Никита Кричевский: Если ликвидировать Пенсионный фонд, пенсионные взносы только вырастут

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают, нужно ли ликвидировать Пенсионный фонд, к чему приведут перестановки во власти, почему россияне массово начали досрочно гасить ипотеку и есть ли эффект от контрсанкций

А. Иванов:

- По поводу непопулярных рецептов. Владимир Вольфович Жириновский на этой неделе нас огорошил заявлением, что пенсионный фонд может быть расформирован, а пенсии россиянам будут выплачиваться напрямую из бюджета. Ну, и вопрос к вам такой, Никита Александрович, - а что, так можно было?

Н. Кричевский:

- Нет, так нельзя было, так было в Советском Союзе.

А. Иванов:

- В Советском Союзе ни о каких пенсионных фондах никто не знал?

Н. Кричевский:

- Нет, конечно, не было. Был специальный отдельный налог на выплату пенсий, пенсионный налог был, и выплачивались пенсии действительно напрямую из бюджета. Но тогда была несколько иная инфраструктура для выплаты пенсий и называлась она служба социального обеспечения.

А. Иванов:

- Собесы?

Н. Кричевский:

- Так называемые. И через собесы шли все платежи. Собес это был тот же пенсионный фонд, но только в советском преломлении, в советской реинкарнации. Сегодня по сути пенсионный фонд - тот же собес. И прежде чем ликвидировать пенсионный фонд, нужно сформулировать претензии, которые Жириновский, Миронов и все остальные предъявляют пенсионному фонду. Я, например, тех претензий, которые предъявляют Жирик и Миронов, в корне не разделяю.

А. Иванов:

- Как вы так легко - Жирик!

Н. Кричевский:

- В корне. Почему? Потому что вот эти какие-то здания, какие-то дворцы, там еще что-то, они строились в середине нулевых, когда в пенсионном фонде был профицит, они строились на деньги, которые были не нужны.

А. Иванов:

- Когда нефть была по 100 долларов в конце концов.

Н. Кричевский:

- Да она была даже по 147, как мы помним. И тогда проблем не было с бюджетным финансированием, с финансированием за счет излишков. Я напомню, в 2003 году профицит бюджета пенсионного фонда составлял 100 миллиардов еще тех рублей, а в 2004-м - 66, 5. А цены на стройку тогда были существенно ниже нынешних. Не могу сказать, что на порядок, но кратно - точно. Зачем нужно было строить эти дворцы? Да затем, что людям элементарно нужно было где-то работать. И они работали. Они работали в этих новых зданиях. Да, это никакие не дворцы, да, современные, да, красивые, хорошие, с убранством и прочее… В середине нулевых я работал в одном из таких зданий на улице Анохина в Москве. Там было одно из зданий пенсионного фонда и там были курсы повышения квалификации работников пенсионного фонда, которые уже к тому времени работали, причем, работали в самых разных городах и весях Российской Федерации. Достаточно долго я работал там, там до сих пор располагается несколько подразделений ПФ России и я не могу сказать, что там есть какой-то переизбыток свободных площадей. Больше того, когда я этим летом оформлял путинское пособие на детей, это нужно было делать, как ни странно, в ПФ России. Вот вы, товарищ Жириновский, представьте себе на секундочку, что для того, чтобы оформить пособие, те самые 10 тысяч рублей, я понимаю, что это ничто для вас, но для нас это деньги. Так вот, десятку нужно было оформлять в пенсионном фонде. Вы знаете, пенсионный фонд, вот туда, куда я ездил и отдавал документы, расположен на первом этаже жилого дома. То есть, помещений не хватает. Этот аргумент мы отметаем. Дальше что? Заработные платы безумные в пенсионном фонде?

А. Иванов:

- Огромная армия пенсионных чиновников.

Н. Кричевский:

- Копеечные зарплаты, копеечные. Огромная армия пенсионных чиновников связано с тем, что в пенсионный фонд была передана куча не свойственных системе пенсионного страхования функций. Например, выплаты упомянутых мною пособий детям, маткапитал, единовременная денежная выплата пенсионерам, которая никакого отношения к пенсионному фонду не имеет, за исключением слово «пенсионеры». Дальше. Выплаты ветеранам, выплаты инвалидам, выплаты пострадавшим чернобыльцам, выплаты Героям Советского Союза и Соцтруда России, пострадавшим ликвидаторам техногенных катастроф. Это все пенсионный фонд. И это только часть функций, которые я перечислил. Господин Жириновский, прежде надо разобраться, что вы предъявляете ПФ, а потом уже давайте будем разбираться, может быть, действительно есть смысл сократить и упразднить пенсионный фонд? Но есть два нюанса. Первый нюанс и самый главный. Если исполнится демагогическое высказывание господина Жириновского о том, что нужно ликвидировать пенсионный фонд, пенсионные функции отойдут государству или, как я предполагаю, что Минфину, Минэкономразвитию или Минтруду. Хорошо, что сделает государственное ведомство, которое испытывает острейший дефицит средств в пенсионном бюджете.

А. Иванов:

- Наберет тех же самых людей, которые…

Н. Кричевский:

- Не наберет. Оно поменяет вывеску. Что оно сделает? Оно поднимет пенсионные взносы. Потому что там жуткий дефицит, господин Жириновский. Жуткий! И на следующий день «благодарные» коммерсанты и предприниматели, и, я не побоюсь этого слова, олигархи, придут к вам под окна и будут горячо и истово благодарить и подбрасывать в воздух чепчики.

А. Иванов:

- И бить кирпичами стекла?

Н. Кричевский:

- Вполне может быть. То есть, первый и главный негативный аспект - это то, что вам придется терпеть осаду. Наконец, второе. Предложите альтернативную схему. Потому что схема советского периода, 80-90-х годов, привела к тому, что денег в бюджете СССР на выплату пенсий не было. Чем замещались те отсутствующие деньги? Печатным станком. За 1990-1991 год количество наличной денежной массы в стране выросло в 23 раза.

И, наконец, последнее, что нужно в этой части сказать. 15 лет назад, когда я возглавлял кафедру социального страхования, у меня профессорствовал один из функционеров пенсионного фонда, он до сих пор работает в ПФ, очень грамотный, компетентный человек, я с огромным удовольствием его представляю - это Аркадий Константинович Соловьев, недавно ему исполнилось 70 лет - умнейший дядька! Так вот, для того, чтобы студентам, которым он преподавал практически в том же здании, было удобнее и сподручнее изучать пенсионную тематику, он разработал несколько десятков слайдов, где можно было наглядно показать, о чем вообще разговор. И он мне как-то говорит - ты представляешь, меня пригласили в академию наук, к академикам. Я как-то раз пригласил его для своих студентов прочитать лекцию, мы из около 140 слайдов прошли больше 30. То есть, у меня студенты были подготовлены и они их, не сказать, чтобы щелкали как орешки, но в общем и целом они воспринимали эту информацию, которая была на этих слайдах. А он мне говорит - ты представляешь, я приезжаю в Академию наук, там сидят маститые академики, те, которые сегодня, кстати говоря, президент Академии наук, Сергеев, говорит - давайте нам полтриллиона рублей финансирования, мы не на зарплаты потратим, а на новейшее оборудование, то есть, мы купим втридорога то, что уже никому не надо, распилим, откатим и все будет хорошо. Так вот, он взял эти слайды, приехал, собрались академики, первый слайд прошли успешно, правда, достаточно долго на нем сидели, второй слайд прошли тоже достаточно успешно, он переходит на третий, ему говорят - стоп, а давайте вернемся на второй. И он говорит - вот мы на втором и на третьем слайде просидели полтора часа. Это к тому, что в Академии наук нет пенсионных компетенций. Что уж говорить о нашей партийной номенклатуре в лице господина Жириновского и господина Миронова? Эти люди просто не понимают, о чем они говорят. Единственным человеком рядом с Мироновым, который что-то понимал в пенсионной системе, была госпожа Дмитриева. Где госпожа Дмитриева? В Петербурге. У Жириновского таких людей не было никогда. Он просто не понимает, о чем говорит… А давайте ликвидируем ЛДПР? А почему нет?

А. Иванов:

- Это должно быть встречное предложение Максима Топилина.

Н. Кричевский:

- Если пенсионный фонд заменить нечем, то ЛДПР заменить есть чем. Причем, сразу. Существует несколько системных партий, существует несколько малых, новых партий, они с огромным удовольствием сядут в кресла, которые нынче занимает фракция ЛДПР в Государственной думе. Господин Жириновский, вы не боитесь, что возможен такой реверанс?

А. Иванов:

- Послушав вас, Никита Александрович, я понял, в чем будет заключаться реформа пенсионного фонда. Просто назовут его какой-нибудь федеральный центр пособий и на этом все закончится.

Н. Кричевский:

- Реформа пенсионного фонда должна заключаться в пересмотре пенсионных взносов в сторону увеличения.

Товарищи дорогие, если у вас есть претензии к работе Пенсионного фонда, вы неверно выбрали адрес для их высказывания. Я не господин Топилин, я не госпожа Голикова и я не министр соцразвития, поэтому не надо писать и предъявлять эти претензии нам. Поверьте, мы их знаем лучше, чем вы. И не только в части работы пенсионного фонда, но и в части работы других фискальных служб, разговор о другом. Разговор идет о том, что есть популисты, есть демагоги, есть люди, которые хотят заработать себе дешевую популярность. Есть спорщики. Два великовозрастных человека, которые на протяжении 30 лет пикируются друг с другом и оспаривают авторство идеи, которые то один ворует у другого, то первый у третьего. Я имею в виду господина Миронова и господина Жириновского, у них сейчас очередное недопонимание и очередной собачатник по поводу того, кусаются они, да, кусаются… кто первый высказал идею о ликвидации пенсионного фонда? Да вас быстрее ликвидируют, чем пенсионный фонд, как же вы не понимаете… Кстати говоря, Жириновский здесь в более выигрышном положении, потому что Миронов - это человек, который пришел на волне вхождения питерской элиты в федеральную власть, и сейчас перспективы господина Миронова видятся отнюдь не такими радужными, как у Жириновского. Вот об этом надо думать, Михалыч!

А. Иванов:

- Подпустили вы, Никита Александрович, конспирологии! Ну, давайте действительно вот о высоком.

Н. Кричевский:

- Что значит конспирология? Никакой конспирологии нет. Сегодня уже всем очевидно, что запущен транзит власти. Это очевидно. Почему я это говорю? Потому что это уже в открытую обсуждается и мы видим по перестановкам во власти и в реформе, которую намеревается проводить Михаил Мишустин, мы видим, что идет трансформации власти, причем, мы пока не видим контуры будущего здания.

А. Иванов:

- Если не питерские, то кто?

Н. Кричевский:

- Московские. Выходцы из других регионов…

А. Иванов:

- Саратовские, может быть?

Н. Кричевский:

- Саратовские в первую очередь. Я считаю, саратовские должны идти впереди московских. Дальневосточники - с огромным удовольствием! Северяне - в обязательном порядке. Мало ли людей? Я почему говорю об этом в таком утверждающем ключе? Потому что посмотрите, что происходит. Открываю сегодня РБК, а там сообщают о том, что зять господина Тимченко господин Франк собирается реализовывать два проекта в области лесного хозяйства - выпускать по миллиону тонн целлюлозы в год на каждом предприятии, которое только предстоит построить. Для этого господин Франк желает получить 2 миллиарда долларов. И Минпромторг, который возглавляет человек, чрезвычайно близкий к Сергею Викторовичу Чемезову, говорит о том, что да, мы вставляем эти проекты в статус приоритетных инвестиционных проектов, мы будем всячески опекать и продвигать эти проекты. И уже выделяются делянки на 4,3 миллиона кубов, уже выделяются льготы, уже решается вопрос финансирования, уже решается тема со строительством железнодорожной ветки, моста через Енисей и 40 километров водоснабжения для этих активов. Причем, скорее всего, это будет делаться за государственный счет. Но самое интересное и парадоксальное в этой истории то, что эти предприятия по миллиону тонн целлюлозы каждое будут запущены, как предполагается, в 2027 году. У нас нет никаких сомнений, что они будут запущены, но как-то, вы знаете, 2027 год видится немножко далековато… Сегодня 2020-й, но 2 миллиарда - сегодня! Для сравнения, что такое миллион тонн для человека, который… цифра круглая, красивая… но что такое миллион тонн для человека, который ни бельмеса в этой сфере? «Илим Палп», где когда-то работал Дмитрий Анатольевич Медведев, выпускает в год 600 тысяч тонн. А это предприятие существует уже несколько десятков лет и вообще оно основано на советских мощностях, это предприятие как раз на севере, в северо-западной части России. И тут выходит господин Франк и говорит - да какие там 600 тысяч, я буду по миллиону тонн на каждом предприятии…

А. Иванов:

- Мыслить нужно масштабно, Никита Александрович.

Н. Кричевский:

- Да. Вот не получилось с крабами, не получилось с квотами, не получилось с возвратом полутора миллиардов долларов кредиты Сбербанку, получится или нет в сфере лесного хозяйства и лесопереработке! Это и есть тот самый трансфер, который вроде как вокруг нас, но мы его не видим, мы его не замечаем. А он идет.

А. Иванов:

- Франк придет и уйдет, питерские придут и уйдут, а мост через Енисей останется. Поэтому я радуюсь каждый раз, когда у нас идут какие-то инвестиции в инфраструктуру.

Н. Кричевский:

- Я здесь и соглашусь, и не соглашусь. Я не самый знатный мостостроитель в нашей стране, но я скажу о том, что вот давайте возьмем такую инфраструктурную часть, как цифровизация. У нас народ почему-то думает, что цифровизация - это манна небесная. А цифровизация - это та же самая инфраструктура. Только цифровая. Это ни в коем случае не способ для того, чтобы мы завтра кушали цифру на завтрак, обед и ужин, чтобы намазывали ее на хлеб. Цифру на хлеб не намажешь, но цифра - это инфраструктура и здесь Алексей Валерьевич абсолютно прав - наравне с мостами и водопроводами. Это всего лишь инфраструктура. Как, кстати, правильно вы сказали, господин Иванов, те же самые сети. Почему нет? Это ускоряет бизнес-процессы, это улучшает нашу повседневную жизнь, нашу повседневную реальность. Все. И когда нам сегодня говорят, что, вот, цифровизация там, туда-сюда… ребята, мы говорим всего лишь о создании инфраструктуры. С таким же успехом вы можете говорить о железнодорожном транспорте, о новом аэропорте в Саратове… Поэтому мы, конечно, рады, когда создаются инфраструктуры, но, вы знаете, я, человек, воспитанный советской экономической школой и, прежде чем сказать «А» на таком системном большом уровне, нас учили представить некое технико-экономическое обоснование, ну, такой расчетик, желательно не на коленочке и не ручечкой, а на компьютере или еще как-то, так, чтобы страничек много было, чтобы расчеты были, чтобы эскизы, чертежи, графики… ну, чтобы было видно, на что нужны деньги. И главное, каким будет эффект! Не эффективность! Напоминаю, эффективность - это отношение результатов к затратам. Деление результатов на затраты. А эффект - это результаты минус затраты. То есть, предполагается, что эффект будет положительным. Так вот покажите мне, где эти расчеты? Я подозреваю, что их нет. Но если они есть, мы будем просто счастливы, господин Франк! Мы будем гордиться вами, мы будем пиарить вас на каждой нашей программе!

А. Иванов:

- «Хватит уже ускорять бизнес-процессы, Никита Александрович», - пишет наш слушатель. - «30 лет ускоряем, ускоряем, когда же наконец ускоримся?»

Н. Кричевский:

- Мы 30 лет ничего не ускоряли. Мы 30 лет пытались выжать максимум из того советского наследия, которое и так было неидеальным, но, тем не менее, которое кормил Советский Союз и на нашу беду не получилось это сделать в последние несколько лет существования Советского Союза. Мы этим и занимались. Точнее, они занимали командные высоты. Они их заняли. И после себя оставляют руины, ну, практически везде. Посмотрите на Газпром - 500 млрд. убытку! О чем это говорит? Это национальное достояние, с полутриллионными убытками...

А. Иванов:

- А еще и «Зенит» проигрывает.

Н. Кричевский:

- Удача отвернулась от России.

А. Иванов:

- Хочу зачитать новость, которую мы дальше будем обсуждать. Россияне досрочно погасили рекордный объем ипотечных кредитов. Сразу на 80%, по сравнению с прошлым годом, выросло досрочное погашение ипотеки…

Н. Кричевский:

- Это означает, что доверие к государству и банковской системе в стране близко к нулю. Народ предпочитает закрыть все свои обязательства перед банками здесь и сейчас, дабы в следующем году не получилось какой-нибудь такой новости, что вот оп - и все! Кстати говоря, вот сейчас есть правило в течение 30 дней возвращать закладные, а оно нигде не соблюдается. И народ дергается уже хотя бы даже из-за этого при погашении.

А. Иванов:

- Вы сказали, что досрочное погашение ипотечных кредитов – признак недоверия банковской системе. И я с вами соглашусь. Но что за человеком нужно быть, чтобы досрочно гасить ипотеку?

Н. Кричевский:

- Тут нам в перерыве написали, что «питерские никуда не уйдут». Питерские – это несколько человек во власти, которые весьма и весьма в преклонном возрасте. И у них и хватка не та, и компетенции уже советские. А Союза уже тридцать лет как нет. И сменщиков они себе не сильно-то подготовили. Они пытаются это сделать, но не у всех получается. Люди, многие из которых испытывают большие проблемы со здоровьем. И в силу самых разных обстоятельств они уже не могут контролировать ситуацию в экономике и социальной сфере так, как это было лет пятнадцать назад.

Вообще пятнадцать лет назад это был звездный час Российской Федерации. Потому что, да, нефть. Все взлетало. Не было санкций. Все было хорошо.

А. Иванов:

- Пенсионный фонд строил дворцы.

Н. Кричевский:

- А управлять национальным благосостоянием, когда у тебя деньги сыплются как из рога изобилия, легко и приятно.

А. Иванов:

- Что же с досрочным погашением ипотеки?

Н. Кричевский:

- Но в то же время есть множество представителей славного города на Неве, которым надо отдать должное. В первую очередь, надо сказать спасибо за эти двадцать лет Владимиру Владимировичу. Как бы мы к нему сегодня ни относились, какие бы претензии мы к нему ни предъявляли. Потому что двадцать лет были не самые плохие в жизни моего поколения, например, вашего поколения. Мы могли бы жить лучше, безусловно. Да еще как!

А. Иванов:

- Да куда уж лучше? На 500 млрд. рублей, я вас возвращаю, Никита Александрович, россияне погасили досрочно ипотеку в этом году…

Н. Кричевский:

- И это промежуточные итоги. Потому что цыплят считают 31 декабря, а не 25 ноября. Это говорит о том, что у людей есть деньги. У людей есть доходы. Причем доходы далеко не всегда легальные. Это не значит – черные доходы от преступной деятельности. Ни в коем случае. Это значит, что люди просто не отчитываются за получаемые доходы перед Федеральной налоговой службой. Это теневая экономика. Серый сектор, не связанный с оголтелым криминалом. Потому что неуплата налогов – это и есть криминал.

Но эти доходы и эти сбережения и накопления идут на погашение ипотеки. И маслице в огонечек подливает некто Набиуллина. Красавица женщина! Мечта поэта, которая сегодня вышла и сказала: нужно своевременно закрыть тему льготной ипотеки.

А. Иванов:

- «Уже виден рост цен на жилье на первичном рынке, который опережает и инфляцию, и рост доходов населения. В итоге доступность жилой недвижимости может упасть, даже несмотря на действующую программу льготного кредитования». Она также указала на необходимость своевременного завершения программы ипотеки с господдержкой. «Своевременное завершение этой программы позволит избежать пузырей и сбалансировать на рыночной основе спрос и предложение на рынке жилья. Рыночные, а не только субсидированные ипотечные ставки также снизились, и это позволит гражданам дальше получать доступную ипотеку», — пообещала Набиуллина. Давайте теперь на русский переведем.

Н. Кричевский:

- Это непереводимая игра слов, смысл которой в том, что она заняла сторону в конфликте застройщиков, которую возглавляет господин Хуснуллин, с одной стороны, а с другой стороны это финансово-экономический блок, который объективно озабочен тем, что дефицит бюджета весьма значительный и составляет порядка 25 % от всех расходов. А тут еще программа субсидирования ипотеки. И Набиуллина говорит: а деньги где взять? Ты по-русски скажи!

Что делают люди, которые за эти полгода взяли льготные кредиты, купили квартиры и сейчас там делают ремонты? Они хватаются за голову и думают: эта «девушка» через какое-то время продавит отказ от субсидирования. Следовательно, ставки вырастут. А у нас кредиты. А у нас ремонты. А у нас дети. Поэтому надо гасить сегодня. Надо гасить здесь и сейчас.

Надо думать, какие последствия будут после тех слов, которые ты говоришь. Не только с высокой трибуны, вообще в жизни. Следить за базаром, как говорили питерские, которых на самом деле нет. Например, Набиуллина сегодня сказала о том, что экономика России восстановится к 2022 году, к середине. У меня тут же возникает вопрос: а за счет чего? А чего случится в 2022 году?

А. Иванов:

- Вакцинируют весь мир. Мир начнет летать, ездить.

Н. Кричевский:

- Отменят санкции, страну завалят высокими технологиями с Запада, мы откроем сумасшедшие месторождения, нефть будет сто долларов за баррель. Монетизация экономики вырастет, ставка будет нулевой. Что должно случиться, чтобы в 2022 году у нас экономика восстановилась? Больше того, я считаю, что, может быть, заработают какие-то инвестиционные проекты, о которых мы сегодня не знаем. Может быть, раньше срока на пять лет заработает предприятие по лесопереработке от господина Франка? Что произойдет, что через полтора года экономика выйдет на докризисные показатели? У меня нет ответа на этот вопрос. Я уверен, и у госпожи Набиуллиной.

Просто, по их расчетам, а это можно ткнуть пальцем в небо или погадать на кофейной гуще, этим занимаются в некоторых восточных регионах нашей страны, на Северном Кавказе, я имею в виду, показывает, что восстановимся к середине 2022 года. Раз так, надо выйти и сказать. Но из депутатов, которые предлагают ликвидировать Пенсионный фонд, никто не спросит. Да хоть с места крикни. Владимир Вольфович, ты же аксакал, тебе все можно в Госдуме. Крикни: за счет чего? И посмотри на реакцию. Если начнутся разговоры о том, что, Владимир Вольфович, прекратите вести себя некорректно, не по-парламентски, значит, нечего ответить. А если все-таки соблаговолит, тогда мы будем смотреть и анализировать то, что вам скажут, Владимир Вольфович.

Но ведь никто не спросил, никто не сказал. Наоборот, все говорили: надо принять к сведению, надо одобрить. Надо поставить твердую пятерку отличнице Набиуллиной. А за счет чего – непонятно. У меня вообще вопрос не в том, восстановится экономика к середине 2022 года или нет, а сколько к тому времени будет больничных коек на десять тысяч человек населения. Сколько будет людей, которые имеют высшее образование. Сколько будет молодежи, которая будет получать бесплатно для них высшее образование. Какой будет инфляция через полтора года. Сколько будут получать простые российские граждане? Не Набиуллина, я за нее не волнуюсь.

А. Иванов:

- Может быть, естественная убыль населения.

Н. Кричевский:

- Может быть, вымрут пенсионеры в массовом порядке с инвалидами в придачу? Ну за счет чего? У меня нет ответа. Но нам говорят, что это будет к середине 2022 года. Вы уже не знаете, как извираться, как лицемерить. Раньше это отлетало от зубов. Мы сейчас там… И все как бы: да. Потому что и так все более-менее неплохо. Но сегодня ситуация принципиально иная. Сегодня без всяких локдаунов люди сидят и впадают в апатию, в депрессию, в уныние. Это самое страшное. Потому что экономика на 50 % психология. Это не мои слова, это слова автора немецкого экономического чуда Людвига Эрхарда. А психология – это, в первую очередь, доверие к вам. К Мишустину есть, к вам – нет.

А. Иванов:

- Какое может быть доверие?

Н. Кричевский:

- Первое, что сделали за последние месяцы ипотечные заемщики, это погасили свои ссуды. Потому что не верят в то, что за… Вот я на их месте этого делать бы не стал. Денег будет больше. Инфляция будет выше. Так или иначе, курс будет расти. А те цифры, которые у вас сегодня в мобильных приложениях банков, где вы взяли кредиты, как были, так и остались. Они увеличиваться не будут. Но люди боятся, что отменят льготную ипотеку после слов Набиуллиной. И те 6,5 %, которые сегодня у них есть, превратятся в 9, а то и в 10 %. А может, даже и больше.

А. Иванов:

- Так что, ее можно задним числом отменить?

Н. Кричевский:

- Первое, что подсказывает психология у народа, что от этих можно ожидать чего угодно. Народ не верит власти. Хотя, с другой стороны, ипотека в среднем берется на двести месяцев, но по правилам и практике, возвращается в несколько раз быстрее.

А. Иванов:

- За семь лет.

Н. Кричевский:

- И здесь никаких иллюзий ни у кого быть не должно. Берется для того, чтобы жить, а не для того, чтобы заниматься инвестициями.

А. Иванов:

- «В прошлой передаче вы сказали «наша экономика идет под откос». Поясните вашу мысль?» - пишет Алена.

Н. Кричевский:

- У меня встречный вопрос: вы где живете? Удивительно, что пишет человек, который, видимо, из дома не выходит, что ли?

А. Иванов:

- Так самоизоляция же.

Н. Кричевский:

- Мне вчера из Подмосковья написал человек, что по карте проезд в маршрутке стоит в Подмосковье 85 рублей. А за нал – 70.

А. Иванов:

- В большинстве регионов нашей страны никаких транспортных карт до сих пор не знают. Там мелочью водителю отсыпают.

Н. Кричевский:

- Москва – это другая Россия. А в Подмосковье поставили терминал для оплаты по картам. 85 рублей – нет проблем. А так – 70 рублей. Это не под откос? Это куда? Когда была деноминация, вводили полтинник, можно было прийти в ресторан и сказать: я плачу! А сегодня этот полтинник даже на «передайте за проезд» не хватит. Это к вопросу о мелочи. Да, конечно, мелочь. Но 50 рублей в регионах, как любит выражаться Алексей Валерьевич, это ровно «передайте за проезд».

А. Иванов:

- Контрсанкции продлили на 2021 год. Это запрет на ввоз в Россию мяса, молока и прочих продуктов из стран Европы, США, Австралии, Канады и так далее.

Н. Кричевский:

- Но мы же хотим восстановления отношений с Западом. А почему бы не сделать первый шаг? Отменить санкции. Сказать: вы знаете, наверное, мы в чем-то погорячились. Давайте ограничимся высокими пошлинами. Ввозите что угодно, но только с большими пошлинами. Это к вопросу об откосе. За октябрь этого года сельское хозяйство в России просело на 6,6 %. В прошлом году в октябре был рост на 4,3 %. И это была последняя отрасль, которая более или менее все последние месяцы росла.

Причем если растениеводство можно оправдать тем, что была плохая погода, урожай не вырос, сократили посевы сахарной свеклы и семечки, то в животноводстве ситуация иная. В животноводстве мы тоже просели. И просели в связи с тем, что элементарно нет спроса. По мясу птицы, по свинине – элементарно нет спроса. По тем деньгам, которые предлагают производители, люди не покупают. Экспорт минимальный. Люди начали экономить. Цены повышаются. Никто не может себе позволить. Вернее, основная часть населения не может себе позволить такого.

На фига нам экспорт? У меня вопрос к Патрушеву-младшему: зачем нам экспорт, когда у нас внутренние цены на сахар год назад были 20 рублей за килограмм, а сегодня больше 40? Мы абсолютные чемпионы мира, галактики, Млечного пути по экспорту зерновых. Но сегодня те же животноводы начинают вопить, потому что не хватает. Они говорят: давайте установим пошлины. Вы думаете, это для бюджета хорошо? Пошлина нулевая на экспорт зерновых. Минсельхоз, будучи лоббистом растениеводов, говорит: мы же квоту установили 15 миллионов. Им говорят: так вы все равно больше 15 миллионов не вывезете. Давайте ставить пошлины. Иначе нам нечем будет кормить курей. Мы же эти доллары есть не будем.

Вы считаете, что у нас все хорошо? С огромным удивлением узнал о том, что под Москвой, знаете, кто отвечает за похоронное дело и погребение? Главное управление региональной безопасности. Где противодействие коррупции, профилактика правонарушений, экстремизм, преступления и прочее.

А. Иванов:

- Наверное, не напрямую занимается, а курирует?

Н. Кричевский:

- Это одна из его функций. А возглавляет ГУРБ человек из ФСБ. Мы имеем по факту коммерческую деятельность, это не противодействие экстремизму и коррупции и не профилактика правонарушений. Это обыкновенная коммерческая деятельность. Скорбная, но тем не менее.

Например, прикладбищенская торговля памятниками, цветами, песком, услугами. Этим занимается человек из ФСБ. Этим занимается структура, которая борется с терроризмом. Это нормально, дорогая Алена?

А. Иванов:

- Алена написала, что она из Белгорода.

Н. Кричевский:

- В Белгороде у вас все шикарно. У вас не могут назначить врио губернатора. Только назначили, и неизвестно, сколько он будет принимать дела. И как у него эти дела пойдут. Я не о Белгороде, а о том, что не хватит передачи для того, чтобы рассказывать о том, какие перекосы у нас произошли, и сколько зеленых папок будет в каждом регионе для того, чтобы после того, как закончится коронакризис, взять эти папки, которые будут исписаны вдоль и поперек, и начать исправлять то, что было наворочено за последние двадцать-тридцать лет. А это придется делать. Потому что пришли люди, которым не все равно. В регионах масса новых руководителей, которым не все равно.

А. Иванов:

- Подошло к концу время нашей передачи.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.