Жириновский: «Если вдруг докажут, что Фругал в чем-то участвовал, пускай привлекут к ответственности тех, кто это покрывал 15 лет»

Владимир Жириновский
Владимир Жириновский и Роман Голованов подвели итоги прошлой недели и обсудили задержание губернатора Сергея Фургала интервью с Гордоном и о том, что ждет Россию в сентябре.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Подводим и тоги недели вместе с Владимиром Жириновским. Здравствуйте, Владимир Вольфович!

В. Жириновский:

- Добрый день.

Р. Голованов:

- Тема главная – это задержание хабаровского губернатора Сергея Фургала. Мы все видели, как это проходило в три утра по Москве. Очень жесткое задержание.

Владимир Вольфович, обвиняют в серьезном преступлении. Это причастность к убийству двух людей в нулевые. Расскажите, а вы раньше об этой истории знали?

В. Жириновский:

- В этом есть казус, почему это вызвало возмущение у нас, у всей фракции ЛДПР. Сергей Иванович участвовал в пяти избирательных кампаниях. В местный парламент заксобрания, краевая Дума, трижды Госдума, дважды губернатором края. И мы всегда направляли запрос. Кого мы включаем в списки голосования, мы запрос направляем в прокуратуру России, ФСБ, Следственный комитет. И в отношении его ни разу ни одного замечания не было. Если бы у нас было на него хоть замечания «не там дорогу перешел», штраф заплатил 10 рублей, мы бы никогда его не включали в списки для участия в выборах. Но он был чист все 15 лет. И вдруг вспоминают какие-то дела, возбуждают дело, привозят. И сейчас решается вопрос о применении меры пресечения.

Никогда ничего не было за ним. Мы всех проверяем. Иногда что-то проскакивает, человек скрыл судимость, мы его вычеркиваем из списка.

Где-то, видимо, тут коррупция на местах. Если что-то и было, так сумели сделать, чтобы никакой информации не ушло. Или ничего не было. Это были тяжелые годы. Передел собственности. Выстрелы звучали по всей стране. Только в Москве отстреляли сто тысяч молодых бизнесменов до 30 лет, а там Тихий океан, далеко от Москвы, еще сложнее. Но у нас же никакой информации нет, поэтому он не признал вчера никаких обвинений.

Говорят, что есть потерпевшие и свидетели. Слушайте, а 15 лет они чего делали? Особенно потерпевшие. Они ждали 15 лет? Вот арестуют Фургала, тогда они скажут, что они потерпевшие. Видимо, жена и дети убитых бизнесменов. Это же наивно!

Р. Голованов:

- Они могли бояться. Элементарно.

В. Жириновский:

- Чего бояться?

Р. Голованов:

- Того же Фургала.

В. Жириновский:

- Так им было выгодно, чтобы он был осужден! В 6-м, в 7-м, в 8-м году. Так не бывает. Никого не надо бояться ! Нет никаких данных, что он кого-то запугивал. А сейчас они проявились, когда… Сейчас вдруг они свидетели и потерпевшие.
Мастрюков, его главный…

В. Жириновский:

- Давал показания против Фургала.

В. Жириновский:

- Давал показания в ноябре прошлого года. И его жена мне писала в письме. Она приезжала и ко мне обращалась, потому что издеваются над ним. Вот ее письмо, декабрь 19-го года. «Уголовное преследование имеет явные признаки заказного характера, осуществляется с беспрецедентными нарушениями конституционных прав, в том числе, на защиту». Адвокатов чего не допускали к нему? Пустите! Не дают. И самое главное – это ущерб здоровью. «Мужа лишают сна. Ему позволяют спать не более двух часов в сутки. На него оказывается психологическое давление. Ему постоянно угрожают, вынуждают признать вину и оговорить себя и других лиц. В связи с этим он находится в подавленном состоянии».

Вот они все время на него давили, чтобы он дал показания на Фургала. Или вот чтобы забрать доли в крупном коммерческом предприятии там в Хабаровском крае. У него было 25%, у жены Фургала еще 25%, 50% у какого-то московского коммерсанта. Вот шесть месяцев мурыжат человека! За что?

Здесь пусть разбирается следствие, но мы располагаем только тем, что у нас есть.

Р. Голованов:

- А вы не исключаете, что вина может быть настоящая? И что он может быть причастен. Вы сейчас так жестко защищаете его. В Думе вышли выступили.

В. Жириновский:

- Да.

Р. Голованов:

- Но мы же не знаем, что он не виновен.

В. Жириновский:

- Но мы тоже ничего не знаем. Если он виновен, в чем-то замешан, тогда сразу спрашиваю: почему 15 лет молчали? Говорите, запугали свидетелей, потерпевших. А правоохранительные органы кто запугал? Они чего молчали 15 лет? Прокурор Хабаровского края! ФСБ! Следственное управление! Их кто запугивал 15 лет? Фургал уезжал куда-то? Сбегал? Нет. Постоянно проживал в Хабаровске. А бывший мэр Хабаровска сбежал в Америку! Чего вы его не остановили? Много украл у хабаровчан и спокойно уехал. И еще огромное количество тех, кто разворовывал край, никаких дел не возбуждалось. И они спокойно с наворованным уезжали. А Фургал никуда не уезжал. Ни копейки ниоткуда не брал. Посмотрите показатели по краю! Все улучшились. За два-три года, что он управлял, улучшились. Инвестиции, уменьшение безработных. Значит, хорошо работает губернатор. Народный губернатор.

Я с вами согласен. Если вдруг будет доказано, что он когда-то в чем-то участвовал, тогда все, пусть покажут это все. Но одновременно пускай привлекут к ответственности тех, кто это все покрывал. Ведь они обязаны были информировать ЛДПР, что у вас в списках человек, за которым идет шлейф преступлений! Пусть еще не доказано, но дела рассматриваются. Он проходит по уголовным делам, ничего нет. Они виноваты. И нужно их привлекать к ответственности.

Р. Голованов:

- Трудно поверить, что до вас эти слухи не доходили. О том, что у него ест такая история с убийством.

В. Жириновский:

- Нет. Много разной информации гуляет по соцсетям, Гуляет информация уже полгода, что его готовят на мое место. У него в жизни не было желания стать руководителем ЛДПР! Вчера буквально один из каналов «Россия 1»: вот Фургал – кошелек ЛДПР. Копейки нам никогда не дал! Мы и не просили.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Он крупный предприниматель, который находится в хорошем регионе, где зарабатывают огромные деньги. В нулевые он вступает в вашу партию. И не давал денег за это?

В. Жириновский:

- Нет. А зачем?

Р. Голованов:

- Спонсировать.

В. Жириновский:

- Я же руководитель партии. Мы бы с удовольствием приняли, но нам никогда ни с одного региона ничего не привозили. Наоборот, мы старались помочь. В этом смысле Фургал чист.

Говорю еще раз. Если вдруг что-то найдется, то виноваты те, кто покрывали из правоохранительных органов, которые не довели до сведения политических партий. Избиркомов. И обманули избирателей, самое главное. Всей страны! 15 лет скрывается информация, если она, действительно, такая криминальная. И в этом было наше возмущение. Но если все будет расследовано, и за ним ничего не числится, те, кто нападал на него вчера, клеймили его, они должны будут извиняться перед ним.

Р. Голованов:

- А если окажется, что виноват, вы будете извиняться?

В. Жириновский:

- Я-то в чем извиняться?

Р. Голованов:

- Он в партии был.

В. Жириновский:

- Значит, виноваты те, кто нам не сообщил об этом! И виноваты они перед избирателями не только Хабаровского края, но и всей страны!

Скоро будет мера пресечения объявлена. Дело будет длиться долго. И через год-два его выпустят и перед ним извиняться, что он был задержан и отсутствуют доказательства его вины.

Р. Голованов:

- Вы же понимаете, что, скорее всего, будет другой вариант. Его посадят, скорее, и надолго.

В. Жириновский:

- Нет. Обязательно освободят. Что они, дураки, правоохранительные органы? Если у них на выборах участвует человек, который совершил огромное количество преступлений. Им зачем его покрывать?

Р. Голованов:

- А вы ходили в Кремль? Разговаривали с кем-то из администрации президента? Вас, наверное, не предупреждали о задержании.

В. Жириновский:

- Нам никто ничего не говорил, поэтому у нас и вызвало это яркое неприятие. По телевизору в восемь утра смотрим! Все каналы передают! И указывают за что. Я приехал в Думу, у нас подход к прессе, как раз, всей фракцией мы подошли. У нас есть все письма, связанные с ним, с попыткой отобрать завод. Он снабжает металлом весь Хабаровский край, я направлял письма в администрацию президента, президенту, во все органы. Давно длится все. Не удалось отбить завод, его разрушают, люди без работы. Мы постоянно курировали проблему разбоя в отношении завода Амурсталь. На нем бывал президент страны, этот завод считается в зоне президентского внимания. Очень важное предприятие.

Мы ни с кем не связывались и с нами никто не связывался. Все происходит в Думе, у нас было время 10 минут политические по четвергам. Лидер фракции имеет право выступить перед палатой. Вот я свое выступление построил на том, что у нас отрицательная реакция на такой арест губернатора от ЛДПР.

Р. Голованов:

- Вы сейчас очень мягко говорите, тогда вы сказали, что мы выйдем из фракции, наши губернаторы уйдут со своих позиций. Вы считаете, что тогда погорячились?

В. Жириновский:

- Я не горячился. Силовики ему заломили руки, наручники и привезли сюда. У них есть свой арсенал действий. У нас, как у оппозиционной партии, арсенал минимальный. Мы можем выйти из зала, сдать мандаты, отозвать наших представителей в ЦИК, в Счетной палате, попросить проявить солидарность других наших губернаторов. Я перечислял меры, которые можно было бы предпринять, но пока мы их не собираемся предпринимать, будем ждать.

Р. Голованов:

- Потому что это разрушит партию, а не спасет Фургала.

В. Жириновский:

- Конечно, это будет удар по партии, ибо 40 депутатов окажутся без прав. Сегодня, когда у нас есть права, мы выступаем, говорим, находимся в этом здании. Если мы сдаем мандаты, мы должны вернуться к своей прежней профессии. Я это говорю, как возможные действия. Я не говорил о том, что завтра мы это будем делать. Мы продолжаем работать, и будем защищать нашего губернатора вплоть до вынесения приговора. Его обжалование. И когда уже пройдет несколько лет, действительно, ничего не удастся сделать, чтобы он получил свободу, тогда мы будем вынуждены смириться с тем, что правы будут судебные инстанции.

Р. Голованов:

- По поводу тезиса: Фургал – это кошелек ЛДПР. Он возглавляет от ЛДПР целый регион. И до того, как губернатор, он был там представителем. И он не пересылал вам деньги?

В. Жириновский:

- Никогда. Ни одной копейки. Даже кусочек рыбы. Рыбный край, я был несколько раз в Хабаровске, там в магазине рыбном висят эти туши горячего копчения, холодного. Я ему как-то сказал: Сергей Иваныч, ты хоть кусочек рыбки привези! Потому что в Москве не найти. Никогда! В том числе, и Смоленск. Если мы ехали туда, где наш губернатор, мы за все платили. Пообедали в столовой областной администрации, еще где-то, специально, чтобы никто не мог сказать, что ЛДПР пользуется бюджетом края, где во главе стоит их губернатор.

Р. Голованов:

- Честно, в это не верится. Потому что есть очень богатый человек, а вы не берете у него деньги. Ну, зачем тогда он нужен партии?

В. Жириновский:

- У нас больше трехсот тысяч членов. И 5 тысяч депутатов по всей стране. Мы же не коммерческая структура, у нас не фонды, не биржи, чтобы нам перекинуть, отдать. Это политическая структура. Если бы он захотел дать, он бы дал, но он никогда не хотел. У него не появлялось этого желания.

Р. Голованов:

- Давайте дальше. Вы предлагаете досрочные выборы в Госдуму. Нас и так потряхивает от 20-го года, чего только не произошло. Зачем вам досрочные выборы?

В. Жириновский:

- Я просто высказал предположение, что это может быть, но этого не будет. У нас как бы более консервативные действия происходят. Скорее всего, выборы срок в сентября 21-го года. И не надо нам все в одну кучу, торопиться. Скорей! Принятие конституции не предполагает обязательные досрочные выборы парламенты или других органов власти. Все может оставаться на местах. Нужны законы в развитии поправок в конституцию.

Все выборы пройдут в срок – сентябрь 21-го года. Я просто иногда высказываю предположения, как может быть. Если на Фургала будут показания, он виноват, то все, значит, виноват. Пока у нас были предположения, что 15-летнее ожидание вызывает подозрения.

Так и выборы. Могут провести, но пока ни разу не было досрочных выборов. И я вам сегодня говорю, что выборы пройдут в сентября 21-го года. Эту тему закрывайте. Можете не волноваться. Сейчас в сентябре обычные выборы 20-го, а в сентябре 21-го главные в Госдуму. И дополнительно губернаторы и местные выборы.

Р. Голованов:

- Вы славитесь прогнозами, которые сбываются. Можете предсказать на грядущие полгода, что нас ждет? Может, дефолт, инфляция в сентябре?

Владимир Жириновский

В. Жириновский:

- Я думаю, что не будет инфляции, наоборот, у нас укрепление валютной финансовой системы. ЦБ выдержало, сдерживали инфляцию. И сейчас… Единственное, депозиты будут немножко меньше – до 4% где-то, 5%. Было время – 8%, 10%. Помню время: Сбербанк 18% депозиты давал. Ему надо было за 5 месяцев удвоить капитал, за пять лет. Пять лет полежали деньги, у тебя уже двойная сумма. Пока все идет нормально. Хуже будет Америке, у нее проблемы. Трясет. Это в основном выборы. Какие-то досрочные выборы вызовут ажиотаж. В Америке очередные и смотрите, что там происходит. В Сербии прошли очередные, опять люди вышли на улицы, поэтому любые выборы… Пандемия нам чего стоит! Будем надеяться, что эта вакцина будет принята в конце этого месяца. Надеюсь, что мне в августе первому сделают вакцину против коронавируса. И вам по знакомству, Роман, я тоже, может, пресс-секретарь вам передаст вакцину. И мы успеем…

Р. Голованов:

- То, что останется и вам не довведут? Остатки.

В. Жириновский:

- Там в ампуле норма будет. Мне дадут побольше, одну ампулу вам отвезут. Мы обезопасим всех наших граждан, что наши вакцины будут одними из лучших. Большой войны нигде не будет. Иран, Афганистан, Северная Корея, в основном затишье. И Трамп победит и окончательно приведет Америку к самоизоляции. Уйдет с Ближнего Востока, из Афганистана.

В ближайшие полгода ничего не будет, тихо и спокойно. Давайте отдыхать.

Р. Голованов:

- Вы на одной из программ год или два думали, что будет третья мировая.

В. Жириновский:

- По тому, какие действия начал осуществлять Трамп, двинул весь свой флот к Северной Корее. Посмотрите, он убрал того, кто хотел, чтобы была третья мировая война. Помощник его этот, Джон Болтон. Тот навязывал постоянно Северную Корею бомбить, по Украине пусть они бомбят Россию.

Его же он взял не так давно, не так давно и убрал. Я из этого исходил, что если в окружении окажутся те, кто будет настаивать и провоцировать силовые действия, это могло закончиться третьей мировой. Иран, Украина. И Северная Корея. Но он вовремя убрал его. Это здравомыслие Трампа. Он бизнесмен, он просчитал, что это будет очень дорого – третья мировая война. Разрушение США и среди союзников Америки, потом все восстанавливать. И безопасности никакой не будет. Это все очень дорого. Если бы сегодня вернуть тех, кто начинал Первую и Вторую мировые, они бы никогда не пошли бы на это.

Р. Голованов:

- Итоги недели подводит глава ЛДПР Владимир Жириновский. И вот приходит еще одна новость. «Жириновский, заявивший, что федеральные чиновники требовали от губернаторы Хабаровского края Сергея Фургала возить коробки с деньгами в Москву, должен подкрепить свои слова доказательствами». Об этом журналистам заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Про какие коробки с деньгами идет речь? Есть доказательства?

В. Жириновский:

- Доказательства одни. Прежняя администрация, сотрудник аппарата, он подошел к Фургалу, когда он уже в должность вступил, сказал, что надо вот собрать коробочку с деньгами. И он отвезет в Москву, как это делал, может, один раз или два раза, поэтому надо найти этого чиновника. В Хабаровске. Вот они могут сказать что-то. Я сижу здесь, в Москве. Поэтому у меня никто ни с какими коробками не ходит, как и были все время… Коробка из-под ксерокса, выбора президента Ельцина. Коржаков вроде бы ее, так сказать, отобрал. И показал Ельцину, что разворовывают деньги на выборы Ельцина. А здесь промелькнула эта фраза из разговора Фургала со мной. Я его расспрашивал, как дела идут, на него начались гонения. Он перечислял все проблемы, которые возникли у него. В основном его волновал завод Амурсталь. И как-то он сказал, что вот чиновник ко мне пришел, фамилию не стал называть, сумму он не стал называть. Кому, не стал называть. Вот обратился к Фургалу, чтобы вот он тоже бы выделил какие-то средства.

Р. Голованов:

- Это взятка, получается?

В. Жириновский:

- Нет, это не взятка, это дань. В свое время в советский период из Ташкента, из Тбилиси просто везли и все. У них даже не просили. Это как бы уважение вышестоящему начальству. И я сказал Фургалу: ни копейки никому! Я Островский никому ничего не передает, и Сипягин во Владимире. Но вот такой намек ему со стороны чиновника прошлого аппарата, прошлого губернатора был. Я это говорю со слов Сергея Ивановича. Ко мне с этим никто не обращался, а я пытался помочь губернатору вот потому, чтобы он отстоял завод Амурсталь. Где-то у него это проскочило. Он как бы считал, что, может быть, из-за этого на него гонения, что он не вписывается в эту схему, которая была при прежнем губернаторе. Сколько, кому он не говорил. И тот чиновник не успел ему сказать, это было накоротке сказано. Ну вот я это передал, поскольку это был один из моментов, которые тревожили Фургала, что, возможно, из-за этого на него давят со всех сторон. Там пресса какая-то, как называется, желтая или какая подметная, день и ночь на него всякую гадость писали, клеветали и так далее. Потому что он выполнял свои обещания. И большинство жителей Хабаровского края были довольны. И сейчас после ареста посмотрите социальные сети, - везде поддержка ему, тысячи и тысячи подписей в поддержку губернатора Фургала.

Р. Голованов:

- Давайте к следующей истории с арестом и задержанием журналиста, советника главы Роскосмоса Ивана Сафронова. Он задержан за то, что он якобы передает гостайны натовским шпионам, а именно – в Чехию. Владимир Вольфович, может ли журналист быть шпионом, как вы думаете?

В. Жириновский:

- Ну, журналисты имеют прямое отношение к сбору информации. И если собрать информацию по одному какому-то вопросу из всех вышедших изданий, ну, то, что удается получить этому журналисту, то у него вполне может появиться справка, которую действующий шпион-разведчик будет собирать полгода. Потому что в каждой газете, в каждой информации на эту тему, допустим, поставка оружия на Ближний Восток, он соберет со всех газет и у него будет хороший материал, который практически разведчик должен был бы добиваться долго-долго. Поэтому журналисты очень часто могут владеть той информацией, за которую им заплатят. Ибо они по роду службы этим занимаются. Так что здесь это нормальный процесс, что журналист рядом с той информацией, которая может стоить денег. Ибо надо еще найти все эти газеты, выписки, сети, посидеть, выписать, а тут все идет – лента ТАСС, лента РИА Новости и т.д. И все социальные сети, и ученые, все это можно суммировать, по-моему, сегодня даже компьютер это может сделать. Тему задайте и он выдаст информацию по всем вопросам.

Р. Голованов:

- Но вы больше склоняетесь к чему? Он виновен или его задержали за его материалы, которые он писал?

В. Жириновский:

- Возможно, какие-то материалы его вышли за рамки обычной газетной статьи, когда он уже сделал какие-то выводы, которые могут понравиться зарубежным разведсообществам. То, что через Чехию идет, это такой канал уже давно действует. Как-то немцев уже, ГДР, нету, поляки к нам враждебно относятся, болгары, там послабее все эти структуры. А вот Чехия, Прага, вот здесь, конечно, чешская разведка могла. Приемы часто устраивает чешское посольство в Москве, хорошее пиво подают там, сосиски. Могли присмотреться, подумать – вот журналист, вот темы какие он пишет, попросить у него статью, одну, вторую, третью. А потом, когда это все наши контрразведчики посмотрели, то оказалось, что это практически передача, к сожалению, частично секретных сведений, которые касаются каких-то структур оборонного комплекса нашей страны, а переданы Чехией, которая является членом НАТО. Таким образом, журналист должен быть осторожен. Не надо брать военную тематику. Не надо брать гостайну. Чтобы не оказаться в зоне риска. Пишите про зайчиков, про сусликов – и то можете кого-то обидеть. Чьи суслики? Монгольские суслики заболели чумой? Или это китайские суслики? В Китае могут обидеться, в Монголии. Журналистам тяжело. Что бы вы ни сказали и что бы ни написали, кто угодно может на это обидеться. Поэтому работа журналиста, не зря же говорят, что это вторая по количеству жертв профессия. Тяжелая. Большая зона риска, потому что вы что-то сказали, написали, озвучили и это уже пошло в мировое информационное пространство. И это не остановить. Раньше можно было изъять все номера газет, журналистов, все, что угодно. А сейчас в интернет пошло - и все… Поэтому очень тяжело быть журналистом в наше время, а информации огромное количество. И вполне можно найти ту информацию, которая собрана в сжатом таком варианте и может представлять из себя государственную тайну. Поэтому это опасно. Он, по-моему, специализировался как раз на поставках оружия, поэтому все, кто описывают военные какие-то поставки, особенно вооружение… Вот упала мина в Луганске, и то, возможно, эта мина не с Украины прилетела – тоже его могут обвинить, что он как бы дает ложную информацию... Работа очень тяжелая. Как и нам, политические партии, особенно оппозиционные, что бы ни сказал, это можно повернуть и попробуй докажи. А если нет доказательств, то практически нужно молчать обо всем. Как по Фургалу. Было, не было – мы ж не знаем. Мы предполагаем. Но кто-то может обвинить, что мы задеваем правоохранительные органы или там намекаем на какие-то взятки кому-то где-то. Я передаю информацию, которую получил от Сергея Ивановича, а он успел получить ее за три года, пока работает. А проверять? Как можно проверять? Я говорю – пусть проверяют следственные органы, этого чиновника допросят, который этим занимался, или губернатор бывший здесь в Москве. Но он запросто может отказаться. Следов же нет. Если б деньги были из бюджета? Вот куда вы направили сто миллионов рублей? А если это обналиченные деньги, в коробчку, кому-то передали, следов нету. Ну а я – тем более, я сижу в кабинете сейчас. Даже у вас в редакции больше информации и больше людей, а у меня здесь вот только из нашего с вами совместного эфира здесь находятся люди, а так я один нахожусь…

Р. Голованов:

- К следующему журналисту перейдем, причем, украинскому – это Дмитрий Гордон, который говорил, что все интервью, которые он делал, это были материалы для Гааги. Владимир Вольфович, ваши интервью на Украине не выходят, но выходят на радио «Комсомольская правда». Как вы думаете, вас бы на Украине посадили или нет?

В. Жириновский:

- Ну, там уже давно уголовное дело, уже лет десять, наверное, уголовное дело за спонсирование террористов. Меня приглашали не раз на допрос в Киев. Поэтому это все известно. Доходит до таких чудаковатых вещей. Я был в Сербии, подошел в сувенирную лавку, а парень вышел – можно селфи сделать? Ну, давай. Через несколько лет газета итальянская, прокурор Сорренто ждет на допрос Жириновского. Понять не могу, в чем дело? Оказывается, он уехал в Италию, там работал, занимался контрабандой, у него сделали обыски и нашли фотографию, где он со мной. Ну, я же сделал 200 тысяч селфи, да?

- 800.

В. Жириновский:

- 800 тысяч селфи. И там, возможно, есть люди, которые связаны с криминалом. Я ж не могу требовать анкету и подтверждения правоохранительных органов каждый раз. Так вот, наша газета писала – Жириновского ждет прокурор Сорренто! Так и здесь, на Украине. Они меня ждут уже несколько лет.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, у вас вообще что осталось после этого разговора на душе, внутри, когда вы поговорили с Гордоном? Кто он, что он за человек?

В. Жириновский:

- Ну, он хочет оставаться журналистом. Свободным журналистом. Журналистом, который будет интересен. Может быть, его лавры Савика Шустера привлекают. Или нашего Соловьева. Или ваши лавры. Мы его знаем-то немножко, а так в мире-то он почти неизвестен. Поэтому все журналисты хотят как-то быть известными, чтобы на них ссылались. Вот Дудь прорвался где-то, говорят, он пришел ко мне, интервью у меня брать – рваные джинсы, я на него внимания не обратил. Прошло два-три года, говорят, что он чуть ли не номер один сегодня у нас среди блогеров. Так и Гордон. Ему же хочется кем-то быть. По-моему, ему уже 52 лет скоро будет, он 1969 года рождения, поэтому он более-менее спокойно задавал вопросы, я на все, что можно отвечал… ну, вот шестой десяток ему, а он малоизвестный. Там зажата свобода слова, там ничего нельзя сказать. Там слово «русский» уже может подозрение вызвать…

Р. Голованов:

- А в России не может слово «русский» вызвать подозрения? Сразу же под статью попадешь, что нацист.

В. Жириновский:

- Ну, конечно, тоже проблема. Мы победили в 1993 году. Гор звонит Гайдару и говорит – Егор, какая там партия победила, какой-то Жириновский во главе? Он говорит – да это фашисты. Представляете! И Гор, вице-президент США, докладывает Клинтону – это, говорит, фашистская партия победила. Что за чушь! Егор Тимурович никогда нас не знал близко, не был на наших съездах. Поэтому очень много таких ошибок, которые нам всем мешают и легче всего какие-то ярлыки повесить, но, к сожалению, вот так бывает – слово русский… У меня главный лозунг моей предвыборной компании 1991 года – на будущий год будет 30 лет как – был простой: «Я буду защищать русских», ибо русский народ оказался разделенный. Немцы объединились, вьетнамцы объединились, а мы, наоборот, нас разделили, да еще силой. И еще вот сейчас на Украине это как оскорбление – русский, и русский язык запрещают. По-моему, с 1 сентября сейчас все русские школы закрыты. Все на украинском. Как и в Прибалтике. Их надо защищать. Они наши соотечественники. И сейчас ведь учебный год начинается для студентов, мы с вами должны как-то помочь им, у нас много коммерческих вузов, и я обратился к одному из них, институт мировых цивилизаций, ректор Слободчуков, понизить цену. Потому что пандемия, родители не работали многие, нет денег платить за них. Надо уменьшить. Вот институт мировых цивилизаций – Москва, Ленинский проспект, д. 1 – там цены будут ниже и за учебу, и за общежитие. В том числе, если надо, примем студентов с Донбасса, с Луганска, с Приднестровья и т.д. То есть, опасно сегодня, сегодня Украина опаснее, чем нацистская Германия. Там русский язык не запрещал никто, русские песни и говорить по-русски, а тут такие гонения… Это плохо.

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, а когда в России-то слово «русский» будет разрешено нормально?

В. Жириновский:

- Вот впервые утверждена поправка, где сказано, что у нас русский язык главный государственный язык на всей территории России, как язык государствообразующего народа. Наконец-то сказано.

Р. Голованов:

- Но это же так, все вскользь…

В. Жириновский:

- Мы предлагали в преамбулу вставить. Вместо слов «мы – многонациональный народ», договорились о нижеследующем – мы, русские, и все другие народы России, договорились о нижеследующем. Но вот не прошло.

Р. Голованов:

- Но ведь Чечня обидится. Ведь Рамзан Ахматович выступит против.

В. Жириновский:

- Никто не выступит против. Никто. Потому что каждый национальный регион запросто использует свой родной национальный язык, местный, имеет свою Конституцию или Устав, свой флаг, гимн, поэтому никаких ограничений нет. Свои школы. Просто надо исходить из чего? Если в школу не ходят на местном языке, тогда зачем она нужна? Вот у нас в Алма-Ате русский язык и казахский. Вот открыли казахскую школу – никто не идет. Зачем учить своих детей на казахском языке, а где его применять, когда все казахи хорошо говорят на русском? Вот Нурсултан Назарбаев, ему 80 лет исполнилось, у него русский язык-то первый, родной… Или вот театры. Открывают театры – никто не идет.

Р. Голованов:

- Тогда, может, нацреспублики надо убирать в России у нас?

В. Жириновский:

- Когда-то это сделал Ленин, Зюганов говорит, что, если бы не было права выхода из Союза, в него бы никто не вошел. Это заблуждение. Как миленькие, все вошли. И вошли бы в состав России на правах культурной автономии, но не было бы территории с национальным названием, а были бы губернии. А уже национальные автономии – это театр, газета, пожалуйста. И то, если экономика позволяет. Вот выпускали газеты на казахском и на русском. Русские раскупались, а казахские лежат. Сами казахи не хотят покупать газеты на казахском, ходить в казахский театр и чтобы их дети учились только на казахском. Поэтому никаких ограничений нет.

Р. Голованов:

- С другой стороны, я понимаю, что, если мы сейчас на это пойдем, вспыхнет Кавказ.

В. Жириновский:

- Никто не вспыхнет. На Кавказе это никого не волнует. Возьмите Дагестан. Там 30 народов. Каждый аул – это отдельный народ. Большинство там аварцы, даргинцы, кумыки и т.д. И они все говорят на русском. Иначе они не договорятся. Ибо в каждом ауле свой язык. Поэтому язык русский всем помогает общаться. Я в Сухуми бывал много раз, еще когда это была часть Грузии. Они все по-русски говорят. Какой язык? Грузинский? Не хотят абхазцы. Абхазский? Не хотят грузины. Армянский? Не хотят те и те. Еврейский? Не хотят. То есть, все выбрали русский язык и все сухумские школы только на русском языке. Дайте свободу выбора и русский язык победным шествием пройдется по всей планете. Русских сегодня миллионы живут в Америке, в Британии, во Франции, Германии и везде с удовольствием будут ходить в русские школы. Поэтому полная свобода обучения детей на родном языке. А на русском языке хотят учиться все, кто жил в бывшем СССР и их огромное количество за рубежом. В Турции у нас 120 тысяч русских. Русские женщины вышли замуж за турок и сегодня их 120 тысяч. И они требуют открытия русских школ и уже в выборах участвуют. И пройдет время, лет 30-40, русская женщина станет президентом Турции. А русский мужчина станет президентом США…

Р. Голованов:

- Ну, дай бог! Тогда собор Святой Софии станет храмом православным…

В. Жириновский:

- Надо сохранить, чтобы это был православный храм. Это великолепный храм и Эрдоган не должен идти на поводу у мракобесов, которые заставляют его изменить статус. Это замечательный храм. Если он поймет, что это хорошо, прислушается к обращению нашего Патриарха Московского и Всея Руси, мы, депутаты, приняли обращение к депутатам Турецкого парламента, то есть, тогда бы я ?? название Константинополь, я бы русский язык разрешил использовать в Турции, Эрдоган готов наш русский рубль использовать. Готов. Пожалуйста. Так что впереди русский язык будет второй язык в Турции и все храмы христианские, желательно, чтобы они оставались… основной доход у турок это русские туристы. Несколько миллиардов долларов в год. И там на побережье все по-русски говорят. И у турок очень хорошо идет русский язык. Без акцента. В Прибалтике с акцентом говорят на русском. А у турок нет – как будто бы это родной язык. Потому что они давно перемешались с нами. Мы же соседи. И воевали десятки раз. Мы брали турок в плен, они русских брали в плен, там все это кровь, плавильный котел, все перемешалось. Даже Эрдоган не совсем, наверное, турок, чего-то у него там от грузин есть…

Р. Голованов:

- Спасибо большое, Владимир Вольфович. Итоги недели подвел глава ЛДПР Владимир Жириновский.

  • #РКП
  • Источники
Источники: