Владимир Путин назвал четыре нерешенные проблемы России

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов обсуждает вместе с профессором Никитой Кричевским экономические новости, которые касаются каждого

А. Иванов:

- «Великие нации никогда не беднеют из-за расточительства и неблагоразумия частных лиц, но они нередко беднеют в результате расточительства и неблагоразумия государственной власти». Адам Смит, великий британский экономист.

Здравствуйте. В эфире Радио «Комсомольская правда». Передача об экономике. ПрофессорНикита Кричевский и редакторАлексей Иванов снова с вами. Никита Александрович, здравствуйте.

Н. Кричевский:

- Здравствуйте, господа. Что-то вы прямо с порога начали с цитат.

А. Иванов:

- Будем знакомить с золотым фондом экономической мысли и себя, и наших слушателей. И обсуждать главные новости этой недели. Сейчас у Владимира Путина проходит совещание с правительством. Будем смотреть, что там происходит. Путин признал обострение ситуации с ценами на базовые продукты питания в России.

Н. Кричевский:

- Ничего себе!

А. Иванов:

- Сначала признал Никита Кричевский неделю назад.

Н. Кричевский:

- И 146 миллионов российских граждан, а потом признал президент Владимир Путин.

А. Иванов:

- Начнем с совещания, которое прошло пару дней назад. Это было совещание по нацпроектам, по стратегическому развитию России. Самый интересный заголовок после совещания звучал так: «Владимир Путин назвал четыре нерешенные проблемы России».

В Путин:

- Мы хорошо понимаем, что наряду с реальными достижениями есть и значительное число нерешенных задач, проблем, которые чувствительны для людей. Это, прежде всего, бедность, низкие доходы многих семей, невысокое качество первичного звена здравоохранения, изношенность школьных зданий. Об этих и других острых вопросах граждане говорили и в ходе прямой линии. Еще раз повторю, нам нужно наращивать темп изменений в экономике, в социальной сфере, в развитии наших регионов и инфраструктуры, в решении экологических проблем, в реализации задач цифровой трансформации страны. И там, где это возможно, постоянно повышать планку, ставить более амбициозные цели и задачи. И не искать оправданий для того, чтобы перенести выполнение данных людям обещаний на потом, на когда-нибудь.

А. Иванов:

- Вот четыре беды России: бедность, невысокие доходы населения, невысокое качество первичного звена здравоохранения и изношенность школьных зданий. Вы согласны с этим списком?

Н. Кричевский:

- Нет.

А. Иванов:

- Критикуя, предлагайте. Какой у вас был бы список главных проблем?

Н. Кричевский:

- У меня шесть проблем, помимо тех, которые Путин назвал. Еще проблема выросших цен на продукты питания и вообще на все. А также нехватка денег на ремонт. Деньги кончились, ремонт продолжается. Что делать – не знаю. Все же подорожало.

А. Иванов:

- Нацпроект – ремонт у Никиты Кричевского дома.

Н. Кричевский:

- Не только у меня – у всех граждан. Там разговор шел о невысоком качестве школ, поликлиник. Все такие сидят: да, невысокое качество, разваливается все… И тут же сидит такой Мордашов с Лисиным, в карты играют, в подкидного дурака, говорят: ну да, невысокое качество. И чего? Давайте починим. Металл вам по ценам в два раза выше тех, которые были в прошлом году, поставим. И нормально у вас будет все. А потом еще лакокрасочники тоже играют в нарды: ара, давай краски им поставят, пусть стены сделают себе…

Вы хотите, чтобы я сказал слово а-ля «демагогия» не про Путина, естественно, а про Лисина с Мордашовым и про этих баронов. Да, демагоги они. А Путин-то все правильно говорит. Но у меня есть еще две проблемы.

А почему нельзя тем, кто делает ремонт, беспроцентный кредит выдать в банке? В «Сбере», например?

А. Иванов:

- А Герману Оскаровичу это зачем?

Н. Кричевский:

- Это государственный банк. Они заработают 2 триллиона рублей. Они имеют с каждого моего перевода 1 %. Независимо от того, жене перевожу, вам перевожу, Иванов. Я вам никогда ничего не переведу, это я так, для красного словца. Но я про то, что 1 % с каждой суммы. До 50 тысяч – без процентов. Но я один раз перевел 50 тысяч ремонтнику, и все, дальше процент пошел. И тут Греф мне звонит и говорит: а вы не хотите беспроцентный кредит получить? До конца года отдадите – хорошо. А таких как вы, я знаю, много. Вот я всем решил помочь.

А. Иванов:

- Вот это был бы нацпроект!

Н. Кричевский:

- Потому что мы все в одной лодке, в упряжке, в одной стае.

А. Иванов:

- А вы хотите ремонт как у ставропольского полковника?

Н. Кричевский:

- А чего вы сразу прикалываетесь? Я же не ворую, как ставропольский полковник. Хотя это не доказано, но предполагается. А вообще говорят, что это и не его вовсе дом, а чем-то другой.

А. Иванов:

- Хинштейна?

Н. Кричевский:

- Не соврать – подстава. Вот брат его по горячим следам комментировал, вообще сказал, что они ничего от своего родственника – начальника Ставропольского ГИБДД, такого положительного не имели в своей жизни. Он говорил: попадетесь пьяными – отмазывать не буду. Не мое это дело, я же не следователь, не юрист, не адвокат, чтобы разбираться в этой истории. Я сказал то, что передал брательник. А может, соврал. Но я же не про золотой унитаз. У меня дети 1 сентября в школу и в сад идут.

А. Иванов:

- Но вы же видели, все позавидовали: вот эти кровати, панно на стенах…

Н. Кричевский:

- Ничего я не завидовал. Какой-то стиль – мне не нравится цыганщина эта. Не хочу такой ремонт.

А. Иванов:

- Сегодня в интернете распространяется картинка, кадр из фильма «Мария-Антуанетта», где все в париках, в камзолах стоят. И написано: «Бал у начальника ГИБДД Ставропольского края».

Н. Кричевский:

- Шутки шутками, а чего все прикалываются? Вы задайте себе вопрос, там губернатор Ставропольского края есть – такой дядька грузный, серьезный. Вопросы решает. У Путину стоит с папочкой. Он что, не знал об этом? ФСБ не знала об этом? Все об этом знали. Я вам больше скажу, все так и живут.

Вон на Рублевку высаживайтесь, у каждого первого дома останавливайтесь, начинайте трясти. Там несколько коттеджных поселков, туда можно приехать на танке, постучать в ворота и сказать: простите, а на что? Говорят, вы купили участок с домиком за 55 миллионов долларов. Откуда у вас такой кэш? А если вы его заработали, предъявите декларацию на эту сумму. Нету? Вон там воронок следом стоит у ворот, будьте добры, пройдите сами. Вот это я понимаю. А все эти гонки дешевые: а вот, у него золотой унитаз… Да что за блин?

Я понимаю, все ко всему уже привыкли. Для народ это уже нонсенс не в том плане, что там золотой унитаз, а в том плане, что вдруг ни с того, ни с сего оказалась паршивая овца, которую почему-то сдали. Его и подельников. Народ вот это волнует. Население давно привыкло к тому, что воруют, тырят постоянно. Богатейшие сто тысяч семей имеют больше половины валового внутреннего продукта в доходах.

А. Иванов:

- Когда Владимир Путин перечислял нерешенные проблемы России, слово «коррупция» там не прозвучало.

Н. Кричевский:

- Потому что победили ее, как ковид.

А. Иванов:

- Лет пятнадцать назад победили?

Н. Кричевский:

- Тогда еще закон 273-й о противодействии коррупции не приняли. Его приняли в самом конце 2008 года. А потом ее победили. Причем главным ответственным по противодействию коррупции был назначен Генпрокурор. И все хорошо, все прокурорские тут же взялись за дело и победили. А у вас что, по Саратову другая информация?

А. Иванов:

- В Саратове все ходят в ногу, строем, открыли пляж.

Н. Кричевский:

- Коррупции в Саратове нет?

А. Иванов:

- Нет, конечно.

Н. Кричевский:

- В Москве тоже нет коррупции. А на Ставрополье была до вчерашнего дня. Но с сегодняшнего дня – уже нет.

А. Иванов:

- «Нужно повысить темпы вакцинации в России. Важно убеждать людей в необходимости привиться», об этом сказал Владимир Путин.

Н. Кричевский:

- Вы привились?

А. Иванов:

- Конечно.

Н. Кричевский:

- Отлично. И маски все равно носите!

А. Иванов:

- Мы обсуждали четыре нерешенные проблемы. Путин сказал, что проблема бедности должна быть в этом году скорректирована. Потому что у нас начался рост реально располагаемых доходов населения.

Н. Кричевский:

- А я и не знал. Я же говорю, ремонт идет – деньги кончились.

А. Иванов:

- Деньгами вы реально не располагаете?

Н. Кричевский:

- Уже на краю долговой ямы.

А. Иванов:

- У кого-то убыло, а у кого-то прибыло. Мы же не можем не доверять Андрею Белоусову.

Н. Кричевский:

- У наши друзей Мордашова, Лисина и лакокрасочных баронов все хорошо, я уверен в этом. У нас с вами – не очень.

А. Иванов:

- Плюс 4 % в этом году – реально?

Н. Кричевский:

- За первый квартал минус 3,6 %.

А. Иванов:

- А что будет по итогам года?

Н. Кричевский:

- А кто знает? Это надо у Белоусова спрашивать. Вы его позовите и спросите. Путин сказал в 2018 году, что надо бедность к 2024 году сократить в два раза. А ее теперь сокращают к 2030 году в два раза. Да и потом не факт, что к 2030 году Путин вспомнит, что надо сократить бедность в два раза. Да и те, кто ему обещал к 2030 году сократить ее, уже будут заниматься другими делами.

А. Иванов:

- И спросить будет не с кого.

Н. Кричевский:

- Естественно. На протяжении более десяти лет Алексей Леонидович Кудрин был министром финансов.

А. Иванов:

- Лучший министр финансов Восточной Европы.

Н. Кричевский:

- Потом Дмитрий Анатольевич сказал: пшел вон, Алексей Леонидович. И Кудрин ушел. Сходил на Болотную площадь, Комитет гражданских инициатив и так далее. Весь из себя такой либерал стал, хотя в 90-е говорил: чего вам, предпринимателям, помогать? Вы как трава сквозь асфальт прорастете и без нашей помощи. Это я к тому, что спросить-то и не с кого.

А. Иванов:

- На этой неделе Кудрин дал интервью, в котором провозгласил себя либералом.

Н. Кричевский:

- Он в этом интервью… На моем Telegram-канале «Антискрепа» есть пост, который я писал в это воскресенье. В интервью у Кудрина есть одна уникальная фраза. Он говорит: либералы же приходят, когда надо сломать устоявшееся, косное, консервативное. Ввести верховенство закона. Убрать сословность. Тогда либералы и приходят.

А. Иванов:

- Свобода, равенство, братство.

Н. Кричевский:

- Я читаю и думаю: он же только что сказал, что ему нравится, когда его называют либералом. А чего с сословностью не получилось? Он же в администрации президента с середины 90-х. А потом уже по служебной лестнице пошел. Когда Владимир Владимирович приехал. Конечно, Владимир Владимирович нисколько не помогал Алексею Леонидовичу, это его гений и управленческий талант. Это мы все понимаем. Но факт есть факт – не получилось. А зачем говоришь?

Вот эти скажут точно так же: вы знаете, мы обещали, вот если бы не вот это и это, мы бы обязательно все сделали. И мы ответственности с себя не снимаем.

А. Иванов:

- Слушатели нам пишут, какие еще важные проблемы они видят в России. Например, господство монополий. Главная проблема – национальный вопрос. Экономика и социальное неравенство.

Н. Кричевский:

- А что с экономикой?

А. Иванов:

- В общем. С экономикой – проблемы.

Н. Кричевский:

- А что случилось с экономикой? Что вам не нравится? Тепло, электричество есть, кондиционер дует. В магазин заходите – есть чего пожрать. Выпить тоже есть чего. Шмоток полно. Автомобили в пробках долбятся друг с другом сплошь и рядом – тоже нормально. Ни у кого денег нет, но все сметают. Что не так в экономике? Дороги ремонтируются.

А. Иванов:

- Экономика – это всё. Светлана из Челябинской области пишет, что главная проблема – повышение пенсионного возраста. Уже три года прошло, люди все никак не могут успокоиться. Их можно понять.

Н. Кричевский:

- Они и не успокоятся и не забудут никогда. Это исключено. По-моему, Петр III в середине XVIII века даровал дворянству освобождение от государевой службы. Они могли больше не служить. Раньше ты должен был послужить Отчизне, то-се. А он пришел и говорит: нет, не должны. И все захлопали в ладоши. Я имею в виду дворян. А основную массу крестьян он не освободил от военных тягот. И ему это не забыли. И вообще Романовым не забыли, и государству российскому не забыли. А в 1861 году ввели обязательную ипотеку.

А. Иванов:

- Выкупные платежи.

Н. Кричевский:

- Освободили от крепостного права и восстановили выкупные платежи, которые были существенно выше тех платежей, по которым можно было купить эту землю на квазирынке. Потому что как такового земельного рынка в России в то время не было. Были кое-какие оценки. Зато государство вернуло себе все многочисленные долги, которые наделали помещики. Потому что после 1812 года было хорошим тоном вести праздный образ жизни и кичиться показной роскошью. Закладывали, перезакладывали, а банки были государственные тогда. Две трети, если не три четверти всех помещичьих усадеб были заложены государству. И понятно, что эти деньги никогда бы не вернулись государству. А отмена крепостного права вернула эти деньги. А народ опять не забыл. И выкупные платежи должны были закончиться в 1930-х.

А. Иванов:

- Злопамятный народ.

Н. Кричевский:

- Ничего страшного.

Не та история, не та. Про школьный набор говорить не будем.

А. Иванов:

- Вы тиран и деспот, Никита Александрович.

Н. Кричевский:

- Почему? Вот когда по своим ощущениям смогу ответственность что-либо заявить, тогда и поговорим. А это будет где-нибудь через месяц. Сейчас, на этой неделе вообще пошел какой-то вал вот этого шантажа, вымогательств, угроз, гринмейла, каждый считает своим долгом заявить – я тоже повышу цены с августа прямо! Прямо с августа!

А. Иванов:

- Как бы нам вот с вами повысить цены тоже на что-нибудь.

Н. Кричевский:

- А на что? Мы по другую сторону. Это не мы говорим, это нам говорят. Потому что мы с вами лузеры, у нас с вами, кроме информации и кроме просвещения, и кроме развлечения у нас с вами никаких других инструментов для зарабатывания денег нет. Мы можем только сидеть и рассуждать… Я это к чему? В понедельник хлебопеки выходят такие и говорят – а мы на 7-12% повысим с августа цены.

А. Иванов:

- А потом выходит Минсельхоз и говорит – не повысите.

Н. Кричевский:

- Да. А потом выходят все вот эти «Конусы» выходят и говорят – а мы вообще на 10-30% все повысим. И я так читаю и говорю – стоп, вы ж по импорту все получаете, откуда рост-то на 30%? Откуда? Что происходит?.. Я вот слушаю все это и говорю – стоп! Товарищи представители хлебопекарной промышленности, так вам же субсидии выделяют, деньги какие-то платят, так же, как сахаропроизводителям – по пятерке за каждый килограмм, который они отправляют в розничные сети. Ведь вы ж получаете ежемесячно миллиарды рублей – чего, вам мало, что ли?

А. Иванов:

- Да им достаточно было того, что по 10 тысяч рублей на школу всем в этом году дают.

Н. Кричевский:

- Сейчас вот опергруппа вернется из Ставрополя…

А. Иванов:

- А она у нас одна на всю страну?

Н. Кричевский:

- Ну, там же 35 человек принимали-то чохом. Вот они вернутся и поедут вот к этим, которые говорят, что им мало. Потому что я не вижу других вариантов. Вот мне тут на днях говорят – Никита Александрович, а вы не могли бы сказать несколько слов в защиту металлургов? Вот у них пошлины большие импортные, там еще чего-то. А тут еще углеродный налог вводят, поэтому они бедные-несчастные… ну, надо бы заступиться за недорого. Никита Александрович, вы как? Вот клянусь, был разговор то ли вчера, то ли позавчера. И вот эти, которые из Ставрополя приедут, они же точно так могут прийти и сказать – яхта нужна побольше или что? Почему не хватает вам? Мы же не наступаем вам на ваши интересы, мы не укорачиваем вашу прибыль, у нас нет таких помыслов.

А. Иванов:

- А, может, нас слушает кто-то из канцтоварщиков? Может, у вас ситуация совершенно другая? Вы нам напишите.

Н. Кричевский:

- Да они вам 20 тысяч доводов и аргументов приведут. Они скажут – аренда подорожала, электроэнергия подорожала, зарплата подорожала, питание для кошек тоже подорожало. Поэтому мы вынуждены поднять цены. Ну, кошке корм-то надо покупать? Надо.

А. Иванов:

- Надо. Человек потерпеть может. Кошка – нет.

Н. Кричевский:

- Кошка живет в канцтоварах. Она там работник магазина. Кота не забирать, он работает в магазине! Объявление написано, понимаете. Корм-то подорожал. Правда, вода еще не подорожала, но и тут, понимаешь, вопрос открытый. Может и подорожать. Вы знаете, я по поводу вот всех этих коррупционных дел, почему я с такой уверенностью скажу, что мы ее победили, эту коррупцию несчастную, ну, не 15 лет назад, как вы сказали… но реально победили.

Н. Кричевский:

- Ведь это же очень хорошо, душевно, сладко и уютно сидеть и разглагольствовать о том, что у нас кое-где порой не в нашем районе цены слегка высокие, люди зарплату какую-то невнятную получают, кому-то на ремонт не хватает, на детей собрать. Видите, вот говорят, что школьный набор стоит 13 тысяч, Путин дает 10. А, что, вам надо 12, что ли? Вы обнаглели, что ли? Вы, холопы, говорите спасибо, что вам даже эту десятку дали. Понимаете, нельзя так по-скотски относиться к людям. Нельзя. Вот питерские похоронщики на той неделе вышли и сказали – вы знаете, хреновая у нас ситуация с этими моргами, с этими крематориями, с гробами, которые в очереди стоят… кстати, в «Антискрепе» у меня есть эта фотография, прямо вот в подвале в крематории стоят гробы друг на друге. Ждут своей очереди. Они говорят – мы будем хоронить до конца пандемии бесплатно. Потому что вот беда общая. И я думаю – в Питер, что ли, переехать?

А. Иванов:

- В Питер надо было переезжать 20 лет назад.

Н. Кричевский:

- Не надо, я коренной москвич, не в первом уже поколении и я не могу предать свою малую родину. Но я не об этом. Я о том, что вот гипотетически там люди как-то человечнее. Вот там бесплатно хоронят, а у нас вот в прошлом году единоразово повысили цены на ритуальные услуги на 30% - ну, вот так. Больше стало клиентов, соответственно, больше надо денег брать с них. Ну, скотство же!

А. Иванов:

- Почитаем ваши вопросы сейчас. Сообщение из Нижнего Новгорода, пишет Дмитрий, которому будет 60 лет. Он спрашивает: «Господа ведущие, как вы думаете, будут ли пересматривать пенсионный возраст, а то мне вот 60». Я думаю, ответ для вас, Дмитрий, должен быть такой – совершенно не исключено. Но совсем не в ту сторону, на которую вы надеетесь.

Н. Кричевский:

- Иванов, сам-то понял, что сказал?

А. Иванов:

- Я-то понял.

Н. Кричевский:

- И чего сказал?

А. Иванов:

- Пересмотр пенсионного возраста может быть только в одну сторону – в сторону его повышения.

Н. Кричевский:

- Это откуда такие ужастики? Вроде не ночь еще.

А. Иванов:

- Жизнь научила. Жизнь такая, что возраст пенсионный повышают только…

Н. Кричевский:

- Послушайте умного человека. Будут понижать. Будут. В этом году? Нет. Про следующий год не знаю. Вот когда я два года назад сидел и разглагольствовал, что у нас прогрессивный подоходный налог будут вводить рано или поздно, и, скорее, рано, чем поздно, а мне говорят – вот ты видишь, Путин на прямой линии, на большой пресс-конференции сказал, что нет, мы не готовы. Но проходит буквально несколько месяцев и Путин говорит – а давайте максимальную планку в 15% подоходного налога введем. Сейчас уже пошли конкретные разговоры по поводу введения прогрессивной шкалы подоходного налога. Вода камень точит. А что касается пенсионного возраста, уменьшение количества пенсионеров идет существенно более быстрыми темпами, нежели чем они планировались в 2018 году, когда Дмитрий Анатольевич Медведев объявил об этом. И вообще, на дворе хорошая летняя погода, прохладно, правда, на следующей неделе опять будет очень тепло, если не сказать жарко. Не думайте о засухе, не думайте об осени, не думайте о выборах. Думайте об отдыхе, думайте о летних днях, наслаждайтесь погодой, наслаждайтесь программой «Экономика с Никитой Кричевским и Алексеем Ивановым», смотрите в будущее с оптимизмом, а, главное – берегите себя, не дайте заразить себя этой несчастной болезнью под названием ковид.

А. Иванов:

- Это был Никита Кричевский в эфире Радио «Комсомольская правда». Мы прощаемся до следующей недели. Всего вам доброго!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!