Платошкин: «Лично я на «Бессмертном полку», как и в прошлом году, понесу портрет Сталина»

Николай Платошкин
Николай Платошкин и Валентин Алфимов в программе «Итоги недели» обсудили проблемы в российском здравоохранении, последствия эпидемии коронавируса и портреты Сталина на шествиях «Бессмертного полка».

Скачать передачу [mp3, 43.5 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Н. Платошкин:

- Значит, поздравляю с Днем Советской армии и военно-морского флота не только мужчин, служивших в армии, но и женщин, сотни и тысячи миллионов которых тоже были связаны с нашей родной армией и 200 тысяч женщин получили боевые ордена и медали в годы Великой Отечественной войны! Поэтому это настоящий общенародный праздник!

В. Алфимов:

- Да, это правда. Значит, эта неделя началась с достаточно интересных заявлений – судья Конституционного суда Константин Арановский назвал Советский Союз незаконно созданным государством. Он говорит, что не должна Российская Федерация считаться правопреемником репрессивно-террористических деяний советской власти.

Н. Платошкин:

- Ну, во-первых, в буфете Конституционного суда надо запрещать продавать пиво и крепкие спиртные напитки, потому что это, видимо, плохо влияет на умственные способности членов Конституционного суда. Когда я услышал это заявление Арановского, я подумал, что человек швейцаром работает в Конституционном суде… Господин Арановский, если вы учились, получали диплом в незаконном государстве, вы вообще кто? Вы самозванец, у вас диплома-то никакого нет. А на основании этого диплома ваш друг Дмитрий Анатольевич Медведев назначил вас в свое время судьей Конституционного суда. Тогда сдайте свой мандат, вы ж не имеете права с незаконно выданными черт те кем документами работать. Знаете, кого он мне напоминает? Персонажа Ильфа и Петрова, один из которых признал советскую власть чуть позже Англии, но раньше Франции. Вот для Арановского сообщаю, что все, кроме него, кроме Арановского, все страны советскую власть признавали. Один Арановский, оказывается, не признавал, хотя учился в вузах этой власти. Кстати, я считаю, что то, что он назвал мою родину, победившую в Великой Отечественной войне, тоталитарным репрессивным государством, так же, как Йозеф Геббельс нас называл, то это прямое нарушение уголовного законодательства, закона Яровой, по которому любое оспаривание результатов Нюрнбергского трибунала карается у нас тюремным заключением. Господин Арановский, добро пожаловать в органы!

В. Алфимов:

- Кто такой Константин Арановский?

«Справка.

Константин Арановский почетный юрист России, автор учебника «Государственное право зарубежных стран, а также научных работ по конституционному муниципальному избирательному праву России. Разработал и преподавал курсы «Государственное право зарубежных стран», «Сравнительное правоведение», «Современные проблемы юридической науки». Родился в 1964-м в Сахалинской области, с отличием окончил юридический факультет Дальневосточного госуниверситета по специальности «Правоведение». Состоял в аспирантуре Санкт-Петербургского госуниверситета на кафедре государственного права и получил степень «кандидат юридических наук». С 1991-го Константин Арановский преподает на юридическом факультета Дальневосточного госуниверситета. В 2004 году стал доктором юридических наук. С ноября 2008-го по февраль 2010-го Константин Арановский являлся председателем избирательной комиссии Приморского края. На заседании Совета Федерации 3 марта 2010 года по представлению президента Российской Федерации Медведева назначен судьей Конституционного суда России».

Ну, регалий-то достаточно.

Н. Платошкин:

- Только тут надо так справку давать. «Арановский родился в незаконной Сахалинской области, закончил незаконную среднюю школу, после чего учился в незаконном Дальневосточном университете, где получил незаконный диплом, закончил незаконную аспирантуру и получил незаконную степень кандидата юридических наук»…

Вот, кстати, я предлагаю заменить Арановского на Шнура. Почему Шнур не может сидеть в Конституционном суде? А, нет, нет, сейчас освобождается любимая наша с вами Елена Исинбаева после работы в конституционной комиссии, она вместе с шестом может заменить Арановского в Конституционном суде. Мне кажется, она, по крайней мере, свои рекорды незаконными не считает, хотя тоже родилась в ужасном репрессивном тоталитарном государстве…

В. Алфимов:

- Тем временем, в Кремле прокомментировали позицию Арановского и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал особым мнением позицию одного из судей и де-факто и де-юре Россия – правопреемница Советского Союза, говорит Дмитрий Песков.

Д. Песков:

- Изините, это мнение члена Конституционного суда, существует такая практика публикации такого мнения, в данном случае, мы оставляем это без комментариев и исходим из того, что Россия и де-юре, и де-факто является правопреемницей Советского Союза.

В. Алфимов:

- Самое главное, что в Кремле никаких иллюзий по этому поводу не испытывают. Россия – правопреемница – и все.

Н. Платошкин:

- Это неправильно. Представьте себе, судья Верховного суда США заявляет, что США вообще-то незаконное репрессивное государство, потому что индейцев садировало и у нас вообще английские колонии надо восстановить. И господину Пескову я уже писал в соцсетях – не правопреемник мы, Россия – государство-продолжатель СССР. Это разница. Правопреемником может быть иное государство, возникшее на этой же территории. Мы то же самое государство, что и СССР, сменившее название. Вы спросите почему так? Это признано Организацией Объединенных Наций, я ноту писал на этот счет в 1992 году сам. Что это означает? Если мы продолжатель, то нам одним переходит место Советского Союза в Совете Безопасности ООН. Заметьте, оно не делится на 15 стран-правопреемников, а только нам, причем, автоматически. Так как мы продолжатель, все республики СССР, ставшие независимыми, были обязаны сдать нам ядерное оружие. Потому что по международному законодательству только одна страна – Советский Союз – имела право участвовать в этих договорах, ибо Советский Союз полностью заменила одна Россия. Не 15 республик, а одна… Мы не правопреемник, как Украина, да, Украина – правопреемник СССР, в том числе, мы – государство-продолжатель СССР. Арановский вообще какой-то странный персонаж, но Пескову, как сейчас говорят, надо матчасть учить тоже…

В. Алфимов:

- Здесь я бы хотел отметить, что Россия, как продолжатель, соответственно, все долги на нас, все, что можно…

Н. Платошкин:

- Да, Валентин, я участвовал лично в этих переговорах, Россия взяла на себя полностью все долги Советского Союза, но все активы Советского Союза – золотой запас, здания посольств и консульств за рубежом – тоже перешли на Российскую Федерацию. То есть, мы за всех все заплатили, должен сказать. А они на нас переписали посольства… не все, кстати, Украина против была до майдана. Мы за них долги все выплатили, а они говорят – а мы против того, чтобы на вас посольство переписывали. Это было задолго до майдана. В результате у нас реально сейчас большинство посольств и консульств в развитых странах написаны на Советский Союз. То есть, в кадастровой книжке написано – СССР. И никто, кстати, не возражает, что это здание занимает Российская Федерация, никто не говорит – идите отсюда… Мы – государство продолжатель. Но то, что этого не знает друг Медведева Арановский? Ну, абзац просто… У него кандидатская, кстати, была по теме «Деятельность советов»… Не люблю перевертышей. Особенно в преддверии 23 февраля.

В. Алфимов:

- «А следующее заявление данного господина будет о том, чтобы отдать Курилы японцам?» - спрашивают наши постоянные слушатели.

Н. Платошкин:

- Ну да, раз незаконный СССР их вернул. А они были потеряны при царском режиме, вы знаете, как и пол-Сахалина… То есть, это человек, реально посягающий на территориальную целостность, на решение Нюрнбергского трибунала и его надо судить. Но если он извинится и скажет, что он там выкурил что-то не то в этот день, бог с ним, можно простить.

В. Алфимов:

- Сергей Шнуров вступил в «Партию роста» - это партия господина Титова.

Н. Платошкин:

- У Титова была рифма с котами, но я не буду ее повторять…

В. Алфимов:

- А у нас звонок. Валерий, здравствуйте.

Валерий:

- Добрый день. Николай Николаевич, вас с наступающим праздником, могучего здоровья вам! Неиссякаемого оптимизма и побед над всем и во всем! Вопрос вот какой. Почему у нас даже в Конституции не записано, что мы победили фашистскую, нацистскую Европу во главе с Гитлером? И война началась не с нападения на Польшу, а с аннексии Австрии. Это первое. Почему мы поздравляем Германию с незаконным захватом ГДР – там ни референдума, ничего не было, а потом опросы проводили, 55% жителей бывшего ГДР недовольны тем, что их захватили, 35% не определились и только 10% довольны вот эти захватом. И все-таки, надо же четко называть вещи своими именами – на Украине произошел нацистский переворот и надо спрашивать Европу: вы хотели бы жить при нацистах? Вот Крым не захотел жить при нацистах. И Донбасс не хочет жить при нацистах. Тем более, полная симптоматика нацистского переворота. Полная.

Н. Платошкин:

- Вы знаете, в Конституции можно записать, что солнце квадратное. Вот вы говорите, а чего мы в Конституции не записали, что мы победили? А мы с вами эту победу сохранили? Советский Союз есть? Его, что, немцы, что ли, в 1991 году разрушили? Или Борис Николаевич Ельцин это сделал? Ну, сами виноваты. И если мы сейчас напишем, что мы победили… да мы победу эту прокакали, что там говорить. И наша задача – восстановить нашу великую федеративную страну на добровольной основе, естественно, если кто-то этого захочет. Вот тогда не стыдно будет нам ветеранам смотреть в глаза. Ведь они, ветераны, дрались и за Брестскую крепость, и за Киев, где сейчас бандеровцы, и Ригу освобождали в октябре 1944-го. И командовал фронтом маршал Баграмян, армянин. Вот было единство! Где Рига? Где Минск? Где Киев? В СССР? Донбасс – война идет. Вот когда мы не Конституцией, а своими действиями восстановим нашу страну, тогда… Сталин не записывал в Конституции, что мы победили, да в этом и так никто не сомневался…

В. Алфимов:

- Да ладно, Николай Николаевич, и сейчас никто не сомневается. Они пытаются чего-то там вякать, но…

Н. Платошкин:

- Валентин, мы сейчас вами про кого говорили? Про Арановского, который заявил, что СССР вообще террористическое государство? Получается, что террористическое государство Берлин, что ли, захватило в 1945 году? И это сказал судья Конституционного суда Российской Федерации ! Высшее должностное лицо. Флаг у нас, что, сейчас советский? Или флаг, под которым воевала армия Власова, русская освободительная так называемая, который был повешен. Когда Власова спросили на суде, почему вы перешли на сторону немцев, он сказал – смалодушничал. И вот его флаг сейчас у нас государственный.

В. Алфимов:

- Но этот флаг был еще задолго до него.

Н. Платошкин:

- Я согласен, свастика была задолго до Гитлера. Она на первых деньгах советской власти, кстати, была. Но потом прочно была связана в сознании вот с ними, поэтому сейчас… кстати, в Финляндии до сих пор ордена со свастикой есть, между прочим. Понятно, древний символ, все понятно… но – слишком опоганен… Вот, например, знаете, наших предков наших с вами, арийцев, научно называли индогерманцами, до 1941 года. Сейчас называют индоевропейцами. Овчарок наших любимых до войны называли не восточно-европейскими, как сейчас, а немецкими овчарками.

В. Алфимов:

- Нет, это две разные породы.

Н. Платошкин:

- Практически это одна порода, их просто потом, после войны… ну, при всем уважении к Бетховену, к Гёте и к достижениям немецкой культуры, все-таки… ну, имя Адольф тоже, может быть, хорошее, но вы можете себе представить, чтобы в 1945 году у нас кто-нибудь так ребенка назвал?

В. Алфимов:

- Нет, это совершенно очевидно, но все-таки, Николай Николаевич, флаг, который использовал Власов, не настолько прочно укоренился в мозгах даже советских граждан, нежели тот символ, который использовал Гитлер.

Н. Платошкин:

- Я студентов постоянно спрашиваю – что означает российский флаг? Мне толком ни разу никто не ответил. Флаг – это символ, да. Я еще раз говорю – можно быть против или за, но он понятно, что обозначал. Красный цвет – символ солидарности в борьбе за права рабочего класса, серп и молот – тоже понятно: рабочий и крестьянин. А что наш флаг обозначает?

В. Алфимов:

- А у него, кстати, официально, по-моему, нет обозначения.

Н. Платошкин:

- Ну, это же стыдобища! Это же наш символ. Вот, скажем, я могу объяснить, что такое двуглавый орел и я, кстати, абсолютно не против него. Это Византийский бывший символ, потому что Константинополь – столица Византии, была одновременно и в Европе, и в Азию… Мы тоже – евроазиатская цивилизация, у нас часть в Европе, часть в Азии – все прекрасно. Отлично. Причем, вот эти антисоветчики, типа Арановского, у нас ведь флаг московских князей был красный, и именно из-за этого сейчас флаг города Москвы тоже красный. Потому что красный всегда по-русски – символ красоты, величия… То есть, это древний символ русского народа. А этот флаг Петр взял у Голландии. Ну, я уважаю Голландию, честно говоря, но, мне кажется, что все-таки у России должен быть свой флаг, правильно?

В. Алфимов:

- Ну, так-то в Югославии и в нынешней Сербии флаг взяли у нас.

Н. Платошкин:

- Это действительно интересная тема. В 19 веке Россия была единственным независимым славянским государством. Потому что все остальные славяне были кто под немцами, кто под австро-венграми… И вот эти три цвета – красный, белый и голубой – правда, в таком состоянии, что белый в середине, были там, под подвластными славянскими народами, цветами национального возрождения славян. Это был как бы у них не государственный флаг, а такой вот славянский символ. Потому что они смотрели на Россию тогда и считали, что Россия… И у нас этот флаг при царском режиме был не государственным, а народным. То есть, это был своего рода флаг обывателей, что ли. Потому что государственный при Романовых был другой. Флаг династии Романовых, потому что при царском режиме было как? Самодержавие. То есть, страна династии. Поэтому в то время этот флаг был понятен, это был символ славянского освобождения от иностранной оккупации плюс липа… Да, вот вы сказали – Югославия, Сербия, Словакия, Чехия – вот все эти бывшие колонии, у них этот единый цвет. Но Петр-то взял до этого у голландцев. Потому что у голландцев был классный флот, Петр сначала сделал этот флаг чисто коммерческим, торговым. Видимо, раз он считал, что у голландцев сильнейший флот, значит, и у нас будет хороший флот, то и флаг должен быть. Но сейчас – зачем?

В. Алфимов:

- Ну, когда флаг уже прижился, чего его менять?

Н. Платошкин:

- Для меня он не прижился. Я за красный. Что такое государственный флаг? Это с ним что-то связано, да. То есть, это не просто взял там чего-то нарисовал – уважайте! Это флаг над рейхстагом. Эта фотография обошла весь мир, правда? И там же не трехцветный флаг, правильно? Под этим флагом были достигнуты, на мой взгляд, самые выдающиеся достижения нашей страны. Космос, война, ядерное оружие. Вот если бы с этим флагом было что-то связано, да.

В. Алфимов:

- Под каким флагом Наполеона мы прогнали?

Н. Платошкин:

- Наполеона мы прогнали с царским флагом.

В. Алфимов:

- Может, тогда его нужно сделать государственным?

Н. Платошкин:

- Это был флаг династии Романовых. Насколько я знаю, при Иване Грозном, ну, тогда вообще не было такого понятия, как государственный флаг, тогда под государством понимался флаг правящей династии – Рюриковичей в данном случае. У них был красный. Но он не воспринимался тогда как революционный, понятно. А что касается Бородино и всего прочего, тогда флаги у нас были именно романовские… Но я против. Потому что у нас монархии нет и, я надеюсь, не будет никогда. Потому что мы страна прогрессивная.

В. Алфимов:

- Сергей Шнуров вступил в «Партию роста». Решение о его принятии было озвучено на встрече председателя партии Бориса Титова с руководителями региональных отделений. Все это произошло в Петербурге и даже Шнуров там речь толкнул, так скажем, приветственную.

С. Шнуров:

- Жизнь моя завернула таким странным поворотом, помаячила мне в виде «Партии роста» и, мне кажется, что я вам пригожусь совершенно точно. По крайней мере, внесу яркие краски, будем называть вещи своими именами… со мной будет явно веселей.

Н. Платошкин:

- Я-то считал, честно говоря, что политика – это дело спортсменов, а, оказывается, это дело комиков еще, да. Я думаю, дело было так. Почему «Партия роста»? Потому что гражданин Титов, который эту партию возглавляет, он у нас винами еще рулит – «Фанагория», «Абрау-Дюрсо». Наверное, ящичек раздавили и старик Шнур в прекрасно настроении решил вступить в «Партию роста».

В. Алфимов:

- Ну, ладно, Сергей Шнуров сильно изменился за последнее время – это факт.

Н. Платошкин:

- То есть, не пьет уже? Или закусывает?

В. Алфимов:

- Я думаю, что, как и все, выпивает, давайте так скажем.

Н. Платошкин:

- Товарищ Шнур, ну, то, что вы вступили в эту партию, это стыдобища, по-моему… Советую, прежде чем куда-то вляпываться, иногда стоит подумать… Ну, похихикать мы всегда, конечно, готовы, но страна не в том состоянии, чтобы превращать политику, будущее нашей страны, в ржачку по типу этого Шнура… Валентин, вы фанат Шнура?

В. Алфимов:

- Я очень люблю, это правда, творчество Сергея Шнурова.

Н. Платошкин:

- А я люблю творчество Ольги Бузовой…

В. Алфимов:

- Каждому – свое.

Н. Платошкин:

- Кстати, почему Ольга Бузова ни в какую партию не вступила? Ольга, я требую, чтобы вы вступили в какую-нибудь партию. Обязательно. В партию бузотеров, например. Или за новый социализм, например… Монеточку тоже ждем. Монеточка должна сделать нам гимн. Так, что-то еще со спортсменами надо придумать…

В. Алфимов:

- Георгий Бовт, журналист, политолог, говорит, что, конечно, это нормальная практика, но толку от этого не будет никакого.

Г. Бовт:

- Попытка привлечь медийных персон, характерна для многих партий. Мы знаем, что и «Единая Россия» балуется фигуристками и гимнастками. Никакой пользы чисто практической от их законотворчества нет, на мой взгляд. А с точки зрения узнаваемости бренда, ну, хорошо, да. С точки зрения политтехнологий я не знаю, сколь успешным для партии, будь то «Единая Россия» или «Партия роста» будет привлечение этих людей. Мне кажется, что это все-таки технологии 90-х. Тогда это срабатывало, а сейчас от людей хотят, прежде всего, компетентности в тех вопросах, в которых они разбираются. С другой стороны, Шнуров, конечно, человек, который в последнее время залезал в политику и делал целый ряд заявлений. Но они были острые. Он далеко не дурак в общем, совсем не дурак. Они были острыми, они были провокационными и в этом есть проблема, мне кажется. Потому что для Бориса Юрьевича Титова, а он у нас человек осторожный, поэтому как он там сживается со Шнуровым, я не знаю…

Н. Платошкин:

- Валентин, вот нам пишут про Шнурова: «Какое на хрен творчество? Это вулкан дерьма!» Честно говоря, я по творчеству не буду тут высказываться… Кстати, я бы видел вот в своем движении Шевчука, например. А вот что касается Андрея Макаревича, например, я не согласен абсолютно с его позицией по Крыму, полностью не согласен с его песней гадкой про Крым… тем не менее, это не мешает мне до сих пор на шестиструнной раздолбанной гитаре дома наигрывать и «Свечу», и «Три окна» и все остальное. Кстати, правильно кто-то пишет: «У Шнура бабло кончается, вот и решил капиталистом стать». Товарищ Шнур, сколько отвалили-то? А что касается технологии 90-х, про что Бовт сказал, так сейчас рулит в администрации, помимо Кириенко, вот этими всеми делами, насколько мне известно, Волошин, которого реанимировали и который в 90-е этим и занимался. Помните? «Голосуйте сердцем» за Ельцина, помните, Осин топил? Ну, что, ну, проголосовали сердцем в 1996-м. Лучше стало? «Возьмите Гребенщикова» – мне пишут. К Гребенщикову отношусь абсолютно с огромным уважением…

В. Алфимов:

- Тем временем, Сергей Шнуров потер старые посты в Инстаграмме – там и про пенсионный возраст, которого не достичь, как горизонта, и про Вову, который вернулся снова…

Н. Платошкин:

- Кстати, гражданин Шнур, вы вступили в партию Титова, который сотрудник администрации президента – того, кто повысил пенсионный возраст, собственно. Это, знаете, как против меня вот выступал от «Единой России» в Хабаровском крае Вика Цыганова. В принципе, как певица, она нормальная, но она выступала от «Единой России» и народ ее спрашивал – так если вы от «Единой России», вы за пенсионную реформу? Она говорит – нет, я против. Тогда я спрашиваю – как же выступаете от партии, которая за реформу, а вы – против, что ли? Шнуру надо иногда программы партий читать, а не только книжки-раскраски…

В. Алфимов:

- Сергей Шнуров по образованию реставратор. У него художественное образование, очень, кстати, неплохое.

Н. Платошкин:

- Валентин, ну и пусть он этим занимается. Кто против-то? Пусть организует партию реставраторов.

В. Алфимов:

- Эх, была бы у нас партия политиков! Хотя бы одна!

Н. Платошкин:

- Вот это верно!

В. Алфимов:

- Или дипломатов, например.

Н. Платошкин:

- Партия дипломатов уже есть. Она называется «Движение за новый социализм». Я не буду говорить, кто лидер партии… точнее, движения, не партии, «За новый социализм».

В. Алфимов:

- Да даже партии нет, Николай Николаевич…

Н. Платошкин:

- А мы пока не хотим.

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- А вот российская певица Валерия создает политическую партию и будет бороться за права женщин и вести борьбу с бытовым насилием.

Н. Платошкин:

- У нас сегодня какие-то аномальные завихрения в атмосфере или что? Я, кстати, позвал бы в свое движение «За новый социализм» Ваенгу. Тоже, между прочим, очень хорошая певица, на мой взгляд.

В. Алфимов:

- А зачем вы ее позовете?

Н. Платошкин:

- Мне кажется, она умный человек…

В. Алфимов:

- Так, может быть, и Валерия – ничего?

Н. Платошкин:

- Не знаю. Просто, если Валерия сама свою партию создает, мне кажется, что – нет.

В. Алфимов:

- То есть, умный человек не может создать партию, правильно?

Н. Платошкин:

- Вот Валерия создает партию женщин, да. Давайте я создам партию 50-летних, предположим. А кто-то создаст партию усатых, а кто-то – партию голубоглазых… Ну, проходили мы это все. Помните, партия любителей пива была… еще у нас была партия субтропической России, которая выступала за то, чтобы сделать климат в России субтропическим. Кстати, группа «Дюна» должна быть в политике.

В. Алфимов:

- Эх, Николай Николаевич, как-то вы смеетесь над правами женщин!

Н. Платошкин:

- Да я над правами женщин не смеюсь. У меня с женщинами совсем другие отношения. Женщин надо ласкать и ублажать…

В. Алфимов:

- И никаких прав! Правильно. Никто не должен бороться за права женщин!

Н. Платошкин:

- Если вы имеете правильный подход к женщине, она вам все права даст сам.

В. Алфимов:

- Иосиф Пригожин прокомментировал как раз вот эти новости о том, что Валерия создает партию.

И. Пригожин:

- Давно назрело. Это было не вчера и не сегодня. Тогда не было возможности, времени, и она была юна, слишком активная гастрольная деятельность была, и дети были маленькие, учились в школе и в институтах. А сегодня у нее немного руки развязаны и на этой почве, на почве нового законопроекта, в том числе, связанного с тем, что речь идет о насилии в семье, естественно, эта тема, которая объединила Оксану Пушкину и Валерию в этом вопросе…

Н. Платошкин:

- То есть, Валерия создает партию с Оксаной Пушкиной?

В. Алфимов:

- Да, да.

Н. Платошкин:

- Оксана Пушкина – едроссовка, она, что, родную гавань оставила? И, самое главное, гражданка Пушкина, вы гражданка какой страны-то? Вы долго жили в Америке и, я подозреваю, у вас наверняка есть вид на жительство в Соединенных Штатах. Если у вас его нет, то публично это озвучьте, пожалуйста. Потому что бред какой-то опять. Боремся с двойным гражданством, а у нас партии то Стивен Сигал возглавляет, американский гражданин…

В. Алфимов:

- Он не возглавляет, ладно вам…

Н. Платошкин:

- Жерара Депардье еще надо подтянуть. Отличный российский гражданин! Но, к сожалению, много выпивает, не всегда трезв… Ну, несерьезно это все… Нормальная партия одна – это движение «За новый социализм», других я не знаю даже…

В. Алфимов:

- Кто бы сомневался? Правда, партии такой даже нет еще, но… ничего.

Н. Платошкин:

- Есть такая партия, как сказал до меня Владимир Ильич Ленин…

В. Алфимов:

- Да нет у вас партии…

Н. Платошкин:

- Лизу Пескову предлагают в партию феминисток. Там еще была Земфира, которая, правда, оскандалились с украинским флагом. Вообще я до этого ее тоже уважал – тексты были у нее относительно нормальные… но как она там с украинским флагом начала выступать…

В. Алфимов:

- Алексей из Воронежа у нас на связи. Здравствуйте.

Алексей:

- Здравствуйте. Николай Николаевич, очень рад вас слышать! Долго и внимательно следил за вашими выступлениями по всем телевизионным передачам, пока они не испугались и не перестали вас приглашать. Потому что реально ваши выступления всегда – глоток свежего воздуха, на мой взгляд.

Н. Платошкин:

- Спасибо большое.

Алексей:

- Вопрос к вам по поводу вот этого самого голосования по поводу внесения изменений в Конституцию. Неужели все эти изменения, которых там 20, 500 там будет, сколько угодно, их, что, будут голосовать одним списком? Если они все решили салатом оливье голосовать – все вместе – и под этот шум чайника нагнали туда кучу хороших вопросов про церковь, про однополые браки, про все, что угодно, чтобы провести вопрос о Госсовете, тогда вы правы на сто процентов и буду, соответственно, выполнять ваши рекомендации…

Н. Платошкин:

- Спасибо. Вот вопрос действительно по делу, а то каких-то супердятлов обсуждаем… Смотрите, на сегодняшний день ситуация такая. Вы правильно говорите – в конституционной комиссии обсуждается полмиллиона, наверное, поправок. Это все несерьезно и их никто учитывать не собирается, поверьте мне. То есть, поправки, которые внес президент, они и будут. 2 марта Госдума будет заслушивать их во втором чтении и это означает принятие закона. То есть, они уже примут закон о том, что эти поправки войдут в Конституцию. Потому что у «Единой России» две трети голосов и она, естественно, проголосует за что угодно. У меня вопрос дальше возникает. Если они закон примут, по которому эти поправки уже в Конституции, мы тогда вообще все при чем? Я считаю, что по честному надо делать как? Президент внес поправки, это его право, он имеет право законодательной инициативы. Потом эти поправки выносятся на референдум, если народ за них голосует, они автоматически становятся законом.

В. Алфимов:

- Ну, так и есть.

Н. Платошкин:

- Ну, так сначала Госдума их утверждает, то есть, они уже часть Конституции, а мы тогда зачем?

В. Алфимов:

- Нет, нет, нет.

Н. Платошкин:

- Во втором чтении этот закон будет приниматься о поправках в Конституцию. То есть, они станут частью.

В. Алфимов:

- Но президент сказал – если народ проголосует, значит, они будут действовать. Если нет, значит, нет.

Н. Платошкин:

- Зачем его принимать тогда? И самое главное, мне никто не может в конституционной комиссии дать ответ на простой вопрос. Вот Госсовет – нам предлагают проголосовать, чтобы он вообще просто тупо был. А как он будет формироваться? Кто будет его председателем? Вообще ничего неизвестно. Представители «ЕдРа» в этой комиссии говорят – ребята, вы просто за принцип проголосуйте, а какой – мы потом законом определим. Я считаю, что это мошенничество. Президент или кто-то должен это разъяснить… Так что поправки по Конституции очень важны. Я считаю, что сначала голосование должно быть, а потом голосование в Госдуме по итогам волеизъявления народа.

В. Алфимов:

- Давайте пойдем дальше по нашей повестке. Премьер Михаил Мишустин закрыл границу для граждан Китая с 20 февраля.

Н. Платошкин:

- Да, вы знаете, мы обсуждали это раза три, наверное… Беда-то в чем? Гражданин Силуанов признал горькую правду. Что закрытие китайских товаров для России в день убытков нам приносит на миллиард рублей. Ужас! Почему? Я вот был в Миассе на одном заводе, который делает приборы для считывания пальцев. Единственное предприятие в Российской Федерации, клиенты, как вы понимаете, самое что ни на есть… Все китайское. И это не вина этих людей. Вот стекло – и то китайское. Почему? Потому что наше в три раза дороже. Тарифы огромные. Вот не дай бог, если сейчас закроют китайские товары – а это единственное в стране стратегическое предприятие, если хотите, оно вообще встанет. Еще раз, это показатель правления правительства Медведева и всего прочего – что мы зависим реально от коронавируса в Китае не в медицинском смысле! Знаете, вот, как раньше говорили, что где-то там чихнул, а страна болеет. Вот конкретный пример! Ну, неужели сейчас неясно, что наконец-то надо развивать все свое? В Хабаровском крае дикие цены на овощи. Просто дикие! Потому что там других-то нет, кроме китайских. А когда-то Хабаровский край овощи вывозил при советской власти в другие регионы страны. Тепличные комплексы были большие, свиноводческие. Сейчас вот я был в одном из них, там развлекательный клуб, все, как у людей… Ну, вот сейчас вообще звоночек должен прозвучать, уважаемое правительство! А если в Китае и дальше будет продолжаться коронавирус? Ну, что, погибать, что ли, теперь? Надо развивать собственную экономику. Вчера надо было еще.

В. Алфимов:

- Нам же запретили еще летать в Китай…

Н. Платошкин:

- И это правильно. Ну, какое средство против распространения инфекции там не знаю со времен древней Греции? Карантин. Карантин раньше был в любом порту – приезжал какой-то корабль и людей 40 дней держали, чтобы – мало ли что, симптомы какие проявятся… То есть, то, что китайцы вроде бы пока карантин общий ввели до 1 марта. То есть, они считают, что 1 марта они смогут поставить эпидемию под контроль. Что это означает? Это означает, что где-то на 50% будет сокращение и зараженных, и…

В. Алфимов:

- Тенденция уже есть.

Н. Платошкин:

- Есть. Поэтому они считают, что 1 марта можно как-то все нормализовать. Но с товарами – просто мрак! Нам надо что-то делать. Вот у Силуанова умная мысль, как ни странно, возникла, что у нас налоги на труд огромные. Я об этом говорю, наверное, года два, что предприниматель не может работать честно, не выплачивая все эти взносы в социальные фонды. Дошло и до Силуанова! Знаете, что он сказал? Если снизить с них…

В. Алфимов:

- Непомерная нагрузка на бизнес, да.

Н. Платошкин:

- Два триллиона если нагрузка… где его взять? Сбербанк государство друг другу перепродает за три триллиона! Где взять? Ну, совесть-то есть, нет? Зачем вот эти операции по перекладыванию бабок из одного кармана в другой? А еще и за счет фонда национального благосостояния, который формируется с продажи наших природных ресурсов? То есть, два триллиона взять негде, понимаете, а три триллиона переложить из одного кармана в другой – ради бога! Причем, они никак не могут даже объяснить, ладно, мне, они сами себе это не могут объяснить. Госдума в трансе – что за операция-то? Что она означает для экономики-то?

В. Алфимов:

- Ну, экономисты нам раскладывали у нас здесь в эфире, для чего это нужно…

Н. Платошкин:

- Ну, это все даже в Конституции можно упомянуть, на всякий случай, ну, чтобы было, но это полный бред! Это все равно, что, когда на предприятии что-то плохо, его реорганизуют – вместо ЗАО делают ПАО и прочее. Но от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Ну, направьте на это. Кстати, в Хабаровском крае там еще больше. Они-то платят все эти взносы социальные, предприниматели, с учетом северных надбавок. Они мне просто цифры показывают и говорят – мы людей на работу уже брать не можем. Ну, как только мы берем человека, мы уже в минусе сразу. С этим можно же что-то сделать?

В. Алфимов:

- Тем временем, туроператоры попросили правительство компенсировать почти 600 млн. рублей – это прямые убытки отрасли от коронавируса. Письмо было направлено на имя Михаила Мишустина. И эта сумма не включает недополученную прибыль и будущие потери от закрытия границы, - рассказала нам исполнительный директор ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе.

М. Ломидзе:

- Речь идет о фактических потерях, которые понес туристический бизнес в связи с прекращением продажи туров туда – туроператорам пришлось возвращать деньги туристам, которые приобретали туры и не могли ими воспользоваться. Пришлось возвращать туристов, в частности, из Хайняня, за свой счет, и, когда мы говорим о туроператорах по въездному туризму, то это, собственно, тоже те возвраты, которые вынуждены были произвести уже в адрес китайских туристов и, соответственно, партнеров, из-за того, что китайские туристы не могли приехать сюда. Эти деньги уже потеряны. То есть, стала рассматриваться возможность выплаты компенсаций в связи с по сути прекращением авиасообщения с Китаем, просто потому, что некого перевозить. Поскольку рассматривается такая возможность, туристический бизнес считает, что вполне было бы справедливо, чтобы рассматривалась возможность так же компенсации в адрес представителей туристической индустрии.

Н. Платошкин:

- Кстати, я с ней абсолютно согласен. Это называется на языке таком научно-коммерческом, - форс-мажор. То есть, обстоятельства непреодолимой силы, когда война, эпидемия, стихийное бедствие… то есть, то, что от людей не зависит. И то, что наше государство, если это правда, конечно, помогает нашим туроператорам, которые не виноваты, естественно, тем более, туристы, в этом, то это правильно. Но я об этом здесь говорил и повторю – ну, почему не компенсировать Хабаровскому краю, Дальнему Востоку, цены на овощи, которые дико возросли? Помидоры доходили до 1700… Ну, дайте деньги краю, чтобы они могли на период коронавируса компенсировать…

В. Алфимов:

- Тем временем, территория Китая, за исключением самой провинции Хубэй, где все это дело и началось, будет освобождена от коронавируса до конца февраля – говорит посол Китая в России на встрече с вице-спикером Госдумы Иваном Мельниковым. Наш специальный корреспондент Дарья Асламова, единственный журналист из России, кто отправился туда, в Китай, расследовать, что там происходит… она нам шлет репортажи и рассказывает, что там происходит.

Д. Асламова:

- Пекин постепенно все больше пустее, поскольку карантин уже давно объявлен официально. Теперь выходить из домов можно за продуктами, но, если вы задержитесь дольше, вам перезванивают и спрашивают, где вы были и что случилось? Это касается даже дипломатических учреждений, с этим сталкиваются даже дипломаты, которые возвращаются на территории своих квартир… Поэтому режим становится все более и более жестким в связи с эпидемией. Мне повезло, что в моей гостинице мне разрешают выходить. Людям не рекомендуют появляться в больницах, как в очагах инфекции, и просят в любом случае, если что-то случилось, постараться перетерпеть, если это не касается коронавируса, естественно. Потому что врачей просто нет, врачи все уехали в провинцию Хубэй. Это города вокруг Уханя, где идет настоящая битва за жизнь, потому что количество умерших увеличивается с каждым днем, не видно затухания этой вспышки. Предполагается, что она будет еще в марте – вот продлен еще до 2 марта карантин и работа запрещена. Работать могут только отдельно небольшие магазины, видимо, это продукты, и правительство всячески призывает людей покупать продукты через интернет. Но проблема не в этом. Продукты в интернете есть, но нет доставщиков, нет людей, которые готовы возить продукты по Пекину. Поэтому каким образом заказывать это в интернете, тоже непонятно. Начинаются, конечно, уже и психологические проблемы. Невозможно сидеть дома целый день уже два месяца, у людей начинаются психологические проблемы, им трудно, они каждый по-своему сходят с ума… Нельзя приглашать друзей, нельзя пойти к родственникам… Много всего нельзя. И если представить, что это один из самых больших мегаполисов в мире – 27 млн. человек – то психологически это очень трудно. Жизнь фактически остановилась.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, я смотрю, вы со многим не согласны?

Н. Платошкин:

- Вы знаете, вот когда эпидемии, стихийные бедствия, я все-таки сторонник ограничения такой информации, потому что она часто раздувает панику, а паника приводит к тому, например, что люди вырываются из своих квартир… помните, одна из больницы у нас сбежала?

В. Алфимов:

- Да, да. Ее, кстати, сегодня отпустили.

Николай Платошкин

Н. Платошкин:

- Ну, это хорошо. Я к тому говорю, что, если китайцы, на мой взгляд, немножко статистику там занижают… то вот сейчас это неплохо. По крайней мере, панику надо задавить, потому что паника способствует росту эпидемии.

Кстати, у Соловьева, пишет Игорь Журавлев, начали хаять социализм и левые идеи… Я Соловьева не смотрю, потому что там одни и те же люди, честно говоря… Просто я вот совершенно случайно включил, они, как всегда обсуждают Украину, и там украинский представитель при ООН ругает нас за то, что мы там Сталина любим, а Соловьев начинает оправдываться… И вот то ли Соловьев, то ли наш представитель в ООН Небензя, оправдываясь перед украинцами, говорит – надеюсь, что на Бессмертном полку в этом году портрета Сталина не будет. Так вот, не надейтесь! Лично я на Бессмертном полку, как и в прошлом году, понесу портрет Сталина, потому что это Верховный главнокомандующий Красной Армии в годы Великой Отечественной войны! И на 75 лет Победы, гражданин Соловьев, хаять Сталина, который на медали «За победу над Германией», которую 15 миллионов ваших сограждан получили, чтобы перед какими-то бандеровцами извиняться? Это свинство! Это все равно, что Красная армия героическая, а командир ее негодяй, что ли? Что вы творите? Тем более, оправдываетесь там перед каким-то бандеровцем! Да, вот они с Ленина начали, Сталиным кончили. А потом убили 13 тысяч человек в Донбассе! Вот это ваши герои, что ли? Сталин, еще раз говорю, человек многогранный. Репрессии Сталина осуждены в 1956 году, еще коммунистической партией и все жертвы реабилитированы..

В. Алфимов:

- Вы согласны с этим осуждением?

Н. Платошкин:

- Конечно. Но вот, знаете, у Хрущева был памятник Эрнста Неизвестного такой – бело-черный, он хотел подчеркнуть тем самым, что разный был Хрущев. Вот в отношении Сталина я придерживаюсь китайской точки зрения на Мао Цзэдуна, хотя, на мой взгляд, Сталин гораздо масштабнее, интереснее, умнее и добрее Мао Цзэдуна. Китайцы говорят – у нас по Мао Цзэдуну теория 10 пальцев. Три пальца – не очень хорошо, что он сделал Семь пальцев – хорошо. Поэтому, заметьте, он у них на деньгах, он в Мавзолее. И там в Китае ни один козел даже вообще не заикается насчет того, чтобы его оттуда убрать. Хотя, еще раз повторяю, по историческим достижениям Мао Цзэдуну до Сталина далеко. Поэтому мы чтим Сталина ,как Верховного Главнокомандующего, как человека, создавшего в 30-е годы индустриализацию, которую Путин приводил в пример и говорил, что нам тоже так надо сделать, потому что в 1930 году Сталин прозорливо сказал – у нас есть 10 лет, если мы не создадим промышленность, нас сомнут. Представляете, 1930-й год! И, когда немцы напали в 1941-м, они напали на другую страну абсолютно. Которая их не просто перебила, она их перепроизводила, она их переела, если хотите, она их передумала. И это, конечно, в том числе, заслуга Сталина. Любой честный ветеран таким, как Соловьев или Небензя, скажет про Сталина то, что он думает. Что люди поднимались в бой «За Родину! За Сталина!» - и никто их в этом не упрекал. Я об этом уже говорил. Когда Молотов в октябре 41-го, когда в Москве паника была, 19 октября, потому что немцы прорвались в Химки, Молотов подошел к Сталину и сказал – правительство эвакуировалось в Куйбышев, типа, товарищ Сталин, когда грузить кремлевский полк на эвакуацию. Что Сталин ответил? Куда грузить? Если понадобится, я лично поведу его в бой за Кремль. Вот так! И когда Сталин выступил на параде 7 ноября, народ понял – все, Москву не сдадут. Сталин здесь. И не понимать этого может только дурак! Почитайте высказывания о Сталине Рузвельта, Черчилля! И вам все станет ясно.

В. Алфимов:

- Раз уж мы зацепились за тему Сталина, слушатели спрашивают – если Сталин гениальный главнокомандующий, почему его действия во время войны, особенно начала войны, очень критиковал Жуков?

Н. Платошкин:

- У нас начальником Генерального Штаба 22 июня 1941 года был Жуков Георгий Константинович. А что такое начальник Генштаба? Человек, ответственный за размещение войск. Не Сталин их размещал в тех котлах, куда они попали. Жуков. И со стороны Жукова хаять Сталина после смерти, знаете, не здорово, я бы так сказал. Например, Сталину он сказал, что я Берлин возьму к 1 мая 1945-го и положил на Зееловских высотах 300 тысяч человек, в то время, как Конев пошел в обход и вошел в Берлин без потерь… Ну, то есть, товарищу Жукову тоже как бы надо… Ну, я вам так могу сказать. Сталин в начале войны… мы на второй день войны отбили первый советский город – Перемышль, он тогда входил в состав СССР. А вы знаете Францию за сколько сделали? Францию с Англией и с Бельгией, точнее – вот три страны, которые по потенциалу были, как Германия, которые были отмобилизованы, сидели в окопах, то есть, на них никто не напал, они сами объявили Германии войну в сентябре 1939-го. Их за две недели сделали! За две! И потом только, знаете, на мотоциклах разъезжали и занимали города. Вот это как? Знаете, конечно, враг был страшно силен, должен я сказать… Валентин, на нас батальоны шли, у которых были пуговицы для каждого и автоматы по деланию сосисок из свиней – помимо вооружения и всего прочего. Это была военная машина, которую до тех пор человечество не знало просто. Да, они нас били сначала, как опытный боксер бьет новичка на ринге, который первый раз вышел. Первый раунд мы проиграли. Но, как только мы научились воевать в 42-м, страшной ценой, конечно, как только заработала на родном Урале наша эвакуированная промышленность, все, кончилось у них все. Покатились. И ничего они с нами сделать не смогли. Кстати, про коронавирус. Мы говорили, что в годы гражданской войны от тифа умерло гораздо больше людей, чем от боевых действий… кто-то говорит 10 миллионов, кто-то 16, но, если вы почитаете что-то про гражданскую, там тифа везде присутствует. А были ли у нас эпидемии в годы Великой Отечественной? Десятки миллионов призванных в армию, люди кое в чем, ни бани, ничего не было. Не было эпидемий. Потому что и вакцины были, и прививки, и, кстати, прекрасно Гитлер отмечал организованное общественное питание. Да, там, скажем, небогатое, но абсолютно вот массового голода тоже не было. Чья заслуга? Не только Сталина, конечно, а всего нашего советского народа, но Сталин тоже не с краю стоял здесь, правильно?

Знаете, разные у нас были полководцы в годы войны и Жукова я ни в коем случае не… Жуков спас Москвы в октябре 41-го, это без разговоров абсолютно, он правильно об этом писал. Но к людям относился, мягко говоря, не очень. Война, понятно. Там митингов не надо проводить, тем не менее, было расстреляно несколько генералов по разговорам Жукова в начале 41-го, генерал Павлов, предположим, на которых свалили неудачи первого месяца войны. Это неверно. Неудачи были у всей нашей страны, потому что враг был сильный. Вот для меня герои в основном это 41-й год, конечно…. Симонова почитайте, как люди, стиснув зубы, когда нет авиации, когда она вся разгромлена в первый день, а их бомбят сверху, и немцы даже не подходят к ним, а у них винтовки, у них пулеметы, пушки, но они ничего сделать не могут, а их перепахивают, перепахивают и перепахивают… А солдаты Брестской крепости! Я ж немецкие мемуары читал. Когда они вошли в лазарет, казалось бы, ну, уже все, там люди, лежащие на одеялах и казавшиеся мертвыми, вскакивали и в глотки им вцеплялись… И немцы уже тогда начали многие понимать, судя по мемуарам, что вряд ли… Так что солдатам 41-го, включая товарища Сталина и всем остальным, наш вечный поклон и вечная память!

В. Алфимов:

- Хорошо. В то же время спрашивают – почему Сталин закрывал глаза на доклады о том, что немцы не просто готовят наступление на Союз, но и каждый день отправляют самолеты разведчики?

Н. Платошкин:

- Это клевета, конечно. Я доклады советской разведки читал, в основном, все. Ну, из главных резидентур читал. От Зорге, от нашей резидентуры в Берлине, в Бухаресте, кстати, работала очень неплохая резидентура. Сталину несколько раз докладывали точную дату нападения. И все они были неправильны. Потому что Гитлер сам определился с датой только 18 июня. Сдвигалось это все. И Сталин думал, что, если до 1 июля немцы не сунутся, они уже побоятся зимы, и тогда уж мы их встретим по полной. Поэтому мы унижались, мы терпели эти все провокации, потому что хотели изо всех сил оттянуть войну на 1942 год. А что еще было делать? Абсолютно правильная политика. Сберегали силы.

В. Алфимов:

- Ну и, как я обещал нашим слушателям, мы поговорим про врачей. Кадровый дефицит и перегрузки являются главными причинам врачебных ошибок, так считают 78% врачей-специалистов. Это опрос, проведенный в приложении «Справочник врача». В этом опросе приняли участие 5243 врача-специалиста. То есть, выборка достаточно серьезная.

Н. Платошкин:

- Я согласен. Дефицит врачей и плохие условия их работы – это одно и то же. Если у вас плохие условия, то вы врачом и не пойдете. В этом смысл. Мне вот ребята в Хабаровске со скорой помощи показывали их платежки, как они там пашут. Причем, Скворцова ввела такую систему дебильную – чем больше работаешь, тем меньше получаешь. Ну, кто бы себе вообще это представить-то мог когда-нибудь? Если уж ты пашешь в три смены, то, значит, получай соответственно. Что такое врач, работающий больше восьми часов? Это же человек, спасающий другие жизни. Он даже не таксист, которым тоже запрещено там долго сидеть за рулем. В августе прошлого года Путин сказал – это провал. Потом говорит – систему зарплат надо менять. Чтобы зарплата главврача не сильно отличалась от зарплат врачей-специалистов. Да в чем вопрос-то? Надо. Почему не меняем-то? В чем дело?

В. Алфимов:

- Вот сейчас новое правительство пришло, у нас новый министр здравоохранения. Сейчас все будет.

Н. Платошкин:

- «Ну, мы, конечно, возмущаться начали и

- на общее собранье собрались. И

– нам нового начальника назначили, и

- мы с этим по домам и разошлись». Песня Михаила Ножкина.

В. Алфимов:

- Так, может быть, все сделает новый министр?

Н. Платошкин:

- Нет.

В. Алфимов:

- Почему нет?

Н. Платошкин:

- Ну, я даже готов поспорить… ну, он же в Росздравнадзоре был этот гражданин, который стал, и опять Скворцову туда же и направили. И это из серии – «а вы, друзья, как ни садитесь…». Росздравнадзор… Лекарств дешевых не было… Президент уж об этом тоже говорил неоднократно. Ну, товарищ даже с этим не справился. И вот теперь его на Минздрав перевели. Я не знаю… Именно потому, что у нас низкие зарплаты и у врачей, и у учителей, да у кого угодно, соответственно, отсюда и то, что они не хотят быть… В Хабаровске захожу в больницу, в пригороде, сколько средняя зарплата? 85 тысяч. Я говорю – ни хрена себе! Но врачей, говорят, не хватает. А почему? Потому что это средняя зарплата… у главврача она вот такая, а у остальных – вот такая… Но в среднем – вполне себе. Выхожу из больницы, мне говорят – у этого главврача вон частная стоматологическая клиника. В результате стоматолога бесплатного нет. Зато говорят – зубки хотите полечить? За деньги, правда, но быстро. Ну что, этого никто не знает, что ли?

В. Алфимов:

- Надо запретить все частные клиники?

Н. Платошкин:

- Нет. Надо сделать так, что, если ты в государственной больнице, то частными клиниками ты не владеешь. Пожалуйста, уходи и владей, но не совмещай эти все вещи. Иначе соблазн – на государственной должности я ни хрена не делаю, а прилагаю усилия к тому, чтобы ходили в мою частную клинику, а не в бесплатную больницу. На нормальном языке это называется конфликт интересов. Или – или. Ну, я ж с этим тоже сталкиваюсь. Я живу в Москве, в городе-герое, захожу в районную поликлинику, анализы надо было сдать. Мне говорят – в течение месяца… но вот там – сразу сделают. Ну, что это? Это просто свинство и безобразие! Наверняка анализы там принимают те же самые люди, которые работают в государственной поликлиники, но не хотят вам бесплатно их сделать… вернее, не бесплатно, с меня ж деньги берут каждый месяц в Фонд обязательного медицинского страхования. Ну, если я в Москве не могу услуги получить, чего там говорить о поселке Новый Ургал! Человек приходит – сердце болит – у него снимают кардиограмму и медсестра говорит: специалистов нет, мы сейчас по интернету пошлем в Советскую Гавань, это 600 километров, и в течение трех дней придет ответ, что у вас в сердцем. Это сейчас происходит, в 21 веке, в Российской Федерации! А если у него инфаркт? Он, что, будет ждать три дня? Рядом районная больница, главврач мне говорит – суперокулист появился! Окулист! Пять лет не было. Я уж не говорю про гастроэнтеролога, предположим, или еще кто-нибудь такой. Вот этих врачей нет! Опять, почему? Дорог нет, жилья нет…

В. Алфимов:

- Там такая большая проблема с жильем?

Н. Платошкин:

- В этих районах – да, конечно. Потому что там, знаете, какие ценники за ЖКХ? Я приводил пример. По 25 тысяч рублей зимой люди платят. Охренеть просто! И сидят при этом на огромном пласте угля, который добывается и отправляется в Японию. Потому что Япония дороже платит за этот уголь, чем в этом поселке. Ну, кто туда поедет? 600 врачей в Хабаровском крае в прошлом году не хватало. И, думаю, что это то, что я знаю. Думаю, в других регионах ситуация не лучше. Зарплату понизьте, снизьте у главврача – и народ пойдет, я думаю. Почему нет?

В. Алфимов:

- Хорошо. Движемся дальше. Владимир Путин обсудил с Тайипом Эрдоганом ситуацию в Идлибе. Это вот несколько минут назад они общались по телефону…

Н. Платошкин:

- По-моему, мы в прошлый раз обсуждали, вот товарищ к нам подключался, Аббас Джума, мы с ним тоже говорили о том, что турки крышуют бандитов в Идлибе… Сейчас на сирийскую армию напали бандиты при поддержке турецкой бронетехники, прорвали фронт и, если бы не удары нашей ВКС по прорвавшимся бандитам и туркам – убит турецкий военнослужащий, по мнению Эрдогана… ну, это что? Это наш партнер, друг, союзник, которому мыв оружие продаем, который воюет с армией, где наши советники, что ли, находятся? Мне кажется, пора уже прекращать строить из Турции друга. Еще раз, если это друг, он должен вести себя как друг. А нам он, Эрдоган, говорит – уйдите из Сирии! Гражданин Эрдоган, а ничего не слипнется? Сирия – суверенная страна, она сама решит, кто ей там нужен. Если Сирия подписала с нами долгосрочное соглашение о создании военных баз с 1980 года, между прочим, то вас, гражданин Эрдоган, никто там не ждет, в Сирии! Сами валюте оттуда! И, чем быстрее, тем лучше!

В. Алфимов:

- Кстати, Эрдоган сказал, что происходящее в сирийском Идлибе можно назвать войной…

Н. Платошкин:

- Наступление бронетехники, удары авиации – как это еще можно назвать? Конечно, войной. Кстати, вот пишут про этого Соловья – Николай Николаевич, как вы относитесь к прогнозам Валерия Соловья? Ну, я думаю, что вам сначала надо Нострадамуса послушать, бабу Вангу, а Соловью до них еще очень далеко… Прогнозы примерно такого же качества, думаю, похуже чуть-чуть…

В. Алфимов:

- Нет ли вероятности, что Россия втянется в полномасштабные боевые действия там же, в Идлибе?

Н. Платошкин:

- Да она уже втянулась.

В. Алфимов:

- Подождите. Сейчас наши ВКС участвуют, помогают сирийским военным. Наши инструкторы помогают сирийцам, инструктируют их, объясняют, как нужно вести боевые действия и т.д., но напрямую мы не воюем там с турками.

Н. Платошкин:

- Ну, понимаете, войну можно не называть войной, конечно, можно называть конфликтом, инцидентом, но она есть. И я считаю, что нам вот что надо сделать, чтобы наших ребят там сберечь? Вот Евросоюз, например, выступил против турецкой акции в Идлибе, и вот надо как бы мобилизовывать мировое сообщество в хорошем смысле этого слова, чтобы они давили. Вот, кстати, Трамп, между прочим, опять молодец. Турки попросили оружие против России - наши друзья, представляете! – Трамп заявил нет. Вообще, я думаю, звонка Трампу от Путина достаточно, чтобы Эрдоган вообще убрался из Идлиба. И если это в наших интересах, ну, почему не позвонить? Может, из этого ничего не выйдет, не знаю. Но вы помните, да, какие отношения между Эрдоганом и Трампом были недавно, как он на него давил и заставил, кстати, убраться его из курдских районов, Эрдогана. То есть, если мы вместе с американцами сможем его выкинуть оттуда мирным путем, сэкономив жизни наших солдат, мне кажется, это будет успехом нашей дипломатии. Попытаться надо.

В. Алфимов:

- А мы будем с американцами вообще об этом разговаривать или нет?

Н. Платошкин:

- Я же не Путин, не Лавров… но, думаю, что они люди неглупые и, я думаю, что они поговорят. Афишировать это, может быть, и не надо. Иногда, если афишировать, он может в позу встать, Эрдоган, и сказать – ах, вы так… Но поговорить – нужно.

В. Алфимов:

- Были переговоры сейчас Путина с Эрдоганом. Может быть, проще напрямую договориться?

Н. Платошкин:

- Так мы с ним эти переговоры ведем уже года два. Просто переговоры можно вести с человеком, который что-то соблюдает, правильно? Мы ж с ним подписали в сентябре 2018 года по Идлибу соглашение, где написано, что они должны убраться оттуда, что они бандитов не должны крышевать, что регион должен быть передан под контроль сирийской армии. Ну, ни фига ж не происходит! Ну, чего с ним говорить? Кстати, заметьте, когда он начал бухтеть по поводу Ливии в начале января, мы создали единый фронт с американцами, с западом – и нет турецких войск в Ливии!

В. Алфимов:

- Зато есть в Сирии! Ну, вот и подобрались мы к нашей финальной части. Давайте о хорошем, Николай Николаевич.

Н. Платошкин:

- Да, как офицер запаса, еще раз, я поздравляю всех – и мужчин, и женщин, имеющих отношение к защите нашего Отечества, не только служивших в армии, не только работающих в оборонной промышленности… вы знаете, во время войны 200 тысяч женщин у нас было награждено боевыми наградами Советского Союза. Эти же самые женщины и снаряды точили, и патроны набивали, они и пахали вместо лошадей и коров… Если бы не они, ни в коем случае мы не выиграли бы ту войну. Фильм «А зори здесь тихие», думаю, все знают. Кстати, он правдивый, фильм, он основан на реальных событиях. Поэтому еще раз, дорогие друзья, огромные вам поздравления с Днем Советской Армии и Военно-Морского Флота! Почему? 23 февраля 1918 года было опубликовано воззвание Ленина «Социалистическое отечество в опасности» и, как нас учили в советское время, в этот день свежесформированные части добровольческой Красной армии дали отпор немцам под Псковом и Нарвой. Вот после1991 года пошло – да немцы все равно там продвинулись… Нет, бои за Псков были настолько жестоки, что немцев выбивали с города три раза! Причем, кто это делал? Это делали части старой армии, красногвардейцы с питерских заводов… просто псковичи, которым дали оружие. Любой военный понимает, что, даже если вас 17 тысяч добровольцев, вы никогда друг с другом раньше не встречались, вы там стрельб не проводили, то, конечно, героизм он двойной, тройной… когда на вас наступает регулярная армия с четырехлетним опытом войны и которую никто не смог победить… именно потому, что вот эти свежеиспеченные, так скажем, части Красной Армии, рабочие в основном, старые солдаты, они дали отпор немцам тогда и немцы вынуждены были прекратить наступление и опять начать с нами мирные переговоры. Ведь смысл был какой? Послали Троцкого на переговоры с немцами, вы знаете, Троцкий выслушал их условия, послал их на три буквы и сказал – ни мира, ни войны, армию мы распустим – и уехал. За что и был снят с поста министра иностранных дел. После этого немцы стали на нас давить, Петроград был объявлен на осадном положении, Ленин оставался в столице, были сформированы части Красной Армии, и они им наваляли. Да, немцев, конечно, не разбили, не отбросили на 500 километров, но немцы поняли, что халявы не выйдет. Они же знаете как сначала продвигались? На поездах. Приехали на станцию – никого нет – поехали дальше… Всем, кстати, очень рекомендую посмотреть советский фильм 1970 года «Красная площадь», первая часть называется «Комиссар Амелин», где прямо показано, как в феврале с нуля из эшелонов сбивали воинские части и как они били немцев – и старые офицеры, и новые рабочие, иногда друг друга не понимавшие… тем не менее, они дали им отпор, поэтому 23 февраля действительно наш главный праздник! Я поздравляю всех с Днем Советской Армии и Военно-Морского Флота, потому что сам я принимал присягу Советскому Союзу. Тем не менее, надеюсь, что это праздник наш весь общенародный. 23 февраля я присоединюсь к шествию в Москве, мы почтим память наших героев.

В. Алфимов:

- Нужно ли поздравлять тех, кто не служил и не имеет ничего общего с армией?

Н. Платошкин:

- Да черт его знает…

В. Алфимов:

- Это очень популярный вопрос, особенно в последнее время… Не служил – значит, чего тебя поздравлять!

Н. Платошкин:

- У нас сейчас, да, 23-е – это день мужчин, что ли. Вот так как-то получилось. А 8 марта – день женщин. Хотя вообще-то, по идее, раньше это был день борьбы за равенство женщин-работниц.

В. Алфимов:

- А если не работница, значит – нет?

Н. Платошкин:

- Я считаю, что, если человек, может быть, в армии не служил, но патриот и борется за интересы нашей страны, работает на оборонном заводе, может быть, просто честно работает, мне кажется, это тоже патриот…Я человек добрый, я всех от души поздравляю! Но я прошу вас всех в этот день, дорогие друзья, окружить вниманием наших ветеранов… То есть, поменьше формализма. Это действительно тот праздник, который тоже объединяет наш народ.

В. Алфимов:

- 8 марта всегда был выходным днем, здесь все понятно. 23-е – не было. И совсем недавно только стал выходным…

Н. Платошкин:

- Видите, у нас День Победы только в 1965 году стал выходным днем, потому что тогда ветераны все еще были молодые, и считалось, что как-то… ну, а то, что у нас сделали выходным 23 февраля, я не возражаю… Почему нет?

В. Алфимов:

- Спасибо большое, друзья! Всех с наступающим! Всего вам самого доброго и самого хорошего желаем!