Никита Кричевский: У правительства нет четкого плана на новую волну коронакризиса

Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают, как наша экономика переживет вторую волну, испортит ли коронавирус новый год, почему россияне не хотят заводить детей и чем затыкать дыру в бюджете

А. Иванов:

- В студии Алексей Иванов и Никита Кричевский. Никита Александрович, плохие новости. На 14% провалились продажи малого бизнеса в стране за минувшую неделю.

Н. Кричевский:

- Расшифруйте, Алексей Валерьевич.

А. Иванов:

- С 28 сентября по 4 октября в целом продажи малого бизнеса на 14% упали. Больше всего упали продажи в химчистках (на 32%), пятую часть прибыли потеряли кафе и рестораны, на 20% в минусе салоны обуви и парфюмерии, магазины одежды в минусе на 16%. Но есть и те, кто в плюсе. Книжные магазины – плюс 10%, магазины игрушек – плюс 6%, лавки религиозных товаров – плюс 2%.

Н. Кричевский:

- Это еще одно доказательство нашего двоеверия, когда мы одновременно язычники и православные. Это 100 лет назад называлось народное православие, когда было и то и другое. Вы вспомните обереги в своих автомобилях, дорогие друзья. Это не что иное как проявление того самого народного православия, когда вы одновременно вроде поклоняетесь и православным святым, и вешаете на свои авто обереги. Что такое обереги? Например, это подкова на счастье. Либо вы кладете пятачки под пятку, когда идете сдавать экзамен. Таких вариантов масса.

Знаете, в ситуации, когда похоже, что мы остаемся одни, предоставлены сами себе, и сегодня Песков сказал, что государство не видит необходимости в оказании помощи и поддержки населению и бизнесу в осеннюю волну коронавируса, стало очевидно, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, и не более того.

Знаете, я вам должен сказать, что это очень хорошо. Ну сколько можно жить, будучи иждивенцами? Сколько можно пребывать в роли недовзрослых детей, которые резвятся, бегают, прыгают, но как только что-то происходит не так, они тут же бегут к папке и говорят: спасай меня. Ребята, возьмите себя в руки, осознайте, что вы субъекты этой жизни. Не экономики, не социума, не государства, а жизни.

А. Иванов:

- Тогда вопрос возникает. А налоги я зачем плачу?

Н. Кричевский:

- А налоги вы платите для того, чтобы у нас с вами существовала армия, существовала наука, образование. Кстати говоря, и медицина чтобы существовала тоже. Потому что медицина лишь на 40% финансируется за счет Фонда обязательного медицинского страхования, а остальные деньги идут за счет добровольной медицины и больше 40% - за счет федеральных и региональных налогов.

А. Иванов:

- Но большая часть этих расходов – это все-таки не армия, не образования, не культура, а социальное обеспечение.

Н. Кричевский:

- Пенсии, по большей части, финансируются за счет взносов в Пенсионный фонд России.

А. Иванов:

- Тем не менее, сколько триллионов там добавляют из бюджета?

Н. Кричевский:

- Вы меня экзаменуете?

А. Иванов:

- Как вам меры, которые в Москве приняли? На 300 тысяч компании штрафуют за не предоставление списков людей, которые должны отправиться на удаленку в обязательном порядке. Причем там очень много вопросов. Мы вчера этим занимались. Мы в редакции исполняем законодательство столичное.

Н. Кричевский:

- Пытаемся. И это не законодательство, это указ мэра, он не является законодательством. Тут ведь что интересно? Столичные власти действуют на свой страх и риск, действуют на ощупь, действуют, исходя из текущей обстановки. У них нет четкого плана. Так же как нет четкого плана у федерального правительства в отношении новой волны коронакризиса, они не понимают, что последует после того, как экономика постепенно вновь останавливается. Они не знают, какая будет ситуация с наполняемостью бюджета хотя бы через месяц-другой. И каким будет, кстати, курс через месяц-другой.

Москва здесь в общем тренде, потому что они точно так же не представляют, каким образом можно противодействовать этой новой волне. Сегодня Москва, извините, вновь нагоняет жути на социум, когда они говорят о том, что вы недоразвитые, из-за вас такой всплеск, из-за вас новая волна, из-за вас скоро кончатся койки. И если вы так себя будете вести, мы вас опять закроем, запрем в квартирах, и будете сидеть, как это было весной.

Знаете, мне, честно говоря, стыдно за нашу власть. Я имею в виду, за город. Почему стыдно? Понимаете, эти 300 тысяч это совершенно от балды штраф. Вот они решили, что 300 тысяч. Я понимаю, дефицитный московский бюджет, я понимаю, не на что перекладывать плитку и заниматься бордюрами, 600-800 миллиардов по году они недополучат. Но малые и микропредприятия не могут подать данные по тем, кто на удаленке, по той простой причине, что нужна электронная цифровая подпись. А у них ее очень часто просто нет, они имеют право подавать отчетность на бумаге, и до этого они не приобретали и не озаботились наличием электронной цифровой подписи. Но даже те, у кого она есть, не могут очень часто это сделать, по той простой причине, что у них обычная электронная цифровая подпись, а нужна усиленная. Элементарно не хватает ключей.

Предположим, в холдинге «Комсомольская правда» справились с этой задачей и решили все эти проблемы, верно заполнили отчетность, отправили документы. И возникает следующий вопрос. Вот смотрите, холдинг. 30%. Ну, не вопрос. Будут ли блокировать карты всем, кто на удаленке, или не будут? Следующий вопрос. Если сегодня Алексей Иванов нужен, а завтра он не нужен, а вместо него сегодня на удаленке, предположим, Валера Рукобратский (редактор отдела политики), это как будет учитываться? Ведь Валера же подан в списках как тот, кто находится на удаленке. С ним что делать?

А. Иванов:

- На этот вопрос, кстати, есть ответ. Они каждую неделю обещают обновлять списки.

Н. Кричевский:

- Но ведь холдинг «Комсомольская правда», точно так же, как любое коммерческое предприятие, это процесс, и сегодня Рукобратский нужен, а завтра он не нужен. Точно так же, кстати говоря, как и Иванов. Вы знаете, на кого будет наложена обязанность отслеживать, на месте Иванов или Рукобратский? На административно-техническую инспекцию. Это те товарищи, которые ходят и налагают штрафы за то, что где-то там мусорок… Их реально мало, их просто нет. И как административно-техническая инспекция будет накладывать штрафы, как она будет проверять, и каким образом она будет получать информацию, сегодня никто не знает.

А. Иванов:

- Они по геолокации мобильного пробьют.

Н. Кричевский:

- Тогда у меня лайфхак. Возьмите фольгу, оберните телефон и ходите с обернутым фольгой телефоном. Вытаскивайте его из фольги через километр после того, как отойдете.

Добавлю немного конспирологии по поводу Москвы и ограничений по коронавирусу. По разным данным, господин Собянин вполне себе может претендовать на должность руководителя Госсовета. Это очень серьезная должность.

А. Иванов:

- Должность мэра Москвы не менее серьезная.

Н. Кричевский:

- Мэр Москвы – это руководитель крупнейшего региона, а Госсовет – это под тобой вся страна. Как пишут в Телеграм-каналах, стоит выбор между господином Собяниным и господином Медведевым. Ясно также, что в пандемию, на фоне второй волны никаких кардинальных подвижек в московской власти (уж не говоря о федеральной власти) не будет. Следовательно, нужно максимально жестко и эффективно справиться со второй волной и показать, что мы действительно имеем достаточно рычагов, для того чтобы управлять московским социумом, который пока не особо-то и подчиняется. Вот этим и объясняется мандраж, этим объясняется шараханье московской власти, которая пытается то ввести пропуска, то их не вводить, то объявляет 300-тысячные штрафы, то предоставляет право проверять удаленщиков административно-технической инспекции, которая никакого отношения к этому не имеет. В любом случае, кошмарят, причем кошмарят не только напрямую, через интервью на федеральных каналах, но и через агентов влияния, через лидеров мнения, которые публикуют в тех же Телеграм-каналах совершенно сумасбродные посты, и все как один ссылаются на то, что я сегодня разговаривал с большим чиновником из мэрии…

Дорогие мои, я регулярно разговариваю с чиновниками много выше, чем чиновники из московской мэрии, но я нигде об этом не гавкаю. Потому что я не считаю, что это показатель какой-то твоей крутости, что ты имеешь возможность общаться с тем-то и тем-то. Ну, имеешь возможность, и имей. У тебя есть свое собственное самоуважение, у тебя есть свое собственное имя. Почему ты, как дите малое, ссылаешься на то, что если ситуация будет и дальше ужасающая, и если мы по-прежнему будем наплевательски относиться к самоизоляции и к указаниям московской мэрии, то нас всех закроют. Да не закроют. Хотя, по большому счету, мне кажется, что и правительству, и мэрии на экономику уже все равно.

А. Иванов:

- Тем временем в России ширится движение людей, не назовем их ковид-диссидентами, но, скажем, таких резких отрицателей карантина. Сегодня к ним присоединился Борис Юрьевич Титов, уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте России. На сайте «Комсомольской правды» сегодня опубликована его колонка, которая называется «Урок первой волны - нам нужен коллективный иммунитет, а не новый локдаун». Он там рассказывает о некой декларации Грейт-Баррингтон, которую подписали уже десятки тысяч ученых, медиков, представителей гражданского общества со всего мира. Основная мысль – нужно пойти по пути формирования коллективного иммунитета. Жизнь без ограничений. Неважно, насколько велика будет вторая волна коронавируса, но защищать нужно будет только группы риска. Должны работать все рестораны, все гостиницы, все фитнес-центры, все кинотеатры, все музыкальные, театральные, спортивные и иные массовые мероприятия. Как вам такая шведская модель, я бы сказал?

Н. Кричевский:

- Наверное, это разумно. Я не являюсь специалистом по вирусологии, иммунологии. У меня единственный вопрос остается. А то, что было весной, это что было?

А. Иванов:

- Лежали такие грабли, мы на них прыгнули, разбили себе нос (экономически, естественно).

Н. Кричевский:

- Это было зря, получается? С точки зрения Бориса Юрьевича, это было 100-процентно зря. Получается, что шведы или белорусы действовали правильно, а мы и большинство других стран мира действовали неправильно. Я не знаю. Я знаю, что в 69-м году, когда, по-моему, гонконгский грипп свирепствовал по всему миру, число погибших от этой пандемии было существенно больше, чем сегодня погибших от коронавируса. Тем не менее, полмиллиона человек в Вудстоке собрались на музыкальный рок-фестиваль. И никого это тогда не останавливало от того, например, чтобы посещать футбольные, регбийные матчи, массовые мероприятия.

А. Иванов:

- Заметьте, что там за свиной грипп в 69-м году был, уже никто не видел, а фестиваль в Вудстоке помнят все.

Н. Кричевский:

- И плюс ко всему мы понимаем, что через полгода после весны этого года и вирус ослаб, кто-то переболел, кто-то даже не знает, что он переболел. Мы уже существенно продвинулись на пути лечения, вакцинации от коронавируса. Мне сложно судить. Мне кажется, это вопрос не Бориса Юрьевича. Я понимаю, он говорит о том, что не надо закрывать кабаки, не надо закрывать места массового скопления людей, не надо приостанавливать экономику повторно. Так никто и не будет этого делать. Никто не будет приостанавливать экономическое развитие, вообще экономическую жизнь в принципе, ни в России, ни где-либо за рубежом. По разным причинам. Во-первых, потому что нет уже могущества ни у нашего правительства, ни у зарубежных правительств. Во-вторых, есть очень серьезное противостояние со стороны общественности. Ну и, наконец, в-третьих, сколько же можно помогать за счет бюджета? Я не про нас в данном случае говорю, я говорю про тех, кто может деньги печатать бесконтрольно. Оказывается, они бесконтрольно тоже не могут. И им проще плюнуть на то, что сегодня происходит…

А. Иванов:

- На войне, как на войне?

Н. Кричевский:

- Ну, что-то типа того.

А. Иванов:

- Тут нам пишут: «Но ведь люди-то будут умирать, уже больницы заполнены». А что делать, если места в больнице закончатся?

Н. Кричевский:

- Алексей Валерьевич, Бориса Юрьевича Титова в нашей студии сейчас нет. Вы хотите, чтобы Кричевский отвечал за Титова? Не будет этого.

А. Иванов:

- Еще вопрос из чата хочу вам задать. Товарищ Кричевский, что будет с экономикой в новогодний период, будет ли она нести убытки, и стоит ли сейчас закупать новогодние товары, подарки в тех же объемах?

Н. Кричевский:

- Слушайте, что будет в новогодние праздники? Да Новый год будет. Страшный, конечно, 2020 год, кто бы с этим спорил.

А. Иванов:

- Мне кажется, народ так радоваться будет, когда будет его провожать.

Н. Кричевский:

- Неизвестно, что будет в 21-м. Знаете, экономика это часть нашей жизни, но часть относительно небольшая. Да, я понимаю, деньги имеют значение, и вообще наличие работы, наличие средств к существованию, наличие возможности социализации. Это, безусловно, здорово. Но не меньшая, а большая часть это то, что называется неэкономическое наше бытие. Это семья, это наше здоровье, это наши взаимоотношения, это наши дружеские чувства, это наша психология, это те приобретения, которые мы сделали, и совершенно не обязательно материальны. У меня, например, в этом году второй сын поступил в магистратуру. Мне это не стоило ничего, я не плачу за него ни копейки за обучение. Это плюс или минус?

А. Иванов:

- Конечно, плюс.

Н. Кричевский:

- Огромный плюс. Вот из таких нюансов, из таких деталей складывается наше общее представление о жизни. А 10 июля у меня родилась двойня. Это плюс или минус? Да, я определенные деньги заплатил за контракт, чтобы все было хорошо, чтобы мама себя чувствовала там в порядке. Ну да, сейчас так принято. Подам по итогам года налоговую декларацию, получу вычет. Суть не в этом. Ну как можно мерить деньгами собственных двойняшек (мальчика и девочку, кстати)? После чего я стал многодетным.

Главное, чтобы мама была здорова, чтобы детки себя чувствовали хорошо, чтобы росли, чтобы не расстраивали своих родителей, а также бабушек. Главное, чтобы было тепло, чтобы свет был в окнах. Главное, чтобы было, что на стол поставить. А по поводу излишеств… Ну, как вам сказать. Я предполагаю, что это у нас в правительстве уверены, что мы сплошь и рядом купаемся в излишествах, мы же считаем несколько иначе. Да и бог бы с ними, как они считают. Мы живем не только деньгами, не только экономикой. Мы живем чувствами, мы живем ощущениями. Мы живем нашими внутренними посылами, нашими внутренними представлениями о том, что происходит вокруг.

А. Иванов:

- Почти половина мужчин и женщин репродуктивного возраста в России, а именно 46%, не планируют детей. Это показал опрос россиян в возрасте от 18 до 45 лет. Друзья, что происходит? За вас отдувается Никита Александрович Кричевский!

Н. Кричевский:

- Никита Александрович Кричевский тоже не планирует детей. Ну, сколько можно? У меня их шестеро! Старшему 31, а двойняшкам будет три месяца.

А. Иванов:

- Вот жаль нет звука закадровых оваций! Знаете, как в ситкомах бывает, когда все аплодируют… Никита Александрович свою норму выполнил и перевыполнил…

Н. Кричевский:

- Слушайте, при чем здесь моя норма? Норму назначают не люди, а существа чуть повыше нас. Слушайте, все очевидно. То, что сегодня происходит с поддержкой материнства и детства, с поддержкой демографии, отбивает всякую охоту к тому, чтобы задумываться о рождении… ну, первый ребенок рождается, как правило, при любых условиях, это аксиома демографии, аксиома экономического роста. А вот о втором, третьем ребенке, совершенно очевидно и совершенно определенно люди сегодня не задумываются по той простой причине, что они видят, что все эти меры, которые широко рекламируются по телевизору, радио, в прессе и прочее - это бутафория, это лицемерие, это по большому счету лукавство и обман. Вот они слушают Кричевского, который пытается получить, точнее, его супруга пытается получать пособие по рождению тех самых двойняшек и пособие по уходу за детьми до полутора лет, у нее ничего не получается. И это не может получить семья профессора Кричевского, человека, который, будем говорить, более-менее известен в стране. А что уж говорить о тех людях, которые живут в маленьких городках?! Вот они слушают нас с вами и говорят - ну, если в Москве такой бардак, то чего говорить о нашем саратовском захолустье?

А. Иванов:

- Не надо про Саратов так говорить. Не надо.

Н. Кричевский:

- А что, в саратовском захолустье все здорово?

А. Иванов:

- Конечно. Все зависит от того, к кому ты подошел на кассе? Если женщина не выспалась с утра, значит, может отказать. А если все у нее хорошо, тогда…

Н. Кричевский:

- Алексей Валерьевич, я обещал в прошлой программе опубликовать жалобу в порядке досудебного урегулирования, которую мы отправили руководителю комитета соцзащиты Москвы, я этого пока не делаю, потому что мы ждем ответа. У них на ответ месяц, прошло меньше двух недель, может быть, сподобятся ответить, может, нет, - пойдем в суд. Опять же, повторюсь, если бы вышел бы Собянин или Ракова и сказали бы, что не хватает на бордюринг, дефицит… ну, коронавирус, ну, вы ж понимаете, акциз на сигареты мы вводим повышенный не потому, что мы такие, а просто потому, что денег нет… И 300 тысяч мы вводим не потому, что мы такие злые и непонятные, а потому что дыра в бюджете… Будут деньги - отдадим. Но сейчас нам тяжело. И я повторю еще раз - да, мы пойдем навстречу, мы войдем в положение нашей власти. Хотя это требование и установка закона. И закон, который вводил не Собянин, а Путин. А итогом демографической политики последних 15 лет стали результаты этого опроса. К слову о Путине. Помните, в той программе я цитировал его и говорил, что Россия - это социальное правовое государство? Какое Россия социальное государство, на моем примере показывает Собянин и его компания. Какое оно правовое государство, буквально сегодня у себя в Телеграм-канале Антискрепа я рассказал историю мурманского рыбопромышленника Юрия Тузова. Об этом знает вся страна, эта история продолжается много лет, о ней писали много раз в «Коммерсанте», в «Известиях», на правовых интернет-ресурсах, поэтому я никакой Америки не открываю и никакой джинсой здесь в данном случае не пахнет. Там история очень простая. Тузов в 2010 году купил компанию с большой кредиторкой, но у которой была квота на протяжении 15 лет на вылов водных биоресурсов в Мурманской области. Для того, чтобы эту компанию обезопасить от ареста счетов и от банкротства, он по совету одного из своих юристов выпустил необеспеченный вексель, оптимизировал оффшор и выпустил необеспеченный вексель в пользу этой компании-оффшорки на 400 млн. рублей. Просудили этот вексель, арбитраж его признал, присоединили компанию, и в этот момент тот самый юрист, который ему советовал, взял и спер и просуженный вексель, и исполнительный лист. Прибежал к судебным приставам и судебные приставы быстренько арестовали счета уже материнской компании, хотя это был очень крупный рыбопромышленник. Ну, он им и остается до сих пор. Человек, который столкнулся с рейдерами. Это к вопросу о правовом государстве. Но бог бы с ним. В 2017 году наконец-то этот вексель признали ничтожным, потому что он был безденежным, но рейдеры об этом не знали и они что сделали? Они организовали покушение на того человека, в пользу которого в итоге пошел этот вексель. Фамилия его Сурин, по-моему. Организовали покушение. Вывезли под камеры, со свидетелями или без таковых, и организатором назначили того самого Тузова, который связался с этим векселем. Но история-то в чем была? Он в тот день возвращался из Испании в Петербург, рейсом Аэрофлота, и Аэрофлот подтвердил, что они физически не мог ни встречаться с исполнителями, ни давать им указания, ни заниматься какими-то третьими делами. Его просто не было в стране, он был на борту самолета. Тем не менее, Тузова принимают в конце декабря 2017 года, и об этом уже все пишут, сажают в СИЗО, где он проходит проверку на полиграфе и полиграф показывает, что он не имел никакого отношения к этому похищению. Потому что сути спора не было, вексель-то уже ничтожный, просто рейдеры об этом не знали. Ну ладно, его надо выпускать. Правовое государство. Незачем человека держать в СИЗО-то, да? И тут выходит молоденькая следачка, которая вела это дело, и говорит - господин Тузов, для того, чтобы решить вашу проблему, дайте два миллиона евро налом, и я вас выпускаю… И когда пришли новые адвокаты, когда они вошли в это дело, он уже собирался переоформлять бизнес на эту следачку, а бизнес, не секундочку, стоил 50 млн. долларов, написали заявление в ФСБ. ФСБ - надо отдать ей должное - быстренько организовало фиктивную передачу части денег, взяла подельников этой следачки с поличным, они уже осуждены. Тузова надо выпускать! Нет. С организатора - на подстрекателя. И с СИЗО на домашний арест. У человека за эти 4 года уже случился инсульт, у него умер отец, возникли другие проблемы со здоровьем, и его по-прежнему держат, его по-прежнему не отпускают. Потому что дело надо закрывать. А честь мундира или что-то другое мешает.

А. Иванов:

- Я про крабовый бизнес и про уважаемого господина Тузова ничего не знаю, только знаю, что в крабовом бизнесе белых и пушистых нет. Вот такой бизнес у нас в стране.

Н. Кричевский:

- В данном случае я говорю не о крабовом бизнесе. Я говорю о том, что человека взяли не за крабовый бизнес. Рейдеры пытались отжать, они организовали якобы похищение, якобы избиение, эти люди сейчас уже на скамье подсудимых, а вот тот, который якобы организатор и который полностью невиновен и это доказал полиграф, по-прежнему находится на домашнем аресте. И это продолжается уже четвертый год.

А. Иванов:

- Домашний арест в России это практически оправдание. Перевод из СИЗО на домашний арест.

Н. Кричевский:

- К человеку нет ни одной претензии со стороны следственных органов. Почему его не отпускают? А потому, что правовое государство. Потому что больше половины молодежи не собирается заводить детей. Потому что больше половины активного населения не хотят заниматься бизнесом. Да что там больше половины? 90 процентов! Потому что такие, как Тузов, своим примером доказывают - ребята, прежде чем делать что-то серьезное в нашей стране, двадцать раз подумайте. Взвесьте все за и против, и без «крыши» не делайте ни одного шага. Потому что вас подставят, вас посадят, у вас будет инсульт и вы в итоге ничего не добьетесь!

А. Иванов:

- Мы успеем, наверное, несколько вопросов прочитать, но сейчас я хочу сказать такую вещь. Вы тут пламенную речь задвинули про то, что с нас собирают штрафы и все такое, чтобы заткнуть дыры в бюджете, но вот к нам на радио…

Н. Кричевский:

- Знаете, меня больше всего из всей нашей сегодняшней беседы задевает история как раз с этим бедолагой предпринимателем из Мурманска, который четыре года чалился в СИЗО, а сейчас на домашнем аресте. Потому что вот это конкретика, понимаете. Я понимаю, что больше половины молодежи не хотят заводить детей, я понимаю, что 90% не хотят заниматься бизнесом, я понимаю, что есть конкретный человек, который сейчас сидит ни за что, а с высоких трибун нам говорят о правовом государстве. О социальном государстве!

А. Иванов:

- Вот тут реплика есть по поводу вашего Мурманска… А вы вообще бывали в Мурманске?

Н. Кричевский:

- Да.

А. Иванов:

- Мрачненький город.

Н. Кричевский:

- Это смотря когда бывать. Вы бывали, очевидно, в полярную ночь.

А. Иванов:

- Я бывал прошлой осенью.

Н. Кричевский:

- Ну, нашли, когда бывать в Мурманске! А по поводу бюджета вы хотели…

А. Иванов:

- Да, по поводу бюджета. Сергей Катасонов приходил к нам на радио, это первый зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам, и мне понравился один его пассаж, который я хочу Никите Александровичу рассказать. Он прямым текстом сказал, что есть четыре способа пополнения бюджета, вот как раз эту дыру в бюджете заткнуть.

Н. Кричевский:

- Он не сказал, сколько?

А. Иванов:

- 4 триллиона рублей.

Н. Кричевский:

- Нет, он не сказал, сколько дефицит?

А. Иванов:

- 4 триллиона.

Н. Кричевский:

- Нет, это мало.

А. Иванов:

- Но названа была цифра в 4 триллиона рублей.

Н. Кричевский:

- На август это было 37%, а 4 триллиона - это 20%.

А. Иванов:

- Ну, может быть, у него данные какие-то более свежие?

Н. Кричевский:

- Да у него просто нет данных.

А. Иванов:

- Хорошо. Давайте по сути. 4 триллиона рублей. И есть четыре способа… Налоги - 1 триллион рублей…

Н. Кричевский:

- Стоп, стоп! Налоги. Налоги - это же акцизы, это же взносы, это же НДПИ и все остальное?

А. Иванов:

- Да.

Н. Кричевский:

- Получится? Нет, не получится. Потому что поднимать налоги некуда.

А. Иванов:

- Но уже ввели же вот там вот эти…

Н. Кричевский:

- Ну, 20% акциз на сигареты в итоге получит меньше. Какие налоги подняли?

А. Иванов:

- Для химиков, для …

Н. Кричевский:

- Это НДПИ. Для них это незаметно. Потому что они платили в бюджет процент один.

А. Иванов:

- Ну, вот так они по зернышку один миллиончик они и наберут на налогах… на вклады, на доходы свыше 5 миллионов рублей…

Н. Кричевский:

- Да, возможно. Но это будут копейки.

А. Иванов:

- Второй способ. Увеличить государственный долг. ОФЗшечки…

Н. Кричевский:

- Вот это активно всеми правдами и неправдами сейчас продавливает Минфин. Это чистая правда. Вот только сегодня он установил новый рекорд - разместил 316 миллиардов рублей за один присест. Общая сумма его размещения будет не триллион, как говорит господин Катасонов, а пять.

А. Иванов:

- Ага, вот, значит, как.

Н. Кричевский:

- Ну, где он берет эти суммы… А мы там триллион возьмем еще с… Пятеру… 315 за один присест разместили! 215 было 2 сентября! А 7 октября, в день рождения Владимира Владимировича, мы разместили 316! Только за два размещения получилось 600! Господин Катасонов, ну, вы же ответственный государственный человек, ну, что же вы вводите в заблуждение?!

А. Иванов:

- А, может, разместили, но не реализовали?

Н. Кричевский:

- Сперли уже? Успели? Ну, ладно, это шутка была.

А. Иванов:

- 1 триллион рублей в Фонд национального благосостояния… Да триллион-то уж пусть…

Н. Кричевский:

- Нет, нет. Это не для того создавался Фонд национального благосостояния, чтобы его дербанили всякие товарищи Катасоновы.

А. Иванов:

- А для чего он создавался, извините?

Н. Кричевский:

- Фонд национального благосостояния - это последний резерв ставки. Ликвидные активы там составляют всего 117 миллиардов долларов. Всего 117.

А. Иванов:

- То есть, у нас сейчас еще не 42-й год на дворе?

Н. Кричевский:

- Нет. И не 41-й. Явно не 41-й, не 42-й и не нужно… вообще, мне кажется, не нужно разевать рот на Фонд национального благосостояния. Потому что он создавался действительно очень тяжелым трудом и с очень серьезными проблемами. И создавался он не только нефтяниками, но он создавался теми людьми, которые убедили Путина в начале нулевых вообще создать Стабилизационный фонд. А это были не Кудрин, это были академик Дмитрий Семенович Львов, ныне покойный, и тогдашний член-корр Сергей Юрьевич Глазьев. Это были два человека, которым, когда они уходили от Путина, говорили - не лезьте не в свое дело, вам же будет хуже. А вот они такие дебилы, прости, господи, бесстрашные, вот они прут напролом и прут… и они убедили Путина. И его создали. А теперь лавры у кого? У господина Кудрина! Но ФНБ в цепочке Катасонова - это явно лишнее звено и он может забыть об этом.

А. Иванов:

- Но давайте четвертый способ, мой самый любимый, - как мы будем затыкать дыры в бюджете? - девальвация рубля. Пожалуйста, практически на официальном уровне декларируется, что вот мы немножко ослабим наш рубль, чтобы денежек в бюджете было чуть побольше.

Н. Кричевский:

- Фига себе немножко! Мы начинали год с 60 за доллар, сейчас уже почти 80! Фига себе немножко! Алексей Юрьевич, как у вас все просто и со вкусом, да! Никто не знает, каким будет курс по году… мы все лето с Ивановым призывали вас, если вы захотите сохранить свои сбережения, поменять рубли на валюту, и я вам должен сказать, что сейчас это сделать не поздно. Вы в любом случае сэкономите эти деньги. Но я бы к этим рецептам от Катасонова добавил бы еще денежную эмиссию. Я бы добавил инфляцию. Потому что, чем больше выручка у предприятий, тем больше налогов. Я прошу не путать официальную инфляцию с фактической.

А. Иванов:

- Приватизацию можно добавить.

Н. Кричевский:

- Безусловно. Ну, как Совкомфлот… полмиллиарда долларов привлекли в ходе IPO - ну и отлично! Так что вариантов наполнить бюджет очень и очень немало. Другой вопрос, что крайними в этой ситуации опять окажется кто?

А. Иванов:

- Неужели российский народ?

Н. Кричевский:

- А у нас всегда так. Больше никого нет. Что-нибудь оптимистичное под конец программы.

А. Иванов:

- Наверное, оптимистичного я не найду…

Н. Кричевский:

- Тогда дело рук самих утопающих - спасение. Помните об этом.

А. Иванов:

- Мы прощаемся с вами до следующей недели. Всего доброго!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Легендарный реформатор боевых искусств и киноактер Брюс Ли
Архитекторы смыслов - журналисты Олег Кашин и Мария Баронова садятся к оранжевому микрофону, чтобы подвести свои итоги дня и повлиять на дальнейшее развитие событий. Задача максимум - остановить войны и воцарить мир во всем мире. Программа минимум - не дать заскучать слушателям.