Почему Минсельхоз рапортует о рекордном урожае, а цены на продукты прут

Экономика с Никитой Кричевским
Экономист Никита Кричевский и редактор отдела экономики КП Алексей Иванов обсуждают, почему провалилось импортозамещение и страна не обрела продовольственную безопасность, нужно ли запрещать алкоголь в стране на время вакцинации от коронавируса и что стоит за ресторанным бунтом в Петербурге

А. Иванов:

- Единственный человек, который может зажигательно рассказывать про облигации федерального займа и специнвестконтракты, профессор, народный экономист России Никита Александрович Кричевский. Алексей Иванов сопровождает эту программу в прямом эфире Радио «Комсомольская правда».

Н. Кричевский:

- Алексей Валерьевич, давайте не будем растекаться мыслью по древу.

А. Иванов:

- Тем более, что по старой нашей доброй традиции мы начнем с нашего национального лидера, который сегодня у нас, приходится признать, выступил опять на разогреве.

Н. Кричевский:

- Надо же что-то дать людям обсудить.

А. Иванов:

- Абсолютно. Мы, как всегда, начинаем с Владимира Путина. Сегодня было совещание с правительством, обсуждали сельское хозяйство, и Владимир Владимирович сказал такую фразу, которую мы должны по полочкам разложить.

В. Путин:

- Смотрите, как бы у нас не получилось, как в Советском Союзе было. Помните, как тогда говорили? Мы говорили так: в Советском Союзе есть все, только не всем хватает. Но тогда не хватало, потому что дефицит был, а сейчас может не хватать, потому что у людей денег недостаточно для приобретения определенных продуктов по тем ценам, которые мы наблюдаем на рынке.

А. Иванов:

- Никита Александрович, когда я слышу такие эскапады про то, что нельзя допустить чего-то, я сразу начинаю волноваться.

Н. Кричевский:

- Вы помните, что было в последние годы существования СССР?

А. Иванов:

- Смутно. Я ходил в детский сад.

Н. Кричевский:

- Дмитрий Николаевич Патрушев приблизительно одного возраста с вами, он тоже не помнит. Я не очень представляю, для кого Владимир Владимирович это говорил. Я-то помню, и помню очень хорошо. Я вам скажу больше. Эту мысль, которую я услышал, я неоднократно воспроизводил у себя в Telegram-канале «Антискрепа». Была даже мысль найти этот пост, где приблизительно говорилось ровно то же самое, что сказал Путин. Что тогда не было продуктов, точнее, был создан во многом искусственный продовольственный дефицит, а сегодня с продуктами все хорошо, но недостаточно денег. Тут, видите, как тонко все получилось.

С одной стороны, Владимир Владимирович хайпанул для тех, кому 50+, 70+ и даже больше, а с другой стороны, скажем так, по-отечески пожурил Патрушева-младшего, потому что ему же на стол кладут выдержки и вырезки по поводу происходящего с ценами на российской территории. А там ситуация крайне неинтересная для Патрушева-младшего. Потому что цены на сахар выросли, на подсолнечное масло выросли, на пресловутую гречку тоже выросли, да практически на все выросли, но эти продукты питания выросли в наибольшей степени. И тут Путин говорит: да здорово все. И я даже представляю, как Патрушев говорит: да мы вот с экспортом, да мы с урожаем, да мы то, да мы сё. То есть, вроде бы все хорошо, так как было еще в ранние советские времена, при Сталине, и в средние советские, при Хрущеве, когда говорили: «Мы собрали рекордный урожай, миллиард пудов пшеницы на целинных землях». Я очень хорошо помню эту фразу. Миллиард не тон, не центнеров – пудов. И показывали по телевизору вереницы грузовиков, которые везут это намолоченное зерно, а потом до трети этого зерна пропадало. И нам всегда говорили: вот, смотрите, у нас же миллиард пудов есть. А хлеб закупали за границей.

И тут приблизительно такая же история. Закупили много всего, а цены почему-то выросли. И тут начали разбираться. И разбираться надо по каждому продукту питания отдельно. Давайте возьмем отдельно взятый сахар. Что произошло с сахаром? В прошлом году был очень серьезный урожай сахарной свеклы, все были довольны, конечные потребительские цены на сахар очень сильно снизились. И было принято решение не засеивать площади в прежнем объеме, а сократить их и переоформить их, перераспределить на ту продукцию, которую можно экспортировать. Почему-то заточка на экспорт, как была, так и остается в стране. Видимо, Патрушев-младший приходит к Путину и говорит: Владимир Владимирович, видите, мы экспортировали столько-то. Это все здорово. А почему внутри-то цены растут? И в итоге получилось, что засеяли меньше, а урожай плохой, и не только у нас. На экспорт мы не отправляем сахарный песок и сахар-сырец, потому что шишку держат другие производители в мире. Если мы и отправляем, то в ближнее зарубежье, в дальнее – совсем в маленьких количествах, в основном в страны Северной Африки.

Что касается нас, то у нас большие проблемы. И вроде как из Белоруссии тоже в этот раз не получилось сильно помочь, хотя они предлагали. Скорее всего, мы у них что-то такое стрельнем. В итоге получилось, что сахар есть (и остатки есть, и ФАС в лице ушедшего ныне Артемьева говорил, что не надо нагнетать ситуацию и распускать слухи о том, что будет дефицит сахара), но в итоге резкий взлет цен – до 49 и больше рублей за килограмм.

Сахара, естественно, стали брать меньше, потому что элементарно нет денег. Ровно такая же ситуация у нас по многим другим продуктам питания.

А. Иванов:

- В подтверждение ваших слов. Чем сегодня Дмитрий Патрушев хвастался на совещании с Владимиром Путиным? Тем, что показатель экспорта по состоянию на сегодняшний день превышен. Плановый показатель должен был быть 25 млрд. долларов, стал 26,5 млрд.

Н. Кричевский:

- Вопрос. Кому от этого легче, лучше, сытнее? И это явно не бюджет, явно не люди. Почему? Потому что по многим товарным позициям экспортная пошлина равна нулю. Ну, например, зерно. Еще и дотации на перевозку железнодорожным транспортом.

А. Иванов:

- Да, это не нефть и газ, с которых идет рента.

Н. Кричевский:

- Ребята, мы всё понимаем, у нас рекордный урожай, мы этим гордимся. Но вы, наконец-то, поймите, что мы не идиоты, которые не понимают, что происходит в стране. Вы нам втюхиваете эту лапшу. Вы вырастили рекордный урожай, вы отправили на экспорт рекордное количество аграрного сырья, так же, как 100 лет назад. Ничего не меняется в нашей стране. При этом бюджет не получает ни копейки. А параллельно производители мясомолочной продукции жалуются на то, что им нечем кормить скотину. Совершенно не обязательно, кстати, кормить говядину или свинину просом или зерном. Кормить курей чем? Нет ответа на этот вопрос. А мы всё вывезли на экспорт.

А. Иванов:

- Так вот, когда Путин говорит эту фразу, которую мы в начале нашей передачи прослушали, мне кажется, он обращается не столько даже к целевой аудитории 50+, которая сидит у экранов, а как раз к этим самым производителям и экспортерам продукции. Он говорит так деликатно, завуалировано: ребята, не вздумайте, воспользовавшись этой ситуацией нынешней, задирать цены в своих интересах.

Н. Кричевский:

- Все крупные агрохолдинги контролируются государством, тем же Патрушевым. Про «Мираторг» я вообще не говорю. Есть упорные слухи, что он принадлежит семье бывшего премьера Медведева. Мы не комментируем, поскольку это слухи, но говорят. Так или иначе, все крупные агрохолдинги контролируются государством. У меня есть встречное предложение. Если вы нам намекаете, мол, вы там смотрите, так вы национализируйте эти холдинги. Какие проблемы? И не надо будет нам ничего намекать.

А. Иванов:

- И вот на фоне этих разговоров как раз на этой неделе появилась информация о том, что программа и про замещение продуктов, которая уже 6 лет, по сути, действует в нашей стране, с момента введения контрсанкций в 2014 году, не выполнила целевые показатели практически ни по одному из направлений. Где-то лучше обстоят дела, как, например, в производстве мяса…

Н. Кричевский:

- Нет. Погано обстоят дела в производстве мяса. Я регулярно посещаю торговые точки, где реализуют мясную продукцию. Должен сказать, что ничего там в лучшую сторону не изменилось, за исключением, конечно, роста цен.

А. Иванов:

- Но хуже всего дело обстоит с борщевым набором, а именно с картофелем и с овощами. Ввоз овощей должен был сократиться на 70%, но за 6 лет мы смогли всего лишь сократить импорт на 27%.

Н. Кричевский:

- Хреновенькая ситуация. Вроде цель и заявляется, но каждый раз, как с ипотекой, как с вакцинированием, как с продовольствием, мы не понимаем цели: для кого, для чего? Они явно не про нас. Они, может быть, для Путина, еще для кого-то, но нас там нет.

В продолжение темы продовольственной безопасности (которой у нас по факту, к сожалению, нет). Мы даже не будем с вами обсуждать сегодня запрет на импорт помидоров из разных стран. Знаете, когда у нас в стране с помидорами все хорошо, тогда все очевидно. Но когда у нас своих помидоров нет?

А. Иванов:

- Помидорное лобби, видимо, очень сильно в стране. Это уже вторая помидорная война в нашей истории.

Н. Кричевский:

- Я не понимаю, кто стоит за этим помидорным лобби. Знаете, когда становилась на ноги южнокорейская автомобильная промышленность, корейцы ввели специальный налог на ввоз автомобилей, аналоги которых производились внутри Южной Кореи. То есть, если вы хотите «Бентли» или «Роллс-Ройс», проблем нет, потому что в Корее эти машины не производились. Но то, что производили сами корейцы, - извините, если вы хотите ездить на «Мерседесе» или на «Ауди» с «БМВ», а машины в Корее производятся аналогичного класса, будьте добры, заплатите в кассу 600% от стоимости этого авто. И у меня такая мысль возникла. Если мы так печемся о нашей промышленности (в частности, об автомобильной промышленности), что мешает принять простенький закон, по которому все российские Яндекс и прочие агрегаторы, которые такси, могут ездить исключительно на машинах российского производства? На чем угодно, но с высокой степенью локализации сборки внутри нашей страны. Никому до этого нет дела.

По поводу помидорных дел ровно такая же история. Еще раз повторяю, я понимаю, если бы это было сделано тогда, когда наши внутренние помидоры некуда было бы девать. У нас все настолько развито, все настолько в теплицах, и Норильск обеспечивается помидорами на 300%, не знает, куда их девать…

А. Иванов:

- И Магадан.

Н. Кричевский:

- А Магадан вообще помидорный край. Я понимаю, тут надо запрещать. Но когда у нас внутри помидоров нет вообще, что же вы делаете?

А. Иванов:

- Чтобы вы знали, хочу это зачитать. Россельхознадзор обнаружил в узбекских помидорах коричневую морщинистость плодов томата. А если мы говорим про азербайджанские помидоры, то они плохи тем, что там заводится южноамериканская томатная моль и восточная плодожорка. А турецкие томаты заражены вирусом «мозаики пепино». Видите, сколь велики грехи импортных томатов?

Н. Кричевский:

- То, что касается сегодняшнего отчета, он, конечно, готовился к нему, это было такое весьма и весьма волнительное для него совещание у президента. Ну, давайте возьмем говядину. Почему говядина? Потому что срок ее изготовления, говоря просто, составляет приблизительно 3 года. А что касается свинины и курей, там, конечно, срок изготовления существенно меньше, он составляет менее года. Это более легкие в производстве мясные изделия (они и дешевле, кстати). А вот с говядиной у нас всегда были проблемы.

И что получилось? У нас по говядине импорт снизился на 26%. И Патрушев-младший может говорить: Владимир Владимирович, у нас по говядине импорт снизился на 26%. Но если бы я был Владимиром Владимировичем, я бы сказал: «Дмитрий Николаевич, а сколько ежегодно у нас был прирост производства с 2014 года?» Патрушев бы поплыл, потому что я не уверен, что он знает, а если знает, он сказал бы: «Ну, в пределах 1 процента в год». То есть, получается, мы увеличили производство говядины за 6 лет на 6%. А где еще 20? Ну, импорт же упал на 26%. А 20% получилось за счет обеднения населения.

А. Иванов:

- Люди стали менее лучше есть, как говорится?

Н. Кричевский:

- Да, менее лучше. Просто у народа стало недостаточно денег на говядину. На кости деньги еще есть, а вот на говядину денег стало существенно меньше, и ее стали меньше потреблять, перейдя на диетическое белое мясо, на курей, на других птиц и на свинину. И вот здесь у нас получилось прорывное дело, потому что и производство увеличилось, и потребление увеличилось. Но увеличилось оно не потому, что мы стали более аккуратными и экономим по отношению к своему здоровью, а потому что у нас просто нет денег. И тут опять Путин прав.

А. Иванов:

- Знаете, на что деньги есть у народа, судя по всему? На алкоголь.

Н. Кричевский:

- На алкоголь у нас деньги есть всегда, Алексей Валерьевич.

А. Иванов:

- Просто на этой неделе такая новость вышла. Началось все с вице-премьера Татьяны Голиковой, которая заявила, что нужно на 42 дня сократить употребление алкоголя в случае вакцинации новой российской вакциной «Спутник V». И сразу как-то народ приуныл.

Н. Кричевский:

- Он приуныл не из-за этого. Он приуныл из-за того, что у нас Владимир Владимирович не хочет вакцинироваться.

А. Иванов:

- Откуда у вас такая информация?

Н. Кричевский:

- А Пескова постоянно спрашивают: «Дмитрий Сергеевич, почему Владимир Владимирович не вакцинируется?» - «Когда он примет решение, тогда мы вам объявим». А что он еще может сказать? Он только это и говорит. По большому счету, не так уж и не правы те, кто говорит, что вопрос доверия к вакцине – это вопрос доверия к президенту.

Так почему цены на сахар на 71,5 % выросли? Я об этом писал в «Антискрепе» много раз. А подсолнечное масло, а все остальное, а мука? Совершенно непонятно, что господин Патрушев мог бы ответить. А Путин говорит: не надо мне ничего отвечать, я все понимаю. Какая-то нездоровая история с Минсельхозом и с Патрушевым-младшим. Вроде бы до этого все было хорошо, складненько-шоколадненько. И вдруг сегодня такой разнос. И это при том, что господин Патрушев прошел на министерский пост, как я вижу, благодаря непотизму, то есть семейственности.

И связано это с тем, что его папа – господин Патрушев-старший, это человек, который десятилетия знает Владимира Владимировича Путина лично. Видимо, папа смог убедить Владимира Владимировича, что сын справится. Но как сын справляется, мы видим по ценам на сахар. Хотя очевидно, что при том урожае, при тех переходящих остатках с прошлого года можно было не то чтобы цены сдержать, можно было бы не допустить какого-либо роста цен. Хотя бы сделав какой-то научно обоснованный люфт по выделению площадей под засев.

А. Иванов:

- У нас вечер ностальгии в чате.

Н. Кричевский:

- Сравнивать то, что было в Советском Союзе 30 лет назад, и то, что сейчас, это контрпродуктивно. Это все равно что сравнивать машины 2020 года и 1990 года. Как мы ездили без гидроусилителя руля и на ручной коробке? Да современная молодежь вообще не представляет, что такое ручная коробка передач.

В свое время Невзоров в «600 секундах» делал репортажи о том, как люди находили на подъездных путях к Питеру продовольствие, которое выбрасывалось из вагонов. Ко мне подходят на рынке люди и говорят: я служил во внутренних войсках, охранял эту историю. Колбасу выбрасывали при мне, я свидетель.

А. Иванов:

- Хорошую или пропавшую?

Н. Кричевский:

- Шли эшелоны в Москву на разгрузку, чтобы уменьшить дефицит, а их останавливали и выбрасывали.

А. Иванов:

- Это диверсия.

Н. Кричевский:

- Это было сделано специально. Это делали, как мы предполагаем, люди, которые имели отношение к Борису Николаевичу Ельцину, то есть та самая демократическая общественность. Чем быстрее все это дело рухнет, тем быстрее мы придем к власти. И тем быстрее господин Чубайс проведет свои «реформы».

А. Иванов:

- Дефицита продуктов сейчас в магазинах нет. И в этом году мы убедились в этом, когда сметали все с полок.

Н. Кричевский:

- Помимо недостатка денег, есть дефицит качества продуктов. Но это отдельная история.

А. Иванов:

- Продолжим историю про алкоголь. 42 дня нужно ограничить употребление алкоголя, об этом сообщила вице-премьер России Татьяна Голикова. А потом к нам пришла глава Роспотребнадзора Анна Юрьевна Попова, ставки поднялись уже до 56 дней.

А. Попова:

- Алкоголь – это определенное напряжение всей системы дезинтоксикации организма, то есть, это отвлечение сил и возможностей от иммунной системы. Как он будет формировать иммунитет защитный, реагировать на антиген, если у него столько отвлечений? Если мы хотим, чтобы у нас было здоровье, и была защитная реакция, надо дать возможность организму ее сформировать. И поэтому ни до, ни после, ни вместо, ни во время, ну, вот просто никогда и никак. Это, понимаете, если вызывает такую проблему, как проблема отказа и это уже какой-то дискомфорт, мне кажется, здесь уже надо поговорить со специальным врачом. А если мы заботимся о здоровье, то для нас это ничего не стоит – отказ. Это надо делать обязательно.

А. Иванов:

- Тут не прозвучала эта цифра. Две недели до вакцины и 42 дня после.

Н. Кричевский:

- Вы меня извините за грубость, но это типичный бабский подход. Анна Юрьевна, это не про вас! Либо черное, либо белое. У нас страна такая – Россия. У нас матриархат. Я это утверждаю. У нас культ Богородицы. До этого языческий культ Макоши. У нас Родина-мать, у нас мать сыра земля. У нас много чего. У нас решают все женщины. У нас рулят мужчины. Но мужчинами рулят сами понимаете кто. И вот госпожа Попова говорит: если у вас проблемы с отказом, надо обратиться к специалистам.

А. Иванов:

- Если вы на 56 дней не можете завязать.

Н. Кричевский:

- Простите, Анна Юрьевна, но ведь ваши же коллеги-врачи советуют выпивать бокальчик красного вина для нормализации кардиосистемы. А может быть, чего-нибудь покрепче. А 50 граммов алкоголя в день считается полезным делом. И многие из моих старших знакомых так и делают. Приобретают бутылку виски, выпьют 50 грамм – и все, им очень хорошо. За ужином причем. Они так живут. И так живет весь мир. Вы думаете, мы такие алкаши? Да хрен там, Анна Юрьевна! Весь мир – алкаши. Алкоголь придумали для того, чтобы снимать напряжение. У меня к вам есть встречное предложение – запретите алкоголь на два месяца. Но мы найдем выход. Мы не из таких задниц выползали. Запретите продавать алкоголь на все время вакцинации населения.

И у меня к вам тут же вопрос: а когда приблизительно все 150 миллионов российского населения будут обеспечены самой продуктивной и прекрасной вакциной «Спутник V»? До конца года господин Мантуров обещает выпустить 2 миллиона доз. Но нас 150 миллионов. И плюс ко всему я ведь не зря сказал, что вопрос доверия к вакцине – это вопрос доверия к Путину. Читаю в прессе, как корреспондент приехала в поликлинику, где происходит вакцинирование населения. Говорит, что за час не встретила там никого. Там было пусто.

А. Иванов:

- Это как раз после сообщений, что нужно на 42 дня отказаться от алкоголя.

Н. Кричевский:

- Накануне Нового года вы что такое говорите? Смех и следующий вопрос.

А. Иванов:

- Вы не думайте, что это специально продуманная операция.

Н. Кричевский:

- Отмените Новый год, Анна Юрьевна, к чертовой матери. Возьмите на себя лавры Петра I – перенесите его на 1 марта.

А. Иванов:

- Давайте успокоим наших слушателей. Директор Центра имени Гамалеи Минздрава России, разработчика вакцины, Александр Гинцбург дал рекомендации, более лояльные к нашему народу.

Н. Кричевский:

- Потому что он не может сказать. Это только Кричевский может сказать, потому что он отмороженный на всю голову, что это бред сивой кобылы. Вы хоть раз слышали, что другие разработчики вакцин говорят: надо не пить определенное количество дней. В принципе такого нет! При этом, Анна Юрьевна, любимый вы наш человек, главный вы наш санитарный защитник, скажите, а группа риска – это врачи, учителя, работники социальных учреждений? Или это те, кому 65+? У нас Владимир Владимирович в группе риска, ему 68 лет. Может быть, с них начать вакцинацию? Вместе с врачами и учителями, 30 процентов которых уже переболели. Нет, почему-то о пенсионерах забыли. Они вам не нужны? Они нам нужны. Вы очень скоро окажетесь в их возрасте. И тогда уже мы, немножко оперившись и нагуляв жирку, скажем: Анна Юрьевна, 65+ нам неинтересен. Хотя мы предполагаем, что были сообщения, что заказали 40 тысяч доз Pfizer или сколько. Для кого? Вопрос открытый. Конечно же, все это слухи.

А. Иванов:

- Поделюсь забавной историей. Знакомые рассказывают, вызвали на дом врача. Спрашивают: товарищ доктор, а вы сами будете прививаться? Он говорит: я подожду, пока учителей привьют. Вот какое отношение в профессиональной среде.

Н. Кричевский:

- Всем рекомендую неубиваемую отмазку: я после Путина! Вот сначала Путин, а следующий – сразу я.

А. Иванов:

- Нам пишут: «Спутник V» недостаточно испытан на 65+, поэтому не нужно подвергать риску наших пенсионеров». Про вакцину в основном пишут.

Н. Кричевский:

- Это явно не в нашу программу.

А. Иванов:

- Очень важная история, которую я хочу обсудить. Это ресторанные протесты в Санкт-Петербурге.

Н. Кричевский:

- Что такое?

А. Иванов:

- «Карту сопротивления» создали петербургские рестораторы и собираются работать…

Н. Кричевский:

- Уже сказали, что это фейк.

А. Иванов:

- Нет. Кто сказал?

Н. Кричевский:

- Вчера еще петербургские рестораторы сказали, что это вообще левый сайт, туда может зайти любой желающий.

А. Иванов:

- «Карту сопротивления» создали в Санкт-Петербурге. Якобы местные рестораторы собираются работать, невзирая на все запреты властей. До тех пор, пока их не будут сажать, вести в кандалах в тюрягу. Дмитрий Песков фейки не комментирует. А он сегодня прокомментировал эту историю.

Н. Кричевский:

- А он не знает, фейк это или нет. Ножичков у нас на всех хватит!

А. Иванов:

- «Ресторанные протесты – это неуважение к людям. Ресторанный бизнес во многих регионах нашей страны имеет потери. Но Кремль не может в это вмешиваться. Это прерогатива властей региона. Движение сопротивления – это сопротивление не региональным властям, а людям, жизнь которых они собираются подвергнуть опасности».

Н. Кричевский:

- Я хочу быть Песковым. Мне не нужна супруга в лице олимпийской чемпионки. Но мне очень хочется быть Песковым. Я тоже умею так отвечать на вопросы. Ни о чем просто. Я в Telegram-канале «Антискрепа» на прошлой неделе замутил любопытный опросец. Когда Беглов объявил о закрытии кабаков на новогодние праздники, я поставил перед читателями три варианта ответа: да, поддерживаю; нет, не поддерживаю; запретить не все кабаки, а только 30 процентов. Но с одним условием – чтобы список предоставили сами рестораторы.

А. Иванов:

- Они же передерутся.

Н. Кричевский:

- Об этом и речь! Они сейчас единым фронтом. Беглов, ну будь ты поумней. Выйди и скажи: мужики, я все понимаю, но вы меня тоже поймите. Я не могу не реагировать. Давайте так, 30 % закрываем, 70 % остаются работать. Но я не могу сам определить. Я не могу улицу Рубинштейна просто закрыть, перекрыть. Давайте сами. Вот чтобы завтра у меня на столе был перечень тех ресторанов, кафе и прочих точек общепита, где мы закрываем на Новый год всякую работу. А теперь я пошел, потому что мне надо в теннис играть, сказал Беглов, сел в свой автомобиль и растворился в светлой дали.

Передерутся, не передерутся? Мы еще весной обсуждали вопрос финансовой отчетности сети фастфуда «Теремок». Я говорил, что у них выручка порядка 4 миллиардов. Деньги хорошие. А вот налог на прибыль и прибыль у них – миллионы. Это к тому, что на днях была опубликована сводная отчетность по поступлению налогов за январь-октябрь этого года. Данная тенденция повторилась в точности. По уму, Москва, Питер, Подмосковье должны были дико просесть по собираемости налогов. У нас же львиная доля региональной экономики – это сфера обслуживания. А поскольку вы нас вынудили закрыть, мы все эти месяцы не работали.

И тут Кричевский открывает отчетность. На удивление, Москва справилась с локдауном по части налогов куда лучше, чем вся Россия. Провал был существенно меньшим, чем по России. Что по налогу на прибыль, что по НДФЛ, что по другим налогам. Это говорит не о том, что Москва – это какая-то другая страна. Хотя это так или не так. Сфера услуг у нас работает в черную. «Теремок» работает в черную, мы предполагаем, другие предприятия общепита, магазины и прочее.

А. Иванов:

- Может, в белую невозможно работать?

Н. Кричевский:

- Мало того, что они работают в серую, так они еще и деньги тырят. Возьмем абстрактный ресторанчик. Он закупается за нал на рынке. Потому что так дешевле. Погнал свою машину, купил, приготовил. А по бумагам все закупается у какого-нибудь индивидуального предпринимателя, которому перечисляются безналичные суммы, которые идут на затраты. Покупают за нал процентов на 30 дешевле, а по бумагам оформляют, как будто это у индивидуального предпринимателя существенно дороже. И после этого оказывается, что рентабельность у них буквально проценты. А после этого они садятся в свой новенький «Майбах», «Лексус», «Ауди» и едут в свой загородный особняк. И это абсолютно нормально. Они плачутся, выбивают из вас слезу с одной целью – чтобы отвлечь и нас, и государство от того, как они работают. А работают они безобразно. Пусть они сначала работать начнут нормально.

А. Иванов:

- На этом у нас всё!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.