Платошкин: Наша медицина заточена на максимальное извлечение из пациента бабла

Министр здравоохранения Вероника Игоревна Скворцова.

Министр здравоохранения Вероника Игоревна Скворцова.

Политолог Николай Платошкин уверен, что главная проблема российской медицины — страховая система. В эфире Радио «Комсомольская правда» он вместе с Натальей Гончаровой обсудил недавнее интервью главы Минздрава Вероники Скворцовой.

Скачать передачу [mp3, 40.9 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Н. Платошкин:

- Скупая мужская слеза туманит мои серо-голубые глаза после выступления министра Скворцовой. Она говорит, что в 2014 году ей удалось прекратить процесс разрушения здравоохранения. А разрушал-то кто? Вроде бы у нас с 2008 по 2012 годы премьер-министром был Владимир Путин, до этого он был президентом. Чего, президента критикуете?

В августе этого года Путин принимал Скворцову и заявил, что в первичном звене здравоохранения полный провал. Скворцова это первичное звено сейчас хвалила. У меня вопрос: кто живет в параллельной реальности? Я был в Хабаровском крае, вел там избирательную кампанию, посетил несколько больниц по просьбе людей. Мрак! Кардиологов нет. Главврач одной из районных больниц мне говорит: у нас наконец-то окулист появился! Пять лет не было окулиста! В другой больнице люди сдают ЭКГ с подозрением на инфаркт, их отсылают за 600 километров в другую больницу. В течение трех дней там читают ЭКГ и дают ответ.

Н. Гончарова:

- «Пусть Скворцова выедет из Москвы и поглядит. Противно слушать, такую чушь несет». «А как наш министр здравоохранения объяснит тот факт, что, когда тебя отправляют на МРТ или дорогостоящее обследование, если бесплатно – тебя записывают через два-три месяца, это в лучшем случае. А если вы хотите платно, то прямо сейчас». «О какой доступности говорит министр? Рентген через две недели после обращения. Дерматолог – и того позже. Это в Ростове-на-Дону. Она вообще знает, о чем говорит?» «В Москве медицина выше европейской, только нам в России это непонятно и неизвестно». «Хватит хвалить свои промахи. Медицина стала хуже некуда. Ограничения в лекарствах, в обследованиях. Одно вранье!» «Доколе народ будет по СМС собирать деньги на лечение и операции детям».

Н. Платошкин:

- Есть ключевой показатель. Она рассказывала о финансовом нормативе на больного. Она что, бухгалтером работает? Если вы за норматив вышли, лечитесь сами. Кто это устанавливает? «Не пора ли государству самому распределять средства?» Абсолютно верно! Ужас нашей системы, что у нас страховая медицина. С нас собирают деньги, причем без нашего согласия. Это обязательное медицинское страхование. Но они не в больницы идут, не в поликлиники. Они идут в частные страховые компании, которые назначают норматив. В больнице лежите не больше 10 суток. Потому что нормативы превышаете. Дальше лечитесь дома. Палочная система приема населения. Врачу платят деньги не от того, скольких он вылечил, а сколько он людей принял.

Н. Гончарова:

- Дмитрий из Кирова: «Приезжал Путин. Открывал поликлиники. Сейчас стало еще хуже. На грудного ребенка выделяется 10 минут. Не успеешь его раздеть – надо его одевать».

Н. Платошкин:

- Их заставляют. Если врач будет уделять 15 минут, ему зарплату снизит вот эта Скворцова. Потому что он норматив превышает. Это полный маразм. ООН установила главный показатель здоровья населения – средняя продолжительность жизни. По данным ВОЗ, мы на почетном 116-м месте, а стран примерно 195. Мы между Таджикистаном и Узбекистаном. В Европе по мужской продолжительности жизни делим последнее место с Молдавией. Если человек хорошо живет, если у него хорошие лекарства, хорошее здравоохранение… В берлинском зоопарке написано: антилопы в природе живут 15 лет, в неволе – 45 лет. Когда уход, когда нет стрессов, когда все хорошо. Продолжительность жизни означает, насколько хорошо мы живем. Эту страховую медицину надо убирать и заменять на бюджетную. Пусть наши деньги целевым назначением идут на здравоохранение. По льготным лекарствам такая же дебильная система. Государство устанавливает перечень льготных лекарств и цены. А аптеки – частные. Им невыгодно продавать дешевые лекарства. Они закупают у производителей дорогие, чтобы маржа была побольше. На бумаге льготные лекарства есть, на самом деле – нет. Я работал в Америке, там они пытаются уйти от страховой медицины.

Н. Гончарова:

- Это было дело жизни Барака Обамы – страховая медицина.

Н. Платошкин:

- Барака Обаму ругали за то, что он хочет ввести медицину советского стиля, государственную. Обама, выступая в Конгрессе, заявил, что страховые компании навязывают пациентам ненужные, даже вредные услуги и лекарства в объеме 2 трлн. долларов в год. Люди платят за то, что им вообще не нужно. А может, даже и вредно. Здесь сплошной бизнес. Если у медицинской компании с главврачом хорошие связи, то она будет вам советовать только вот это лекарство, потому что она имеет с этого деньги. И то, что министр здравоохранения у нас не в теме, не понимает, что происходит…

Н. Гончарова:

- Почему не в теме?

Н. Платошкин:

- Я не знаю, почему. Она говорит, что все замечательно.

Н. Гончарова:

- Здравоохранение – основной раздражитель в обществе. Если там дела плохи, то принимаются кадровые решения, чтобы нивелировать это недовольство и раздражение. Не зря в последнее время активизировались слухи о том, что Скворцову отправят в отставку.

Николай Платошкин

Н. Платошкин:

- Мне до фени, отправят ее или нет. Пока у нас страховая система нынешняя, которая заточена на максимальное извлечение из пациента бабла и на минимальное предоставление ему услуг в ответ. Вы машину страхуете. Страховщик заинтересован вам больше возместить или меньше? Меньше. Тут то же самое. С нас собирает деньги государство и передает их частнику.

Н. Гончарова:

- У кого в России есть представление, как должна выглядеть современная система здравоохранения?

Н. Платошкин:

- Платошкин Николай Николаевич.

Н. Гончарова:

- Слушатели начнут писать: Платошкина – в президенты! Вы не боитесь?

Н. Платошкин:

- Я не боюсь. У нас взята самая человеконенавистническая система здравоохранения. Такая же в жилищном кодексе. Где между вами и поставщиком услуг посредники.

Н. Гончарова:

- Где хорошо?

Н. Платошкин:

- В Европе – в Швеции и прочем. Но там этого нет. Пусть у вас будут страховые компании, но государственные, которые можно контролировать. Хотя я не понимаю, зачем вообще они нужны. Они нужны с одной целью – экономить на пациенте. Другой цели нет. Это здравоохранение? Скворцова на голубом глазу утверждает, что в Москве здравоохранение выше европейского уровня!

Н. Гончарова:

- Нам пишут, что в Германии ты приходишь, записываешься и МРТ получаешь через три месяца, через полгода.

Н. Платошкин:

- Да, они пошли по этому же пути после развала Советского Союза. У них перечень предоставляемых услуг совсем другой. Меньше гораздо. Но нам зачем на эти же грабли наступать? У нас этого не было. Зачем вводить систему, которая себя в других странах показала не с лучшей стороны? Этот как с ЕГЭ. Американцы отказываются, а мы вводим.

Н. Гончарова:

- Поговорим о Зеленском. Президент Украины приехал на участок, где планируется разведение сил. Это Луганская область, Золотой. Он заявил, что он не лох и не лопух. Состоялась беседа на повышенных тонах с националистами, которые препятствуют разведению войск.

Н. Платошкин:

- Я бы сказал, что это спорное заявление, что он не лох и не лопух. Тут еще надо посоветоваться с людьми. Может быть, он не лох и не лопух, себя он призывает величать чуваком. Он же демократ. Причем он такой прогрессивный. Он проводит форумы с надписями на английском языке. Я считаю, что пора улицы в Киеве переименовать в хэштеги, площади – в лайфхаки. Он журналистов потчует панакотой, надо ввести панакоту в украинской армии. Надо было прогрессивней. А то он считает, что если бейсболку надел козырьком назад, то уже президент. Нет, работать надо. Но с работой у него плохо пока.

Наталья Гончароваа

Н. Гончарова:

- Сначала появилось видео этой встречи, а потом Зеленский в Фейсбуке объяснил, что последние двое суток он провел в населенном пункте Золотое, где встретился с местными жителями. Именно они рассказали ему о том, что на окраине в частном доме поселились вооруженные люди. Как говорит Зеленский, он решил пообщаться с ними. И самым дерзким из собеседников оказался Денис. Давайте послушаем фрагмент этого разговора.

Денис:

- Я вам говорю, по Украине были акции.

В. Зеленский:

- Денис, на Украине вчера прошел дождь. Вот что я слышал.

Денис:

- Вот я вам говорю, что люди хотят встречи с вами.

В. Зеленский:

- Какие люди?

Денис:

- Они вышли на мероприятие.

В. Зеленский:

- Денис, послушай. Я – президент, мне сорок второй год. Я не лох, я тебе пришел и сказал: оружие убери. А ты мне не переводи на акции.

Денис:

- Мы с вами уже поговорили.

В. Зеленский:

- Я не поговорил с тобой. Я хотел увидеть… А увидел парня, который решил, что перед ним какой-то лопух стоит, ты переводишь меня на другую тему…

Н. Гончарова:

- Что будет после этого? Зеленскому уже прилетела ответочка. Лидер «Азова» пригрозил ввести в Донбасс десятки тысяч бойцов.

Н. Платошкин:

- По крайней мере, я знаю, какую работу можно Зеленскому предложить. Он знает, что на Украине вчера был дождь. Поэтому можно сделать его ведущим прогноза погоды на телеканале после того, как он перестанет быть президентом. Есть справедливость. Вот этот Зеленский, из которого милашку делают, он же вместе с Коломойским в Днепропетровске формировал вот эти поганые добровольческие батальоны, которые зверски убивали людей на Донбассе. Он в 2014 году, этот комик-трагик, называл жителей Донбасса мразями и выступал перед этими батальонами, с которыми он сейчас на повышенных тонах говорит: ребята, мужики, спасибо, что защищаете нас от этих мразей. Ну, прилетело теперь ему. Он должен привыкнуть к тому, что мужик на ветер слов не должен бросать. Особенно тот, который считает себя Верховным главнокомандующим. За все придется ответить.

Н. Гончарова:

- Получается, он и не бросает. Он же приехал туда. Пришел к этим вооруженным людям. И говорит: разоружайтесь. Иначе никакого развода войск. Иначе переговоры никогда не состоятся. Стало очевидно, что Зеленский за развод войск. И что тормозят процесс нелегалы, которые незаконно находятся на линии разграничения.

Н. Платошкин:

- Зеленский, может, и за разведение войск, в двух местах. Но там каждый день идут обстрелы. Каждый день люди лишаются имущества или гибнут. А этот красавец заявляет всем, что он за мир. Да какая разница? И при Порошенко то же самое было. Что, обмена пленными не было при Порошенко? Было, еще даже в большем объеме. Я говорил украинцам, что они ошиблись, избрав этого гламурного бандеровца.

Н. Гончарова:

- Мне кажется, им по фану, что у них такой президент с панакотой, с «лох, лопух».

Н. Платошкин:

- Если бы все получали такую зарплату, как он, имели бы квартиру на Кипре и каждый день ели панакоту, то кто ж против? Если бы на Украине была хорошая экономическая ситуация, если бы на Донбассе люди не гибли, по вине Зеленского, Порошенко – без разницы, - жили в скотских условиях, - да пусть развлекается. Ну ест Трамп гамбургеры, но он одновременно и налоги с людей снижает. И на территории США вроде пока никакой войны нет.

Н. Гончарова:

- Вот приходит президент Украины на линию разведения огня. И говорит: нужно это сделать. Пацан сказал – пацан сделал. Этот разговор играет против его рейтинга.

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Я думаю, что нет. Его избирала пестрая коалиция. Голосовали против Порошенко. Мир, борьба с коррупцией. Он имитирует бурную деятельность по всем направлениям. Свинарчука-Гладковского арестовали – выпустили. Коломойскому начали возвращать бабки. Коломойский утверждает, что министр экономики – дебил. Тот говорит: точно, дебил, ваше благородие. Всем ясно, что он ничем не управляет. Осталось последнее – прекратить войну, провести встречу в нормандском формате. Зеленскому смысл – вот никто не провел, я провел. После этого пусть обстрелы продолжаются, но я же вот, видите… Он как был шоуменом, так он им и остается. Он не понимает, что в стране надо что-то делать. Если бы он в Люксембурге был президентом, где более-менее все отлажено, да, можно заниматься имитацией бурной деятельности. Но здесь надо что-то делать. А он ничего делать не может.

Н. Гончарова:

- С ваших слов получается, что Зеленский не способен решить проблему Донбасса. А кто сейчас реальная сила на Украине?

Н. Платошкин:

- Реальная сила на Украине – это Россия. Россия может решить вопросы и Донбасса, и чего угодно. Я считаю, что у Украины будущее одно – союзное государство с Российской Федерацией или полное объединение. Другого не будет. Украина всегда замышлялась как анти-Россия. И Зеленский тут ни при чем. Известная фраза Кучмы: Украина – не Россия. Да кто вам сказал? Вы, когда директором «Южмаша» в советское время работали, плели то же самое? Или партвзносы платили, как все? Ненавижу этих перевертышей – бывших коммунистов, сторонников дружбы с Россией на веки вечные, Переяславская рада, - которые нам теперь еще говорят, что у них Бандера и Шухевич всегда были национальными героями. Если мы эту скверну не вычистим…

Н. Гончарова:

- Как ее вычистить?

Н. Платошкин:

- Поддерживать там пророссийские силы – напористо, жестко и четко. Деньгами.

Н. Гончарова:

- Бутину туда отправить?

Н. Платошкин:

- Можно ее туда отправить. Но я думаю, что по ее прежней работы она чего-то не справляется вообще ни с чем.

Н. Гончарова:

- Задание было плохо поставлено.

Н. Платошкин:

- Вы намекаете, что она оружием заниматься? Да нет, конечно. Донбасс сделать витриной просто. Потому что люди работящие, регион отличный. С тем, чтобы все стремились туда, к нам. Украинцы должны понять, речь идет не о поглощении Россией Украины, а о воссоединении, как в 1654 году. Что потеряла Украина от этого? Да ничего абсолютно. Она с 1991 года независимая. И уровня 1990 года по экономике достигнуть не могут. Хотя в советское время были богаче, чем РСФСР. Неужели еще надо на грабли наступать сто раз? Неужели еще раз нужна Одесса, 2 мая? Когда они все прозреют?

Н. Гончарова:

- Когда?

Н. Платошкин:

- Когда только мы четко заявим свою позицию. Что мы с бандеровцами отношений не имеем.

Н. Гончарова:

- А мы разве не заявили эту позицию четко?

Н. Платошкин:

- Нет, конечно. На Донбассе люди живут очень плохо, я имею в виду, на освобожденной территории, ДНР и ЛНР. Их называют самопровозглашенными республиками. А мы что, не самопровозглашенная страна? Нас кто-то извне, что ли, провозглашал? Эта бредятина идет с телеканалов. А США – не самопровозглашенная республика?

Н. Гончарова:

- Это вопрос терминологии. Непризнанные республики.

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Надо их признать. Как Абхазию и Южную Осетию. Установить с ними нормальные отношения. Чтобы остальная Украина завидовала. Когда у нас была единая страна, какая разница, где был Крым? И тогда все эти вопросы решались нормально. Сейчас они поставили на национализм и губят свою страну, губят Российскую Федерацию. У нас многие считают, что если мы признаем ДНР и ЛНР, будет война. Мы стали выдавать паспорта – что, война началась? Санкции пошли? Да это никто даже не заметил. А у нас все боялись.

Н. Гончарова:

- Если сейчас это произойдет, что будет?

Н. Платошкин:

- Если мы обеспечим хороший уровень жизни Донбассу, за счет того, что люди начнут там работать…

Н. Гончарова:

- Вам житель Калужской области скажет: вы мне обеспечьте достойный уровень жизни…

Н. Платошкин:

- Вопрос в том, что их продукцию не берут, потому что маркировки тупо нет. Даже не надо денег давать, надо дать возможность людям нормально работать. И тогда и Калужская область заживет. Калужская область сейчас платит за то, что мы строим «Северный поток» и «Южный поток» в обход Украины. Это лучше – по 10 млрд. евро кидать туда-обратно?

Есть хорошая новость. В очередной раз убит аль-Багдади – лидер запрещенной в России организации «Исламское государство». Американцы несколько раз его «убивали». Но мне что-то подсказывает, что в этот раз они не врут.

Н. Гончарова:

- Что заставляет вас делать такие выводы?

Н. Платошкин:

- Американцы перебросили туда свои спецподразделения «Дельта», которые пытались освободить американских заложников в Иране в 1980 году, правда, безуспешно. Это мелкие спецподразделения для убийства или освобождения людей. Их главная задача – в бой не ввязываться. Быстро что-то сделал – и исчез. Когда они на вертолетах перебросили несколько спецподразделений, а подумал, что они на кого-то охоту открыли. То же самое было во время убийства бен Ладена. Трамп – человек завистливый, нарциссический. Ему е дает покоя, что Обама, какой-то мозгляк, с его точки зрения, убил самого Усаму бен Ладена. Трамп хочет произвести такой же эффект. «Дельту» просто так не перебрасывают.

Н. Гончарова:

- Почему американцы убили аль-Багдади? Почему не Россия?

Н. Платошкин:

- Аль-Багдади был убит в Ираке. Это зона ответственности американцев с 2003 года. Бен Ладена взяли спящим. Берем на вертолет, на авианосец, он выступает в суде, все просто замечательно. Он же ведь типа организатор событий 11 сентября 2001 года. Его убивают, потому что он может много чего рассказать. И это прямо не в тему. Бен Ладен начинал в Афганистане в 1988 году как саудовский гражданин, плативший бандитам за убийство советских солдат и офицеров деньги. За солдатский ремень – 150 долларов. За офицерский ремень – тысячу долларов. Его курировало ЦРУ. Тогда он был замечательный чувак. Просто прекрасный. С ним работали. Но мы ушли из Афганистана. Он решил заняться еще кем-нибудь. Вот и занялся. То же самое – с аль-Багдади. Когда был Саддам Хусейн в Ираке, конечно, там не было демократии. Но он исламистов держал в железном кулаке. Никаких террористов тогда в Ираке просто близко не было. Это был светский режим, который называл себя социалистическим. Типа сирийского. Американцы все это разгромили, заявили, что они за всех, кто против Хусейна. Исламисты это поняли как указание к действию. Если нас Хусейн гнобил, то теперь мы развернемся. Они и развернулись. И теперь американцам придется иметь дело с этими персонажами, как с тем джинном, которого они выпустили из бутылки.

Н. Гончарова:

- Политические взгляды террориста номер один аль-Багдади начали формироваться после вторжения США в Ирак в 2003 году. И тогда он вступил в ряды армии Саддама Хусейна.

Н. Платошкин:

- Если американцы вторгаются в вашу страну, нормально для патриота вступить в армию, которая обороняется. Товарищ аль-Багдади еще в тюряге американской побывал. Вы помните фотографии американских солдат из военной тюрьмы США в Абу-Грейб? Когда они заставляли пленных складываться в кучу, стояли над этой горой с плеткой. Когда американские военнослужащие женщины водили голых иракцев на поводке. И все это выкладывалось в интернет. Люди, прошедшие эту тюрьму, при всех прочих как к американцам относиться будут?

Программа в студии Радио КП

Н. Гончарова:

- «Аль-Каида» помогла ему выбраться. И в результате аль-Багдади объявил себя членом этой террористической группировки и создал в Ираке «Исламское государство». Мы видим ту же модель, что и с «Аль-Каидой».

Н. Платошкин:

- Вообще его американцы выпустили. Они же в тюрьме там держали очень многих людей, но так, для острастки. Типа, получил в глаз – запомнил, иди гуляй. И американцы сделали чудовищную ошибку. Они полностью распустили иракскую армию Саддама Хусейна и запретили офицерам этой армии, большинство которых училось у нас, заниматься военной деятельностью. Куда этим людям идти? Когда возникло повстанческое движение против американцев, куда эти люди пошли? Естественно, туда. Если бы американцы не вели себя так по-хамски в Ираке… Об этом сам Трамп говорит. Что Хиллари Клинтон, Барак Обама виноваты в развязывании войны в Ираке. Можно еще добавить Джорджа Буша-младшего. Но Трамп этого не делает, потому что это однопартиец. Но ведь они все это начали.

Н. Гончарова:

- США создает проблему и ее ликвидирует. Когда Ближний Восток перестанет быть горячей точкой?

Н. Платошкин:

- Когда был Советский Союз, там была горячая точка? Сейчас странам надо куда-то прислониться. Раньше было два места – Москва и Вашингтон. Сейчас Москва отпала. Они вынуждены прислоняться к ним. Не потому что он их любят – потому что деваться просто некуда. Им говорят: либо вы с нами, либо мы из вас сейчас такую котлету сделаем, что вам мало не покажется. Кто бы в советское время вякал на Ирак? У нас с Ираком был договор с 1979 года о сотрудничестве.

Н. Гончарова:

- Кто к кому прислоняется? Сирия прислонилась к России.

Н. Платошкин:

- И правильно сделала. Другой вопрос, что война в Сирии шла с 2011 года. Мы вступили с сентября 2015-го. До этого там один Иран им помогал. В 1980 году в Сирии было восстание исламистов. В Алеппо. Это торгово-промышленный центр, там все время были антисоциалистические взгляды по национализации и прочему. Убили шестерых болгарских специалистов. Подавили восстание за две недели. Потому что армия была вышколена нами. Она была отлично вооружена. И самое главное – мотивирована. Беда сирийцев в том, что после развала Советского Союза они решили пойти на Запад. Как и Каддафи. Они решили, что их простили. Что раз нет Советского Союза, они выпустили исламистов из тюрем. В Дамаске появилась биржа. Пошла рыночная экономика. Но американцы не прощают. Они зачищали Сирию, Ирак и Ливию. Они зачищали остатки Советского Союза. Они боятся, что мы опять возродимся, будем сильной державой. На всякий случай надо сделать так, чтобы к этому моменту у нас не было союзников. Отсюда Куба, КНДР, которых они постоянно гнобят. Какая угроза для США от Кубы? Это остатки, их надо добить.

Откуда и было внимание к Украине. Бжезинский сказал, что если Украина и Россия воссоединятся, возродится Советский Союз. Поэтому они бросили все на спасение бандеровского режима, о котором 90 % населения США даже понятия не имели. Но элита понимает, что самое страшное для Америки – возрождение в той или иной форме новой сверхдержавы. Они попытались подсчитать, сколько они потратили на борьбу с Советским Союзом с 1945 года. Они пришли к цифре 22 трлн. долларов. Они этого хотят снова? Да нет, конечно. Поэтому их задача – держать нас слабыми. А что такое слабая страна? Отсутствие союзников.

Н. Гончарова:

- Кто у нас сейчас союзники?

Н. Платошкин:

- Никто. Если у вас нет друзей, кто вам поможет? Если вы никому не помогаете и говорите: я за пределы своей квартиры не выхожу, идите вы все к чертовой матери. Во внешней политике – так же. Дружба на чем основана? В трудную минуту вы мне поможете.

Н. Гончарова:

- Сейчас мы помогаем африканским государствам – это поиск друзей?

Н. Платошкин:

- Это не сейчас. Это 15 лет тому назад произошло. Сейчас Путин об этом отчитался. Я уже говорил: друзьям списывать было можно. Ираку зачем списали 10 млрд. после оккупации Ирака американцами? Чтобы понравиться Западу. Понравились? Аляску продали в свое время, тоже чтобы понравиться США. Горчаков заявил: теперь США будут нашим лучшим другом. Стали?

Н. Гончарова:

- Ирина спрашивает: «Турции помогает. Они – друзья?»

Н. Платошкин:

- Нет, я бы им не помогал. Как могут быть друзьями те, кто поддерживал в Сирии бандитов, стрелявших в наших солдат? Почему мы им строим атомную электростанцию за наш счет? Я не против, если они заплатят сами. Но почему мы этой небедной стране за счет наших налогоплательщиков строим атомную электростанцию? Она обещает потом расплачиваться поставками электроэнергии. Да пусть сначала расплатится.

Н. Гончарова:

- Еще вопрос слушателя: «Разве Китай сейчас не сверхдержава, США его не боятся?»

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Классный вопрос. Вот почему американцы не боятся китайцев. У китайцев два недостатка. Первый – у них нет нормальной промышленности. Она пока реплики делает. Плюс – Китай в военном смысле страна очень слабая. Потому что китайские вооруженные силы никогда не участвовали ни в одном конфликте. И самое главное – они не видят в Китае конкурента за мировое духовное лидерство. Они нас боялись в советское время не потому, что у нас территория большая, а потому что все видели: русские по-другому живут. Китай – такая же капиталистическая страна. Причем довольно высокомерная, в отличие от нас. Она ведет себя с другими странами так, что американцам и делать ничего не надо. Они сами раздражают всех своим достаточно нагловатым, высокомерным поведением.

Н. Гончарова:

- Следующая тема – Чили. На митинг в Чили вышли миллионы людей. Требуют экономических реформ. В начале октября там было объявлено о повышении цен на проезд в общественном транспорте. Массовые протесты переросли в беспорядки. В столкновениях с полицией погибли около 20 человек.

Н. Платошкин:

- Я там были. Чили очень похожа на нашу страну. Помните, когда у нас рухнул Советский Союз, у нас Пиночета все прославляли: ой, классный, экономику поднял. Чили, как и Россия, зависит от одного товара – от меди, которую национализировал Альенде. И Пиночет, придя к власти, этого не отменил. Но Пиночет за время своего кровавого господства уничтожил около 40 тысяч человек, он полностью ликвидировал всю социальную систему. Плоская шкала налогообложения. Ничего не напоминает? Полный запрет забастовок. Медицинское обслуживание все платное.

Н. Гончарова:

- В 90-х утверждали, что нам нужна такая же модель экономики, что и в Чили.

Н. Платошкин:

- Пенсионная система разгромлена была Пиночетом. Пособия по безработице минимальные, люди за ним просто не ходили. И сейчас повышение платы за проезд – это такой крючочек по ликвидации пиночетовской системы. Люди мне говорили: нам эта антисоциальная система надоела. Боялись до последнего времени. Это больше психология. У каждого убитые, у каждого люди сидели в тюрьме. Он их там так кровью умыл, что многие говорят: да, Пиночет мертв. Страшную прививку он сделал. Но сейчас это прошло. Впервые выходит на улицу поколение, которое при Пиночете не жило. У них этого страха в позвоночнике нет. Я был в Чили три года тому назад, ел на местном рыбном рынке в Сантьяго, где нет иностранцев. Рядом две женщины примерно моего возраста едят что-то интересное. Они мне рассказали, что это. Спросили: вы не из Москвы? Мы были студентками во времена Пиночета. Жизнь была страшная. Мы приходили ночью. У нас один человек стоял у дверей, мы слушали московское радио. Голос диктора был как у вас. Это был для нас глоток свободы тогда Мы к русским до сих пор относимся прекрасно. Вот это человеческий капитал, против которого некоторые слушатели тут возбухают.

Н. Гончарова:

- То самое духовное лидерство?

Н. Платошкин:

- Абсолютно. Когда я улетал из Чили, самолет задержали больше чем на три часа. Мне дали талон на бесплатное питание. Сижу, ем, рядом американская пара, они же простые. Им удивительно, что ест человек и ничего не платит. Не выдержали, подошли ко мне. А чего вы сидите и не платите, а мы платим? Я говорю: потому что я из России. Мы в 1973 году поддержали законного президента Альенде, а вы – диктатора Пиночета. С тех пор каждый русский в аэропорту Сантьяго имеет право на бесплатное питание. Они переглянулись друг на друга с ненавистью: чего же мы этого дурака Пиночета тогда поддержали? Сейчас бы ели как русские. Сейчас там у власти много людей, которых мы физически тогда просто спасли от уничтожения. Диктатура Пиночета была просто ужасная. К одному художнику зашли: что у тебя за мазня тут висит? Военный патруль зашел. Он говорит: это кубизм. Ах, ты сторонник Кубы? Поставили и расстреляли прямо у полотен. Там лауреата Нобелевской премии Пабло Неруду отравили, как сейчас выясняется. В бочку из-под нефти сажают человека и скатывают его с каменистого вулкана. Мясо прибывает в конце. Других живьем бросали с вертолетов. Там даже акулы уже в определенном месте тусовались. И сейчас у нас в либеральном лагере находятся козлы, которые говорят: Пиночет – замечательный человек. Я им просто советую в Чили съездить, где было все приватизировано. И сейчас люди этого не хотят. Они хотят социального государства. В Аргентине встречаю чилийца, спрашиваю: а чего вы здесь живете? В Чили формально уровень жизни выше. Чили до сих пор ментально несвободная страна, - говорят они. В Аргентине им психологически комфортней.

Н. Гончарова:

- Насколько Россия сейчас сильна, чтобы вернуть то самое духовное лидерство?

Н. Платошкин:

- Надо сначала переустроить жизнь в самой России.

Н. Гончарова:

- Всего доброго.

Н. Платошкин:

- Спасибо, друзья, что были с нами.

Программа о настоящем смысле жизни