Сможет ли новое экологическое движение решить проблемы мусора

Руководитель российского экологического движения Рашид Нургалиев.

Руководитель российского экологического движения Рашид Нургалиев.

Александр Чекшин беседует с председателем «Российского экологического движения» Рашидом Нургалиевым о том, кто участвует в движении и какие планы стоят перед активистами

А. Чекшин:

- Добрый день, уважаемые радиослушатели! В эфире программа «Чистая страна» и я, ее ведущий, Александр Чекшин. Сегодня у нас в гостях Рашид Нургалиев, руководитель российского экологического движения. Добрый день, Рашид.

Р. Нургалиев:

- Добрый день. Большое спасибо, что пригласили.

А. Чекшин:

- Всегда рады. Тем более, я присутствовал на встрече с руководителями разных общественных организаций, с экологами и активистами, которую вы проводили на своей площадке. В чем смысл сегодня объединить несколько разных движений, объединить экспертов? Какой цели вы хотели добиться?

Р. Нургалиев:

- Целью создания Российского экологического движения (РЭД) было формирование федерального центра поддержки проектов и инициатив в области экологии. Сама деятельность организации у нас выстраивается в трех направлениях. Первое - формирование экспертного совета и привлечение специалистов на нашу площадку. Второе - формирование информационных каналов и создание собственных медиапроектов. Третье - развитие региональных отделений, где формируется региональный актив и прописывается информационная повестка, разрабатывается свой план мероприятий.

А. Чекшин:

- Вы молодое движение, по идее, да? Когда вы созданы?

Р. Нургалиев:

- Мы созданы около года назад. Не секрет, что на сегодняшний момент экология - это одна из самых острых, интересных и перспективных тем. И люди охотно присоединяются к нам.

А. Чекшин:

- Да, сегодня это тренд, и у вас такая история, что вы вроде как с экономическим образованием, из бизнеса, приходите в экологию, вероятно, с тем, чтобы привнести туда какое-то новое видение?

Р. Нургалиев:

- В первую очередь, это связано, так сказать, с воспитанием. В семье были сформированы определенные привычки - семья военного - и была определенная дисциплина. Она начиналась во всех аспектах жизни и, если касаемо экологии, то это от банальной экономии воды, электричества, заканчивая глобальными вопросами, помощи тем или иным людям в экологии. Это складывалось в моем понимании не десятилетиями, но годами.

А. Чекшин:

- То есть, вы не только экологист по жизни, вы еще и занимаетесь бизнесом, связанным с экологией, с сортировкой?

Р. Нургалиев:

- Это правда, да.

А. Чекшин:

- Расскажите, что за предприятие?

Р. Нургалиев:

- Называется оно «Экоструктура», находится в Подмосковье. Это было, повторюсь, хобби, которое потом переросло в бизнес, мы нашли единомышленников, с которыми потом это все реализовывали. Начиналось все, если так по-простому, с обычного ангара с дырявой крышей, а переросло на сегодняшний момент в хорошее современное предприятие малого бизнеса, на котором проходят обучение люди с регионов. Они приезжают к нам с желанием научиться и разобраться в сортировке. Наше производственно-заготовительное предприятие осуществляет приём и вывоз вторичного сырья, и я считаю, что это образцово-показательное предприятие подобного типа, если не брать большие предприятия. Хороший пример именно для людей, которые хотят начать заниматься экологией и переработкой мусора, готовы начать с простых вещей и им нужны примеры малого бизнеса. Там, в принципе, ничего сложного. Но это перспективно и с точки зрения инвестиций, ведь проинвестировав лет семь назад, на сегодняшний момент наше предприятие окупаемо. И это настолько интересно! Мы видим разных людей, которые к нам приходят за советом - от простых, со скромным достатком, до людей, которые приезжают на машинах премиального класса.

А. Чекшин:

- Учитывая ваш бизнес-опыт, я понимаю, что движение - это больше какая-то социальная история, история вызова, наверное, прежде всего самому себе, когда вы хотите поддержать и объединить участников. Как все начиналось?

Р. Нургалиев:

- Знаете, экологические проблемы есть везде. Мы много ездим и видим, что происходит с природой и ресурсами страны. Как буксуют реформы по рекультивации полигонов, изменению схем обращения с ТКО, переработкой вторсырья. Когда мы приезжали в регионы, люди стали обращаться к нам именно по экологическим вопросам. И мы начали точечно помогать их решать. Потом от вопросов отдельных людей это перешло на уровень предприятий… И в этом плане формирование Российского экологического движения - это ответ на предложения единомышленников по объединению усилий. Нужна была площадка для инициатив, чтобы помогать реализовывать те или иные экологические проекты. С учетом знаний, которые накоплены, помимо финансовых, технических, это часто определенный жизненный опыт людей, которые уже сформировались.

А. Чекшин:

- Вы же понимали, что обсуждая с единомышленниками какие-то экологические проблемы, неизбежно столкнетесь с государственными институтами, где эти экологические проблемы и нужно решать. У нас, как правило, инициатива наталкиваются на какие-то нормативные регламентирующие документы и на те органы, которые должны за этим следить. Вот тут какой-то диалог должен быть, какая-то законотворческая, может, инициатива?

Р. Нургалиев:

- Без диалога это невозможно, да. Но законотворчество - это уже этап обсуждения и проработки той или иной конкретной ситуации. По своему опыту могу сказать, что не всегда определенный заход сверху помогает в реализации тех или иных проектов, решении проблем. Гораздо легче, когда ты отталкиваешься от ситуации, хорошо понимаешь её изнутри, а потом уже транслируешь проблему наверх и там ее решаешь. Да, экология, как любая сфера нашей деятельности, сталкивается с теми же бюрократическими вопросами, которые есть в жизни любого человека. И объединяясь на базе РЭДа, мы пытаемся находить разумное зерно и компромисс в каждой ситуации, чтобы преодолевать трудности. Конечно, у нас есть инициативы, реализация которых может и на получиться, но мы, по крайней мере, понимаем, что не получается и как с этим двигаться дальше.

А. Чекшин:

- Кто у вас среди партнеров Российского экологического движения, кого вы можете назвать среди его участников?

Р. Нургалиев:

- Их достаточно, это и крупные общественные организации типа «Деловой России» и ОНФ, и волонтерские движения, и молодые специалисты в области экологии – это, к слову, отдельное направление с точки зрения образовательных инициатив. Это и общественные экологические организации, например, некоммерческий проект "Без рек - как без рук!", цель которого - возвращение красоты берегов наших с вами рек и речек. Есть производственники, которые занимаются именно вопросами переработки вторсырья, участников хватает.

А. Чекшин:

- Хорошо, вы сравнительно молодое движение, но уже широко представлены по всей стране, как я понимаю?

Р. Нургалиев:

- Да, у нас существует более 50 региональных отделений - это люди, которые разделяют нашу идеологию.

А. Чекшин:

- Это люди из бизнеса или чиновники?

Р. Нургалиев:

- Нет, у нас чиновников нет. У нас в основном люди из бизнеса, либо экоактивисты убежденные.

А. Чекшин:

- Волонтеры, болеющие душой?

Р. Нургалиев:

- В том числе. Как один из примеров - это люди, которые всю жизнь занимались на каком-то крупном предприятии вопросами экологии и устойчивого развития, они там были скованы административными ограничениями, работой. А уйдя оттуда, они начинают охотно применять свои знания на практике для всеобщего блага…

А. Чекшин:

- Да, как общественная нагрузка.

Р. Нургалиев:

- Есть другие примеры. Вот человек отучился в западном вузе, вернулся в Россию с тем западным образованием в плане экологии и стандартов… Я сейчас не сравниваю наше и зарубежное образование – просто возможности у таких специалистов шире. Через социальные сети и интеграцию в международную экосистему, они могут узнавать те или иные вещи быстрее, находить примеры наилучших доступных технологий, примеры успешных научных разработок как нашими, так и зарубежными специалистами в области защиты и уменьшения негативного воздействия на окружающую среду

А. Чекшин:

- Рашид, вот вы приезжаете в регион, в каждом у нас много экологических проблем. Понятно, что все приходят и говорят – помоги! Но всем помочь невозможно - это раз. Второе - есть вопросы, которые решаются только на уровне государства. Вот чем вы можете помочь регионам? Как вы с ними работаете?

Р. Нургалиев:

- Наши региональные отделения собирают первичную информацию, сообщения о проблемах и обращения за поддержкой. Мы постоянно говорим нашим руководителям отделений и их командам, чтобы они искали те локальные экологические проблемы, которые есть на местах. Скажу откровенно, как правило, их не нужно искать, люди сами постоянно приходят с ними к нам. Сначала обсуждаем рабочие вопросы на уровне региональных отделений, далее все это поступает к нам в центр. Если понимаем, что отделение может само решать те или иные вопросы, то помогаем им делать это, не выходя за пределы региона. Если этого не хватает, то мы эскалируем ситуацию наверх в Москву и помогаем решить вопрос уже на федеральном уровне. Либо, если есть похожие проблемы и задачи из других регионов, объединяем их и запускаем общее направление отдельно, все зависит от конкретной ситуации.

А. Чекшин:

- Скажите, а какие инструменты для этого используются и какие ресурсы вам нужны?

Р. Нургалиев:

- В первую очередь, хотелось бы сказать, что в основном используем информацинные ресурсы. У нас есть свой экофорум и мы приглашаем другие информационные агентства присоединяться и вместе активно работать. Есть информационный портал «Экосфера». И у нас есть научно-популярный онлайн-журнал «Земля и люди».

А. Чекшин:

- Отстраивая Российское экологическое движение Рашида Нургалиева, каким вы видите его, какая цель глобальная?

Р. Нургалиев:

- Хотелось бы, чтобы у любого поколения наших граждан от мала до велика было понимание необходимости экологических привычек. Мы по мере сил будем помогать сформировать их, так как это основа будущего устойчивого экологического развития страны. Мы будем добиваться, чтобы в общеобразовательных программах появилось отдельный блок по экологическим знаниям и это направление активно развивалось в профессиональном образовании. Нам нужно больше фундаментальных исследований, нужно выделять значительные средства на изучение современных безопасных технологий промышленного производства и добычи ресурсов. И третий момент – мы будем усиленно работать над тем, чтобы государство способствовало созданию условий для реализации экологических проектов, а у юридических лиц было желание использовать последние технологии, которые более экологичны и наносят меньший вред здоровью и окружающей среде.

А. Чекшин:

- Правильно ли я понимаю, что миссия движения сегодня - это некий агрегратор экологических инициатив, это площадка, которая объединяет и помогает тем проектам, которые уже сегодня существуют, выстреливать или более эффективно реализовываться?

Р. Нургалиев:

- Да, абсолютная правда.

А. Чекшин:

- В таком случае, мы желаем вам успехов, надеемся вас видеть еще в наших эфирах, спасибо большое.

Р. Нургалиев:

- Спасибо вам!

Отдельная тема с Олегом Кашиным