Замминистра Глушко: «ОГЭ может быть отменен, но девятиклассникам лучше готовиться»

Дмитрий Глушко
Гостем программы «Родительский вопрос» стал замминистра просвещения Дмитрий Глушко. Александр Милкус и Дарья Завгородняя расспросили чиновника о сроках проведения ЕГЭ и ОГЭ в связи с пандемией и переходе на «дистанционку»

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Милкус:

- Всем доброго утра! Со мной моя постоянная соведущая Дарья Завгородняя, журналист и учительница русского языка. Сегодня у нас в гостях заместитель министра просвещения Российской Федерации, руководитель оперативного штаба по противодействию коронавирусной инфекции Дмитрия Евгеньевич Глушко. Здравствуйте!

Д. Глушко:

- Доброе утро!

Д. Завгородняя:

- Здравствуйте!

А. Милкус:

- Мы сегодня будем говорить про дистанционное обучение. У нас прямой эфир. Задавайте нам вопросы, а вопросов очень много. И сколько мы ни пытаемся на них отвечать, все равно их возникает больше и больше.

Дмитрий Евгеньевич, информация, которой завалили и нашу редакцию, и ваше министерство, все время сообщения от родителей, даже от директоров школ о том, что со следующего года школа переходит на дистанционное обучение. Целые петиции пишутся тысячами: давайте не будем это делать. Что происходит? Действительно, школа с начала учебного года собирается перейти на дистанционку? Уволит половину учителей.

Д. Завгородняя:

- От учителей я слышала, что это катастрофа.

Д. Глушко:

- Отвечу коротко. Это неправда, это первое.

Второе. Важно сказать, что живое общение с учителем, с другими учениками невозможно заменить ничем. И я уверен, что это не произойдет при нашей с вами жизни точно. Классический урок, на который приходит ученик в школу, приходит к учителю, будет продолжаться. И с первого сентября в том числе. И все сегодня здравомыслящие учителя, родители, дети, которые дома насиделись, мечтают об одном – встретиться в школе. Такую задачу мы перед собой ставим. Для того, чтобы ребенок вернулся в класс к своему учителю, сейчас мешает только одно – ситуация с распространением инфекции пока не затихает.

Дистанционное образование мы видим, у нас есть горячая линия, на которой, мы видим, знаете, вот в рамках какой-то, видимо, деятельности определенных либо паникующих людей, либо иной раз складывается представление, что это организованная работа. Вот этот шквал протестов против дистанционного образования, он идет по регионам. Начался пару недель назад на Северном Кавказе. И потихоньку перекидывался. Но при этом, когда мы совместно с коллегами в региональных министерствах дополнительно рассказываем, что уже было сказано, что это неправда, что классический урок в школе будет продолжаться, то эта ситуация в регионах значительно затихает. И успокаивается.

В то же время мы видим, что этот виртуальный протест, он блуждает от региона к региону, где рассылаются в вотсапп-группах сообщения о том, что вот давайте напишем петицию, голосов не хватает. И введут дистанционное образование.

Не будет этого. Дистанционное образование – это лишь элемент, который позволяет, во-первых, получить школьнику к дополнительному образовательному контенту. Это возможность организовать работу в случае, если ребенок заболел. И чтобы он не отстал от своего класса, создать условия, чтобы он вместе с классом, находясь дома, продолжал обучаться. Если большое количество детей занимается спортом, ездят на тренировочные сборы, творческим детям дать возможность через дистанционное образование не отставать от учебной программы.

Классическое школьное образование останется. Мы к первому сентября готовимся ровно так же, как готовились традиционно раньше. Мы много видим различных роликов, мемов вокруг этого, сообщение о том, что, помните, был, по-моему, такой ролик, что ребенок говорит: теперь я в школу пойду маршем, строем и буду всех обнимать: учителей и детей.

Д. Завгородняя:

- Вирусом разошлось!

Д. Глушко:

- Дети этого хотят. И учителя этого хотят.

Что сегодня показало это дистанционное обучение? Весь мир по факту должен был перейти на дистанционное образование. Ни одна национальная система к этому не готова. А где готова технологически, например, Япония, то и там нет никаких решений, которые позволили бы заменить классическое образование, когда учитель стоит в классе у доски. Многие века показали, что личный контакт учителя и ученика позволяет более качественно усваивать материал.

Давайте посмотрим на ситуацию, в какой сегодня учитель работает в рамках дистанционного образования. Мы слышим очень много шума и крика о том, что родителям очень сложно, потому что гаджетов не хватает, особенно, если ребенок не один в семье, а их двое, трое, пятеро. И тогда катастрофа. Интернет плохой, связь прерывается. И невозможно в онлайн-режиме вести урок. Безусловно, нельзя, чтобы ребенок сидел целый день перед компьютером. Это не способствует усвоению материала.

Давайте посмотрим, в какой ситуации учитель. Когда он стоит в классе перед тридцатью детьми, это одна история. Сложившаяся и понятная, в которой учителю комфортно работать. И сейчас ситуация, когда дети на экране компьютера маленькими квадратиками, связь прерывается, это создает нервозность не только родителям, но и учителям. И сложности в том, как донести материал до самого педагога. Это очень сложно.

С точки зрения того, как должен быть нормативно оформлено дистанционное образование, это важно. Нагрузка на учителя значительно увеличилась.

А. Милкус:

- Мне кажется, что многие до сих пор не понимают, что такое дистанционное обучение. Приводили цитату Валентины Ивановны Матвиенко, что нужно разрабатывать нормативные акты. У нас дистанционное обучение путают с заочным, с электронным, с цифровым. Вот когда учитель выдает задания, а ведь нет возможности подключить всех детей к интернету, в электронном дневнике. Или просто в дневнике.

Д. Глушко:

- И на листочке еще выдает.

А. Милкус:

- Да. А дети потом делают задания, сканируют, фотографируют или через родителей передают учителю. Это же не дистанционное обучение.

Д. Глушко:

- Совершенно правильное замечание. Ровно для этого надо нормативно зафиксировать, что такое дистанционное обучение. С точки зрения образовательной услуги, которая оказывается. Как для школьника, как для студента вуза, колледжа. Для того, кто проходит программу переобучения, повышения квалификации. Это очень важно формализовать. В том числе, для того, чтобы определить, в каких условиях, как должен работать педагог, который работает в дистанте. Как даются задания, как оно собирается обратно.

Эта нормотворческая работа ни в коем случае не приведет, повторяюсь, к тому, что классического школьного урока не будет.

Александр Милкус

А. Милкус:

- Мне кажется, в голове у людей, когда учитель садится перед экраном, что-то вещает детям, они это понимают, как дистанционное обучение. Люди дорогие, это не дистанционное обучение! Дистанционное обучение, как и классическое, предполагает обратную связь. Обратите внимание! Это не значит, что робот или какая-то запись будет вещать детям. Это все равно общение с родным учителем. Он может использовать дополнительные средства. Вот телевидение, о которым мы еще поговорим, подключается. Но, в любом случае, никто не говорит о том, что родные учителя уйдут из школы. Их заменят неким пакетом, спущенным сверху с федерального уровня для обучения детей.

Д. Завгородняя:

- Сейчас все испугались. А дистанционное обучение другое. Сейчас огромное количество родителей перешли на занятия с репетиторами. Репетитор сидит либо в скайпе, либо даже домой к ребенку приходит. Я прекратила репетиторские занятия прямые. Я только на дистанционке задания даю, проверяю. А так я ни к кому не хожу. Но к некоторым приходят репетиторы.

А. Милкус:

- Дмитрий Евгеньевич, люди, которые утверждают, что мы перейдем все на дистанционное обучение, сомнительное для меня утверждение, но о том, что властям выгодно перейти на дистанционное обучение, потому что эта форма дешевле. И власти хотят сэкономить на обучении, дальше сокращать учителей. Я точно знаю, что дистанционное обучение дороже.

Д. Глушко:

- Дистанционное образование точно дороже. Это технологическая подготовка всех образовательных учреждений. Мы провели достаточно серьезную экспертизу с коллегами из Минцифросвязи России абсолютно каждого школьного кабинета на техническую готовность осуществлять уроки в дистанционном формате. Если предположить вдруг, что дети ходить не будут. Такого в теории не может быть. Поэтому у нас на сегодняшний день с точки зрения технической готовности образовательных учреждений, всего 15% школ в полной мере готовы к тому, чтобы полный комплекс уроков вести дистанционно. Дистанционное образование и технологии, связанные с возможностью передачи образовательного контента из школы от учителя конкретного к своим ученикам, это важный шаг. Им нужно заниматься. Это важно, повторюсь, для тех детей, которые находятся на лечении, чтобы они не отставали от обучения.

Я человек дальневосточный. В детстве три-четыре недели я не ходил в школу, были дни, когда по -45 градусов, мы не ходили в школу. И плюс грипп. И такое время продолжалось месяц-полтора. И если бы в то время была возможность технически осуществлять работу учителя, передавая контент через использование интернета, то, думаю, это было бы значительно лучше, чем потом мы нагоняли тот материал, который пытались изучить.

А. Милкус:

- То есть, никаких сокращений учителей не предполагается?

Д. Глушко:

- Не предполагается.

В моей родной Якутии есть тип школ, которая называется «кочевая школа». Это дети, которые живут в стойбищих, они со своими родителями кочуют по тундре. Вот для них дистанционное образование реализуется достаточно давно. Из районного центра, из школы, к которой дети приписаны, через интернет учителя-предметники ведут уроки, а на месте учитель, который, по сути, является неким модератором, который объединяет таких детей, через спутниковую тарелку принимают сигнал. И в зависимости от того, сколько на улице - -50 или -60, эти уроки происходят. Там, где это необходимо, дистанционное образование уже работает. И этого учителя никто не заменяет, это учитель-предметник, который ведет урок для своего класса.

А. Милкус:

- Якутия вообще продвинутый регион. Мы там работаем. Я со своими коллегами в Хангаласском улусе мы сейчас работаем со школами. Я знаю, что там продвинутая система образования.

Дмитрий Евгеньевич, ко мне обратились состоятельные люди с вопросом. Вот они хотят помочь школе. Купить компьютеры, помочь с организацией онлайн обучения. К кому можно обратиться?

Д. Глушко:

- Это очень важный момент. Порядка миллиона детей на момент, когда мы вынуждены были перейти на домашнее обучение, не имели технического средства, позволяющего использовать возможности интернета для продолжения обучения. И Агентство стратегических инициатив начало такой проект, который называется «Помоги учиться дома». Этот проект поддержала и «Единая Россия». И мы с Министерством просвещения очень активно эту работу ведем. На сегодняшний день более двухсот пятидесяти тысяч компьютеров переданы детям для продолжения обучения. Большая часть компьютеров – это те компьютеры, которые стоят на балансе общеобразовательных школ. И они на этот период времени выдаются детям. Достаточно большое количество компьютеров уже передают различные люди, у которых есть ненужные компьютеры для собственного пользования, а кто-то покупает специально компьютеры абсолютно новые, планшеты, различные гаджеты. И передает в региональные министерства образования для того, чтобы адресно передать в дальнейшем компьютер ребенку. И этого ребенка можно увидеть, что он, действительно, его получил.

На сайте Агентства стратегических инициатив можно написать заявку, во-первых, что вы готовы передать свои компьютеры. Во-вторых, можно выйти, у нас есть горячая линия, на региональные министерства образования в той территории, в которой человек хотел бы оказать поддержку детям, если ему очень важно оказать конкретной территории поддержку.

А. Милкус:

- Следующий вопрос. Сейчас запустили министерства и издательство «Просвещение», канал Триколог телевизионные программы с обучением. Многим это помогает. Действительно, это интересно. Когда закончится пандемия, эта история останется в телевизионной сетке? Или это только на время сложной ситуации?

Д. Глушко:

- Действительно, мы в очень короткий период времени запустили, благодарим коллег на «Триколор-ТВ», на ОТР запустили уроки для 9-11 классов, которые специально снимаются с лучшими учителями, которых мы приглашаем для этого. Для нас сейчас важно поддержать учащихся для подготовки к ОГЭ и ЕГЭ. И параллельно мы обсуждаем с коллегами телеканалов о целесообразности и возможности реализации полномасштабного образовательного канала, который позволил бы для всех классов по всем общеобразовательным предметам осуществлять такие видеоуроки. Я считаю, что это было бы очень правильно и целесообразно.

А. Милкус:

- Пока решения нет?

Д. Глушко:

- Пока решения окончательного нет, но совершенно точно, что до конца этой пандемии мы будем это поддерживать и продолжать развивать. Но вот то, что вы назвали с группой компании «Просвещение» - сайт Cifra.School – этот ресурс будет работать постоянно. На нем собраны очень хороший образовательный контент, соответствующий федеральным образовательным стандартам для каждого класса, для каждого предмета. Он верифицирован лучшими учителями, методистами. И особенность этого сайта в том, что даже при очень низкой скорости интернета есть возможность скачать, распечатать или просто пользоваться в онлайне, в оффлайне тем материалом, который соответствует программе изучения.

А. Милкус:

- У нас есть звонок от Александра из Белгорода.

Александр:

- У нас у ребенка эпилепсия. Мы боимся, еще рано открывать школы. Она не привитая. Как нам быть в этой ситуации? Ребенок не привит вообще. Разговор идет, что до 15, может, откроют школы.

Дмитрий Глушко

Д. Глушко:

- Вопрос понятен. Абсолютно адекватные люди работают в системе образования, хотя случается разное, но в большинстве своем люди, которые очень любят свою профессию. Поэтому они очень хорошо относятся к детям. Конечно, право родителя в случае, если у него есть опасения в отношении ребенка, уведомить об этом руководство школы. Исходить из целесообразности здоровья самого ребенка. Его можно, в том числе, если необходимо, перевести на дистанционное обучение, домашнее обучение. Если есть опасения о том, что текущая ситуация может негативно повлиять на здоровье, то ничего не мешает нам сделать так, чтобы ребенок завершил программу обучения в этом году. И при этом в нее не ходил.

Мы всем школам в регионах России рекомендовали, исходя из текущей эпидемиологической ситуации, их технических возможностей организации образовательного процесса в таком режиме, когда ребенок и учитель находятся дома, определиться со сроками завершения учебного года. И большое количество школ, регионов для разных классов будет завершать учебный год от 15 до 25 мая. Есть регионы, в которых для начальной школы уже завершили программы обучения 30 апреля. Кстати, образовательные учреждения Минобороны тоже завершили свои программы до 30 апреля в связи с тем, что дети находились непосредственно в учебных заведениях, они просто не проводили эти каникулы.

Отвечая на вопрос, в первую очередь, важно сохранение здоровья ребенка. И если у вас будут какие-то проблемы непосредственно в той школе, где ребенок обучается, то обратитесь на сайт Министерства просвещения Российской Федерации, на горячую линию для того, чтобы мы помогли эту ситуацию отрегулировать.

А. Милкус:

- У нас есть вопрос. «В Подмосковье школы должны закончить обучение 15 мая и выставить итоговые оценки. В нашей же школе объявили, что в первом-восьмом классе учеба закончится 29 мая». Как здесь быть? Это законно?

Д. Глушко:

- Это законно. Второе. Нужно помнить, что у каждой школы есть учредитель. В большинстве своем это муниципалитет. Реже, когда субъекты Российской Федерации. Есть частные образовательные организации. И как учредитель решит, он вправе действовать. Но, опять же, все его действия учредителя руководствуются эпидемиологической ситуацией в регионе, в первую очередь.

Д. Завгородняя:

- Известно, что проверочные работы перенесены на сентябрь. По русскому и математике годовые контрольные будут писать в сентябре, когда все забудут уже совсем. И меня этот вопрос очень беспокоит и как педагога, и как человека. Не имеет ли смысл сейчас уже закончить этот учебный год, чтобы не резать коту хвост по частям? И перенести уже все на сентябрь? А сейчас пусть расслабятся. Или, может, начать учебный год пораньше, в конце августа? Когда кончится эта эпидемия, пойдет на спад.

Д. Глушко:

- Для всех учредителей образовательных учреждений мы рекомендовали учебный год для первых-восьмых классов завершить 15-16 мая. Большинство регионов ровно так и будут поступать. За лето всегда школьник все забывает, но выпускная работа в сентябре понадобится для того, чтобы понять уровень знаний, чтобы в дальнейшем корректировать учебную программу. С учетом того, что преподавание было в сложных условиях. Хотя у учредителя есть право устанавливать сроки обучения самостоятельно.

Мы считаем, что нужно сконцентрироваться на подготовке учащихся 9-11 классов к сдаче ОГЭ и ЕГЭ. Поэтому мы все свои ресурсы на это направили, в том числе, организовали уроки на телеканалах, о чем мы уже говорили. Другое дело, после 15-го важно продолжить поддержку тем детям, которым это интересно, нужно и важно – различную внеурочную деятельность. Учителя этим будут заниматься.

А. Милкус:

- Хорошо, вот вы хорошо устроились, закончили 15-го учебный год. Или 30-го. А что родителям делать с детьми? Вот они занимались, учитель контролировал, сейчас они сидят дома. Или где-то гуляют в ограниченном районе. Но они ничем не заняты. Как здесь быть?

Д. Глушко:

- Вы еще раз возвращаете меня к тому, что учитель очень и очень нужен каждому родителю, потому что он помогает родителю не просто развивать ребенка, но и еще и контролировать, чем он занимается. Мы будем продолжать через различные возможные онлайн, использовать возможности дистанционного, пускай и сложного технически реализуемого образования для поддержки детей, которым это нужно. Есть дети, которым важна только оценка. И вы правы, как только учебный год у него заканчивается, его сложно будет удержать перед монитором.

А. Милкус:

- И он сядет окончательно родителям на голову!

Д. Глушко:

- Сядет. Но у родителя будет возможность показать ребенку, что школа продолжает работать, учитель находится на связи. И много различных ресурсов, которые рекомендованы министерством, которые позволяют ребенку дальше продолжать развиваться. Но за это не будут выставлять оценки. Не будут давать домашние задания.

А. Милкус:

- Вот это очень важно! То есть, 15-го мая заканчивается учебный год, 16-го или 18-го родители могут обратиться в школу с тем, чтобы с ребенком позанимались дополнительно?

Д. Глушко:

- Эти занятия будут продолжаться. У нас очень много различных учителей дополнительного образования. И сами педагоги будут осуществлять консультации по тем предметам, по которым они ведут уроки.

Д. Завгородняя:

- А нет ли планов начать пораньше?

Д. Глушко:

- Очень бы не хотелось. С учетом того, что Роспотребнадзор России говорит, что для организации летнего отдыха, а это тоже сегодня является важной проблемой, которой мы занимаемся, июнь по факту потерян. В большинстве регионов России эпидемиологическая ситуация не позволит открыть детские центры отдыха, детские летние лагеря. И площадки при школах. Это проблема. Но летний отдых мы должны будем организовать. Июль и август. Поэтому хотелось бы, чтобы учебный год начинался все-таки классически – 1 сентября. И я уверен, что ни родители, ни дети не хотят летнее время пожертвовать тому, что вдруг начать учиться.

А. Милкус:

- У нас звонок. Виталий из Москвы!

Виталий:

- Добрый день! Очень тяжело нам, конечно. И родителям. И вот дедушка. У меня внук. И как, 1 сентября пойдем в школу или как? Скажите? Дети страдают, очень тяжело. Я не знаю, что будет дальше…

А. Милкус:

- А отчего страдают?

Виталий:

- Потому что дети оторваны. Они хотят общества, учителя. Они сейчас так скучают по своим преподавателям! Мы не можем этого дать. Мы работаем. А как же без этого? Институты, колледжи? Дети? Как это будет 1 сентября?

А. Милкус:

- Мы всю программу об этом говорили.

Д. Глушко:

- Просто надо повторить. И учителя в школах мечтают сами своре вернуться в школу. Это важно для учителя. И для детей. И мы все это прекрасно понимаем. И делаем все для того, чтобы школы начали работать.

Сегодня Роспотребнадзор и Министерство просвещения, мы сформулировали требования к работе образовательных организаций в условиях распространения инфекции для того, чтобы школы были готовы с точки зрения санитарных и противоэпидемиологических мероприятий. К сожалению, эти мероприятия требуют, в том числе, дополнительных расходов, времени. И наша задача, по сути, подготовиться так, чтобы следующий год начался 1 сентября. И продолжался уже в стенах школ.

А. Милкус:

- Мы до звонка говорили про летний период. Летний отдых. Понятно уже, как будет организован летний отдых в этом году?

Д. Глушко:

- Еще пока нет. В ближайшую неделю пройдет заседание правительственной комиссии, которая рассматривает вопросы летнего отдыха. Там будет с учетом эпидемиологической ситуации в регионах приниматься соответствующее решение. В том числе, и рекомендации к организации деятельности таких детских центров отдыха. Я уверен, что в этом году еще большее количество школ нам придется задействовать для организации лагерей дневного пребывания для того, чтобы дети могли быть с педагогами, заниматься полезной активностью, общаться с такими же детьми, как и они. Но это будет с учетом дополнительных санитарных противоэпидемиологических требований, в том числе, и по количеству детей, по входному контролю детей в школы. Сейчас всем нам придется привыкать, что каждый день прихода ребенка в школу, да и на рабочее месте нас, каждого взрослого, он будет сопровождаться термометрией, обработкой рук, использованием масок. И так далее. С этим придется учиться жить.

Дарья Завгородняя

Д. Завгородняя:

- Ходит такая картинка по интернету. Китайские школьники занимаются. Они все за одинарными партами, какой-то плексигласный конторкой огорожены от внешнего мира. А у нас будет что-то подобное? Или по-прежнему по двое будут сидеть?

Д. Глушко:

- В каких условиях и как мы будем учиться в новом учебном году, это будет зависеть от конечных требований, которые сформирует Минздрав и Роспотребнадзор. Мы, со своей стороны, подготовили требования к организации и проведению ОГЭ и ЕГЭ. По сути, это ситуация, когда дети сидят по одному за партой, зигзагообразная рассадка для того, чтобы максимально увеличить расстояние между детьми. При этом термометрия, обработка рук, всех помещений предварительно и более часто, а так же обеззараживание воздуха в помещениях.

А. Милкус:

- А ОГЭ будет в этом году?

Д. Глушко:

- На текущий момент принято решение, которое мы уже озвучили, что ОГЭ будет проводиться по двум предметам. Мы рассматриваем различные сценарии развития эпидемиологической ситуации. И готовы к тому, что ОГЭ может быть отменено. Но это может случиться только при очень неблагоприятном развитии ситуации.

А. Милкус:

- Девятиклассникам к ОГЭ готовиться?

Д. Глушко:

- Готовиться.

А. Милкус:

- По русскому и математике?

Д. Глушко:

_ Да, Мы объявим решение, если что-то будет меняться.

А. Милкус:

- А когда? Мы же на низком старте.

Д. Глушко:

- Нам нужно набраться терпения, мы все ждем 12 мая, когда будет очередной шаг о том, как будем жить на следующие неделю-две.

А. Милкус:

- У нас на сайте есть много вопросов. Я выбрал самые актуальные. Могут ли ребенку за последнюю дистанционную четверть поставить неудовлетворительную оценку, если у родителей не было возможности обеспечить его онлайн занятиями? Не было техники, условий дома, интернета или родители против работы ребенка за компьютером.

Д. Глушко:

- Мы в целом рекомендовали общеобразовательным учреждениям, учителям выставлять оценки по итогу года по уже текущим выставленным оценкам до начала дистанционного обучения. Все понимаем, что у очень большого количества детей, порядка 700 тысяч детей сегодня в стране отсутствуют компьютеры или гаджеты.

А. Милкус:

- Могут ли ребенка, не успевающего по результатам последней дистанционной четверти оставить на лето?

Д. Глушко:

- Я не верю, что такое будет. В теории, конечно, могут, потому что есть дети разные. И когда есть возможности, а они всячески устраняются, мотивируя тем, что нет возможности. Но я знаю, что в сельских населенных пунктах учителя приносят прямо домой на листочках задания, собирают их точно так же. Процесс образования происходит.

В теории могут. Все зависит от того, учился ребенок или нет. Но говоря о здравом смысле и адекватности всех наших педагогов, которые делают героически сложную работу сейчас, не верю, что по этой причине кого-то могут оставить на лето.

А. Милкус:

- Есть точно установленная законом продолжительность учебного года – от 32 до 34 недель в зависимости от класса. Как будут компенсировать то, чему не доучили в этом году?

Д. Глушко:

- Школы будут пересматривать учебные планы. Четвертая четверть – это по факту повторение пройденного материала, который изучался в течение года. В большей части тут нет изучения нового материала. Часть материала, который необходимо будет изучить, будет перенесен в следующий год.

Д. Завгородняя:

- Так начало учебного года тоже посвящено повторению? Может, не имеет смысла беспокоиться об этом? Просто повторение загрузить на первую четверть нового учебного года.

Д. Глушко:

- А вот для того, чтобы убедиться, нужно или не нужно, будет проведен ВПР, потому что это нужный элемент обучения, который позволит понять качество сформированных знаний у детей.

Александр Милкус

А. Милкус:

- Мы обсудили судьбу ОГЭ. А ЕГЭ? На этой неделе было письмо Ассоциации глобального университета, который категорически против отмены процедуры ЕГЭ в этом году. Они предлагают перенести их еще больше, в июль. Но с тем, чтобы именно эта форма была задействована для приема абитуриентов.

Д. Глушко:

- ЕГЭ отменять нельзя, безусловно. Это элемент аттестации, который позволяет детям в равных условиях поступать в университеты. И мы видим, что этот инструмент работает. Пока дата проведения ЕГЭ обозначена – 8 июня. Эта дата будет зависеть только от эпидемиологической ситуации. Сегодня с Роспотребнадзором мы выработали требования, рекомендации к организации ЕГЭ. Это будет дополнительная санитарная обработка помещений, входной контроль детей. Рассадка с большим расстоянием между детьми.

А. Милкус:

- А как вы относитесь к предложению вузов о том, чтобы проводить ЕГЭ только для тех, кто хочет поступать в институты в этом году?

Д. Глушко:

- По сути, ЕГЭ нужен только для тех, кто поступает в вузы, получать высшее образование. Человек, который идет в колледж, ему не нужно сдавать ЕГЭ по факту. Поэтому это нужный инструмент аттестации. По поводу переноса хотелось бы услышать предложение Минздрава, которое звучит в ходе обсуждений, то пока решений о переносе нет. Повторюсь, что мы рассматриваем различные сценарии. И в случае, если будет ситуация развиваться плохо, не будет спадать заболеваемость, то, конечно, будет приниматься решение о передвижке даты проведения ЕГЭ. Но сегодня это 8 июня. К нему нужно всем готовиться. А мы готовим образовательные учреждения и людей, которые осуществляют проведение данного экзамена.

А. Милкус:

- Вопрос из соцсетей. А есть примерное представление о том, как будет организован отпуск учителей в этом году?

Д. Глушко:

- Если сейчас мы завершим учебный год, то учителя по завершению учебного года так же уходят в свой отпуск в соответствии с графиком.

А. Милкус:

- Если мы не можем в лагерях организовать детский отдыха, действительно, логика жизни подсказывает, что придется создавать при школах лагеря дневного пребывания и так далее, это то, что учителя должны будут делать.

Д. Глушко:

- Но ведь это стандартная классическая работа, которая каждый год организовывается – площадки дневного пребывания детей при школах. Просто, по всей видимости, придется увеличивать объемы и пересматривать подходы к организации этой работы, исходя из того, что Роспотребнадзор предлагает, требует уменьшить количество контактов и количество людей в группах. Для того, чтобы снизить вероятность заражения.

Д. Завгородняя:

- А если учителям придется поддерживать связь с детьми дистанционно для обучения, чтобы они все не забыли к новому году, это же тоже работа. Это не считается, что они в отпуске. Или в отпуске?

Д. Глушко:

- Пока идет учебный год, учителя работают. Вот если 15-го мая завершится учебный год, то учителя-предметники будут продолжать свою работу до окончания учебного года. И осуществлять методическую поддержку детей. Консультирование, проводить дополнительные занятия. А по завершению учебного года они уйдут у отпуск. По сути, отпуску учителей сегодня ничего не угрожает.

А. Милкус:

- Еще один вопрос от учителей. Не все учителя были задействованы в онлайн образовании. Некоторые школы отменили занятия по музыке, физкультуре и так далее. Как эти люди должны получать зарплату?

Д. Глушко:

- Эти учителя не прохлаждались. Даже если у них были отменены уроки, они занимались методической работой. Я знаю, во многих школах учителя осуществляли разработку и подготовку уроков на будущее, если они не были готовы их реализовывать сегодня. Хотя, честно, я не очень понимаю, почему вдруг учителя физкультуры не должны проводить уроки, не могут проводить уроки дистанционно. Ведь это просто вопрос творческого подхода самого учителя.

А. Милкус:

- Спасибо! Вынужден прервать. В студии был заместитель министра просвещения Дмитрий Евгеньевич Глушко.

  • #РКП
  • Читайте также
  • Источники
Источники: