Что будет с российской экономикой после ноябрьского локдауна

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают, как Россия перенесет новые нерабочие дни

А. Иванов:

- «Самым большим капиталом страны являются ее люди, с их мастерством, опытом и побуждениями к полезной экономической деятельности», - так говорил Саймон Кузнец, уроженец города Пинск.

Н. Кричевский:

- Сима Кузнецов.

А. Иванов:

- Нобелевский лауреат по экономике, впоследствии американский экономист, уроженец Российской империи.

Н. Кричевский:

- Автор идеи, схемы, концепции «затраты – выпуск».

А. Иванов:

- А также изобретатель измерения ВВП страны. Так, по крайней мере, его величают. Никита Кричевский, профессор, народный экономист России в студии Радио «Комсомольская правда». У микрофона Алексей Иванов. Мы начинаем нашу новую передачу. И сегодня у нас есть небольшое предуведомление. Сегодня мы хотим задать вам вопрос, запустить опрос. Расскажу сначала, в чем суть.

Недавно был проведен опрос среди россиян об их отношении к начальству. И он дал очень интересные результаты. Спросили следующее: что вы думаете о своем начальнике? И 45 % сказали, что я бы справился с его обязанностями лучше. Еще 21 %: он получил свою должность незаслуженно. 15 %: начальник не нужен, могу работать и без него. И только 19 % говорит, что его в начальстве все устраивает. Мне кажется, это многое говорит о нашем менталитете, о нашей стране, о нас с вами.

Давайте спросим наших слушателей: вы согласны, что справитесь с работой лучше своего начальника? Никита Александрович, как бы вы ответили на этот вопрос?

Н. Кричевский:

- Не знаю.

А. Иванов:

- Нет такого варианта ответа.

Н. Кричевский:

- Давайте оставим это на конец нашего эфира, когда будем подводить итоги. А сейчас к более актуальным новостям. Я, например, к вам, как к начальнику, отношусь очень хорошо.

А. Иванов:

- Я не ваш начальник. Мы друзья.

Н. Кричевский:

- И поэтому я считаю, что вы, конечно, шикарно справляетесь своими обязанностями. Никого другого мне не надо. Поэтому я отвечаю: нет!

А. Иванов:

- Сегодня, конечно же, главная тема дня – совещание, которое проводил Владимир Путин с правительством, на котором было официально утверждено то, о чем мы догадывались еще вчера, после выступления уважаемой Татьяны Голиковой. С 30 октября в стране снова объявляются нерабочие дни, снова объявляется локдаун. Еще не совсем понятно, насколько он будет жестким. Сегодня Дмитрий Песков говорил о том, что объявление Владимира Путина будет общим, рамочным, а уже конкретные параметры будет определять правительство. Но известно, что в некоторых регионах, где тяжелее всего обстоит дело с коронавирусом, локдаун может начаться и раньше, уже буквально 23 октября.

Н. Кричевский:

- Так и спросите у людей, что они думают по поводу локдауна. Вот Владимир Владимирович думает, что мера вынужденная, но необходимая, поэтому и вводит.

А. Иванов:

- Кстати, Владимир Путин сегодня обратился не только к членам правительства, но непосредственно к гражданам России в очень укороченном формате.

Путин Владимир Владимирович
Владимир Владимирович Путин
Президент Российской Федерации

- У нас только два способа пройти через этот период: переболеть или вакцинироваться. Но лучше вакцинироваться. Зачем дожидаться болезни и тяжелых ее последствий? Дорогие друзья, если у вас кто-то в семье заболел, то и вам необходимо получить больничный и тоже остаться дома. Даже если дел невпроворот, как у нас в народе говорят. Тем не менее, нужно это сделать. И вы тем самым не допустите дальнейшего распространения инфекции, не будете подвергать риску своих знакомых, друзей, коллег по работе.

А. Иванов:

- Вот такая идея. Владимир Путин говорит, что нужно посидеть дома, даже если кто-то из ваших близких заболел. Дескать, переходите на больничный. Но у меня сразу вопрос: больничный ведь оплачивается не в полном объеме от заработной платы. Это практически всегда какая-то часть ее. Будут ли люди идти на такой шаг? Мне кажется, в сознательность россиян мы уже не слишком верим.

Н. Кричевский:

- Это было риторическое замечание. Потому что перед вами сидит не Владимир Владимирович, а Никита Александрович.

А. Иванов:

- Тогда к вам вопрос еще такой.

Н. Кричевский:

- Почему – еще?

А. Иванов:

- Потому что только что был вопрос.

Н. Кричевский:

- Это был не ко мне вопрос. Надо было сказать: Владимир Владимирович, вот вы абсолютно правильно сказали. А вот насчет оплаты больничного. Предположим, молодая семья, у них больничный будет оплачиваться в каком размере? Кстати говоря, по каким показаниям он будет выдаваться? Потому что показаний нет. Я здоров, я могу ходить на работу. Ну или работать удаленно. А вы говорите – надо посидеть дома. Кто будет оплачивать? Кто будет спонсировать этот банкет?

А. Иванов:

- Работодатель.

Н. Кричевский:

- Хорошо. А как я ему объясню, что мне надо посидеть дома? Потому что вы сказали?

А. Иванов:

- Вообще больничные же из Фонда социального страхования идут.

Н. Кричевский:

- Но прежде чем врач вам выпишет больничный, вам нужно иметь основания для того, чтобы его получить. А основания какие? Это нарушение вашего нормального физиологического состояния. Если у вас все хорошо, так будь добр – иди на работу. Я к тому, что если Путин вам сказал, вот у Путина и спрашивайте компенсацию, возмещение.

А. Иванов:

- Вы мне сейчас, наверное, то же самое ответите. Но у меня еще вторая ремарка есть по поводу того, что мы услышали. Мне все время кажется, что Владимир Владимирович с какими-то такими очень уж мягкими увещевательными интонациями все это произносит. Уже второй год идет, и к нынешней отметке, к октябрь 2021 года, по всем планам мы должны были достичь уровня в 80 % вакцинации. В реальности вакцинировалось дай бог 40 %, насколько я помню. И до сих пор продолжается вот это: ребята, пожалуйста, посидите дома, наденьте масочку повыше, не на подбородке ее носите. Почему так происходит? Потому что власть сама глубинная такая антипрививочница в коллективном смысле? Или боятся народного недовольства? Или хотят не мытьем, но катаньем все-таки достучаться до разума каждого человека? Или, может быть, так и надо?

Н. Кричевский:

- На мой взгляд, отношение к прививкам в народе неоднозначное, мягко скажем. И вот эти отдельные антипрививочники, отдельные антиваксеры, о которых говорится как о какой-то армии, о какой-то половине населения, это, к сожалению, люди, которые получают информацию о побочных действиях прививок очень часто из первых рук. Например, от родственников, от сестер, братьев, дядей, тетей. Во-вторых, от представителей сферы услуг. В-третьих, от знакомых. Они, естественно, не могут им не доверять, потому что они их видят. И они видят, что, действительно, у кого-то там после прививки случился инсульт через какое-то время. Кто-то все равно заболел, несмотря на то, что привился. Причем заболел, может быть, не один, а даже два раза. Кто-то уже полгода не может прийти в себя после того, как привился, и у него не проходят побочки. Это все, к сожалению, есть.

И это говорит о том, что вполне вероятно вакцина была выпущена несколько раньше срока. И каких-то реальных законченных клинических испытаний она еще не получила. А когда ее выпустили, насколько я понимаю, прекратили все дальнейшие исследования, работы над ней. И, соответственно, мониторинг того, что из себя представляет вакцина и как она действует на человека. Я не знаю.

Но маятник в народе есть, и я его ощущаю, что называется, на своем опыте. Кто-то говорит одно, кто-то говорит другое. Кто-то говорит – обязательно. Кто-то говорит – ни в коем случае. Одни приводят в пример одних родственников, которые получили полным ртом побочку, другие говорят о том, что это надо было делать обязательно. В любом случае, очень многие болеют. Что касается статистики тех, кто находится сегодня в больницах с ковидом, что доля вакцинированных там явно незначительная, если не сказать – минимальная, то вполне вероятно. Почему нет?

А. Иванов:

- Мне кажется, те, кто к нынешнему моменту не вакцинировались, это уже такие достаточно упертые люди, которых вот увещеваниями переубедить будет сложно. Это либо каленым железом выжигать, либо никак.

Н. Кричевский:

- Вот, например, я не вакцинирован. Я упертый человек, по-вашему, которого надо выжигать каленым железом. Что нужно сделать? Я не знаю, что нужно сделать. Я бы ввел возможность вакцинироваться всеми имеющимися вакцинами в распоряжении мировой фарминдустрии.

А. Иванов:

- То есть вы ждете западных вакцин?

Н. Кричевский:

- Нет, я не жду западных вакцин. Я жду выбор. Потому что для меня не очень понятно, почему не пускают западные вакцины. Точнее, мне понятно, и Песков вчера об этом сказал, что мы готовы пустить в страну западные вакцины при условии обоюдного движения. Если вы пустите «Спутник V» к себе, то мы пустим Pfizer и Moderna к себе. Вот такая постановка вопроса меня слегка напрягает.

А. Иванов:

- Не способствует вашему доверию.

Н. Кричевский:

- Как минимум. Сегодня собираюсь, завтра не собираюсь. А вот с чем я согласен абсолютно, с тем, что это русская рулетка. Полностью согласен.

А. Иванов:

- Русская рулетка – это когда один из шести шансов.

Н. Кричевский:

- Это когда то ли выживешь, то ли не выживешь. То ли легко пройдет, то ли тяжело пройдет. То ли пронесет, то ли не пронесет. Не знаю.

А. Иванов:

- Тут как посмотреть. Как по мне, так это отсутствие вакцинации – русская рулетка.

Н. Кричевский:

- Я про это и говорю. Это игра с непонятным результатом. Я говорю про вакцинацию. Что отсутствие вакцинации у человека – это некое подобие русской рулетки. Даже если вы заболеете, я это четко понимаю и вижу по своим знакомым, вы можете заразиться повторно, и у нас даже в редакции есть люди, которые, получив прививки, все равно заражались. Но они легко переносили болезнь. По крайней мере, они переносили ее дома, а не подвергались принудительной госпитализации. Не было такого. И вот это меня сильнее всего напрягает и подвигает в сторону того, чтобы все-таки вакцинироваться.

А. Иванов:

- Все-таки не настолько вы упертый, как я боялся. Можно дождаться какой-то западной вакцины. Профессор не будет подвергать себя излишнему риску. Вы нам нужны, Никита Александрович.

Я хочу вас продолжить мучить по нерабочим дням. Вот что нового было в этот раз. То, что о грядущем локдауне объявили за 10 дней до него. Такого еще не было. Обычно говорили: вот, с понедельника поехали. Никто не успевал подготовиться. Сейчас есть у людей десять дней свободы перед десятью днями, условно говоря, несвободы. Что произойдет за эти 10 дней? Сейчас все кинутся в магазины, все уедут? А смоделируйте ситуацию.

Н. Кричевский:

- Вы же только что говорили о том, что в отдельных регионах, во многих регионах это может произойти раньше, чуть ли не с 23 октября, то есть с нынешних выходных.

А. Иванов:

- В регионах, которые провалили борьбу с ковидом.

Н. Кричевский:

- А в других регионах это может произойти 30 октября. Я не очень понимаю пока, что нас ждет в эти дни. То ли это будут опять QR-коды, то ли это будет что-то другое. Не представляю. Зато я представляю, что метро не будет остановлено в Москве ни при каких обстоятельствах. Потому что в метро, как известно, ковида нет. Ковид есть в кабаках, в фитнес-клубах, в салонах красоты. А в метро и общественном транспорта его нет и быть не может.

А. Иванов:

- Метро битком набито только в час пик, когда люди ломятся на работу. Если не рабочие дни, то кому ломиться?

Н. Кричевский:

- А такое бывает два раза в день – утром и вечером. А если вы говорите по поводу того, что народу будет меньше, я вас умоляю. 30 % уйдут на удаленку, но все равно на 30 % людей станет меньше, но социальная дистанция соблюдаться не будет. Ее невозможно соблюсти в метро.

А. Иванов:

- Я, наверное, радикал локдаунный, но мне кажется, что объявлять нерабочие дни и при этом не запрещать людям ездить из региона в регион, ходить друг к другу в гости, собираться компаниями, жарить шашлык, это абсолютно бесполезная затея. Люди просто получат возможность вместо того, чтобы сидеть каждый в своем кабинете, собираться. Ну, не будут же они сидеть по одиночке дома, они будут собираться компаниями, выпивать. Еще и алкогольная смертность повысится. Зачем это надо?

Н. Кричевский:

- Там сердечнососудистые заболевания, в первую очередь. А мне не очень понятно, как человеку, имеющему некоторое отношение к экономике, что значит – Путин рекомендовал регионам найти компенсации бизнесу на эти дни. А также не очень понятно, что значит кредитование малого бизнеса в размере одного МРОТ на одного занятого. Цифра при 250 занятых, конечно, получается огромная, Белоусов сегодня называл 45 млн. рублей, но мне это тоже не очень понятно. В любом случае это кредит. Это не компенсация. Это было названо «гранты». Но гранты тоже у правительства не бесплатные, их надо отдавать. Если вы сохраните 90 % работников, вы будете пользоваться ими под 3 % годовых, если не сохраните, будете платить буквально с первого же дня, когда у вас будет меньше 90 % работников, по ставке 10 %. Мне это тоже непонятно. Это преподносится чуть ли не как манна небесная.

Хотя есть, конечно, всезнающие люди, которые слышали об экономике в телевизоре и на радио, которые в ней мало чего понимают, которые говорят о том, что потери бюджета будут составлять… Они исходят из того, что усредненно ВВП страны – 100 трлн. рублей. Рабочих дней в году 250. Дальше вы получаете цену одного дня, когда страна не работает вообще. Когда стоит просто все, просто закрыто, просто остановлено, просто застопорено. И они умножают этот один день на 7 дней. И говорят: это будет потеря вот такой-то суммы. Выходят на какие-то триллионы. Мне это не очень понятно. Потому что дело не в триллионах, а дело в том, что теряется заработная плата. И не у всех, а у тех, кто работает во внебюджетном секторе.

Таких людей, хорошо, половина. Половина – это удельный вес заработной платы в добавленной стоимости. Итого, если вы хотите посчитать, сколько экономика потеряет и сколько нужно правительству возместить, людям, не бизнесу, алгоритм следующий. Берете 100 триллионов, делите на 365, делите на 50 и делим еще раз на 50. То есть на два.

А. Иванов:

- Я почитаю комментарии слушателей. «Прикройте все лавочки по стране, раздайте народу по 10 тысяч рублей, пусть все сидят по своим норам и не показываются прилюдно», - это предлагает наш слушатель из Пермского края. Мы это уже проходили, правда, в разное время была раздача 10 тысяч рублей. И сидеть по своим норам. Есть разные сомнения по поводу того, насколько все это было эффективно. «Это не локдаун, говорите корректно. Локдаун – это ограничение людей в свободе и перемещении», - пишет слушатель из Московской области.

Я повторюсь, сегодня Владимир Путин говорил в общем. О том, как именно будет проходить локдаун, нам скажут Мишустин или Голикова завтра или послезавтра. Вполне возможно, что будет запрещено перемещение между регионами. Вполне возможно, что весь общепит в стране будет работать только по QR-кодам.

Н. Кричевский:

- Пока вы развлекали народ, я посчитал компенсацию негосударственному сектору. Потому что бюджетный получает заработную плату из бюджета, то есть получает ее в любом случае, вне зависимости от того, работает он или нет. Тем более, если это единый период нерабочих дней. 480 млрд. рублей.

А. Иванов:

- Неплохо.

Н. Кричевский:

- Естественно, сумма навскидку, приблизительно, усредненно. Эту сумму бюджет, то бишь правительство должно было бы выделить в качестве компенсации только на заработные платы негосударственному сектору. А они говорят – региональные бюджеты. 480 миллиардов рублей – это то, что стоит с 30 октября по 7 ноября, то есть за семь дней.

А. Иванов:

- Силуанов на днях жаловался, что и так каждый день ковида забирает из экономики 3,5 трлн. рублей.

Н. Кричевский:

- Мне хочется выматериться сейчас, но я этого делать не буду. Я сегодня смотрел ответ Силуанова на вопрос моего друга, товарища, брата и коллеги Михаила Делягина в Госдуме, когда он говорит: зачем с одной руки вы занимаете, а с другой руки вы создаете профицит?

Да, так вот, по поводу Михаила Делягина, который спросил Антона Германовича - зачем вы одной рукой занимаете, а другой рукой создает профицит в бюджете? Антон Германович начал рассказывать как раз о том, насколько успешно правительство справилось с кризисом и какая у нас хорошая ситуация в экономике. То есть, совершенно конкретный вопрос - Иванов, зачем вы перешли улицу на красной свет? Варианты ответа - спешил, не заметил, наплевал. Или там извините - есть тоже такой вариант ответа. Или там готов оплатить штраф. А Силуанов начал говорить совершенно о других вещах. Это я к чему? Это я к тому, что в Госдуме, в отличие от каких-то дискуссионных площадок нет возможности не то чтобы перебить, а после того, как любой отвечающий закончит ответ, сказать - Антон Германович, дорогой, вы ж отвечали на совершенно другой вопрос. Я вас спросил совершенно конкретно… Вы в следующем году увеличили расходы бюджета на обслуживание государственного долга. Так на хрена вы его создали? Антон Германович? Для того, чтобы отчитаться, как вы прекрасно работаете? Так мы не спрашивали вас об этом. Мы понимаем, что вы работаете просто великолепно. Совершенно не обязательно это было подтверждать размещением многочисленных ОФЗ в прошлом году и в нынешнем.

А. Иванов:

- Ну, у нас госдолг - это копейки, по сравнению с госдолгом Китая.

Н. Кричевский:

- Ну, конечно… слушайте, только почему мы с вами платим налоги, Иванов, которые Антон Германович потом отправляет нашим же банкирам в качестве процентов по ОФЗ? По сравнению с Китаем - копейки, да. Но китайцы, в отличие от нас, не горят желанием срочно выплачивать и погашать. Причем, погашать нашим же, своим же, банкирам, а не какому-то заокеанскому дяде.

А. Иванов:

- «Я работаю в такси и у меня машина в кредит, как я должен пойти отдохнуть? Жена в декрете, трое детей, пусть мне выдадут месячную зарплату Голиковой, я кредиты закрою, отдохну», - пишет нам слушатель из Кировской области.

Н. Кричевский:

- Да. Потому что вот та постановка вопроса, которую мы сегодня услышали, ну, давайте поддадим оппозиционности такой вот несистемной. Ну, эта история где-то полувековой давности, вот когда все могли, как по команде встать, выполнять указания партии и правительства, и прочее, прочее.

А. Иванов:

- В Китае, кстати, так возможно вполне.

Н. Кричевский:

- Нет, нет. Да, в бОльшей степени, чем мы, но по большому счету нет. Опять же, потому что, во-первых, там не будет подобного указания от Дэн Сяопина или Си Цзиньпина - это не принципиально в данном случае…

А. Иванов:

- Или Мао Цзэдуна.

Н. Кричевский:

- Да.

А. Иванов:

- Ну, там просто придут, в дверь постучатся со шприцем сразу…

Н. Кричевский:

- Не придут. Не придут. Во-вторых, там очень хорошо понимают, что есть определенные потребности экономики и людей, которые нужно удовлетворять. Я не говорю о такси, я не говорю о сфере услуг, я не говорю о кафе и ресторанах. Я говорю, например, о сфере торговли. Ну, как вы может закрыть продовольственный магазин? Да никак.

А. Иванов:

- Да нет, конечно, будут работать. Уже сегодня объявили все торговые сети, что у них все остается по-прежнему и мы, кстати, тоже будем работать. Журналисты.

Н. Кричевский:

- А чего вы на меня-то сразу смотрите?

А. Иванов:

- И вы будете работать. Куда вы денетесь?

Н. Кричевский:

- Ох, я чего-то вот сказал, что вы хороший начальник, а сейчас уже сомневаюсь в этом. Я присоединюсь к большинству.

А. Иванов:

- Кстати, не будьте так уверены, что будет большинство.

Н. Кричевский:

- Так, дальше что?

А. Иванов:

- Я хочу послушать еще одно выступление Владимира Путина, уже не касающееся нерабочих дней. Сегодня говорили о многом, о важном, об инфляции, о том, что ее вызывает. Есть очень интересный инсайд от нашего президента, давайте послушаем.

Путин Владимир Владимирович
Владимир Владимирович Путин
Президент Российской Федерации

- Вы правы, что меня беспокоит и, так понимаю, что и правительство России беспокоит - это возможные последствия. Имею в виду, в том числе, и предполагаемые нашими некоторые коллегами в Европе, о мерах по поддержке населения. Правильно, конечно, людей надо поддерживать. Сейчас намечается в некоторых странах европейских принятие решения по поддержке домохозяйств. К чему это приведет на практике? Приведет к тому, что люди объемы потребления не сократят, а будет происходить дальнейшее сокращение потребления в промышленности. Прежде всего, в энергоемких отраслях. Вы сейчас их назвали - металлургическая промышленность, производство аммиачных удобрений и т.д. Но это будет иметь дальше свои последствия, которые, во-первых, на людях отразятся в конечном итоге - другие товары будут дорожать. И этот способ поддержки граждан, который предлагается, он как бы лежит на поверхности, но в конечном итоге мы видим, что это, скорее всего, решение, продиктованное текущей внутриполитической конъюнктурой, имея в виду, в том числе, и предвыборные ситуации в отдельных европейских странах.

А. Иванов:

- Ну, вы понимаете, какие сволочи сидят в Евросоюзе? То есть. у них там выборы на носу, они давай поддерживать…

Н. Кричевский:

- Где там на каком носу выборы?

А. Иванов:

- Ну, не знаю, Владимиру Владимировичу виднее.

Н. Кричевский:

- А, Владимиру Владимировичу виднее? В Германии-то они прошли. А где там еще?

А. Иванов:

- Ну, у Макрона в 2022 году выборы. Возможно, в Люксембурге. Может быть, в Лихтенштейне, в Мальте…

Н. Кричевский:

- Да, вот где-то точно они должны быть.

А. Иванов:

- Они зачем-то поддерживают свое население деньгами, из-за этого население не сокращает потребление энергии, не сокращает потребление продуктов, может быть…

Н. Кричевский:

- Топят усиленно и открывают форточки.

А. Иванов:

- Да, может быть, даже топят банкнотами, которые им прилетают от правительства.

Н. Кричевский:

- Да. С вертолетов, с правительственных вертолетов топят буржуйки и открывают форточки там. Точно, точно.

А. Иванов:

- Из-за этого дорожают удобрения, а у нас потом жрать, извините, нечего.

Н. Кричевский:

- Сто процентов.

А. Иванов:

- Так что все не просто в этом мире, все взаимосвязано.

Н. Кричевский:

- Алексей Валерьевич, я ведь не зря пытался вас осадить, остановить как-то, чтобы вы Путина-то не включали, потому что, уж извините, но здесь я не могу согласиться с нашим уважаемым президентом.

А. Иванов:

- А если попробовать?

Н. Кричевский:

- Даже если умолять будут, не соглашусь. Потому что Владимиру Владимировичу, говоря по-простому дуют в уши по поводу того, что, а вот в Евросоюзе все новые и новые траты на поддержку домохозяйств и из-за этого растут розничные цены. Нет, не из-за этого. Это происходит из-за того, что то, что было напечатано в прошлом году, а в Америке за полтора года было напечатано порядка 5 триллионов долларов, чтобы вы понимали, что это за цифра, золотовалютные международные резервы Китая сейчас составляют 3,2 триллиона долларов. То есть, вот он их копил там лет 20, пыжился, тужился, накопил 3,2 триллиона - купил себе там трейжерис, довольный сидит, у него все хорошо в жизни, все сложилось, и тут приходят американцы и печатают еще 5 триллионов долларов. Я к чему? Я к тому, что эти деньги просто не дошли до конечных получателей. Не потребителей, а получателей. Они застряли посередине. Они застряли в коммерческих банках, в тех структурах, которые должны были довести эти деньги до конечных получателей. Не довели.

А. Иванов:

- Чертовы Ротшильды опять.

Н. Кричевский:

- При чем здесь Ротшильды? Не довели. Соответственно, банкиры сами не могут заниматься фондовыми инвестициями, для этого есть инвестиционные и прочие хэдж-фонды. Они перебросили эти деньги в эти инвестиционные фонды, которые в свою очередь вышли на рынок. А на фондовом рынке куда вкладывать? В те активы, которые приносят наибольшую прибыль. А наибольшую прибыль у нас приносят коммодитиз. То есть, реальные товары, реальная продукция, к которым, в первую очередь, относятся нефть, газ, удобрения, кстати говоря, и прочий лес. Вот поэтому цены-то и пошли вверх. А дальше по цепочке. Поскольку и зерно, и удобрения, и все остальное вместе с этим, и нефтянка начала опять отскакивать и прочее, прочее - пошел рикошет на розницу. На продовольственную розницу инфляция по сентябрю в Евросоюзе составила 4,3%. Это сумасшедшие цифры для Европы. Там либо ноль, либо дефляция все последние годы. А тут 4.3. В августе было 4 ровно. Сейчас 4,3. Конечно, это очень серьезная проблема, с одной стороны. С другой стороны, европейцы радуются, потому что инфляция - это способ уменьшить свои долги. Вчера ты должен был сто рублей, а сегодня ты должен уже 95 рублей. Ну, вот по сентябрю. Поэтому проблема не в том, что деньги разбрасывают домохозяйствам, а проблема в том, что деньги просто не дошли до этих домохозяйств, не дошли до конечного получателя. И привязывать европейскую ситуацию к российской ситуации, на мой взгляд, не очень правильно и не очень корректно, потому что у нас сопоставимых с западными выплатами в общем-то и не было. Были отдельные, кстати говоря, предвыборные… ну, мы ж сегодня играем в несистемную оппозицию… поэтому я не соглашусь. Но замечу в оконцовке, что эту тему подняли вы, Иванов.

А. Иванов:

- На всякий случай.

Н. Кричевский:

- Да.

А. Иванов:

- Выходим на финишную прямую нашей передачи.

Н. Кричевский:

- Вот Жириновский как раз недоволен начальником президентом. Он говорит - поставьте меня и я все сделаю, все решу. То есть, Путина в отставку, Жириновского на царство и жизнь сразу наладится.

А. Иванов:

- А у нас постоянная рубрика нашей передачи «Минэкономразвития снова не угадал с прогнозом». На прошлой неделе мы обсуждали повышение прогноза по инфляции, на этой неделе Минэкономразвития ухудшил прогноз по реальным располагаемым доходам населения. Планировалось, что оно составит в этом году 3%, но на самом деле только 2,5% - это сейчас, в октябре, а в декабре мы узнаем, может быть, новые данные и, может быть, еще ухудшится этот прогноз. Что это значит? Во-первых, это означает то, что реальные доходы населения не восстановятся даже до уровня 2019 года. То есть, отскок в этом году не произошел. И у меня к вам, Никита Александрович, вопрос. В телеграм-канале «Анискрепа» 7 рецептов того, как все-таки поднять реальные доходы населения? Могли бы вы поделиться и с нашей аудиторией ими? Ну, давайте я зачитаю, по крайней мере, хотя бы некоторые из них.

«Кратное повышение МРОТ с запретом выплачивать меньше МРОТ вне зависимости от условий найма, что приведет к существенному росту доходов в бюджетной сфере.

Резкое ограничение трудовой миграции.

Заморозка тарифов естественных монополий на 3-5 лет.

Расширение оснований для досрочного выхода на пенсию в 55-60 лет, включая, прежде всего, социальные, например, помощь в воспитании младших родственников.

Погашение ипотеки за счет государства на 50% при рождении второго ребенка и полностью при рождении третьего.

Количественное и качественное расширение линейки детских пособий.

Введение прогрессивной шкалы НДФЛ с перераспределением доходов наиболее богатых регионов в федеральный бюджет и в последующем перенаправление их на поддержку малоимущих.»

Это похоже на предвыборную программу. Вы собрались в президенты?

Н. Кричевский:

- Да, я собрался участвовать в предвыборной кампании, которую закончил. Слушайте, вот в этом-то и история. Мне вчера позвонил журналист и говорит - а чего это вы вдруг? Я говорю - да я вообще-то экономист, ученый, исследователь, доктор наук (17 лет уже!), поэтому мне свойственно задумываться о подобных вещах. Ну, вот написал, предложил. На этом разговор и закончился. Но к чему это я? К тому, что вот все вместе это, конечно, звучит и выглядит как популизм. Но дело в том, что каждый пункт по отдельности и многие пункты вместе реализованы во многих странах мира. Что самое интересное, они давным-давно уже в реальность. Любой пункт возьмите, наберите - я вам тут же приведу в пример, в какой стране мира или в каких странах мира это было сделано. Что прогрессивная шкала подоходного налога - тут даже не надо приводить примеры. Что погашение ипотеки - ну, самый такой свежий пример - это Чехия. И так далее. И все это на поверхности. Почему это не делается, почему мы не можем двинуться вперед? Я предполагаю, но я не буду этого говорить, потому что тогда мы уже совсем будем не в несистемной оппозиции, а экстремисты.

А я хотел ответить непосредственно на ваш вопрос, если позволите, по поводу Минэкономразвития. Старики не помнят, молодежь не знает, но Кричевский в курсе, что еще в 2008 году Минэкономразвития - тогда этот департамент возглавлял небезызвестный Андрей Клепач - пересматривал прогнозы по ВВП четыре раза, в течение года, а прогнозы по инфляции - шесть. Последняя в 2008 года оценка от господина Клепача была 13 с небольшим процентов.

Дальше Минэкономразвития сказал, что в 2010-2011 году цена на нефть среднегодовая будет 55-57 долларов за баррель. Исходя из этого, строились параметры бюджета. Цена была на уровне 100 - что в 10-м, что в 11-м году. Это я к чему? Это я к тому, что верить прогнозам Минэкономразвития - себя не уважать.

А. Иванов:

- У меня вопрос по одному из пунктов вашей программы - резкое ограничение трудовой миграции. Вот сегодня стало известно, что ситуация в сельском хозяйстве настолько плоха, что из Узбекистана выписывают 3,5 тысячи работников специально на российские птицефермы. Вы еще хотите ограничивать что-то? У нас работать некому.

Н. Кричевский:

- Правильно. Потому что за такие деньги, которые предлагают на так называемых фермах, вы знаете, там никто особо работать не будет, ну, за исключением, конечно, представителей солнечного Узбекистана. Либо же за счет представителей юга России, причем, Кавказа. Вот представители Кавказа с большим удовольствием расширяют свое производство в средней полосе, но производят они так называемую халяльную продукцию и реализуют ее все в бОльших количествах на московских и подмосковных рынках, магазинах, торговых сетях. Вот у них почему-то получается. Они видят плюсы. Они видят и получают прибыль. И все это здорово. И только Минсельхоз говорит о том, что некому работать на птицефермах.

А. Иванов:

- И на БАМе некому работать.

Н. Кричевский:

- Ну, на БАМе-то само собой, там всегда некому было работать, потому что это БАМ. Ну, так ты плати деньги и сразу желающие найдутся. Ведь это же очевидно.

А. Иванов:

- Ну что, у нас как раз время подвести итоги нашего опроса. Они очень интересные. Итак, напомню, мы спрашивали наших слушателей - согласны ли вы, что справитесь с работой лучше своего начальника? И у нас паритет. 50% ровно написали, что справятся с работой лучше своего начальника, а 50% - нет. Считают, что начальник справится лучше. Вот мне понравился один ответ, который, правда, наверное, не был зачтен, потому что он не в одно, а в несколько слов. «У меня жена начальник и она прекрасный начальник».

Н. Кричевский:

- А знаете, почему паритет? Потому что Жириновский не проголосовал.

А. Иванов:

- И вы не проголосовали.

Н. Кричевский:

- Нет, я-то за вас проголосовал. А вот если бы Жириновский проголосовал… Он просто не услышал. Видимо, занят был человек. Может, он с Делягиным там собачился где-нибудь в кулуарах?

А. Иванов:

- Вам не кажется, что такое неуважение к своему начальству, а я считаю, что это неуважение, когда каждый второй россиянин… а это такой же результат был по тому опросу, с которого вы начали - говорит, что он справится с работой лучше своего начальника. Может, у нас поэтому люди и вакцинироваться не хотят? Потому что начальству не доверяют на глобальном уровне - от президента до своего непосредственного босса в департаменте, в каком они работают?

Н. Кричевский:

- Вы знаете, кое-где у нас еще порой иногда попадаются отдельные случаи, я бы так сказал, эпизоды, не характерные для общей благостной картины, когда назначают по протекции, по знакомству, по национальному признаку, по признаку принадлежности к определенным олигархическим кланам, либо к провластным группировкам, но это бывает крайне редко. При этом эти люди не отличаются умом, сообразительностью и, за исключением усов, лап или хвоста, у них ничего позитивного в их копилке нет. Как следствие, уходят грамотные специалисты, предпочитая работать где-то на стороне, самостоятельно, либо же просто на себя… а иногда и на зарубежные корпорации. Крайне редко они уезжают из страны, ну, это вообще единичные случаи. Но все-таки иногда бывает. И существенно меньше, по сравнению с антипрививочниками. То есть, в разы, если не на порядки. Ну, видимо. Все эти люди и проголосовали за то, что они справятся с работой лучше, нежели их сегодняшние начальники. Но их всего ничего. А по большому счету у нас все хорошо и все отлично, и с ковидом мы справимся, и заработную плату сохраним во время мягкого локдауна, и нашу программу, я надеюсь, не закроют.

А. Иванов:

- Не закроют. Я прочитаю еще буквально пару сообщений. «3% населения заболели коронавирусом - разве это повод для локдауна? Отсюда и сомнение в вакцинации». Я сразу вспоминаю Новую Зеландию, где один случай ковида вызвал национальный локдаун по всей стране. А вы говорите - 3%. А 3% - это мало, что ли? Представляете, сколько это миллионов человек?

Н. Кричевский:

- Ну, это та самая русская рулетка. Потому что существует инкубационный период в течение нескольких дней или даже недель, когда вы являетесь носителем и когда вирус развивается внутри вас и вы просто не сможете понять, где вы его подхватили. Поэтому и новозеландцев можно понять, и все остальные страны, например, тот же Китай можно понять, который вводит локдаун. Слушайте, не занимайтесь маятником - давайте привьемся!

А. Иванов:

- Давайте привьемся! До следующей недели!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!