Как российская промышленность борется за экологию и что такое экостандарт

Сутягинский Михаил, председатель комитета по химической промышленности «Деловой России»
Александр Чекшин беседует с председателем комитета по химической промышленности «Деловой России» Михаилом Сутягинским о том. что такое экологический стандарт и как при наращивании производства снижать негативное воздействие на природу

А. Чекшин:

- Сегодня у нас в гостях Сутягинский Михаил Александрович, председатель комитета по химической промышленности «Деловой России», председатель Совета директоров группы компаний «Титан» и эксперт в области развития нефтехимических проектов. Добрый день.

М. Сутягинский:

- Добрый день.

А. Чекшин:

- Михаил Александрович, скажите, с какого периода комитет по химической промышленности общероссийской общественной организации «Деловая Россия» включил в свою программу экологическую повестку? И что этому способствовало?

М. Сутягинский:

- Экологическая повестка у комитета была с момента его формирования, то есть, с 2017 года. Экологической безопасности предприятий химической отрасли уделяется повышенное внимание со стороны промышленников и экспертов. Установление класса опасности, наличие санитарной зоны, системный мониторинг выбросов – это стандартный набор действий каждого предприятия, и это сегодня является достаточно серьезным вопросом как для широкой общественности, так и для псевдо экологов, которых чаще интересует общественный резонанс. В данной ситуации мы видим задачу развивать все-таки национальный проект Экспорт, и с программным импортозамещением мы понимаем сегодня те сложности, которые стоят перед средним и малым бизнесом. Я, как председатель комитета, вижу огромнейший потенциал в развитии малотоннажной химии Российской Федерации. В общем-то, понимая, с какими мы будем дальше сталкиваться сложностями и трудностями, мы определили, что мы должны вывести в публичную сферу тот уровень отношений, и, самое главное, наличие фактической ситуации на предприятиях, их сложности. Потому что все то, что сегодня называется экологическим движением внутри страны, это не придает сегодня мотивации к развитию промышленного потенциала, но убивает на корню его. Поэтому мы понимаем, что задача комитета – это поддержка среднего и малого бизнеса, развития его, предоставления комфорта, услуг и мы, как комитет, в этой ситуации решили, что нам необходимо делать определенные действия, и мы сделали мощнейший экспертный комитет, мы собрали лучших экспертов в стране…

А. Чекшин:

- А кто туда входит?

М. Сутягинский:

- Я могу сказать, что сегодня это ведущие наши учебные заведения. Это Санкт-Петербургский горный университет, это Российский химико-технологический университет, это МИТХТ, РЭА сегодня, это Губкинский университет нефтепереработки. Это еще пару предприятий, которые работают именно в области экологии как институты, которые изучают и делают заключение, как экспертные организации, по санитарно-защитным зонам, участвуют в спорах, связанных с несогласием, либо с разночтениями, когда ты проходишь государственную экспертизу. Потому что сегодня это те, кто выступает перед нашими ведущими банками, выдавая заключение на содержательность проектов. И частные практики. Это ученые и доктора, которые уже себя зарекомендовали, имеют большое количество и монографий, и имеют большое количество собственных изобретений, именно в области малотоннажки, мы за всю химию отвечать не можем, она очень большая. Но вот именно то, что сегодня связано с малотоннажной химией, мы в этом плане сегодня представляем интересы и планируем дальше выстраивать диалог между обществом, между региональными и федеральными властями и, разумеется, бизнесом.

А. Чекшин:

- Михаил Александрович, а вы собрали такое представительное научное сообщество на базе комитета и, наверное, в итоге обсуждения будут какие-то предложения по законотворческим инициативам, по каким-то экспертным заключениям для правительства, для тех программ, которые реализуются сегодня?

М. Сутягинский:

- Абсолютно верно. Что такое бизнес? Это та реальная часть сектора экономики, которая сегодня несет ответственность перед своими коллективами. Это та часть, которая сегодня платит достаточно серьезные налоги. И, конечно, именно они, как никто другой, сегодня живут в тех проблемах, которые у них возникают. На основании их запросов, на основании их предложений мы сегодня формируем повестки, мы формируем комплекс предложений и отрабатываем с экспертами пути решения, так называемую «дорожную карту». Мы приглашаем наши федеральные государственные учреждения, которые занимаются этими вопросами, в том числе экологией, и ищем пути решения. Мы провели стратегическую сессию по экологии как раз в направлении экологизации наших предприятий. У нас будет издана целая брошюра с набором предложений, как дальше в принципе мы можем двигаться к тому, чтобы и экспорт наращивать – а это развитие промышленного потенциала, увеличение мощностей, - и контролировать увеличение выбросов. Вернее, как при этом развитии уменьшить их? Мы обсуждали как раз наилучшие доступные технологии, то, что сегодня развивает Минпром, который достаточно активную позицию в этом плане занимает, и мы совместно в этом плане отрабатываем это направлении.

А. Чекшин:

- Много говорят сейчас о наилучших доступных технологиях, а простым языком читателям и слушателям как объяснить, что это такое?

М. Сутягинский:

- Могу простой пример привести. В октябре в городе Омске группа компаний «Титан» запускает комплекс изопропилового спирта. Он будет на базе нового производства изопропилбензола. Ранее изопропилбензол работал на хлористом алюминии как катализаторе и в этом процессе какие были побочные продукты? Этилбензольная фракция, бензол толуольная фракция, альфаметилстирольная фракция, кроме этого, в год было 6000 тонн в сухом так называемом остатке самого хлористого алюминия. Это уже отработанный катализатор, который поддавался только захоронению на специальных полигонах. Кроме этого, были химические стоки, 575 тысяч кубов, и это то наследие, которое досталось нам от нашей отечественных мощностей со времен Советского Союза…

А. Чекшин:

- …от той промышленности.

М. Сутягинский:

- Да. Что стало результатом? Группа инвестировала в комплекс 4,5 миллиарда рублей денежных средств, будет заменен полностью технологический процесс…

А. Чекшин:

- То есть, модернизация?

М. Сутягинский:

- Это новое производство. Ноль выбросов. То есть, химстоки уходят полностью, никаких захоронений – катализатор уходит, его не будет…

А. Чекшин:

- Как может быть химическая промышленность без выбросов и стоков?

М. Сутягинский:

- Выбросов будет в 16 раз меньше, чем было до этого. Уже не будет утилизации самого катализатора, потому что это будет платиносодержащий катализатор, который при падении его активности выгружается и отправляется на так называемую регенерацию. То есть, на повышение его активности. Но при этом никаких побочных продуктов, которые я перечислял, уже не будет. Это 98% конверсии и селективности. То есть, ты за один проход получаешь полезного вещества сразу 98%

А. Чекшин:

- Это чьи технологии? Наши, российские?

М. Сутягинский:

- Нет, это не наша технология. Это иностранная, импортная технология, наилучшая и доступная.

А. Чекшин:

- То есть, мы изучаем опыт, как я понимаю, в том числе зарубежный, и лучшие технологии пытаемся в свою промышленность внедрить?

М. Сутягинский:

- Да.

А. Чекшин:

- В этом и есть смысл?

М. Сутягинский:

- Да. Но мы на этом не останавливаемся. Химия не знает совершенства. Мы увеличили на 50% производительность и сократили таким образом колоссально все выбросы. Как химстоки, как полигон, так и предельно допустимые вещества (ПДК). Поэтому вот это в принципе и есть соотношение наращивания как промышленного потенциала, так и выполнение, так скажем, той задачи, которую поставил перед нами президент к 2024 году – снизить выбросы на 22%. Но мы выпустим еще изопропиловый спирт, который будет стопроцентно весь медицинского качества. Это тот антисептик, который мы сейчас во время нашего коронавируса использовали, а ведь он отличается очень резким запахом, поэтому наш будет абсолютно нейтральный. То есть, органолептика его будет нулевая, и мы получим качественный продукт, которым мы обеспечим как наших медиков для защиты, так и все наше гражданское население. И это будет октябрь. Мы подали на комплексное научно-техническое развитие, возможно, даже улучшение этого продукта, у нас есть предложения для их внедрения. Вот это повод для совместного труда Министерства промышленности, Фонд развития промышленности и нашего комитета, чтобы признать их тоже лучшими на сегодняшний день в мире доступными технологииями.

А. Чекшин:

- Спасибо большое. У нас в гостях был Сутягинский Михаил Александрович.

Культурный код