В 2021 году «большой брат» будет следить за доходами россиян еще пристальнее: как оформить всё по уму

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают, как жить в эпоху цензуры соцсетей, почему российские банки берут комиссии в тысячу раз больше, чем европейские и какие легальные варианты по оформлению своих доходов существуют

А. Иванов:

- Народный экономист России Никита Кричевский собственной персоной в студии Радио «Комсомольская правда», целый и невредимый, словно и не было этих 10 дней безудержного веселья. Никита Александрович, надеюсь, вы прекрасно провели время, поздравляю вас с началом рабочего года и поздравляю вас с днем работников печати. Все-таки не чужой для вас праздник.

Н. Кричевский:

- Я бы сказал, русской печати. Поскольку в этот день в 1703 году вышел первый номер газеты «Ведомости».

А. Иванов:

- Не «Куранты»?

Н. Кричевский:

- По-моему, «Ведомости». При Петре. Мне кажется, что это день все-таки русской печати, а не российской. Но, слушайте, не будем уходить в детали, потому что на следующий день вышел первый же номер газеты «Комсомольская правда» - он, к сожалению, не сохранился, но мне сегодня написали, что где-то кто-то у кого-то в Питере видел газету «Комсомольская правда» 1703 года… Не знаю, я попросил уточнить этот вопрос…

А. Иванов:

- Никита Александрович, начало года в этом году, мне кажется, выдалось достаточно спокойным, не так много событий происходило, но одно событие…

Н. Кричевский:

- Алексей Валерьевич, ну, мы почти Капитолий взяли…

А. Иванов:

- Вот, вы как раз читаете мои мысли…

Н. Кричевский:

- Это у вас такое спокойное начало года?

А. Иванов:

- Одно, конечно, событие потрясло основы - штурм Капитолия - казалось бы, где мы, а где Капитолий? Где сторонники Трампа и где российские жители?

Н. Кричевский:

- Перебью вас. У меня сегодня в Телеграм канале «Антискрепа», а я повесил это сообщение в девять, в начале десятого, оно было первым сегодня, перевод статьи в американском МИДе, где приложен коротенький видосик и там четко совершенно слышно, как какой-то русский парень кричит: «Смелее, смелее!». Ну, когда начали стекла выбивать, штурмовать непосредственно здание, чтобы туда пролезть, там крик, крик… и они говорят - ну, вот, военная разведка, чекисты, ФСБ…

А. Иванов:

- Если бы это был русский парень, в прямом эфире этого нельзя было пустить, потому что цензура бы не пропустила.

Н. Кричевский:

- Так там со многих сторон заходили в Капитолий, поэтому с одной стороны и увидели как раз. Ну, посмотрите мой Телеграм канал…

А. Иванов:

- Хорошо, бог с ним, с Трампом, с Байденом. Честно говоря, не так уж сильно меня волнуют эти все пертурбации с американским президентом. А что меня на самом деле цепляет - это тот виртуальный 1937 год, который устроили Дональду Фредовичу так называемые корпорации технологические - Фейсбук, Ютуб и т.д…

Н. Кричевский:

- Твиттер, Твиттер…

А. Иванов:

- Да, Твиттер, конечно, который навечно забанил Дональда Фредовича навсегда и я подумал - блин, а как же свобода слова? Как же дальше жить? Получается, вот эти люди непонятные определяют, собственно, можем мы говорить или нет? Не это ли цензура?

Н. Кричевский:

- Не знаю. Мне кажется, это не цензура, это даже не беспредел, а это самоуправство какое-то. Причем, оно глобальное, оно не только американское, потому что в Америке нет соответствующего закона, который бы бил по рукам, законодательно бил по рукам тех, кто является владельцем социальных сетей. Но по печальному совпадению такого же нет и у нас. Потому что некоторое время назад у меня схожая история получилась с Яндекс.Дзеном, где мне после достаточно успешного старта сообщили о том, что в моих публикациях есть кликбейт. Я так и не понял, что значит кликбейт и, когда я начал задавать вопросы, что это такое и как этот кликбейт у меня в публикациях выглядит, почистил, кстати, публикации-то, да… ну, может, их наезды на оппозицию не устраивает? Убрал. Они говорят - нет, все равно кликбейт. Я убрал наезды на власть. А они - все равно кликбейт. Я говорю - что это такое? Они говорят - мы правила определили и запустили. А ваше дело разбираться и им следовать, поэтому, извините, до свидания. И с тех пор у меня там ни одной публикации нет. И это наш российский Яндекс. Что уж говорить про какой-то Твиттер.

А. Иванов:

- Да, ну, потрясающе… народный экономист России…

Н. Кричевский:

- У Делягина такая же история.

А. Иванов:

- Но Трамп действующий пока что президент Соединенных Штатов Америки. Хромая утка, понятно, но…

Н. Кричевский:

- Не хромая, она уже падает с высоты… Слушайте, она упадет через неделю. А мы-то с Делягиным останемся. В этом, кстати говоря, фишка любого общественного процесса. Кричевский и Делягин были, есть и будут, а Трампы - приходят и уходят.

А. Иванов:

- Хорошо. Но можно сказать, что мы в этот самый день, когда забанили Дональда Фредовича, вступили в новую эпоху - эпоху всевластия корпораций?

Н. Кричевский:

- Я думаю, что да.

А. Иванов:

- Когда не государство уже даже решает, не лидеры государств…

Н. Кричевский:

- Не вступили, а стало понятно, что она наступила. Нам просто объявили о том, что, ребята, а вот теперь будет по-нашему. Потому что вы хотели идентичности, вы хотели избавиться от посредников в виде медиа при выражении своего мнения, чтобы вас услышали. Вот, пожалуйста, вам сети, вот, пожалуйста, вам свобода слова, главное - чтобы без мата, без обидных выражений в адрес ближайших соседей и т.д. Вот, получайте. И поначалу Фейсбук банил на непродолжительное время тех, кто допускал нецензурные выражения, потом начал банить уже по более серьезным поводам, а теперь вот пришло время, когда Твиттер сказал - 88 миллионов подписчиков? Ну и что.

А. Иванов:

- Я знаю, что Дональд Трамп теперь ищет площадку для самовыражения, я думаю, что мы должны предложить ему выступить на нашей площадке Радио «Комсомольская правда», раз уж его забанили везде.

Н. Кричевский:

- По видеосвязи по Скайпу? Ну, слушайте, если только Скайп у него тоже не отобрали… Ну, в крайнем случае, пусть даст телефон, мы по телефону с ним поговорим…

А. Иванов:

- Кстати, по поводу телефона - мы сегодня будем принимать звонки ближе ко второй части передачи…

Н. Кричевский:

- А вопрос у нас будет такой. Росстат говорит, что в прошлом году больше всего подорожал сахар. Что-то мне подсказывает, что сахар отнюдь не единственный рекордсмен. Если говорить о чемпионах по подорожанию, ну, как минимум, три продукта питания, три товара можно привести совершенно спокойно и свободно. Но это наше субъективное мнение… А ваше какое мнение? Что, кроме сахара, подорожало в прошлом году больше всего?

А. Иванов:

- Да, кстати, по поводу этой истории с Трампом в Фейсбуке, мне сегодня другая история напомнила… Итак, читаю новость сегодняшнего дня. Российские банки выступили против инициативы депутатов обязать раскрывать клиентам причины отказов в кредитах.

Н. Кричевский:

- Потому что несколько лет назад была фотография господина Брина в нью-йоркском метро. Сергей Брин - сооснователь Гугл. Едет такой с пакетиком… в шапочке какой-то… Не сказать, что бомж, но - вообще ни о чем… Другая история. В Швейцарии в 2013 году мне рассказывали историю, в Цюрихе, как из часового магазина выгнали Опру Уинфри. Ну, она приходит такая - ну, негритянка, напомаженная такая, и говорит - часы хочу купить. Ей говорят - слышь, вот порог, иди мороженое себе купи… Какие часы? Денег знаешь сколько стоят? Она говорит - да я с деньгами… Да хорош, не грузи нас, нам работать надо. И выгнали ее. Вот то же самое с нашими банками. Плохо побрился, не поздоровался при входе, сапоги не чищены? Фейсконтроль не прошел. Всего вам доброго.

Слушайте, ну, это хамство, Алексей Валерьевич.

А. Иванов:

- Они говорят - мы вам отказали и не будем даже объяснять… не твое собачье дело…

Н. Кричевский:

- Потому что кликбейт у тебя. Иди отсюда…

А. Иванов:

- Ну, хотя бы сказали, что у тебя, дружок мой, низкий кредитный рейтинг… вспомни, два года назад ты не заплатил…

Н. Кричевский:

- Ну да. Так я ж говорю, вот то же самое, как Яндекс.Дзен. Я говорю - ребята, мне кажется, это неправильно. А они говорят - вы знаете, у нас есть правила… Я говорю - ну, вы хотя бы объясните, что это такое. Они - не обязаны. Вот есть ссылка на правила, изучайте, смотрите. Я читал и сверху, и снизу, и слева, справа - так ничего и не понял. А почему? А потому что они сделаны для того, как в случае с Трампом, чтобы было удобно, легко и приятно отказать. Вот точно так же и банки. Вы, дорогие наши радиослушатели, не заемщики, а, извините, холопы. Хотим - дадим вам кредит. Хотим - не дадим. Но комиссию вы нам будете платить всегда. Кстати, пока вы отдыхали, Алексей Валерьевич, я совершенно случайно узнал, что в Европе комиссия за переводы евро внутри Евросоюза составляет 0,002 процента. Не евро, а процента от суммы. Потому что это базовая основная операция банка. Банк создан для того, чтобы осуществлять в первую голову расчеты, поэтому такая комиссия. И не больше. И эта директива ЕС действует с 2018 года. Откуда Греф взял, что он имеет право брать процент, полтора процента за каждую операцию, я понять не могу. Откуда наши банкиры решили, с чего вдруг, что перевод внутри одного банка должен быть за долю малую, я тоже не въезжаю. У меня мое ТСЖ обслуживается в том же банке, с которого я осуществляю платежи, и с меня берут 0,2%. За что? За то, что я есть.

А. Иванов:

- Но ведь есть же такое понятие, как публичная аферта, да, когда ты приходишь в ресторан, тебе не имеют права отказать в обслуживании.

Н. Кричевский:

- Дело в том, что это не публичная аферта, а это картелизация в данном случае финансового рынка, банковского сегмента. И я не совсем понимаю, куда смотрит ЦБ, куда смотрит федеральная антимонопольная служба, куда смотрит Владимир Владимирович Путин? У них триллионные прибыля! Они под два триллиона в год зарабатывают, банковский сектор. И ничего! А почему зарабатывают? А потому что такие лошки, как Кричевский или Иванов платят им с каждой операции.

А. Иванов:

- Вот мне мои знакомые рассказывали, что на гречку цены выросли…

Н. Кричевский:

- Вот буквально сегодня мне один из моих подписчиков прислал сообщение не о сахаре, который на две трети подорожал, а о муке. Он говорил - в прошлом году я совершенно спокойно мог купить два килограмма муки за 70 рублей. К концу года уже больше 100. Ну ладно, можно подумать, что мы муку каждый день кушаем, да… но там же хлеб. Кстати говоря, мукомолы предупреждали о той ситуации, которая сейчас сложилась, еще в начале осени. Что им было сказано? Мы вас обеспечим субсидиями. Где субсидии? Нету. Мука начала дорожать. Но обещать - не значит жениться. Кстати говоря, пользуясь случаем, Алексей Валерьевич, поздравляем с наступающим днем рождения бывшего генерального директора авиакомпании Аэрофлот Российские авиалинии Виталия Геннадьевича Савельева - у него 18 января день рождения и ему исполняется всего-то 67 лет. Потому что на посту министра он еще по сути только-только начинает работать. Это я к чему? Это я к тому, что у его бывшей авиакомпании закончились деньги на субсидирование перелетов дальневосточников.

А. Иванов:

- А на год выдают, да?

Н. Кричевский:

- Да. С Дальнего Востока на Большую землю.

А. Иванов:

- За две недели?

Н. Кричевский:

- Да. А они говорят - деньги кончились. Им говорят - продайте субсидированные билеты, плоские тарифы и т.д. Из-за этого, кстати говоря, Трансаэро разорилось, оно пыталось ввязаться в эту историю с плоскими тарифами, ничего не получилось - разорились. Не в этом дело. Савельев привычно кивал на Минтранс, который зажилил субсидии. Вот, говорит, мы бы и рады, но денег у нас нет, деньги кончились, Минтранс не дает. Но сейчас-то Савельев сам министр транспорта, и уже Аэрофлот говорит - денег-то нет. А сказать, что это министерство транспорта не выдает, они не могут, потому что там их бывший вождь во главе. Поэтому, Виталий Геннадьевич. Терпения вам, мудрости, мужества и отваги накануне вашего 67-летия. А то, что дальневосточники отрезаны от авиасообщения с Большой землей, это уже детали, Виталий Геннадьевич. Не впервой им сидеть. Они в конце прошлого года без света и без тепла сидели во Владивостоке - ничего, выжили ведь? Выжили. Дустом их, Виталий Геннадьевич, дустом! И то не возьмет! А тут, кстати говоря, еще и Япония закрылась. Так что куда им летать?

А. Иванов:

- Никита Александрович, не все так плохо. Смотрите, россияне в новогодние праздники потратили на развлечения и на путешествия более 22,5 миллиардов рублей. Это на 500 млн. рублей больше показателя годом ранее.

Н. Кричевский:

- Ну, я вам так скажу. Не надо считать чужие деньги. Не надо. Потратили - и потратили. Я вообще еще в прошлом году говорил, что слухи о нашем обнищании сильно преувеличены. Потому что таких пробок, как в декабре прошлого года, в крупных российских городах, не было, я отвечаю, никогда. Может быть, из-за того, что закрыли поездки за границу? Не исключаю. Слушайте, а обычно за границу улетают в 20-х числах декабря - после 25-го. Но тут-то они с самого начала декабря, просто колом… и были дни, когда выпадал большой снег и я, например, за руль вообще не садился. Пешком ходил. Потому что выйдешь на улицу и сразу встанешь в пробку, которая по моему любимому Яндексу редко когда бывает 9 баллов, а на самом деле - все 10. Причем, эти 10 стояли ладно бы там до 18-20 часов, так и до 21-22 часов, а то и дольше… Да, мы не считаем ваши деньги, но есть статистика, против которой не попрешь. Статистика расчетов по пластиковым картам, которую вам только что привел господин Иванов. Повторите, пожалуйста.

А. Иванов:

- На 500 миллионов рублей россияне больше потратили в новогодние праздники на развлечения и путешествия. Доля онлайн-покупок по основным категориям расходов выросла на треть - до 9 миллиардов рублей. В общем объеме трат их доля увеличилась за год с 30 до 40 процентов.

Н. Кричевский:

- Так отлично!

А. Иванов:

- Кстати, у нас есть звоночек. Сергей, здравствуйте.

Сергей:

- Здравствуйте. Никита Александрович, вы, наверное, помните, что в начале века у нас было правительство во главе с Зубковым? И вот при нем было постановление, которое разрешало естественным монополиям каждый год повышать тарифы на свои товары. Вот если отменить это постановление, тогда никакой инфляции-то не будет. Как по-вашему?

Н. Кричевский:

- Вы абсолютно правы.

А. Иванов:

- Спасибо.

Н. Кричевский:

- А за что спасибо-то?

А. Иванов:

- За хороший вопрос.

Н. Кричевский:

- Он как раз плохой, он ужасный. Потому что, конечно, естественные монополии задают темп инфляции. Я совершенно не понимаю, почему надо индексировать тарифы на уровне инфляции, которую сами монополии и создают? Я много раз говорил и повторю еще раз. 15 лет назад один из моих аспирантов написал прекрасную кандидатскую по внешнему аудиту АО «Энерго» - он 56 АО «Энерго» по всей стране просканировал - и оказалось, что там совершенно спокойно можно на 20% сократить тарифы. Никто даже не чухнулся.

А. Иванов:

- Росстат говорит, что сахар подорожал на 67%. Наши слушатели пишут: «Всё – яйца, молоко, масло, крупы. Вы про гречку говорите, а знаете, что пшенка подорожала в несколько раз в силу определенных причин». Объясните нам, какие причины, почему пшенка подорожала в несколько раз?

Н. Кричевский:

- Это нас спрашивают?

А. Иванов:

- Это я спрашиваю нашего слушателя.

Н. Кричевский:

- А еще арматура. Это, правда, не еда. Но ведь из арматуры, из металлопроката…

А. Иванов:

- …жилье строится.

Н. Кричевский:

- Да, выросла стройка. А стройка – это квартиры, а квартиры – это средства, которые вы отнимаете у своих детей.

А. Иванов:

- Я хочу еще одну тему обсудить. 10 января этого года вступили в силу изменения в законодательство, и они меня немножко напрягли. Потому что ужесточается контроль за оборотом наличных в стране. Ужесточаются правила ставок в лотерею, например, ужесточается контроль снятия наличности из банкоматов. И прочие правила, которые Центробанк ввел в рамках так называемого антиотмывочного законодательства.

Н. Кричевский:

- Я помню, как 10-го числа народ, что называется, проснулся, активно так начали говорить в Сети: ну вот, мы теперь под колпаком. Я читал все это и не понял, из-за чего спич. Я даже спросил у своего аудитора, может быть, я что-то пропустил, потому что какие-то совершенно драконовские, безумные изменения вступили в силу. На что аудитор сказал: ну, во-первых, об этом известно уже несколько месяцев, и ничего там такого нет. Как было 600 тысяч между физлицами, так и осталось. Даже не только между физлицами, а на физлицо, свыше 600 тысяч – на вас, по идее, должны заявить в Росфинмониторинг. Но дело в том, что у Росфинмониторинга каждый день появляются терабайты новой информации.

А. Иванов:

- Я думаю об этих бедолагах из Росфинмониторинга, которым каждый день будет приходить информация, кто купил квартиру дороже 5 млн. рублей. Они там повесятся.

Н. Кричевский:

- Да, у них там есть определенные ситечки, через которые эта информация процеживается. Естественно, ни о каких 3 миллионах там речи нет и быть не может. Речь там может идти о квартирах, если мы говорим о столичных регионах, от 50 млн. рублей. Ну, один раз ты ее купил. Даже если через 3 года ты ее продал, ну, продал и молодец. А если ты ее в течение месяца продал, и возникают вопросы к оценочной стоимости, это совсем другой разговор. И вот тут уже могут взять на карандаш. А если ты, извини, агент по недвижимости, официальный ИП, и это твой бизнес? Это надо разбираться. Поэтому это разговор ни о чем.

С карты нельзя снимать больше 600 тысяч, потому что на тебя подадут в Росфинмониторинг. Я тут же вспомнил, что в нашем родном Сбере, когда я прихожу и снимаю свои сумасшедшие копейки, мне банкомат сам пишет: не больше 595 тысяч рублей. А когда еще большие копейки прихожу снимать в ВТБ, мне говорят: у вас лимит – 400 тысяч рублей за раз. То есть 600 тысяч рублей не получится снять.

А. Иванов:

- У нас есть звонок. Юрий из Севастополя.

Н. Кричевский:

- Юрий, как вам живется в дефицитном Севастополе?

Юрий:

- Цены у нас поднялись на сахар, на подсолнечное масло, на рис, на гречку. Никита Александрович, каждый год инфляция повышается, повышаются цены. Правительство пытается поднять нам зарплату, что-то еще. Этот процесс бесконечный? Он когда-нибудь может остановиться или нет?

Н. Кричевский:

- Знаете, когда у нас будет вменяемая власть, которая будет думать не о себе любимой, а о людях, вот тогда у нас и с инфляцией все будет хорошо, и с курсом все будет хорошо, и Севастополь вдруг перестанет быть дефицитным регионом по бюджету. Знаете, я думаю, это время наступит скорее рано, чем поздно. И не нужно вспоминать Некрасова – «жаль, в эту пору чудесную жить не придется ни мне, ни тебе». Придется. И вам, Юрий из Севастополя, и мне, Никите Кричевскому, и Алексею Иванову, моему соведущему.

А. Иванов:

- Давайте еще один звонок послушаем. Сергей из Хабаровска. Скажите, что больше всего подорожало у вас?

Сергей:

- Никита Александрович, очень соболезную вам как автору потрясающей книжки «Экономика во лжи». Вам достается буквально жалкая такая роль чуть ли не шута от экономики. Не находите?

Н. Кричевский:

- Нет. Я вам скажу по секрету… Как там, кстати, Дегтярев себя чувствует, все ли хорошо у него?

Сергей:

- Это его дела.

Н. Кричевский:

- Знаете, я с ним знаком с 2013 года. Я был автором его предвыборной программы на выборах мэра Москвы в 2013 году. Я испытываю к нему очень теплые, душевные чувства. И если бы не двойня, которая у меня родилась летом, я бы, наверное, к вам приехал. Мне нравится Дегтярев.

По поводу «Экономики во лжи». Скоро появится книжка «Идеи – семена», она будет гораздо интереснее, чем «Экономика во лжи», она будет на основе русских сказок, русских былин, русских пословиц и поговорок, там будут сказы Бажова. Там будет то, что вам будет близко. То, что касается моей роли, вы абсолютно правы, близко к шуту от экономики. Знаете, что я вам скажу? Вот если бы я говорил то, что я говорю между строк, на полном серьезе, не было бы ни программы «Экономика с Никитой Кричевским», не было бы и меня как свободного, независимого экономиста, который может говорить то, что считает нужным. Это при условии, если бы я говорил это серьезно. А поскольку все это в такой форме, что особо-то и не придерешься ни к чему, это и звучит сейчас в эфире, и вы, кстати говоря, в Хабаровске это слышите.

По поводу 600 тысяч рублей. Я скажу другую вещь. Дело ведь не в государстве, которое пытается установить контроль над нашими деньгами. Захочет – установит, я вас уверяю. И как только Сергей из Хабаровска вступит на скользкую дорожку, его моментально вычислят и будут за ним следить. Я хочу сказать о другом. Нам как законопослушным средним по достатку господам есть масса возможностей совершенно легально и за очень небольшие суммы оформлять наши поступления, немало не заботясь о том, что кто-то нас отслеживает, кто-то нас может поймать. Что вы боитесь, если вы честные?

Вот смотрите. Есть индивидуальные предприниматели, 4%. 200 тысяч рублей в месяц – мало. Ну, оформите на жену, на родственника, на брата, на свата и получайте совершенно законно, легально деньги. 2 млн. 400 тыс. рублей в год. Есть такой статус индивидуальных предпринимателей. 6% в год. Вы хотите сказать, что это проблематично, потому что бухгалтерия? 5-10 тысяч рублей за год – и полно электронных сервисов, которые и платежку за вас сформируют, и денежку отправят через банк, и отчетность вам помогут сделать. Вот мне сегодня пришло письмо о том, что изменились реквизиты в налоговой службе. И у меня вообще никаких проблем с этим нет.

Аня Шафран говорит о том, что говорят, что будет тяжело, будет трудно, а с чего бы? С того, что будет тяжело, будет трудно. Почему будет тяжело и трудно? Прошлый год показал, что вы сами по себе, государство сам по себе. Вы – индивидуалистические патерналисты, даже не либеральные, тем более тоталитарные патерналисты, а идеалистические. То есть люди, которые согласны на передачу государству минимума функций, которые это государство может выполнить – по большому счету, охрана внешних границ, денежная система и т.д. Все остальное – индивидуализм. Это значит, не то, что каждый за себя, а то, что наконец-то каждый начинает понимать, что благосостояние его, членов его семьи, окружающих зависит от него и только от него, вне зависимости от того, какую роль для его финансового благополучия выполняет государство. Плюс ко всему вы увидели, что старая добрая торговля больше никому не нужна. Вы увидели, что есть масса других занятий, которые приносят очень серьезные деньги, но на которые вы не можете зайти. Вы пытаетесь залезть в какие-то биткоины, в какие-то акции, вы лезете во многочисленные пирамиды, вы ловитесь на удочки мошенников. Вы расстаетесь с последними деньгами, вместо того чтобы элементарно включить голову, включить мозг.

Вот почему тяжело будет. Аня этого не скажет, а Кричевский скажет. Потому что Кричевский чуть постарше, чем Аня, и чуть побывалее, и Аня не экономист, а Кричевский экономист. Кричевский видит, что выигрывают те, кто может предложить себе, окружающим что-то новое, тем, кто понимает, что его успех – это его личный успех. Потому что индивидуальная капитализация зависит от него и только от него. Это человек, который ставит социальные сети, для того чтобы о нем знали больше, человек, который продвигает себя всеми возможными и невозможными способами. Человек, который обращается… Вот как ко мне, например, обратился в прошлом году один молодой человек, потому что у него были проблемы с трудоустройством в автоцентр. У него были недопонимания, и он совершенно справедливо все описал. И я опубликовал этот пост. Моментально узнали об этом парне все. И не прошло трех дней, его пригласили на такую же позицию, но в более серьезную организацию, компанию, которая является официальным дилером. То есть о нем узнали абсолютно бесплатно, просто потому, что человек постучался, и я ему ответил.

А вы чего сидите? Вы всё по-прежнему ждете, что государство вам построит булочную, а вы будете сидеть и думать: стоит мне там хлеб выпекать или я сегодня не в форме, надо будет завтра вернуться к этому вопросу? Нет, не будет такого. Поднимите пятую точку и начинайте думать каждый день. Кстати, сегодня дочитывал Павла Петровича Бажова. Там один из героев занимался тем, что решил опробовать все ремесла, которые были в его округе, лично докопаться и дойти до уровня мастера. И он практически до всех дошел. Остановился, стал углежогом. Но до этого он был и по слесарному делу, и по металлургии, и по лесу, и по добыче руды. Он везде становился мастером, у него везде были хорошие руки, но так получилось, что он остановился на том, что заготавливал угли.

Я это к чему говорю? К тому, что он бы не пропал, если бы от углей пошел куда-то в другую сторону, но он продвигал свои компетенции, а компетенции работали на него. И о нем знали люди, узнавали и говорили: да, мы знаем, что это ты, заходи, но с условием, чтобы у тебя получалось лучше, чем у меня, твоего наставника. Это я к тому, что все зависит от вас и только от вас. И вот это и есть самое трудное.

А. Иванов:

- Никита Александрович, слушаю про личную капитализацию, про компетенции и думаю: отчего же вам не выступить на гайдаровском форуме, который открывается 14 января?

Н. Кричевский:

- Потому что, Алексей Валерьевич, средства, выделяемые на его проведение (а это спонсоры – Газпром, Газпромбанк), предназначаются не для того, чтобы выплачивать гонорар спикерам. Они предназначаются для того, чтобы их осваивать, раскладывать по карманам и, как руководство РАНХиГС делает (мы об этом узнали в конце прошлого года), покупать себе недвижимость в Ницце ценой 7 миллионов евро и выше. Ну, если не все знают, одного из руководящих работников РАНХиГС заключили на два месяца под стражу, а другого посадили под домашний арест. За что? За то, что оформляли левые деньги в качестве выплат своим преподавателям, подчиненным. И подчиненные приносили им деньги за вычетом процентов, доли, комиссии. Это позор экономической науки, это стыдно, это скотство просто. Я бы их казнил только за то, что они выставили, в том числе и меня как экономиста, в нелицеприятном свете. Вот вы оформляете на человека, вы автоматом попадаете на 13% подоходного, на социальные взносы и еще на долю, на комиссию, которую вы должны заплатить этому человеку.

Самозанятый, индивидуальный предприниматель, патент, масса других вариантов, которые позволяют вам платить минимум налогов, быть абсолютно легально занятыми и при этом спать спокойно, не испытывая никаких неприятных эмоций.

А. Иванов:

- Нас впереди ждет очень интересная идея, я в этом уверен. Поэтому встречаемся через 7 дней.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.