Я в Одессе живу. У нас заробитчан нету.

А. Баранов:

- Слов нет.

Е. Афонина:

- Вот это настоящая украинская логика.

А. Баранов:

- Не всякая украинская, только нашего господина эксперта. Думаю, что подавляющее число людей на Украине думает не так.

Е. Афонина:

- Юрий Владимирович, что скажете?

Ю. Кот:

- Всеволод Непогодин – такой же публицист, как политолог.

Е. Афонина:

- Он гражданин Украины.

А. Баранов:

- Такие мнения, действительно, распространены? Может, мы не правы? Может, он, действительно, выражает точку зрения многих людей?

Ю. Кот:

- Он это брякнул, не подумав, как обычно. Но в целом, конечно же, он выражает точку зрения вот этих сторонников майдана, которые стояли за все хорошее, против всего плохого. А хорошим и самым главным было их личное благополучие. Такие, как Всеволод Непогодин, это патриоты денег, патриоты власти. Никакого отношения к Украине как таковой они не имеют. Они просто пользуются всем, чем могут, чтобы достигать своих целей. Но это их право.

Е. Афонина:

- А чем же будут заниматься вернувшиеся на Украину люди, которые являются довольно активной частью населения, не смогли найти работу в своей стране и были вынуждены вместе с семьями порой, мы это видели на украинско-польской границе, отправиться туда на заработка. Мне интересно, что эти люди будут дальше делать? Чем они будут заниматься?

Ю. Кот:

- Первое. Конечно же, мы понимаем, что в основном возраст этих людей – это от 20 до 40 лет. Это люди достаточно серьезного трудоспособного возраста. В основном это мужчины. Если говорить о найме на работу, то по большей части это мужчины. У них спектр применения за рубежом шире, чем у женщин. Наверное, соотношение 60 на 40. Вернувшись домой, они приедут не пустыми, с определенными накоплениями и определенным опытом работы, с амбициями, обязательствами. Скорее всего, это люди, которые имеют семьи. Они же туда и поехали, чтобы кормить свои семьи. Семьи остались без кормильцев в результате. Кормильцы живы, но денег нет, чтобы кормить.

Землю собираются продавать, предприятия продают, промышленность падает. Все остановлено, вплоть до метро. Сейчас в ближайший месяц люди будут проедать накопления. А дальше начнут задаваться вопросом: а что же делать? И здесь будет вполне логичным вопрос. Выехать за границу они не могут, построить дома Европу они не смогут никак, потому что им не дадут. И начнутся неприятные моменты. Если ситуация коренным образом не изменится, на Украине будет очень большой всплеск бандитизма. Большая часть мужского населения Украины прошла горнило так называемой АТО, а по сути – преступнейшей…

А. Баранов:

- А не может режим в этих условиях решиться на силовую операцию очередную на Донбассе? Чтобы как-то пузырь этот проткнуть и отвлечь внимание людей от проблем?

Ю. Кот:

- Если они решатся на эту силовую операцию, они прекрасно понимают, чем это закончится. Тем, что ополчение продвинется поближе к Киеву, его будут встречать с цветами.

А. Баранов:

- Тогда они будут стучаться во все двери Европы.

Ю. Кот:

- Могут не успеть. Потому что Европа себя показала. Как только возникают проблемы серьезного, глобального характера, а не вымышленного, на примере той же Италии, а Украина и рядом с Италией не стояла, - Европа плевать хотела на ваши внутренние проблемы. У них своих проблем за гланды, как говорил классик-одессит, гораздо более известный, чем этот Непогодин. В этой ситуации, думаю, они прекрасно понимают и отдают себе отчет, что любые попытки эскалации конфликта могут привести к непоправимым для них последствиям. Потому что ополчение, которое сдерживает Россия, Россия не дает ребятам рвануть в бой и перегрызть глотки этим сволочам, которые убивают их матерей и жен, - просто держит. Если Россия перестанет это делать, то ополчение пойдет далеко – до Киева, а может быть, и за Киев.

Е. Афонина:

- Уж коль мы заговорили до Донецкой и Луганской народных республиках, мы дозвонились до собственного корреспондента «КП» в Донеце Никиты Макаренкова, чтобы он объяснил, что происходит с самим коронавирусом в республиках Донбасса. И вернулись ли дончане, которые выезжали за пределы республик - отдохнуть или к родственникам.

Н. Макаренков:

- Позавчера глава ДНР Денис Пушилин обратился к жителям республики. Он ввел дополнительные меры в связи с угрозой завоза и распространения коронавируса в ДНР. Глава республики ограничил выезд в Россию, за исключением особых, экстренных случаев. Также жителям настоятельно рекомендовали воздержаться от каких-либо поездок без крайней необходимости. Все, кто приезжает в ДНР из России, обязан самоизолироваться на две недели. На границе человек, который въезжает, заполняет и подписывает специальный бланк согласия, который был утвержден министром здравоохранения республики. На это время запрещается выходить из дома. Нужно придерживаться других мер безопасности, ограничить личное общение с семьей, делать постоянные уборки, проветривания. И находиться под контролем врачей. Сообщать о состоянии своего здоровья.

За нарушение карантина в ДНР приняли меры ответственности. Это немаленькие суммы. Поэтому, в принципе, люди не нарушают поставленные требования и находятся на самоизоляции. Граница республик Донбасса с Украиной закрыта указами руководителей ДНР и ЛНР.

Е. Афонина:

- В этой ситуации, при закрытии границ, республики Донбасса не пострадают от отсутствия гуманитарной помощи?

А. Баранов:

- Прекратилась выдача паспортов. Это в Ростов нужно было выезжать.

Ю. Кот:

- Насколько мне известно, выдача паспортов временно прекратилась.

Е. Афонина:

- Приостановлена.

Ю. Кот:

- Но помощь не перестала поступать. Помощь поступает – и гуманитарная, и вся остальная возможная. Это наши люди. Не забывайте, что Россия не закрыла доступ жителям народных республик на свою территорию, в отличие от других государств. Эти люди признаются родными, пусть и так завуалированно. Карантин там соблюдается. Люди, живущие уже который год на военном положении, по-другому воспринимают реальность и угрозы, которые она несет. Я бы хотел обратить внимание на другие крайне важные вещи.

Я общался с ребятами, которые защищают свои семьи в Донбассе. Очень важный момент, что храмы продолжают работать там. Все сильно верят, что Господь их не оставит. Господь и Россия не оставят Донбасс в эту секунду. И эта ужасная скорбная чаша эпидемии минует данный регион. Столько горя, столько страданий, сколько вынесли эти люди, просто потому что они хотели быть и остаются русскими, за это их утюжат снарядами и убивают, - они очень верят и молятся, что Господь спасет их и от этого очередного испытания.

Е. Афонина:

- Спасибо. С украинцами все более или менее понятно. А вот как быть с теми, кто застрял в России и не понимает, что ему делать дальше. Это и граждане Таджикистана, Киргизии, Казахстана.

А. Баранов:

- Те, кого мы называем гастарбайтерами.

Е. Афонина:

- Я не случайно сейчас перечислила именно эти три страны. Если вы интересуетесь официальной статистикой, то за первое полугодие прошлого – 2019 года в России въехали, зарегистрировавшись в качестве трудовых мигрантов 533 тысячи граждан Таджикистана, 265 тысяч граждан Киргизии, 105 тысяч граждан Казахстана и 900 тысяч мигрантов прилетели с целью работы из Узбекистана только за первое полугодие 2019 года.

Андрей Баранов

А. Баранов:

- А Узбекистан тоже границы закрыл.

Е. Афонина:

- Здесь даже вопрос не о том, как они будут выезжать. Слава богу, это только на Украине со своими гражданами обходятся таким образом. В России есть лозунг «Россия своих не бросает!». А на Украине теперь лозунг – «Украина своих не пускает». Но это же те люди, которые здесь работали. Значит, Россия может остаться без трудовых мигрантов.

Немножко цифр. В прошлом году из 15 миллионов прибывших за первое полугодие 2019 году почти 2,5 млн. указали своей целью работу. Речь идет о трудовых мигрантах. Сейчас ситуация изменилась. Большинство из тех, кто прибыл в нашу страну поработать, были вынуждены или свернуть свою деятельность…

А. Баранов:

- Мы не знаем, большинство, половина или меньшинство. Но видно, что большая часть людей вынуждены свою работу здесь и выразили желание вернуться на родину. Не всем это удается.

Е. Афонина:

- Давайте посмотрим на эту проблему с другой стороны. Вопрос радиослушателям: останется ли Россия без мигрантов после закрытия границ? Справимся ли мы без трудовых мигрантов?

Александр пишет: «Россия без трудовых мигрантов справится. Люди из регионов их заменят. В регионах зарплата мизерная. Поэтому поедут на заработки в столицу».

А. Баранов:

- «Места трудовых мигрантов, по логике, должны заполнить россияне, которые из-за коронавируса остались без работы», - пишет Олег.

Е. Афонина:

- Поступило предложение от Андрея: «Почему не введут закон о тунеядстве? Никакие мигранты здесь не будут нужны. Полстраны в глубинке совсем не работают».

Чтобы понять масштаб происходящего, мы дозвонились до эксперта по миграции Натальи Власовой. Наталья Ивановна, здравствуйте.

Н. Власова:

- Добрый день.

Е. Афонина:

- Есть какие-то данные или ощущения эксперта, большинство ли трудовых мигрантов, малая ли их часть решили уехать из нашей страны в связи с этими событиями?

Н. Власова:

- Я бы не сказала, что большая часть мигрантов. Но часть мигрантов приняла решение покинуть нашу страну. Но здесь они столкнулись с большими сложностями. Потому что авиасообщение, железнодорожное сообщение с государствами, откуда основной поток мигрантов – Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, - оно приостановлено. И в аэропортах скопилось довольно много мигрантов. Часть мигрантов уже удалось переправить на родину, часть еще продолжает находиться в аэропортах. И в аэропортах скопилось довольно много мигрантов. Часть мигрантов уже удалось переправить на родину. Часть еще продолжает находиться в аэропортах. И поэтому в этой ситуации нужно принимать срочные меры как посольствам этих государств, так и нашему МИДу.

А. Баранов:

- А какие меры? Вот они сидят там и кашляют друг на друга и на всех остальных.

Н. Власова:

- Их государства должны предоставить самолет, чтобы отвезти этих мигрантов. Нужно организовать их вывоз из России. У них уже нет денег, им негде жить. Они в аэропорту на холодном полу сидят. Приходят диаспоры, помогают, приносят еду, администрации аэропортов стараются их подкармливать. Отдельные рестораторы привозят еду. Но это не может продолжаться бесконечно.

Е. Афонина:

- Для экономики нашей страны это большая потеря – отток трудовых мигрантов?

Н. Власова:

- Я думаю, да. Все будет зависеть от того, как будет развиваться экономическая ситуация. Потому что сейчас произошло закрытие предприятий и организаций, где в основном заняты мигранты. Это сфера услуг, это предприятия общественного питания. Даже спрос таксистов заметно сократился. Пока еще продолжают довольно стабильно работать строительные организации. Но гарантии, что это так и останется, пока никакой нет.

А. Баранов:

- Дворники у меня во дворе как были, так и остаются ребята из Средней Азии.

Н. Власова:

- Дворники остаются. А вот остальные сферы приложения их труда сужаются. Возможности там работать нет. Было бы лучше, если бы они уехали к себе на родину. По крайней мере, они бы там не голодали.

А. Баранов:

- Спасибо.

Е. Афонина:

- Нас внимательно слушает президент Федерации мигрантов России Вадим Кожинов. Вадим Викторович, здравствуйте.

В. Кожинов:

- Добрый день.

Е. Афонина:

- Как правило, трудовые мигранты – это сфера обслуживания. По вашим сведениям, какая сейчас ситуация у тех, кто остался здесь и пережидает? И у тех, кто все-таки решил уехать.?

В. Кожинов:

- У тех, кто решил уехать, ситуация крайне простая. Уехать они не могут. Те несколько сотен человек, которые сидели в аэропортах, спали на матрасах, мы ко всем ездили, я был на финальном рейсе в «Шереметьево». Там тоже была куча киргизов. Они все улетели, кто хотел.

Е. Афонина:

- За счет их государств?

В. Кожинов:

- Там было по-разному. Это вопрос непростой. Но общий смысл такой, что таких было немного. Основная масса поняла, вывозить отсюда людей либо крайне сложно, либо крайне дорого, либо вообще невозможно. Они успокоились и все где-то работают. Я согласен, что существует спад в каких-то отраслях. Но я бы от панических настроений воздержался. Потому что у нас есть такая сфера как приусадебные хозяйства. И традиционно апрель является месяцем, когда мигранты прибывают копать грядки, чинить заборы и всем этим заниматься. Так как они сейчас прибыть не могут, я думаю, что все те, кто сейчас по какой-то причине будут уволены, легко восполнят вот эту часть, которая не может приехать.

А. Баранов:

- Это экономика, что ли, забор чинить да огород вскопать?

В. Кожинов:

- Мы же говорим не про экономику. Первичный посыл – это безопасность.

А. Баранов:

- Белая сфера услуг, а не то, что: эй, иди сюда, Махмуд, вскопай мне шесть соток.

В. Кожинов:

- Это не важно.

Е. Афонина:

- Мигранты работают в том числе и на предприятиях, которые сейчас вынужденно закрылись. Вы рассказывали, что мигранты очень активно привлекаются для не только самого низкого уровня труда, но и на достаточно серьезные позиции могут претендовать. Эти люди не оказываются перед выбором или идти на улицу и грабить, или чего-то там пережидать на три копейки, которые им официально платили?

В. Кожинов:

- Чем выше уровень, тем выше накопления. Это в любой сфере, в любой национальности. Я бы все-таки переживал за самые низовые должности. Середнячковые, я думаю, как-нибудь переживут. У нас на таком же уровне огромное количество граждан России. Мы не боимся, что они пойдут грабить, а боимся почему-то только за мигрантов.

Елена Афонина

Е. Афонина:

- У граждан России родственники есть.

В. Кожинов:

- У мигрантов тоже есть родственники. И денежные переводы работают.

Е. Афонина:

- А диаспоры им помогают?

В. Кожинов:

- Нет. У нас существуют три более-менее организованные диаспоры – курды, у которых нет государства, армяне и таджики. Остальные диаспоры – это в основном на словах. Сказать, что есть хоть какая-то организация, нельзя. А самые массовые у нас – узбеки. У узбеков вообще лидеров нет. Или взять украинцев. Они даже как диаспора не воспринимаются. Они воспринимаются как такие же русские.

А. Баранов:

- 700 тысяч из Узбекистана – нет ни лидеров, ни диаспоры?

В. Кожинов:

- Два миллиона! Многие же просто делают трехмесячное пересечение границ, что незаконно, но это очень массовый характер носит.

А. Баранов:

- Такой бардак, тем более с учетом эпидемии. Что сейчас будет с этими людьми?

Е. Афонина:

- Спасибо. Мы дозвонились до председателя профсоюза столичных таксистов Александра Макарова.

А. Макаров:

- Добрый день.

Е. Афонина:

- Не секрет, что огромное количество мигрантов работают водителями в такси. Кстати, каков их процент?

А. Макаров:

- Больше 50 % гораздо.

Е. Афонина:

- Что сейчас делают эти люди?

А. Макаров:

- В основном домой отправляются.

А. Баранов:

- Но им же не на чем отправляться. Если только такси угнать.

А. Макаров:

- Это преступление. Но как-то они пытаются пробраться домой. А что им здесь делать? Здесь находиться в Москве дорого. Просто сидя на месте и не зарабатывая ничего. Поэтому они пытаются попасть домой.

А. Баранов:

- Доходы упали из-за того, что снизился спрос из-за эпидемии?

А. Макаров:

- Доходы не просто упали. Они просто прекратились. Ноль для мигрантов точно. Для жителей России все не так печально. Они могут уехать к себе в регион и там жить как-то. Если оставаться в Москве, это дорого. Надо платить за жилье, надо платить за проживание. А доходов нет. Москвичам проще. Они могут и работать.

Е. Афонина:

- Наши радиослушатели считают, что мы справимся без трудовых мигрантов. И места трудовых мигрантов с удовольствием займут люди из провинции. Люди из провинции приезжают сюда работать таксистами?

А. Макаров:

- Да, приезжают. Но хотелось, чтобы они полностью заместили мигрантов. В плане коммуникации, менталитет, все обычаи, образ поведения и общения с людьми. Мигранту надо какое-то время привыкать к этому, то есть учиться. Хотя в советские времена никаких проблем не было. Приезжали со всех регионов.

Е. Афонина:

- А что мешает сейчас не брать трудового мигранта?

А. Баранов:

- А взять из провинции.

А. Макаров:

- А кто ж его берет? Он взял машину в аренду. И получает заказы от агрегатора. Вот и все. он не является работником агрегатора, он просто использует машину по своему усмотрению.

Е. Афонина:

- Спасибо.

Е. Афонина:

- Справится ли Россия без трудовых мигрантов? Этот вопрос мы сейчас задаем нашим радиослушателям.

Андрей Баранов

А. Баранов:

- Да. Вот я сейчас несколько комментариев зачту. «Россия без мигрантов? Верится с трудом. Вот хорошо бы было». «После этих эпидемий в связи с потерей работы люди будут демпинговать в сравнении с гастарбайтерами, соглашаться на работу за любые деньги. Справимся без иностранцев». Вот из Франции нам пишут: «Надо заставить надзорные инстанции контролировать работодателей, которые принимают на работу без контрактов и платят меньше и меньше. Это очень хорошая почва для рассадника мигрантов». Ольга: «Россия всегда обходилась без мигрантов до середины нулевых годов. Дворниками, уборщицами, сторожами работали студенты и пенсионеры. Теперь они не могут найти работу. Если правительство построить в центральном регионе общежития для рабочих из других регионов России, то наша экономика воспрянет». Константин: «Ничего хорошего от огромного количества мигрантов не будет, это точно. Справимся без них. Нашим нужно нормально платить».

Е. Афонина:

- А теперь давайте послушаем мнение нашей аудитории. Михаил из Москвы нам дозвонился. Здравствуйте.

Михаил:

- Здравствуйте. Ну, мне кажется, что тут должно быть два вопроса. Первый – справятся ли наши работодатели без трудовых мигрантов. И второе – противостояние тех, кто ищет работу, но согласен работать достаточно официально, соответствуя по закону, и работодатели, которые пытаются всеми силами от этого закона уйти и никаких социальных выплат не платить, вот это может вызвать внутреннее напряжение, вот это самое страшное. Мигранты это сглаживали, а так сейчас это просто вылезет наверх, что достаточно большая прослойка работодателей пытается всеми силами уйти…

А. Баранов:

- Да, есть такая опасность, согласен с вами, спасибо большое.

Е. Афонина:

- Следующий телефонный звонок. Александр из Саратова дозвонился. Здравствуйте, Александр.

Александр:

- Здравствуйте. Отвечаю по пунктам. Саратов в советское время – дворники были наши, водители везде были наши, все было наше, поэтому однозначно обойдемся. Мы говорили с Романом Головановым об этом – мигранты нужны только в основном рабовладельцам, чтобы платить меньше зарплату. И на вопрос Романа – чего с ними делать? Гнать в шею. Кстати, эту ситуацию можно использовать, чтобы вообще выгнать отсюда и диаспоры, и мигрантов.

А. Баранов:

- Ну, гнать не гнать… среди них есть очень полезные люди для нас…

Е. Афонина:

- Да. Вопрос – куда гнать, потому что сейчас есть такие страны, которые столкнулись не с проблемой мигрантов, а с проблемой беженцев, и в этой проблеме увязли.

А. Баранов:

- Да, и среди этих беженцев полным-полно тоже зараженных коронавирусом. И, кстати, большинство этих беженцев сейчас скопилось в Турции, где только что побывал наша неутомимая Дарья Михайловна Асламова, она с нами на связи. Даша, привет.

Д. Асламова:

- Да, здравствуйте.

А. Баранов:

- Я рад тебя слышать. Скажи, пожалуйста, вот эта опасность нового похода беженцев из Турции в Европу, а, может, и к нам просочатся, как бывало, да из них полным-полно зараженных, - она существует?

Д. Асламова:

- Я буквально сегодня связалась со своими курдскими друзьями, которые сообщили, что в Идлибе бушует коронавирус, а официально а Сирии нет ни одного случая коронавируса. По слухам, его занесли – есть такая исламская партия Туркестана – это самая жесткая организация, запрещенная в России… это около пяти тысяч человек, бойцов, и в свое время они, как говорят, занесли этот вирус в Идлиб. Курды, которые живут по соседству, там тоже… Ну. когда война, понятно, что всем не до коронавируса. Более того, ситуация оказалась патовая, потому что люди рвутся, кто хочет выйти, выйти не может, потому что Эрдоган прекрасно понимает, что ему нужно спасти сезон, потому что люди, которые за него голосуют, это мелкие предприниматели, это люди, которые заведуют туризмом, для них самое главное – спасти сезон, пережить этот самый коронавирус. Но им пришлось закрыть все, даже мечети Эрдоган приказал закрыть, а уж насколько он человек верующий, чтобы не молились. Тут произошла еще другая ситуация. Он же нагнал беженцев, Эрдоган, к границе с Грецией…

А. Баранов:

- Да, да.

Д. Асламова:

- Он нагнал беженцев и, естественно, их никто не проверял, и началась паника у него уже у самого, потому что цифры, естественно, гораздо больше, чем официальные, и пришлось забирать вот эту всю толпу беженцев – так греки сообщают, во всяком случае, эту толпу беженцев стали свозить просто в лагеря и сваливать, что называется, потому что он боится, что это распространится уже среди населения Турции…

А. Баранов:

- Курорты турецкие это может затронуть?

Дарья Асламова

Д. Асламова:

- Да в полный рост. Собственно, все это там недалеко… А кто будет делать ходить тесты беженцам? И, когда война, то люди занимаются ранами огнестрельными, а вовсе не пневмонией. Поэтому сейчас Эрдоган в реальной панике…

А. Баранов:

- Даш, там, говорят, просочились какие-то люди в Словению…

Д. Асламова:

- 5800 человек просочилось.

А. Баранов:

- Ни фига себе! И, конечно, никто их не проверял.

Д. Асламова:

- А они не успели просто. Какая там температура?

А. Баранов:

- Ну, все, сейчас будут цифры-то расти…

Д. Асламова:

- А соразмерная ситуация вдруг случилась в Швеции, потому что в Швеции проживает 60 тысяч сомалийцев, которые по-шведски не говорят, и про коронавирус они не слышали. И они напали на правительство, в том смысле, что вы нам по-арабски не сообщили, что существует коронавирус, у них поумирала куча людей там…

А. Баранов:

- К нам может эта группа попасть? Или с нашей стороны все перекрыто?

Д. Асламова:

- Ну, сейчас-то мы все перекрыли с севера, но вот в Швеции вся сомалийская диаспора резко начала болеть коронавирусом, потому что они заразились в мечетях… и никто им не сообщил…

А. Баранов:

- Обходят с флангов, что называется… хотя тут шутки неуместны…

Д. Асламова:

- Да, обходят с флангов… Более того, они не допускают скорую помощь в свои районы, а лечатся только у сомалийской шведской медицинской ассоциации, которая не говорит на шведском языке.

А. Баранов:

- То есть, мы вправе предполагать, что вот этот дополнительный рассадник эпидемии может сыграть свою негативную роль в дальнейшем ее развитии?

Д. Асламова:

- Абсолютно. Тем более, что курды реально паникуют, у них нет ни тестов, ничего, они же рядом, и борьбу ведут, и что там происходит… но, говорят, полный ад…

А. Баранов:

- Вот национальности разные, беда одна, а почему-то вместе мы с ней не боремся. Все разобщены. Удивительное дело.

Е. Афонина:

- Спасибо огромное. И, завершая наш сегодняшний разговор, давайте еще пару сообщений от наших радиослушателей зачитаем… Потому что вопрос справимся ли мы без трудовых мигрантов, нашел достаточно большой отклик среди нашей аудитории. И вот смотрите, в Ставрополе нет мигрантов ни в такси, ни в дворниках – «мы в них не нуждаемся, это Москва заедается». «Пусть мигранты уезжают, а помогают им те, кто давал на них заявку, зато россияне мужчины будут зарабатывать». И еще. «Когда граждане России не обеспечены работой на сто процентов (имеется в виду официальная работа, а не средства для существования) – вопрос о необходимости привлечения к работе иностранных граждан лишний».

А. Баранов:

- «Это для журналистов, как Баранов, не в масть работать в Москве таксистом и дворником, а для людей из деревень – это карьерный рост». Ребята, если надо будет, пойду и дворником, и таксистом, а пока буду журналистом. Спасибо.