«Тяжело ли вам работать с мразью, власовцем и бандеровцем»: Кашин покинул эфир Радио «Комсомольская правда»

Олег Кашин и Роман Голованов
Олег Кашин во время прямого эфира «Отдельной темы» объявил о том, что отказывается вести программу с Романов Головановым и объяснил причины своего решения.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Летописцы земли русской Олег Кашин и Роман Голованов. Здравствуйте!

О. Кашин:

- Добрый вечер! И понятно, что сегодня у нас новость дня – итоги голосования. Но начать хотел бы с традиционной нашей рубрики, бог даст, последний раз.

Р. Голованов:

- У вас заготовлена речь?

О. Кашин:

- Нет, вопрос, а именно: не тяжело ли вам работать с этой мразью, власовцем и бандеровцем, кем там еще, не помню, в общем, плохими словами. Как вы? Легко работается?

Р. Голованов:

- Олег, я вам уже тысяч раз на этот вопрос отвечал.

О. Кашин:

- Скажите публично, Роман, потому что публично, я тоже объясню свою претензию, публично, когда вас спрашивают, хорошо ли вам работается с этой мразью, вы отвечаете, хорошо. Это как бы соглашаясь, что с этой мразью. И каждый раз я это слышу. И у меня отваливается челюсть.

Я поясню. Роман помогает Владимиру Соловьеву, который как-то ко мне неровно дышит, в его программе на ютьюбе. Регулярно Владимир Соловьев меня при Романе ругает. Мы несколько раз разговаривали, обсуждали, но каждый раз все по-прежнему. Вот вчера было опять, и я спрашиваю Романа, хорошо ли ему работается?

Р. Голованов:

- Ну, давайте тогда тоже честно вам отвечу.

О. Кашин:

- Отвечайте подробно. Вы вчера тоже ответили, что вы учитесь боевому искусству и чему-то там. Тоже хочу это услышать, глядя на вас.

Р. Голованов:

- Да, Олег, смотрите. Когда мы идем нормально, ровно, спокойно все обсуждаем, есть у нас темы, который просто взрывные. Это тема войны, геев, для вас еще тема Соловьева очень больная, я понял это уже. И когда мы заступаем на эту поляну, то происходит взрыв. Обязательно происходит скандал, ругань, что можно взять и отследить по всем эфирам. В этот момент мне становится жутко, о чем я вам вчера, кстати, сказал, что в эти секунды мне, да, тяжело, сложно. И ужас, что творится внутри, что я вам стараюсь передать, кстати, не всегда получается.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Еще раз вам уточню. Здесь речь не идет о взглядах, ценностях, о политических пристрастиях. Это абсолютно человеческий вопрос. Когда вашего постоянного соведущего при вас всячески обзывают, вы совершенно спокойно поддерживаете эту беседу, показывая свое ко мне неуважение и ликвидируя мое уважение к вам. Происходит это не первый раз. И, действительно, сколько уже можно? Вот, собственно, мой главный вопрос. Одно дело, когда я говорю с оппонентом, который смотрит по-другому на эти вещи, мы по-разному смотрим и так далее. Один убеждает, другой соглашается. Когда мы говорим хоть о погоде, но приходится преодолевать брезгливость, это совершенно другая история, а мы до этого с вами дошли, Роман. Понимаете?

Р. Голованов:

- Олег, потому что вы меня постоянно втягиваете в свой скандал.

О. Кашин:

- Роман, вчера в студии Соловьева меня не было. Вчера при вас Соловьев говорил, какой я плохой. Вы вчера объясняли, что с плохим работать прикольно, потому что это повышает ваши навыки. Я думаю, навыки повысились. Я думаю, действительно, тем более, что вчера вас позвали вести авторский стрим на канале Соловьева, с чем я вас поздравляю, но, в общем, что это? Как это, Роман, по-человечески? Не политически. Война ни при чем.

Р. Голованов:

- Мне да, бывает по-человечески с вами очень сложно. Мне по-человечески бывает просто до взрыва, до эмоций, когда начинается даже… Когда мы обсуждаем тему каких-нибудь гей-романов: «вы случайно не латентный там какой-то»? Я думаю, блин, ну, Олег, что вы несете? Ну, ладно, и это пропускаю. Когда звонит слушатель, говорит, Роман, вы дебил, ну, чего? Вы кидаетесь защищать. Да не надо защищать! Олег, не надо никого защищать. Все нормально, все хорошо.

О. Кашин:

- Роман, я вам еще раз уточню. Вчера в студии Соловьева меня не было. И вас до взрыва я не доводил вчера. Подтверждаете?

Р. Голованов:

- А вчера это было после эфира. Да, подтверждаю.

О. Кашин:

- После эфира. И тоже вот, каждый шаг куда-то в ад сопровождаете вопросом: Олег, это вас не обидит? Олег, а это ничего? Роман, это ничего. Просто вы растворяетесь в моих глазах буквально. Сегодня у нас темы дня какие? Итоги голосования, мечеть «Святая София» и все такое. Вот будет у вас в понедельник авторский стрим. Я предлагаю сегодня провести его репетицию в эфире без меня. Я с вами заканчиваю взаимодействие. Мы больше не ведем эту программу.

Мне было очень приятно. Я благодарю «Комсомольскую правду» и лично Владимира Николаевича Сунгоркина. Мне этот опыт был очень важен, полезен. В общем, на этом мы с вами прощаемся. Роман, до свидания!

Я выключаю связь. Оставляю вас одного в эфире. До свидания.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- До свидания, Олег. Спасибо вам большое, что вы выступали у нас на радиостанции. Видимо, на этом программа подошла к концу. И программа, наверное, себя изжила даже внутренне, по всем эмоциональным, по всем… По всем этим показателям. Я просто к этому готовился. И даже когда сегодня выходил на эфир, я понимал, что этим сегодня все здесь и закончится. Поэтому какой-то яркой… Нет этой эмоции. Конечно, жалко, что Олег не выдержал, Олег… Ну, что говорить? Что комментировать без самого Олега. Кстати, у меня и было сегодня желание написать Олегу, что давайте, если вы хотите отключиться от программы, напишите об этом заранее, чтобы мы уже к этому подготовились. Ну, вот такой вот сюрприз нам подарил Олег. Вот так бывает.

Давайте мы перейдем к Путину, который сегодня выступил. Катя, у нас есть синхроны? Давайте послушаем Путина.

В. Путин:

- Хочу сказать спасибо вам большое за поддержку и доверие. Я неоднократно говорил о необходимости принятия поправок в основной закон страны, в конституцию. Здесь у нас и совершенствование политической системы, и закрепление социальных гарантий, и укрепление суверенитета, территориальной целостности. Наконец, наших духовных, исторических, нравственных ценностей, которые скрепляют поколения.

Р. Голованов:

- Что мы имеем? У нас на руках есть результаты голосования. Это 77% «за», 22% тех, кто выступил против. Вот это тоже надо как-то осмыслить и понять, а вообще, для чего нужно было это голосование? Что мы проходили в этот момент? Конечно, это можно было не проводить, когда и Памфилова говорит, что поправки уже по факту приняты. И приняты до того, как наступает момент голосования. Тогда для чего надо было идти на участок? Для чего надо было получать маски и перчатки? И отправляться туда, чтобы ставить галочку или проходить регистрацию на госуслугах? Какая была цель во всем этом?

Это был большой социологический опрос. И к людям через этот бюллетень обращался лично Владимир Владимирович, который и спрашивал у вас, а вы поддерживаете меня или не поддерживаете? Примерно через эту призмы на все, что происходит с голосованием, и нужно смотреть, нужно понимать это именно так, когда люди говорили да, они говорили не по пунктам прямо по поправкам. Хотя, конечно, для каждого там был набор идей, набор смыслов, которые здесь вот я поддерживаю, здесь я не согласен. А первое, к чему они обращались, к чему они апеллировали, это был сам президент. И вот когда говорили «да», то говорили «да» именно ему. И важно в сегодняшнем выступлении, когда президент сказал, что он и понимает тех, кто голосовал против, благодарит их. Это тоже оценка того, что вот эта часть людей, причем, большая часть, которая выступила – 22% - она тоже существует. Тут тоже можно много спорить, потому что есть такие две фундаментальные позиции. С одной стороны, должны ли мы разговаривать с меньшинством? С теми, кто постоянно находится в оппозиции, с теми, кто выступает вечно против. И кажется, что это где-то 2 или 3 таких процента, которые всегда чем-то не довольны. Но здесь гораздо глубже срез и гораздо глубже показатель мы имеем. 22%, с которыми нам нужно что-то делать, как-то разговаривать, нужно понимать, чем не довольны эти люди. Против чего они выступили?

Конечно, если мы сравниваем с выборами 18-го года, если положим эти цифры рядом, то будет очень интересно посмотреть, что тогда да, рейтинг президента вырастает, но число противников, тут нет других людей, нет других кандидатов. Получается, что лично к нему обращаются, лично ему говорят да или нет. Примерно об этом сегодня президент и сказал. Важно, что происходило потом. Ведь тоже можно переместиться и на пушкинскую площадь, сколько людей выходит против. Выходит человек двести, которые выходят сказать нет. Что это вот такое лично для меня? В моем представлении не зацепило, не было той протестной точки, которая могла бы взять и разжечь людей, которая могла бы подтолкнуть их к большому протесту, к большой революции.

Сейчас пишет Валя Алфимов: «Рома, давай интерактив». Сейчас будем тогда выводить слушателей, звонки, общаться вместе с вами. Для тех, кто к нам только подключается, я объявляю, что все, наша программа с Олегом Кашиным закончилась в том виде, в котором она существовала. Да и, наверное, в принципе, вообще закончилась. Сегодня для радио «КП» это будет новостью дня – завершение программы «Кашин. Голованов». Нет больше летописцев земли русской.

  • #РКП
  • Источники
Источники: