«Пространство игры довольно широко»: как вытащить ребенка из-за компьютера

Игра на планшете
Александр Милкус и Дарья Завгородняя в программе «Родительский вопрос» поговорили с представителем Всероссийской онлайн-мастерской разработки игр для обучения Алексеем Ильиным о том, во что играют дети.

Мы предлагаем полный текст радиопередичи.


А. Милкус:

- Добрый день, наши уважаемые радиослушатели! Сегодня у нас замечательный гость, из Питера, - Алексей Ильин, координатор Всероссийской онлайн-мастерской разработки игр для обучения и директор школы будущих президентов. Здравствуйте, Алексей.

А. Ильин:

- Здравствуйте.

А. Милкус:

- Мы будем говорить сегодня о самом серьезном, что есть в нашей жизни, и самом несерьезном одновременно, - это об играх. Как играть, во что играть, зачем играть, особенно в летнее время, и с кем играть. Алексей, что такое игра вообще в нашей жизни? Когда ребенок просит маму и папу поиграть, это мы понимаем, а вот что дальше-то с ними делать? Вся страна играет. Весь мир играет.

А. Ильин:

- На самом деле, это один из самых сложных вопросов, которые можно задать специалисту по играм. Дело в том, что миллион определений игры существует, но, наверное, самое близкое ко всем нам и к нашей деятельности – это то, что игра – это самый родной способ познания мира. Мы через игру познаем этот мир. Любое животное познает мир через игру. Человек не исключение. Поэтому, когда мы сталкиваемся с чем-то сложным, то самый простой способ справиться, научиться чему-то – это, конечно же, играть. И сам процесс обучения, собственно говоря, когда мы учимся в школах, вузах, - это тоже игра. Но иногда она довольно скучная. И вот пространство игры в этом смысле довольно широко, а есть игры, которые такие компьютерные, настольные, в которых пространство для действий ограничено правилами и игра проходит очень динамично. А если мы посмотрим на пребывание ребенка в летнем лагере, то ведь лагерь – это тоже одна большая игра, где есть роли, где ребенок попадает в новую Вселенную, и в этой Вселенной начинает взаимодействовать с вожатыми, с другими детьми. Поэтому вся жизнь – это такие отрывистые игры, которые переходят одна в другую, поэтому, когда мы говорим об игре, наверное, нужно взять максимально широкий фокус, ибо игра – это то, что позволяет нам познакомиться с этим миром, привести себя в этот мир и как-то с ним начать взаимодействовать. И каждый из нас от первых моментов жизни до последних, конечно же, играет и внутри нас живет внутренний ребенок, который постоянно возвращается к игре.

Д. Завгородняя:

- Компьютерные игры все-таки развивающим обладают действием или помогают деградировать? Потому что многие на них набрасываются из-за того, что они заставляют ребенка деградировать, он не развивается, не учится и т.д. Развейте нам этот основной миф.

А. Милкус:

- Действительно, сейчас вот дистанционное обучение закончилось, главная головная боль родителей-школьников – вытащить его из-за компьютера, пусть он идет гулять.

Д. Завгородняя:

- А он не вытаскивается.

А. Ильин:

- Во-первых, когда мы говорим про компьютер и компьютерные игры – это всего лишь еще одна игрушка. Вот у меня вопрос к зрителям – а во что вам в детстве запрещали играть? Наверняка ведь были. Компьютер – всего лишь гаджет, всего лишь еще одна игрушка. И он с помощью этой игрушки познает другой, виртуальный, но такой же реальный мир, в котором мы с вами все находимся. Когда мы говорим про лето и про наше желание снизить нагрузку на здоровье ребенка, на зрение, и мы хотим вытащить его в реальный мир, то здесь есть два пути. И психологи, и педагоги советуют, конечно же, не вырывать ребенка, не конфликтовать с ним, а попытаться войти в его пространство и вместе с ребенком в этом пространстве попробовать вытащить его на волю. Как это делать?

Например, существует несколько десятков замечательных приложений, которые позволяют наблюдать за звездами с помощью экрана телефона, угадывать созвездия и т.д. Если родители живут не в Петербурге и Москве, где небо засвечено и ночью звезды не увидишь, а в местах, где можно ночью наблюдать звезды, то скачивайте приложение на телефон, выходите в ночное небо и начинайте наблюдать и искать созвездия. Лучшей зарядки для глаз даже не придумать. А если мы говорим об активном отдыхе на природе, существует огромное количество мобильных приложений, которые позволяют попадать в позицию такого исследователя, искать различных там букашек, животных, траву, цветы, распознавать их, собирать из них какие-то виртуальные наборы и букеты, - для этого существует в магазинах мобильных приложений достаточно большое количество решений. Это про то, как привычные для ребенка игровые моменты, а он уже достаточно давно играет, - и в этом смысле уже было довольно большое терапевтическое значение игры. Ведь когда мы погружается в это пространство, мы полностью внимание отдаем игре, мы какую-то свою агрессию туда сливаем… Наверняка в детстве мы все играли в какие-то стрелялки… и в этом смысле мы, конечно же, сливали агрессию. И самый большой миф, который хочется развеять, это миф о том, что игры стимулируют агрессию. Игры, скорее, позволяют как раз вот эту лишнюю агрессию выплеснуть, если она у него возникает. Потому что для сознания, для мозга неважно, ты разрушаешь что-то в виртуальном мире или реально. А энергия разрушения присутствует, она так же органична для человека, как энергия созидания. Если я хочу что-то сломать, пусть я это сломаю в виртуальном мире.

Как вытаскивать? Конечно, лучше всего вместе с ребенком скачать приложение, пойти поснимать что-то в пространстве, возможно, купить камеру, если бюджет позволяет. Ничто так не вытаскивает ребенка погулять, как фотокамера хорошая, которой можно фотографировать – здания, людей, цветы – что угодно. Это приучает человека к поиску этого прекрасного вне пределах своей квартиры точно. И, наконец, про носимые устройства, носимые гаджеты. Ведь как только мы с вами покупаем какой-нибудь фитнес-браслет, нам сразу начинает быть интересно, а сколько шагов мы прошли, а сколько калорий мы в этот день сожгли. И у нас начинает возникать внутреннее желание а дай-ка я пройду больше, а еще больше, а еще больше… И мы затягиваемся в этот процесс, но этот процесс уже не про пребывание внутри квартиры, это процесс про взаимодействие с миром. А сколько существует больших игр, когда нужно исследовать там дворы, колодцы. Если у родителя хватает фантазии или есть педагог, который активно со своими детьми, в том числе, летом занимается… для Петербурга классическая история, когда дети устраивают квесты по Петербургу Достоевского или еще по каким-то местам, потому что город в литературе присутствует и ты начинаешь искать эти места, вещи, события, придумывать истории-легенды … В общем, пространства много, голь на выдумуку хитра и, самое главное, два совета родителям. Первое – не бояться подать пример ребенку. И второй совет – когда мы с вами своего любимого ребенка начинаем выдергивать активно из компьютера, не проявляем ли мы таким образом некую ревность? В нашем детстве не было такого гаджета и внутренний ребенок внутри нас, несознательно возможно, но немного ревнует. У него возникает внутреннее чувство, что вот это что-то новое, с чем я в детстве не сталкивался и оно может быть опасно, и мне бы в детстве тоже хотелось… И вот родительская любовь, смешанная с ревностью внутреннего ребенка, заставляет нас создавать семейный конфликт. Это мое такое провокационное мнение, можно на него реагировать.

Д. Завгородняя:

- А мне бы хотелось спросить еще про традиционные игры. Я вычитала новость, что американские ученые провели исследование и им удалось снизить у детей симптомы синдрома дефицита внимания и гиперактивности. Это очень серьезное психическое нарушение, которое сейчас все больше и больше детей охватывает… Уклонение от препятствий и в поисках цели – по такому типу строились эти игры. Вот что это такое?

Алексей Ильин

А. Ильин:

- Вот мы с вами в детстве играли в вышибалу. Это как бы тоже вполне себе элемент игры про уклонение от препятствий и мы с вами быстро двигались… Откуда берется проблема СДВГ? Эта проблема берется от того, что мы находимся в очень замкнутом пространстве, нам не хватает активного взаимодействия с окружающим миром и эпидемия СДВГ возникла же после того, как мы с вами все в бетонные коробки начали помещаться…

А. Милкус:

- …да, и остались без дворов уличных… Алексей, ну, мы не то что пропагандируем компьютерные игры в противоречие с играми на свежем воздухе. Я бы хотел, чтобы люди понимали, что у нас нет такой задачи. А нам дозвонилась Тамара Алексеевна. Здравствуйте.

Тамара Алексеевна:

- Добрый день. Я вот человек старый, мое детство прошло после войны. Чем мы занимались? Точно так же игры у нас были во дворе активные, но познавали мир мы через книги. Если мы читали, мы старались пойти посмотреть те самые архитектурные шедевры – то, что были доступны нашему возрасту. Это было 8-10 лет. В основном через книги мы познавали этот мир, мы делились с родителями, родители нам советовали почитать вот это, вот это. Мы были добрыми, отзывчивыми. Потом мы ходили в театр, мы ходили в музеи. Я сейчас долго слушала вашего гостя и я ни разу не услышала слово «книга». Вот эти игры компьютерные сделали из детей дураков, они слова сказать не могут, они связную речь не могут произнести. Их спроси о чем-нибудь, они ничего не знают. Но зато они сидят и тычут пальцем в эти самые игры. Что они познают этим самым способом?..

А. Милкус:

- Спасибо. Мы как раз про это сегодня и делаем нашу программу.

А. Ильин:

- Тамара Алексеевна очень точно подметила, что современные дети действительно гораздо меньше читают книги и, если и читают, то совсем немного, а очень много времени проводят в формате медиаобщения.

Д. Завгородняя:

- Кстати, она права отчасти. Потому что усвоение текста – это один из самых эффективных способов запоминания. Наш мозг пока ничего более эффективного не придумал. Играть, конечно, хорошо, но, когда читают текст, а особенно если что-то записывают и над ним работают, это помогает эффективно запомнить. Но современные дети немножко не такие, они больше хотят играть, да, я согласна.

А. Ильин:

- Дело в том, что, если мы посмотрим на ситуацию чуть шире и с точки зрения истории, на то, что происходит – там 20, 21 век – то мы, конечно, должны констатировать, что у нас происходит большой базовый переход человечества из цивилизации книги в цивилизацию медиа. И это страшная история, мы такого никогда не переживали на нашем веку точно.

Д. Завгородняя:

- Что будет с нашим мозгом?

А. Ильин:

- С нашим мозгом ничего не будет, он продолжит расти и развиваться, просто когда-то люди перешли от устного творчества, от передачи там легенд, былин к цивилизации книги. Когда появилось книгопечатание, революция была страшная. Люди боялись, что потеряется огромное количество важных смыслов. Потому что голосом, словами мы можем передать интонацию, а в книге написан мертвый текст. И тогда люди ходили и расстраивались от того, что молодежь сидит и читает эти мертвые книги и не слушает песни, не слушает живое человеческое общение. Но прошло какое-то время и мы с вами нашли в книгах возможность… а появились хорошие книги и плохие книги, ведь книги бывают очень разного качества и разного содержания. Но соглашусь с вами – так как книги это такой линейный текст, он вынужден развивать воображение, мышление и т.д. Что приносит нам цивилизация медиа? И в каком мире находятся наши современные дети? В цивилизации медиа главный материал, с которым мы работаем, это не просто сюжет, который мы воображаем, это готовый сценарий, это картинка, это движение, поэтому объем информации, который получает ребенок через этот зрительный канал, аудиальный канал, он, конечно, больше. И сказать, что видеоконтент, медиаконтент, игра – это гораздо хуже или очень плохо, а книга, несомненно, лучше, я могу в некоторых случаях с этим поспорить. Почему? Могу привести пример. Сейчас, в период пандемии огромное количество педагогов перевело свои уроки на виртуальный мир, например, ребята изучали историю по некоторым компьютерным играм, где созданы древние миры и педагог вместе с учениками бродил по этим древним мирам. Они были в Египте, в Месопотамии, и ребята видели, а не просто смотрели картинки о том, как там жили в древнем Египте… Что это дает в результате? Конечно же, когда я увидел картину, я могу эту картинку точно запомнить. Наверняка наши слушатели помнят учебник истории и там картинку разрушенного храма на обложке этого учебника и я там не вспомню, что там внутри было у нас в учебнике истории 5-го класса… но я помню это картинку на обложке… И все, наверное, помнят эту картинку на обложке. Мы все можем вспомнить вот это визуальное, потому что оно сразу задействует несколько каналов коммуникации. И сейчас мы находимся перед большим вызовом. Если мы сможем научиться работать с этим контентом, если мы сможем научиться создавать игры не только для развлечения, но и для образования… Вот мы нашу мастерскую создавали для этого. Для того, чтобы мы все вместе могли решить эту большую сложную проблему. Есть классная книга, но на чтение этой книги нужно время, а ребенок находится в очень быстром мире, мы с вами движемся и скорость движения увеличивается, и, конечно, хочется, чтобы он весь тот объем смыслов, который мы закладываем в книгу в воспитательных, поучительных целях, мог их прожить и воспринять. Но для этого нам необходимо создать по этой книге какую-то игровую историю. Потом он, возможно, возьмет и прочитает книгу. И, между прочим, если мы с вами посмотрим прекрасный пример – вот была большая игровая вселенная «Ведьмака» и после этого резко возросли продажи книг, связанных со средневековьем, с описанием не только восточной Европы, но и в целом этого периода. Когда выходит какой-то фильм, резко возрастает количество продаж соответствующих книг. Стоит снять хороший блокбастер, и книги начинают подтягиваться. Поэтому индустрия чтения, конечно же, никуда не уходит. И своим примером мы можем подавать детям вкус к чтению. Но есть один хороший лайфхак, такой секрет для наших слушателей, очень советую – он работает, в том числе, в воспитании подрастающего поколения. Когда мы с вами сами читаем и позиционируем свою книгу, как элитный продукт… то есть, игра это такой массовый продукт, как хот-дог или гамбургер, в игру можно поиграть на ходу, но книга – это особый ритуал, это особое искусство. И вот создание дополнительной атмосферы, приучение к этой атмосфере ребенка через пример, прежде всего, оно создает эффект таинства. А любая тайна интересна и любопытна… поэтому внутренние механики, внутренние потенции к действию не меняются у детей и взрослых, они одинаковые. Просто меняется игрушка. Раньше мы с вами зачитывались книгами, ходили в музеи… Сейчас то же самое происходит. Дети играют в игру, потом идут в реальный музей.

А. Милкус:

- Мало того, сейчас есть возможность сходить в музей виртуальный у тех ребят, у которых этого музея дома нет. И в городе нет.

Д. Завгородняя:

- Да, у некоторых музеев есть приложения собственные, обучающие приложения по экспозициям… у заграничных у нескольких, и у наших…

А. Милкус:

- Да, и у нас есть замечательные, куда можно совершить виртуальную экскурсию, чего раньше доступно не было вообще.

А. Ильин:

- Да. Поэтому здесь совмещение виртуального и реального – это ни плохо и ни хорошо. Мы сами даем этому какую-то оценку. И если мы умеем этим пользоваться, можем, то получаем от этого радость и счастье. А пробовали ли мы сами играть в эти игры? Может быть, это действительно классно и прикольно? По крайней мере, попробуйте поиграть в игру… я могу сослаться на многих своих товарищей и коллег, которые открыли для себя мир игр уже на пенсии. И могу сказать, что они сильно вовлечены.

Дарья Завгородняя

Д. Завгородняя:

- То есть, многопользовательские игры, вот эти модные, в которые все играют?

А. Ильин:

- Да, и многопользовательские, и моноигры…

А. Милкус:

- Я бы тоже хотел развеять миф… вот история о том, что нынешнее поколение не читает, она, конечно, из разрядов мифов… Дети читают с удовольствием, но, может быть, не то, что запланировано школьной программой, - это так… Игры дополняют те предыдущие навыки тех предыдущих поколений, которые были. И все-таки, Алексей, вы так красиво рассказывали о том, как играми выманить детей на улицу, изучать звездное небо и т.п., но я могу сказать про опыт моего младшего сына, которого я весь девятый класс и половину десятого пытался вытащить из-за компьютера… не все так просто. Когда дети погружаются в эти игровые миры, далеко не всегда это развивает их. Мне кажется, что стагнация есть все-таки…

А. Ильин:

- Позволю себе возразить. Дело в том, что, когда начиналась индустрия, естественно, на рынок выходил преимущественно контент развлекательный, причем, который направлен на такие максимально простые человеческие страсти и чувства. И это, конечно, присутствует в любых других отраслях. И если мы с вами посмотрим на киноиндустрию, то самое большое количество и самые дорогое – это фильмы эротического содержания…

А. Милкус:

- Или комиксы, где тоже особо вдумываться не надо.

А. Ильин:

- Естественно. Потому что это просто, это быстро, это распродается, как горячие пирожки. Если мы поговорим про книги в этом же ключе, то лидеры продаж – это бульварные детективы, они неимоверные лидеры продаж. Потому что человек, конечно же, ищет что-нибудь попроще… Но, с другой стороны, если при этом не выпускать красочные, интересные, увлекательные, с хорошей механикой какие-то игровые миры или создавать их, то мы будем играть в очень простое. И сейчас игровая индустрия, которая наконец-то вышла на гигантский уровень, это одна из самых растущих индустрий, и она предлагает очень много решений. Например, вот пандемия, которая подтолкнула разработчиков к созданию продуктов для образования, для лечения, для управления городами и странами. Мы с вами находимся в сточке, когда от нас, как от заказчиков, зависит, а что мы хотим покупать? Если вдруг мы с вами начнем интересоваться, даже если на рынке нет хорошей, классной, исторической игры, а мы начнем этой игрой интересоваться, задавать вопросы относительно того, как найти крутую игрушку про историю, то, поверьте, огромные игровые студии мониторят запросы пользователей и, как только видят, что количество таких запросов возрастает, начнут появляться очень хорошие, интересные решения… Чтобы вытащить ребенка, нужно понять, а что его там держит? Поэтому, мне кажется, безальтернативно придется самому поиграть, посмотреть, понять, а что же там так затягивает, и дальше попробовать из этого внутреннего мира сделать какой-то мостик к миру внешнему. Вот Тамара Алексеевна, которая нам звонила, говорила, как в ее времена дети зачитывались книгами. Но наверняка ее родители говорили ей - положи ты эту книгу, пойди погуляй. Но она читала и читала… и зрение портилось, в том числе, от книг, когда мы читали книги в темноте, сейчас от компьютера портится зрение…

Д. Загородняя:

- Алексей, я хотела одно замечание внести. Когда я делала передачу про самые популярные книжки не дели, я изучали запросы, кто чего ищет, и обнаруживала, что запрос в принципе формируют на книжки в основном учащиеся старших классов. Может быть, имеет смысл опередить запрос учеников и что-то им уже предложить?.. У вас никаких таких идей не возникало?

А. Ильин:

- Мы мастерскую запустили в начале коронавируса… у нас несколько сотен команд, в том числе педагоги вместе со своими детьми начинали разработку не только компьютерных настольных игр, связанных с теми предметами, которые они изучают. Были, конечно же, учителя русского языка и литературы, которые, для того, чтобы ребенка на этой удаленке вовлечь в процесс изучения какого-то литературного памятника или произведения, они предлагали классу создать настольную игру, например, про «Слово о полку Игореве»… И, конечно же, ребятам, чтобы создать игру, необходимо будет прочитать…

А. Милкус:

- Одну секунду. Мы говорим про игры. Вот у наших слушателей может сложиться впечатление, что мы говорим про компьютерные игры… А вот сейчас Алексей говорит про настольную игру. Обратите на это внимание, пожалуйста.

А. Ильин:

- Да. Вот к нашему тому опыту, который возник. Он уникален, потому что про историю, про обществознание – одно дело изучать, читать учебник истории, а совершенно другое дело – попробовать сделать игру про революцию 1917 года и попробовать поиграть в разные сценарии – а что будет, если вдруг здесь какие-то действующие лица поведут себя иначе? Ведь когда мы изучаем историю, самое главное, на что иногда не хватает времени в уроках, донести принцип причинно-следственной связи... а если создать настольную игру… вот очень много было проектов у нас в мастерской, и учителя истории говорили о том, что они создавали прототипы, со своими классами играли и в некоторых играх история проходила по одному и тому же сценарию. То есть, вне зависимости от действия игроков, все равно возвращались на одни и те же точки. И еще один интересный опыт с настольными играми – это семейный опыт, когда родители обращались с проблемой того, что детей не затащить за учебный компьютер, где говорящая голова учителя доносит что-то и ребенок, конечно, теряет внимание, ему скучно и неинтересно. И активные родители вовлекали опять же педагогов и свои родительские комитеты и договаривались с педагогами о том, что педагог в качестве домашнего задания задавал подумать над каким-нибудь игровым упражнением или над какой-то миниигрой, для того, чтобы в семье в эту игру поиграть. И здесь начиналась история, особенно с семьей, где несколько детей, когда родитель вместе с детьми делал настольную игрушку про детские уроки и они вместе играли в эту игру, они вместе разрабатывали, потом вместе играли и это, конечно, было здоровским моментом для объединения семьи, для создания общего поля разговора. Ведь, положим руку на сердце, очень часто мы испытываем проблемы в коммуникации с детьми, когда родитель проверяет уроки ребенка и задает ему десяток вопросов за день, ребенок как-то на эти вопросы отвечает, но в этом нет какого-то глубокого личностного общения, диалога очень часто не возникает…

А. Милкус:

- А у нас телефонный звонок. Тамара Николаевна, г. Новосибирск, слушаем вас.

Тамара Николаевна:

- Вы знаете, я хотела добавить. В период моей юности мы любили журналы «Мурзилка», потом «Юность», «Наука и жизнь», газеты… ставили спектакли, те же хоккейные команды были у нас во дворе… фортепиано, ставили различные концерты… я могла бы много рассказать… Сына своего я отдала в первый класс, я была переведена в другое государство, он не знал, там русский язык не изучался, он начал с нуля таджикский язык изучать, все предметы, арабский, немецкий… а русский – только фортепиано и сольфеджио. Понимаете, человечка маленького нужно учить ходить красиво, говорить, передвигаться, быть этичным, красиво рассуждать. Это самое главное. А не хохотать… Я не знала, что в четыре года мой ребенок в детском саду обыгрывает ведь детский сад в шахматы – мы в шахматы дома не играли… Всему надо учить. А самое главное – красоте, спорту, этике…

А. Милкус:

- Спасибо. С вами никто не спорит…

А. Ильин:

- Мы как раз про это – учить детей красоте и так далее – в школе президентов этим и занимаемся.

Д. Завгородняя:

- А я вспомнила, что я выписывала журнал «Пионер» и «Костер» и там было огромное количество каких-то игр, шарад…

Александр Милкус

А. Милкус:

- Мне не хотелось бы сводить нашу программу к воспоминаниям, что в наше время вода была солонее и трава зеленее… Если зайти сейчас в Ютюб, есть куда интересных научно-популярных, познавательных каналов, которые ведут молодые ребята. Ко мне на прошлой неделе обратился парень из Екатеринбурга, который делает фантастическое приложение по пропаганде космонавтики…. Если ты знаешь физику, то ты соберешь правильно космический корабль. Если ты не знаешь законов, материалов и т.д., то он у тебя взорвется на орбите… Сейчас просто дети по-другому входят в этот мир, но они входят…

Д. Завгородняя:

- Конечно, наука, прогресс шагнул широко вперед, я не призываю никого читать старые журналы ни в коем случае…

А. Ильин:

- Я хочу сделать провокацию с вашего позволения, коллеги. Относительно ответа на вопрос – почему особенно важно погружать сейчас детей в разные игры и помогать им, давать им возможность играть. Лет 10-20 назад самой популярной профессией для изучения считалась профессия программирования, работы с большими данными и т.д. Но сейчас, если мы посмотрим на рынок труда, то количество программистов уже достаточное, иногда даже зашкаливает. Более того, разрабатываются специальные программные системы, искусственный интеллект, который сам начинает генерировать код.

А. Милкус:

- А программирование спустилось на уровень колледжей, кстати.

А. Ильин:

- Абсолютно верно. Но возникает другая задача. Необходимо, чтобы были архитекторы, которые создают вот эти большие программные системы и комплексы. А где же учиться этой архитектуре виртуальных миров? И здесь единственная доступная история, которую можно делать, начиная с ранних лет, это, конечно же, игра. Но здесь важно, чтобы ребенок не просто играл, а перешел на следующий уровень – умел делать игру. Здесь, уважаемые слушатели, вспомните, наверняка у вас в детстве были моменты, когда вы придумывали игру. И история про придумать игру, конечно, несет в себе гораздо больше воспитательно-образовательного момента. Когда дети в рамках семейного воспитания, в рамках школьного воспитания, в вузе или еще где-то имеют возможность придумать игру, создать игру, изменить игру, вот эта история сильно обучает их логике этой архитектуры виртуальных миров.

Д. Завгородняя:

- Но, когда мы учимся чему-то, в частности, такому сложному делу, как архитектура виртуальных миров, нужно же время для этого… а у нас есть физиологические нормы. Два часа в день с перерывами большими, дольше 20 минут нельзя за компьютером находиться…

А. Ильин:

- Конечно, история с настольными играми она самая популярная. Почему? Потому что настольная игра – это, во-первых, мелкая моторика, несмотря на то, что, может быть, ребенок уже подрос, но все равно заниматься мелкими фишечками, кубиками и т.д., полезно и классно. Это возможность коммуникации с живыми людьми. Это возможность общения внутри семьи. На настольные игры нет никаких ограничений, потому что зрение точно меняет объекты, перестраивается, фокусируется и глаза получают достаточную зарядку. А вот с точки зрения архитектуры, создание настольной игры и создание компьютерной игры отличается лишь тем, что в компьютере есть большой кусок дизайна и кода, а в настольной игре кусок дизайна гораздо меньше, а кусок кода отсутствует совсем. И огромное количество простых настольных игр можно придумать в семье, переделав какую-то игру… У нас есть несколько игр в мастерской, когда люди зашли с запросом - а есть история семьи, есть предки и хочется, чтобы у детей возникла любовь к памяти своей истории, чтобы они изучали дедушек, бабушек, которые воевали, которые жили до войны, пережили революцию и т.д., и хочется донести до современных детей историю семьи. Такие запросы были, мы помогали таким командам создавать на основе очень простых существующих игр их просто переделывать и историю своей семьи вкладывать в настольную игру. Конечно, так интереснее познавать историю своего рода.

А. Милкус:

- Спасибо.

Д. Завгородняя:

- Очень интересно.

А. Милкус:

- Я бы хотел еще раз подчеркнуть, как итог нашей сегодняшней программы, что игры – это вещь которая укрепляет, развивает семью, семейные отношения, общение внутри семьи, и между взрослыми тоже…

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Олег Кашин
Михаил Делягин
Ковдор