Жириновский об НДФЛ: «Пусть будет сперва 15, потом можно будет сделать 17, 19, 20, постепенно»

Владимир Жириновский
Сергей Мардан и депутат Госдумы Владимир Жириновский в программе «Итоги недели» обсудили приговор Кириллу Серебренникову, введение прогрессивной шкалы НДФЛ и развитие туризма.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


С. Мардан:

- Сегодня первая программа «Итоги с Владимиром Жириновским». Владимир Вольфович, здравствуйте, рад вам ассистировать.

В. Жириновский:

- Добрый вечер. Я тоже рад. Давайте сделаем одну из лучших передач, и не только в рамках радио «Комсомольская правда», но и во всероссийском масштабе.

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, я вам предлагаю сразу тему. Условный приговор преступной группе Кирилла Серебренникова.

В. Жириновский:

- Конечно, неприятно то, что я наблюдал. Сегодня там стояло много его сторонников, болели за него. И они обрадовались, когда наказание условное. То есть он практически наказан не будет, просто у него будет судимость. Но в это же время за такие же проделки, преступления людей осуждают на те же самые 6-7 лет реального срока. Получается, опять правосудие для избранных. Если литературная богема, режиссер, известный… Как известный артист сбил насмерть нашего одного гражданина или еще что-то, им снисхождение, им условно. Это раздражает наших людей. Тут деньги потеряны огромные, десятки миллионов.

С. Мардан:

- 120 миллионов.

В. Жириновский:

- Куда они ушли? Расчехвостили, раздербанили. Частично, может быть, ушло и на постановку спектаклей. Тем не менее, часть денег ушла, видимо, по карманам нужным людям. И за это… Он же будет работать, он режиссер, он не лишается должности. Если бы у него была должность директора какого-то учреждения, то при наличии даже условной судимости его нужно было освобождать, а творческая работа роли не играет. Неприятно. Абсолютное большинство наших граждан будут возмущены. А те, кто у нас ближе к интеллигенции, к театралам, сторонники его – это та самая скользкая часть нашего общества, которые 1904 году послали поздравительную телеграмму императору Японии за то, что он нанес поражение русской армии. Это вот такие сторонники Кирилла Серебренникова. Им наплевать на страну, на ее историю, на ее армию. Им выгодно быть наверху, на Олимпе и получать бешеные деньги. Это же деньги государства. Если вы растратили чьи-то деньги коммерческие, там пускай бы владелец денег занимался, а это из бюджета страны. Мы забрали у рабочих, у студентов, у больных, у армии и даем на культуру.

На культуру надо давать деньги, но они же разворовали их. Поэтому это очень неприятно, что двойное дно, так сказать. Для кого-то срок, и они сидят, а для кого-то… Конечно, три года он переживал, может быть. Сейчас у Ефремова, говорят, сердечный приступ, ему тоже это неприятно.

С. Мардан:

- Ему водку просто не дают, поэтому у него сердечный приступ.

В. Жириновский:

- Опять раздаются голоса, что не надо его слишком осуждать, потому что он великий артист. Там великий артист, здесь великий артист. Значит, они могут убивать людей и транжирить наши деньги? Это плохо. Ведь смысл какой? Правосудие. Эмблема суда – там, по-моему, завязанные глаза у судьи. Он не знает, кого он судит, и он только исходит из дела. В царской России суд был более гуманный, в том плане, что он мог встать на сторону бедных и осудить богатого, на стороне простого человека и осудить знатного. Мы пока не можем достичь этого уровня. При советской власти всё райкомы решали, горкомы, ЦК КПСС, а сейчас непонятно, кто решает эти вопросы. Три года мурыжили – и условно. Но за такие же проступки где-то было бы мощное наказание.

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, а зачем они заигрывают вот с этой литературной богемой, с этой либеральной интеллигенцией? Серебренников принадлежит к кругу либеральной русской интеллигенции. Они же не будут за Путина все равно голосовать.

В. Жириновский:

- Это один из элементов внутренней политики. Кремлю нужна стабильность. Они стараются этого добиться всеми возможными путями. Интеллигенция наша тоже влияет на общественное мнение, выходят газеты, передачи. В целом они более сплочены. Видите, сегодня 2 тысячи стояло. Простой человек за растрату денег – там никто не придет его защищать, даже семья не придет, а здесь 2 тысячи стояло. А когда Навального прищучили лет 7 назад, 10 тысяч вышло, прямо около Думы стояли. И власть отступила, не стала его сажать в тюрьму. Это отрицательное влияние на общественное мнение. У них больше сплоченности.

Маркс говорил: пролетарии всех стран, соединяйтесь. Ни черта, никогда рабочие не будут проявлять солидарность. Немецкие рабочие с удовольствием стреляли в русских рабочих, то же самое французы, британцы, американцы. А вот эта богема, литературная, театральная, пишущая братия, они, конечно… У них партии нет, партия – это они сами. Вот они взяли сегодня и вышли. А к простому человеку никто не выйдет, если его будут осуждать. Когда судили, допустим, Чурбанова, зятя Брежнева, никто не вышел. Генерал-лейтенант милиции. Выйдите, милиционеры, следователи, защитите, это же честь мундира. Потом же его реабилитировали, нашли какие-то доводы в пользу его. Но осудили и всё, хоть кто.

В этом плане у интеллигенции больше… Они боятся. И сегодня я слышал, один говорит: «Надо было ему (Серебренникову) уехать, я ему советовал». Видите, они все время туда смотрят, лишь бы отвалить туда. Здесь заработать, а там транжирить. Там у них и дачи, видимо, и счета, и все остальное. И не только они. Это и политическая элита. Вот недавно умер сын Хрущева. Что он в Америке делал? Я ему по телефону звонил где-то в 87-м году, предлагал пост директора издательства «Мир», где я работал. Нет, в 90-м взял и уехал. Ну, 30 лет там прожил. Что ты получил? Причем не очень понятно, может быть, убийство это было. Вроде он пистолет держал в руках, чистил его. Дочь Сталина уехала. И когда русские журналисты хотели у нее взять интервью на русском языке, она отказалась, сказала: мой отец грузин, а мать какая-то там цыганка или еще кто-то, и никакого отношения мы к русскому языку, к России не имеем. А 30 лет жила, как у Христа за пазухой, королева была. У него жена погибла, он ее убил, последнюю жену, Аллилуеву, там она, дочь, была вместо жены первая леди страны. Все для нее было – жила, отдыхала. А потом даже интервью не хочет дать на русском языке. И умерла в доме для престарелых в Лондоне.

Это всё гнилая интеллигенция, богема, элита, партноменклатура. Они все хорошо живут. И предателями становятся члены семьи. Вот Сталин никуда не уезжал, а дочь отвалила. Хрущев никуда не уезжал, а сын отвалил. Я уверен, что отец Кирилла Серебренникова – житель Москвы.

С. Мардан:

- Он из Ростова-на-Дону.

В. Жириновский:

- А этот с удовольствием бы отвалил. Просто там ему никто не даст «Гоголь-центр». Он же по-русски говорит, его язык сдерживает. Художник может отвалить, его картины там выставят, а театральный деятель… Писатель может уехать - там переведут на местный язык. И много писателей уезжали – и Аксенов, и прочие. А тут у него спектакль. Любимов тоже долго шлялся по заграницам, но все равно вернулся и умер на родине. Потому что те, кто в театре, им нужна сцена, им нужен русский язык, им нужен их зритель. Поэтому он никуда не уедет. И пусть радуется, что Россия все-таки демократическая страна, не стали его сажать в тюрьму на 6 лет.

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, после истории с Ефремовым в медиа начались такие смешные разговоры про то, что в обществе запрос на справедливость, поэтому Ефремова обязательно посадят, и по полной программе, и власть не отступит. Эта же история обрушивает абсолютно всё.

В. Жириновский:

- К сожалению.

С. Мардан:

- Им плевать на нас.

Владимир Жириновский

В. Жириновский:

- Да. Они думают только, как спасти друг друга – хоть последний пьяница, хоть последний наркоман. Ладно, сотни миллионов. Может быть, там найдутся и те, кто миллиарды истратил, но своих защитить, оставить на свободе. Поэтому, конечно, неприятно. Люди все переживают. Потому что те люди, у которых найдут патрон в кармане, сидят в тюрьме за ношение оружия. А другой перестрелял людей на улице – и всё еще следствие идет долго-долго.

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, я предлагаю вам вот какую тему. Повысили подоходный налог – 15%. Важнейшее завоевание золотых нулевых. Как вы думаете, хватит или нужно было 35-55 впендюрить?

В. Жириновский:

- Лучше постепенно, лучше не пугать. Потому что когда отменили эту прогрессивную шкалу налогов, где было их много, и сделали плоскую – 13%, собираемость стала намного выше. То есть когда слишком высокие налоги, они при Ельцине научились прятать деньги, людей, все пошло в теневую экономику. Это еще от советской власти. Там тоже был мощнейший теневой сектор. При царе было проще, чище, там этого не было, поскольку в основном были собственники – Путиловы, Строгановы, Морозовы, Абрикосовы и другие. Они не позволяли воровать у них деньги. Поэтому пусть будет сперва 15, потом можно будет сделать 17, 19, 20. Постепенно. Чтобы они видели, что даже тем, у кого деньги за границей, но он здесь сидит и ими рулит из России… Недавно им уже объявили, что давайте, без сложной бухгалтерии, платите налог единый – 5 миллионов в год. Тоже, возможно, это улучшит ситуацию, когда они будут знать, что только 5 они заплатят. Наверняка это меньше. Наверняка, если там все хорошо проверить, налог должен быть 7 миллионов, 10, 15. Но пусть 5 миллионов платят постоянно, чтобы собрать эти деньги, медленно их приручить.

И американцы тоже пытаются деньги за границей держать, и европейцы, но у нас это при Ельцине в массовом порядке было – всё туда отвезли, все там оставили. Вот как сейчас на Украине, бардак полный, вот так же было всё при Ельцине. И мы не успели его осудить, он ушел, он понял, что много напортачил. И вообще из жизни ушел. И Гайдару стало стыдно, он тоже ушел. Поэтому сегодня мы только можем предъявить претензии – Шахрай, Козырев, Полторанин, Чубайс, Бурбулис. Ну, человек 10 наберется, которые живы, здесь находятся. Но сроки истекли, и поднимать все это никто не будет. Но они навсегда потеряли авторитет. Сегодня многим стыдно говорить, что они поддерживали Ельцина в 91-м. Они помалкивают, а раньше хвалились: да, я был там (кольцо, которым они окружили Белый дом). Я где бываю на тусовке, никто не говорит, что он защищал Ельцина. Их песенка вся спета.

Поэтому пусть будет 15. И то посчитали, что 60 миллиардов рублей. Сейчас решили направить детям, у которых тяжелые заболевания и очень дорогое лечение. На следующий этап надо денег собрать на дороги. Мы единственная европейская страна, где плохие дороги, особенно провинциальные города. Допустим, Москва – Тверь это дорога Москва – Петербург. А по Тверской области? Вот Ржев, открытие мемориала. Я бы сам с удовольствием поехал. Какая дорога? Вся разбитая.

С. Мардан:

- Там нет вообще дорог в городе.

В. Жириновский:

- Я и говорю, там на тракторе надо ехать. В этом плане нам нужно пробить больше денег на дороги. А дороги всем нужны – и молодежи, и среднему возрасту, и старшему. Всем нужно ехать к родственникам, свадьба, бизнес, дела. Тогда будет легче связь с сельскими регионами. Я вас уверяю, многие с удовольствием переедут в сельские районы. Та же Тверская область. Все близко. Но только до Твери можно доехать, а дальше в сторону – уже всё. Это Европа практически – Тверская область, больше, чем Франция, наверное. Там 300 километров до Москвы. До самой Твери 140, а если поехать куда-то – Осташков или какой-то другой город… Поэтому дороги. Пусть будет 15.

Еще нужно сделать налог, который есть в Европе – налог на сверхдоходы. Кто-то зарабатывает, допустим, 100 миллионов. Можно определить верхнюю планку – допустим, миллиард рублей в месяц. Вот 700 миллионов – в доход государства, а тебе 300 останется. Он так и называется – налог на сверхдоходы. Это тоже не делали, хотя это нужно было делать при Ельцине. Все эти банкиры, которые наживались. Карманы набили, а потом играли чуть ли не в рулетку. Миллиарды. У них слово «тысячи» вообще не фигурирует.

Поэтому пусть будет постепенно. Ибо любой резкий скачок - напугаем, опять сбегут куда-нибудь, под другими фамилиями уедут, на других людей переведут или здесь где-нибудь закопают в какие-нибудь квартиры, потом будем обнаруживать по 10-20-30 миллиардов рублей в какой-нибудь 4-комнатной квартире.

С. Мардан:

- А постепенно – это как долго? Когда 20 будет, а когда будет 25? Ну, если будет. У вас есть какое-то видение по этой прогрессивной шкале, как она должна быть устроена?

В. Жириновский:

- Надо посмотреть, как будет уплата налога 15%. Допустим, 20-й год, по итогам года. Хотя мы не знаем, как они его введут, с какого числа.

С. Мардан:

- Со следующего года.

В. Жириновский:

- 1 января 2021-го. Значит, в январе 22-го можно посмотреть: да, эту предполагаемую сумму 60 миллиардов мы собрали. Хорошо, давайте сделаем 17, 19 и т.д. Мы не выдумываем ничего. Нам нужна та налоговая система, которая в Европе, в Америке. Налоги должны стимулировать развитие экономики. А у нас налоги удушающие. Вот мы взяли, недавно повысили налог на добавленную стоимость на 2%. Здесь подоходный мы увеличили, собираемый. А здесь мы увеличили на 2% с предприятий. И эти предприятия лопнули. Они не могут платить НДС 20%. 18 – они выкручивались. Позакрывались, нет предприятий. Ошибка. Мы были против, возражали. Но вы знаете, по голосованию у нас нет большинства голосов. Надо этот налог убирать постепенно, это удушающий налог. Это с Запада посоветовали Гайдару. Этот налог вводится тогда, когда нужно остановить производство. Вот перепроизводство товаров, некуда девать. Что делать? Вводим налог НДС. Тогда, чтобы не платить этот налог, сокращают производство. Пусть у нас будет много товаров, нам не надо душить нашу производственную сферу. Но все эти американские советники насоветовали.

Смотрите, в Америке их в тюрьму посадили – главных советников Чубайса, Гайдара, Ельцина. Они получали от них предложения, как нашу экономику реформировать, а на самом деле разрушали, чтобы мы превратились в сырьевой придаток для них. И Билл Клинтон улыбался, хлопал по плечу Ельцина. Вот такой президент им нужен, как Ельцин, который как человек, может быть, и неплохой, но он ничего не понимал. Он был прораб на Урале, строил дома. После этого ты идешь заниматься мировой политикой. Ведь в России это не просто руководитель страны, это мировые процессы. Ты разбираешься в Иране, или в Португалии, или сегодняшняя ситуация в Америке? Он же никогда этим не занимался.

С. Мардан:

- Сталин тоже не занимался. Ничего, справлялся как-то.

В. Жириновский:

- Справлялся, вы знаете, каким путем.

С. Мардан:

- Каким?

- Каким путем Чингисхан справлялся, Александр Македонский, Наполеон. Миллионы лежат в могиле. Это тоже не метод. И нагнать страху. Почитайте биографию Сталина. Я сейчас читаю. Троцкий написал, на русском языке есть. Совершенно серой личностью был, ничего из себя не значил. Большевики, меньшевики, Кавказ – никто его не замечал даже. Он спал в день Октябрьского вооруженного восстания 25 октября. Утром проснулся, ему говорят: по делам национальностей ты министр в новом советском правительстве.

С. Мардан:

- Да Троцкий завидовал просто, поэтому и оболгал великого вождя.

В. Жириновский:

- Троцкий не понимал, что такого серого человека сделают во главе страны. Он хотел выступать, двигать идеи какие-то. А генеральный секретарь – бумажка к бумажке, кадровый работник, как Черненко. Он Брежневу готовил постановления Политбюро. Это канцелярская работа, зав. канцелярией. Да и Троицкий нам не подарок, я не говорю, что Троцкий лучше. Нам не надо ни Троцкого, ни Сталина. Просто надо понимать, что к власти пришел человек, который был очень мстительный. Его долго избивал отец, тяжелый город Гори. Всю биографию его прочтите. Он злобу затаил на все времена. Понимаете, кого он уничтожил? Всех кавказцев уничтожил. Всех, кто его знал в детстве, в юности. Семинария, первые шаги в политике – всех уничтожил в первую очередь. Для чего? Чтобы они не могли сказать, какой он был серый человек, ничего не знал, не умел. Он же университетов не кончал. Я окончил два факультета МГУ, и другие университеты закончили. Человек в духовной семинарии был, уже начал там заниматься политической деятельностью. Выгнали. Ленин начал заниматься политической деятельностью. Выгнали. Это всё революционеры.

Сергей Мардан

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, спрашивают – почему не посадили Серебренникова – ну, вы на этот вопрос ответили. А вот вопрос содержательный. «Демократы Ельцин, Гайдар, Черномырдин, Шумейко и прочие давным-давно на свалке истории, а сейчас у власти патриоты ГКЧП», поэтому чего, мол, вы их поминаете, нет никаких демократов.

В. Жириновский:

- Я плотно занимаюсь внутренней политикой нашей страны с мая 1987 года – уже 33 года. Я принял участие в первых выборах альтернативных – Горбачев разрешил самовыдвижение – кандидаты, депутаты районных советов. И я единственный на весь Советский Союз свою кандидатуру выдвинул, но коммунисты меня задвинули, дальше трудового коллектива не пошел. И ГКЧП было в 1991 году, опять коммунисты испугались и поддержали, иначе бы ГКЧП выиграл бы, и у нас была бы другая ситуация, намного лучше, чем сейчас, меньше бы воровали, и страна бы сохранилась в тех границах, в которых она была в 1991 году. И я единственный от имени партии выразил поддержку и вышел на манеж. Там стояло 2000 демократов, во главе какой-то Иванов. Потом он пропал. Наверное, убили или уехал за границу. Вот столько же, сколько сегодня пришли болеть за Кирилла Серебренникова. Две тысячи! Представляете, две тысячи демократов стояли на манеже и некому было их разогнать. И две тысячи демократов сегодня защищали Кирилла Серебренникова. Поэтому ГКЧП проиграло. Это была такая игра, до сих пор никому непонятная. Ни Крючков правду не сказал, ни Горбачев. Скорее всего, это был спектакль. Они сговорились. Но если был спектакль, зачем Крючкова в тюрьму сажать? А если он имел свой сценарий, значит, надо было помочь выиграть. У нас была семимиллионная армия и у коммунистов было 20 миллионов человек члены партии. Все, что угодно можно было сделать. Можно было республики все убрать, КПСС разделить на две партии, экономику сохранить, начать проводить косыгинскую реформу. Ни Явлинского, ни Абалкина, никого других. ГКЧП было все арестовано и до сих пор правду не говорят. Мы их освободили. ЛДПР. 26 апреля, по-моему, 1994 года. Я был автором постановления. С трудом набрали 226 голосов. С трудом. И всех. И за 1991 год, за 1993-й – выпустили из тюрьмы. Поэтому я прямой участник всего, что проходило в нашей стране. От первых шагов по демократии якобы, перестройка, так мы думали, что что-то хорошее будет, до сегодняшних дней. Поэтому ГКЧП сегодня нет никакого. Мы перетряхнули шесть раз комитет государственной безопасности. Все доблестные офицеры очень образованные, опытные, все ушли. У нас с кадрами приблизительно такая же ситуация, как в 1941 году, когда Сталин всех разогнал, расстрелял в лагерях, у нас молодежь по 30 лет, лейтенанты, командовали полками. Так и сейчас. Проблема наша в том, что деньги есть, ресурсы есть, население хорошее – 150 миллионов! – специалистов нет. Такие, как Кирилл Серебренников, уезжают за границу. Или деятели номенклатуры… не обязательно же известные люди… они уезжают. Мы их учим, учим, а они уезжают. Потому что коммунисты не выпускали за границу и они боятся – вдруг снова вернутся коммунисты? У нас же сегодня опять есть левые организации, новый социализм, старый социализм. Этого рафинированная молодежь, инженеры боятся. Хотя мы зарплату уже платим большую – и сто тысяч, и двести тысяч, и триста. Премии им дают. Вон госпремия – 8 миллионов! Если он сделал что-то дельное, он получит госпремию. Тем не менее, к сожалению, ГКЧП не получилось. Вообще нам не везет на офицерство. Декабристы – ничего не получилось. Белая армия – ничего не получилось. Тухачевский – ничего не получилось у него. И вот ГКЧП. Ведь министр обороны был в комитете, официальный комитет, в соответствии с законом. Министр внутренних дел, КГБ. Вся власть в их руках. Семимиллионная армия. 200 тысяч офицеров КГБ! И все уже сдались. Все руководители союзных республик ждали указания.

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, у нас тут уже туча звонков скопилась… Нина Константиновна звонит вам.

Нина Константиновна:

- Здравствуйте. Я очень хотела бы спросить у Владимира Вольфовича, когда же будет достойная пенсия у пенсионеров? На 15 тысяч, как вы думаете, прожить можно или нет?

В. Жириновский:

- Очень тяжело, я согласен. Но пенсионеров у нас становится все больше и больше. И власть ищет – где бы найти деньги, чтобы вам увеличивать пенсии. Скажу честно. Это не моя позиция, а позиция тех, кто вершит наши с вами судьбы. Куда им девать деньги, если их не хватает? Бюджет таков – 23 триллиона – конечно, они больше бросают на оборону, на полицию, на науку, на образование. На молодежь. Потому что молодежь может выйти на улицы, как вот, допустим, на той же Украине, майдан – в основном же молодежь шумит. Сегодня в Америке кто шумит? Это все молодежь. Независимо от расы. Черная молодежь и белая молодежь. Поэтому, конечно, пенсионерам они хотели бы помочь, но не всегда хватает на это денег. Беда в том, что надо не стесняться, может быть, талоны вводить. В Америке 40 млн. малоимущих получают талоны на питание. Уже было бы какое-то подспорье. И, конечно, увеличивать. У нас сегодня магазины завалены товарами. И можно увеличивать. Чтобы не 18 тысяч получали бы, а, может быть, 20-25. Нам нужно сделать минимум заработной платы – минимальный размер оплаты труда – 30 тысяч. Сейчас – 12. Я думаю, сделают в перспективе.

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, у нас звонит Сергей из Екатеринбурга.

Сергей:

- Владимир Вольфович, меня интересует тематика развития автомобильного туризма на территории России. Вот эти автокемпинги – то, что вы говорили по поводу Тверской области – то есть, по поводу путешествий по Золотому кольцу. Но у нас слабо развита гостиничная сеть, а автокемпинги объективно дешевле. Что-то можно сделать?

В. Жириновский:

- Я с вами согласен. Это самое перспективное. Вся семья села в джип, в микроавтобус или просто большая машина – и поехали. У нас столько озер, рек. Надо сделать хорошие дороги и по пути движения, там, где есть туристические объекты, сделать съезды и там чтобы были автокемпинги. Вот Черное море – там 200 километров пустого пляжа. Давайте там сделаем огромный автокемпинг. Дадим подключение только канализация и вода. Электричество. Вы приедете, палатки поставите, керогазы раздуете… Обязательно. У нас сегодня страна автоматизированная. В комиссионках стоят машины б/у – 20 тысяч, 30, 50… То есть, можно старые машины купить. Да и новые можно купить. Это очень важно. Чтобы сами ехали и смотрели. Это будет дешевле. Это будет семейный отдых. И гостиницы чтобы были. Это осталось у нас от советской власти. Тогда считалось – а что человеку делать в другом городе? Пусть дома сидит. И с гостиницей было очень тяжело. У меня был юбилей выпуска школы, я полетел в Алма-Ату, не могу устроиться – все занято. В коридорах люди лежат. Это беда. Нужно строить много дешевых гостиниц. Три звездочки, две, одна. Дом колхозника был, помню, там рубль койка стоила – сто рублей сегодня. Это делать нужно обязательно. Потому что мест для туризма у нас больше, чем в любой стране мира. Просто не хватает гостиниц дешевых. А это и работа. Вы там будете работать, у кого нет работы на местах. Питание готовить, обслуживать. Это очень хорошая вещь – туристический бизнес. Круглый год можно ездить. И русская зима – хороший бизнес. Поэтому вы правы, мы пытаемся это пробить. Сейчас нового человека поставили во главе агентства по туризму, я не уверен, что она справится, у нас свой был депутат Дегтярев, он есть, наработки у нас хорошие в ЛДПР. Вы абсолютно правильный вопрос подняли – развивать туризм.

С. Мардан:

- А сейчас у нас на связи Александр из Белгорода.

Александр:

- Владимир Вольфович, у меня вопрос. Тут интересный закон принят был, поправки, с 2014 года, в федеральный закон у нас по электричеству, который народ уже мучается на протяжении шести лет, да. Приняли поправки, по которым теперь за незаплатившего соседа платит его сосед. Это по какой Конституции могло пройти и принято могло быть? В какой стране есть хоть похожая норма закона?

Программа в студии Радио КП

В. Жириновский:

- Мы против этого. Платить нужно только за то, что вы потребили. Вода, электроэнергия, телефон и т.д. Но у нас все осталось с советской власти. Вот дом подключили и общий счетчик – вот и платите все. Я помню, жил в общей квартире, там мы три счетчика поставили. Помню, кто-то платил на кухне за свет, кто-то в коридоре, кто-то в туалете. Поэтому обязательно разделить. Чтобы вы платили только за то, что у вас есть. Поэтому добивайтесь, мы вам готовы помочь и готовы поправку в данный закон внести. Но это все к Электросети – это Чубайс нам сделал. Генерирующие мощности, распределители сети и снабжающие. Вот снабжение все и старается выжать из вас, все деньги. Сосед не платит, пусть другие платят. Весь дом, вы должны за все заплатить, что поступило в дом. Вода, канализация, свет.

Вот из чата у меня вопрос есть, Сергей. «Когда аннулируете пределы необходимой самообороны?» Мы не раз этот вопрос поднимали. Вы помните, был случай на юге, когда бандиты ворвались в дом и отец, защищаю свою многодетную семью, ножом всех троих уложил. Так его в тюрьму посадили. С трудом мы заставили его освободить и признать невиновным. Поэтому надо убрать это понятие – предел необходимой обороны. Иначе вы не будете себя защищать. А где этот предел? В суде говорят – если вы видите, что на вас он замахнулся, тогда вы можете его остановить. Да вы не успеете остановить. Он на вас ружье направил, он уже нажал на курок, а вы только будете на него наводить. Мы постараемся аннулировать пределы необходимой самообороны. Коммунисты против. Вот они боятся, как при советской власти, что граждане будут учинять расправу над теми, кто на них нападает.

С. Мардан:

- Игорь, Москва, на связи.

Игорь:

- Добрый день, Владимир Вольфович. Что бы вы могли посоветовать нашим обоим президентам великих держав – России и США? Вот прямо сейчас, с ходу.

В. Жириновский:

- Если бы я был в Кремле, я бы позвонил бы Дональду Трампу и сказал – Дональд, держись, у тебя все шансы есть победить! Потому что кто вместо придет, он только хуже. Мы видели, что делал Барак Обама. Ну, нельзя же так, чтобы президента выгоняли. Выгнали негров на улицы, шумят там, сносят памятники и т.д. Я посоветовал, чтобы Дональд остался у власти, может быть, даже какие-то действия предпринять в его поддержку. Но с ним договориться надо. Что мы должны восстановить границы Советского Союза. В добровольно-принудительном порядке. Тогда мы ему пойдем навстречу в каких-то частях мира, где это уже далеко от наших границ, но это ему нужно из экономических положений, из моральных или других. То есть, договариваться. Мы не смогли договориться с другими руководителями – от Наполеона до Барака Обамы – а здесь надо. Потому что Дональд Трамп знает, что такое деньги. Он нарушил правила избрания президентов. Он сам пришел. Даже его партия не хотела его избрания, поэтому он сегодня в страхе потерять пост и надо этим воспользоваться. И дать ему такой совет, чтобы он использовал весь арсенал своих средств. Он, как президент, ему все подчиняются – и полиция, и ФБР, и армия. И он честно хочет победить. А если будут мешать, пусть заблокируют деятельность тех, кто занимается провокациями сегодня в США.

С. Мардан:

- Николай, Ижевск. Здравствуйте.

Николай:

- Вот недавно Сергей Мардан говорил про войну между Индией и Китаем – что вы считаете по этому поводу? Может такое быть или нет? И вот если Трамп победит, возможна ли какая-то война в мире? И вообще, что вы ожидаете от Трампа реально?

В. Жириновский:

- Ну, если Трамп победит, он будет стараться опустить Китай. Чтобы Китай не был конкурентом. В этом смысле у нас будет более спокойная обстановка, ибо в экономическом отношении мы с ними не соприкасаемся. Китай и Индия две сверхдержавы – в смысле населения. У обоих будет по полтора миллиарда населения. У обоих есть ядерное оружие. Мы дали китайцам, а индусам кто дал, трудно определить. Китайцы, по-моему, дали Пакистану. И вот в перспективе – сперва Китай спровоцирует, чтобы была война между Пакистаном и Индией, с применением ядерного оружия и уже посчитали, что погибнет 200 млн. человек. А если в перспективе когда-то война произойдет между Индией и Китаем, погибнет 500 млн. человек. Представляете, сколько людей сейчас живы, здоровы, а могут погибнуть. Это выгодно США. Это ослабляет мусульманский мир, за счет разгрома Пакистана, и ослабляет Китай, если Индия сумеет одержать победу. И на арабском востоке, там неизбежно тоже стычки, столкновения – Иран, арабы, курды, турки. То есть, вся Азия будет полыхать весь 21 век. А нам выгодно развивать нашу экономику, чтобы была сильная армия, чтобы у нас было больше людей, умных, образованных, чтобы была больше пенсия. Чтобы был дешевый бензин. Наше оружие – это оружие и дешевая электроэнергия. А вы жалуетесь, и правильно жалуетесь, что с вас три шкуры снимают за электроэнергию. Копейки она должна стоить! Копейки! Как в нефтеносных странах бак залить там стоит 1000 рублей!

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, ответьте, что будет с Лукашенко?

В. Жириновский:

- По всем данным, он проигрывает выборы. Но он сделает то, что я советовал Трампу. В его руках вооруженные силы, мощнейший комитет госбезопасности – это последние остатки советского КГБ. И он введет чрезвычайное положение, если вдруг кто-то попытается объявить, что он проиграл выборы. Он от власти не уйдет. Она в крови у него. И три взрослых сына. Поэтому здесь, скорее всего, будет семейный переворот. Но при условии, если кто-то из сыновей станет президентом. Но от власти он не уйдет. Как Янукович, он никуда бежать не будет, хотя мы с удовольствием ему поможем, но он человек, который не допустит проигрыша. Хотя он должен понимать, что почти 30 лет у власти – с 1994-го – народ устал…

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники: