Никита Кричевский: Сейчас по ощущениям самое начало 90-го, когда начал работать печатный станок

Александр Иванов и Никита Кричевский обсуждают, к чему приведет продление льготной ипотеки, каким министром финансов был Алексей Кудрин, нужен ли России цифровой рубль и почему ФСБ интересует похоронный бизнес

А. Иванов:

- Драматический дуэт в эфире радио «Комсомольская правда» - профессор Никита Кричевский и редактор Алексей Иванов, рассказываем про последние экономические новости этой недели.

Н. Кричевский:

- Мы не то чтобы рассказываем, мы их обсуждаем, исследуем, анализируем, препарируем, доносим до простого, верного нам слушателя.

А. Иванов:

- Давайте начнем сразу с горяченького. Сегодня было важное совещание. Владимир Путин и Михаил Мишустин встретились посредством современных технологий, через экран, и обсудили ситуацию с восстановлением экономики. Давайте послушаем, так сказать, из первых уст.

В. Путин:

- Одна из этих мер поддержки и строительной отрасли, и граждан это льготная ипотека под 6,5%. Она у нас заканчивается 1 ноября. Михаил Владимирович, с учетом того, что ситуация у нас складывается, в общем-то, непросто, хотя экономика восстанавливается, тем не менее, людям еще тяжеловато и отдельным отраслям экономики, в том числе и стройке. Давайте продлим эту льготу хотя бы до середины следующего года.

А. Иванов:

- Итак, льготную ипотеку продлевают. По крайней мере, президент об этом сказал. А мы знаем, что если президент сказал, то это будет исполнено. Знаете, меня удивило, что продлевают ее до 1 июля 2021 года.

Н. Кричевский:

- Нет. Хотя бы.

А. Иванов:

- По крайней мере, еще несколько дней назад Минфин уверенно заявлял, что на весь 2021 год продлят льготную ипотеку. Все-таки решили поосторожничать.

Н. Кричевский:

- Ну, мы не видели итоговое решение правительства, поэтому не будем бежать впереди паровоза. Вполне вероятно, что и на весь год продлят. Но, может быть, и на 1 июля 21-го года продлят, что не суть важно, потому что это ставит точку в том споре, который мы с вами наблюдали на прошлой неделе, когда доцент Сережа Хестанов, видимо, пренебрегший поддерживающей терапией, заявил о том, что нас ждет ипотечный пузырь. Я тут же задал вопрос: а что есть ипотечный пузырь? И не нашел на него ответа. Потому что, я понимаю, есть пузырь на рынке недвижимости, когда цены на недвижимость растут так, что сегодня ты покупаешь, через полгода ты продаешь (со сделанным ремонтом, выплаченными процентами, со всеми накладными расходами) и все равно остаешься в прибыли. В Америке в середине нулевых было даже специальное телевизионное шоу «Купи дом и продай его дороже», и там препарировались эти случаи.

А. Иванов:

- Давайте я выступлю в качестве адвоката Сергея Хестанова. Что такое ипотечный пузырь? Это когда ипотеку раздали людям, которые потом не смогут за нее платить. Сейчас раздадут всем подряд. Именно это было в нулевые годы в Америке…

Н. Кричевский:

- Я вас сейчас выгоню из студии, Иванов. Все подряд – это не относится к моим слушателям. Во-первых, не всем подряд. Во-вторых, доступность ипотеки в России весьма и весьма относительная. 6,5% не идут ни в какое сравнение, если мы берем ту же Америку, где 3,3% годовых. Плюс с начала этого года зафиксирован рост цен на недвижимость в размере 6% (не 60, а всего лишь 6). Наконец, для того чтобы взять даже льготный ипотечный кредит, вы должны внести первый взнос в размере 20%. А в Америке сколько было? Ноль. Поэтому слепой 80-летний афроамериканец, который в какой-то момент не смог внести очередной ипотечный транш, и стал тем камешком, после которого случилась ипотечная лавина. У нас ничего подобного нет. И если бы сегодня Путин не выступил, мы бы так с вами и болтались: а будет ипотечный пузырь или не будет?

У меня такой вопрос. Что для нас с вами важнее – мифический ипотечный пузырь, который, может, будет, а может, не будет, или реальное улучшение жилищных условий каждого конкретного человека, который хоть немножко, но зарабатывает для этого? Это крыша над головой, а это, значит, детки, Алексей Валерьевич.

А. Иванов:

- Я хочу сослаться на авторитетный источник. Виталий Леонтьевич Мутко заявил о рекордной выдаче ипотечных кредитов в сентябре – 180-185 тысяч выданных ипотек за один месяц, а их объем приблизился к половине триллиона рублей за один месяц. Это исторический рекорд, и он практически на треть побил предыдущий рекорд, который был установлен в августе этого же года.

Н. Кричевский:

- Я очень благодарен Мутко за тот умопомрачительно короткий срок, в течение которого мне перечислили как многодетному 450 тысяч рублей в счет частичного погашения моего ипотечного кредита. Объявляли 30 дней на рассмотрение, а перечислили за 10. И это через ДОМ.РФ шло. ДОМ.РФ получил мою заявку, согласовал ее с Росреестром. И в течение 10 дней он ее закрыл.

А. Иванов:

- Это суперпрограмма просто. Такими темпами у нас только белые вороны скоро в стране не будут счастливыми обладателями ипотеки. Потому что, извините, по 200 тысяч за месяц.

Н. Кричевский:

- Счастливыми обладателями собственного жилья. Тут я с вами соглашусь. На своем личном примере. К чему это привело? Вот взял первую ипотеку – дочь родилась. Взял вторую ипотеку – двойняшки родились. На этом я останавливаюсь, потому что надо уступить дорогу молодым.

А. Иванов:

- Вернемся к экономике. Знаете, какая стоимость этой программы по льготной ипотеке?

Н. Кричевский:

- Зачем нас возвращать к экономике? Я вам тысячу раз говорил, экономика - на 50% психология. А в наших условиях это не 50%, а больше. И второе. Без учета менталитета нации, без учета узловых характеристик, узловых представлений социума о своем житье-бытье выстраивать какую угодно экономическую политику просто невозможно.

В понедельник господин Якобсон, вице-президент ВШЭ, сказал, что я рекомендую, подсказываю, советую правительству обратить внимание на три вещи, которые ускорят экономический рост. Имелось в виду, что экономический рост у нас есть, но он какой-то медленный, вялый. И Якобсон говорит: надо его ускорить. Мы согласны. Он говорит: финансирование перспективных бизнесов, ускорение цифровизации и больше бабок в образование (я так понимаю, в высшее, а еще более конкретно – в Высшую школу экономики).

У меня первый вопрос. Финансирование перспективных бизнесов. Кто будет определять перспективность этих бизнесов – Лев Ильич Якобсон или Анатолий Борисович Чубайс?

А. Иванов:

- Я думаю, у нас есть специально обученные люди, которые сидят в Белом доме, на Старой площади.

Н. Кричевский:

- Нет, на Старой площади люди делом занимаются, они не рассматривают и не исследуют перспективность бизнеса.

Второй элемент – ускорение цифровизации. У меня тот же вопрос. Сейчас я скажу простонародную фразу. А жрать вы цифру будете? Что вы будете кушать-то, цифру?

А. Иванов:

- Цифровизация повышает производительность труда.

Н. Кричевский:

- Кто вам это сказал?

А. Иванов:

- Это общеизвестный факт, аксиома.

Н. Кричевский:

- Нет, Алексей Валерьевич. Производительность труда это комплексный показатель, на который влияют многие факторы производства.

А. Иванов:

- Раньше мне нужно было взять бумажку, на ней что-то напечатать, прийти к чиновнику, отдать ее. А теперь всё через портал госуслуг.

Н. Кричевский:

- Но мозги-то у чиновников остались прежними. Цифровизация свою лепту вносит и все это ускоряет, но мозгов у них больше не стало, они по-прежнему не понимают, что это такое.

А. Иванов:

- Вот нам пишут: «Ипотека – это прямая аналогия выкупных платежей…»

Н. Кричевский:

- В 1861 году у крестьян просто не было выбора, приходилось оформлять выкупные платежи на себя, плюс чересполосица, плюс постоянные недоплаты и прочее. Сейчас вы имеете выбор не брать ипотеку. Вы можете жить с мамой, папой, дедушкой, бабушкой. Вы можете жить на улице, в палатке. Вы можете взять ипотеку на селе, и не под 6%, а под 2-3%. Вы можете поехать, например, в село учителем или врачом. Да мало ли специальностей, которых не хватает в сельской местности. Вы можете там совершенно спокойно получить комфортабельное жилье.

А. Иванов:

- Поговорим про Кудрина. 60 лет Алексею Леонидовичу было буквально на днях. Легендарный министр финансов, которого признавали в свое время лучшим европейским министром финансов.

Н. Кричевский:

- Легендарный хранитель олигархических традиций 90-х, я бы так сказал.

А. Иванов:

- Я посмотрел, когда он пришел во власть. Он пришел во власть 17 мая 2000 года.

Н. Кричевский:

- А то, что он у Чубайса работал в администрации президента в 90-х?

А. Иванов:

- Ну, скажем так, в исполнительную власть.

Н. Кричевский:

- То, что по его протекции, рекомендации Путин переехал из Питера в Москву?

А. Иванов:

- Ленинградская мэрия, все понятно. Кудрин дал интервью агентству ТАСС. Хочу зачитать парочку интересных пассажей оттуда. Мне понравилось про ситуацию в экономике. «Россия переживала сложные этапы в разные века, но чтобы более 10 лет оставаться практически с минимальным ростом в пределах 1 процента, такого даже в советское время не было». Судя по этому, для Кудрина нет большего оскорбления, чем сказать, что даже в советское время такого не было. Это, кстати, как раз к вашему любимому Якобсону, который тоже…

Н. Кричевский:

- Я не об этом хочу сказать и контраргументировать господину Кудрину. Есть одна страна в Европе, которая за 50 последних лет показывала самые низкие темпы экономического роста. Но в то же время у нее один из самых высоких (если не самый высокий) показатель качества жизни, вовлеченности в экономическое развитие. Как эта страна называется?

А. Иванов:

- Она называется Швейцария.

Н. Кричевский:

- Алексей Леонидович, что же вы так по старинке мыслите? Посмотрите в сторону Швейцарии. Ведь за 20 лет, что вы у власти, мы бы с вами могли достичь швейцарского уровня. Ну ладно, не швейцарского, но уровня Арабских Эмиратов уж точно. А в результате что? Куда ни плюнь, везде попадешь черт знает во что. И во многом, Алексей Леонидович, это следствие вашей соглашательской позиции с тем олигархатом, который перекочевал из 90-х в третье десятилетие XXI века. Я имею в виду тех, кто входит в Российский союз промышленников и предпринимателей. Я предполагаю, что вы инициировали дефицит в пенсионной системе именно в качестве дружеского жеста, шага, уважухи, называйте как хотите, после того как в 2003-2004 году был принят некий Ходорковский, против закрытия которого РСПП выступал дружными рядами. Вот для того, чтобы эта история была каким-то образом микширована (мое предположение), вы пошли на то, чтобы резко снизить единый социальный налог. Он был 35,6%, а стал 26%. Из 9,6 процентных пунктов снижения 8 процентных пунктов пришлись на пенсионную систему. И с тех пор у нас дефицит пенсионной системы, хотя в 2003 году был профицит 100 миллиардов рублей, в 2004-м – 66,5. Я это говорю как бывший зав. кафедрой.

А. Иванов:

- А я-то думал, что у нас дефицит пенсионной системы связан с тем, что пенсионеров становится больше, а трудоспособного населения меньше.

Н. Кричевский:

- Знаете, Алексей Валерьевич, объяснений, отговорок можно найти массу. Проблема в другом. Например, в Германии четверть пенсионной системы возмещается из федерального бюджета. Да, там тоже проблемы со стареющим населением.

А. Иванов:

- А у нас сколько. У нас же тоже возмещается частично.

Н. Кричевский:

- У нас даже больше. Но что касается непосредственно пенсионных выплат, там цифра существенно меньше. А что касается на круг (это ежемесячные денежные выплаты, это Герои Советского Союза, Герои России, чернобыльцы, пострадавшие в Семипалатинске и прочие), там, конечно, получается больше. Там из 8 триллионов приблизительно больше половины. Но здесь я за точность не отвечаю, потому что не вижу принципиальной разницы. Я вижу ужас в глазах человека, разбирающегося в социальном обеспечении, который все последние 20 лет находился в летаргическом сне, а вдруг открыл глаза и спросил: как, вы заменили Пенсионным фондом собес, соцзащиту? И мы бы ему сказали: да, так получилось. Он бы сказал: вы что, с ума сошли?

А. Иванов:

- Зачитаю еще цитату Алексея Кудрина, про бюджет, который сейчас принимает Госдума. «Я бы оценил этот документ как очень жесткий. Мы еще не вышли из кризиса. Я считаю, что у нас хватает ресурсов, чтобы сделать бюджет мягче с точки зрения увеличения расходов и поддержки экономики. Думаю, надо обязательно увеличивать расходы. Вместо этого по целому ряду направлений в следующем году запланировано сокращение на 10%. Без этого стоило бы обойтись». А что можно сделать? Он намекает на то, чтобы увеличивать госдолг.

Н. Кричевский:

- Странная какая-то история наблюдается с начала этой недели. Выступают облеченные властью господа, и все как один наперебой говорят о том, что мы справимся с бюджетным дефицитом, и вообще надо печатать больше, больше и больше, и не сегодня-завтра все поправится, все будет шоколадно. Я не знаю, для кого они это говорят, явно не для нас с Ивановым, явно для Владимира Владимировича. Но, мне кажется, он не читает тех газет, где публикуются эти интервью. Пока же на этой неделе вышла статистика за январь-август по налогам. Налог на прибыль – минус 18%, НДФЛ – рост на 2,6%. Но при этом мы с вами понимаем, что это не выплаты медикам, учителям и прочим, а это обеление сервисного сектора в надежде на то, что бюджет поможет этим предприятиям. Поэтому произошло обеление – и по Москве на 5,4% рост, и по России в целом на 3,6. А вот НДС – минус 1%, за август – минус 4%. Налог на добычу полезных ископаемых – минус 39%. Итого за январь-август налоговые, не налоговые доходы федерального бюджета сократились на 20%. В переводе на русский, Алексей Валерьевич, от 20 триллионов хапните 20%, сколько будет?

А. Иванов:

- Одна пятая. 4 триллиона.

Н. Кричевский:

- Это без учета второй волны коронакризиса и коронавируса. А почему я говорю о второй волне? Потому что в августе, когда еще второй волны не было, констатировалось, что сфера услуг провалилась на 37,5%. И в сентябре-октябре она явно не восстановится. При этом, я не знаю, как в регионах, а в Москве нарастает паника по поводу второй волны. Я несколько раз был свидетелем, как из офисных помещений, из офисных зданий выносят компьютеры, оргтехнику, какие-то документы, бумажные коробки, грузят в машину, и люди уезжают. Когда я спросил, в чем проблема, - удаленка. Я говорю: «Собянин?» - «Нет, они боятся». Они просто боятся заразиться.

А. Иванов:

- Я хочу вас порадовать, Никита Александрович, и всех остальных наших радиослушателей. Наверняка вы сегодня не так уж прямо чтобы внимательно слушали это совещание с участием президента и премьер-министра, там еще Максим Орешкин выступал…

Н. Кричевский:

- Вот сейчас обидно. Что значит невнимательно?

А. Иванов:

- Ну, мало ли какие у вас обстоятельства были? Может, вы стояли в пробках, поворачивали…

Н. Кричевский:

- А у меня радио есть.

А. Иванов:

- «Комсомольская правда», я надеюсь?

Н. Кричевский:

- Естественно. Ну, не Вести ФМ же…

А. Иванов:

- Итак, Максим Орешкин, советник президента, говорит - изменения налогового законодательства России нужно в ближайшие годы минимизировать. Какая, по-вашему, это стадия? Уже, наверное, не отрицания, как было у Силуанова, когда он говорил пару лет назад - нет, мы не будем менять …

Н. Кричевский:

- Ближайшие шесть лет, да, да… Отряхнулся и дальше пошел.

А. Иванов:

- А вот Орешкин уже на стадии, мне кажется, уныния… еще, наверное, не принятия того, что все-таки налоги придется заплатить…

Н. Кричевский:

- Я возвращаюсь к Кудрину. Он говорит - вот как-то на 10% сокращение - это неправильно. Но мы ж закончили-то на чем? На том, что недополучение доходов уже за январь-август составляет 20%. То есть, выходит, что будет вброшено не менее двух-трех триллионов необеспеченных рублей. То есть, напечатанных. И это без учета второй волны.

А. Иванов:

- Подождите, есть же разные способы. Мы можем взять в долг. Мы можем поднять налоги. И это уже сделано…

Н. Кричевский:

- Вот есть у меня дурная черта характера. Я, когда разговариваю, я предполагаю, что ход моих мыслей и рассуждений, а также стартовые позиции моих слушателей идентичны моим собственным. И это меня губит. Я признаю, недоработка. Дело в том, что взять в долг у иностранцев нет никакой возможности, потому что они в долг нам не дают. К нашему огромному сожалению. В долг мы берем у крупнейших российских госбанков. Это порядка более чем три четверти общих заимствований в этом году - это госбанки. Госбанки - это средства в первую очередь вкладчиков, а также свободное время на свободные остатки компаний. Эти средства не бесконечны и поэтому с этого понедельника Центральный банк запустил печатный станок. Смысл механизма очень простой. Крупнейшие госбанки покупают облигации федерального займа, то есть, финансируют дефицит федерального бюджета. Тут же бегут в Центральный банк, вносят это в обеспечение выдаваемых им Центральным банком средств, и таким образом возмещают в своих балансах деньги, потраченные на приобретение ОФЗ. То есть, по сути, это выстраивание той самой пирамиды, во славу которой меня призывали высказаться вечной этого года, если мне память не изменяет, за 150 тысяч рублей. Я отказался и после этого в глаза супруге какое-то время не смотрел. Потому что она-то на словах поддержала бы, конечно, мою принципиальную позицию, но деньги-то на дороге не валяются…

А. Иванов:

- Хорошо. Скажите, у нас в стране все-таки государство для госбанков? Или госбанки для государства?

Н. Кричевский:

- Это одно и то же.

А. Иванов:

- А зачем они тогда друг у друга берут в долг, передают друг другу?

Н. Кричевский:

- Потому что финансировать дефицит бюджета напрямую средствами ЦБ нельзя по той причине, что печальный опыт мы проходили 30 лет тому назад и назывался он - последний год существования СССР. Сейчас, по ощущениям, самое начало 90-го, если мы берем исключительно финансовую сферу. Вот именно тогда начал работать печатный станок и начал набирать обороты. И председатель Центрального банка, а им был тогда некто Геращенко, будучи коммунистом, естественно, не мог сказать «нет» партийному руководству и печатал деньги. И передавал эти деньги в государственный бюджет. А государственный бюджет такими деньгами выплачивал пенсии и прочее, прочее. Вот такая была история. Самое-самое начало 1990 года.

А. Иванов:

- То есть, вы хотите сказать, что и павловская реформа новая не за горами?

Н. Кричевский:

- Когда был обмен 50- и 100-рублевок - это был абсурд… Я бы даже не стал бы останавливаться на этом печальном эпизоде позднесоветского периода. Это ни о чем. Кстати говоря, вот вы хотели со мной поговорить по поводу цифрового рубля. Я вас категорически послал с этой темой, но по поводу павловской реформы. Вы знаете, я бы вбросил бы в общественное поле идею для обсуждения не цифрового рубля, а нового дизайна формата банкнот.

А. Иванов:

- Очень интересно! Вот на советских 25-рублевках был портрет Ленина…

Н. Кричевский:

- Там и десятирублевки были. Я к тому, что - а у нас в стране, что, городов мало? Почему Хабаровск, Ярославль… А Саратова-то нет у вас? Почему бы не банкнотах не печатать, как это принято в Европе, например, или в Америке, портреты выдающихся государственных, общественных, научных, спортивных деятелей?.. Представляете?! Мы бы с вами сейчас полчаса рубились уже и подключали бы аудиторию, и говорили - а кого бы вы хотели увидеть на банкноте достоинством в 1000 рублей? А они, вместо того, чтобы вбросить эту сумасшедшую по популярности идею, говорят - а вот цифровой рубль. Ну, что такое цифровой рубль? Ну, мода такая во всем мире идет на цифровую валюту. Ну, понятно - китайцы, американцы, европейцы и прочие… И тут же говорят - это, конечно, не средство накопления и вообще цифровой рубль будет подвержен колебаниям, но мы это сделали для того, чтобы бороться с серым сектором экономики. Весь мир продает и покупает наркотики, оружие и прочее через цифровую валюту, и только наш ЦБ говорит - мы это сделаем для того, чтобы убить серый сектор. Ну, флаг вам в руки, ребята! Мы с Марданом вчера это обсуждали в прямом эфире и пришли к выводу, что мы бы поучаствовали в конкурсе на замещение вакантной должности начальника департамента цифрового рубля Центробанка. Ну, так, знаете, посмеялись, два таких стареющих гаврика - Мардан и Кричевский - а я с утра еще чего-то проснулся и подумал - какой же я идиот, надо же объявлять себя на замещение вакантной должности шофера или уборщика…

А. Иванов:

- Центробанка?

Н. Кричевский:

- Нет. Департамента цифрового рубля. Потому что там же миллиарды будут на эту стратегию. Там даже уборщик озолотится. Я уж не говорю о шофере.! Потому что шофер же тоже убирается в автомобиле после того, как начальник департамента его покинет. Вы прикиньте, сколько там денег будет оставаться! От тех миллиардов, которые будут предложены для выработки концепции цифрового рубля Российской Федерации.

А. Иванов:

- Олег Ермолаев нам пишет: «Вопрос умным. Почему при Сталине такого не было, что нету денег?»

Н. Кричевский:

- Стоп, а при чем здесь Сталин?

А. Иванов:

- Сталин всегда при чем в России.

Н. Кричевский:

- Нет, ну, там еще Иван Грозный, там еще Петр Первый… да мало ли душегубов было в истории! При Сталине денежная реформа 1947 года была направлена знаете на что? На то, что значительная часть средств после войны оставалась невостребованной на счетах красноармейцев, которые погибли. Эти деньги болтались мертвым грузом. И их два года никто не мог востребовать. Потому что родственники не знали, потому что эти люди погибли или пропали без вести, потому что нужно было что-то делать с этими остатками. Что сделали? Правильно, провели денежную реформу. Обменяли. И обнулили те самые остатки. Вот вам и все хорошо. Кстати говоря, тогда тоже были проблемы с печатным станком. Но после войны, благодаря сталинскому наркому финансов Арсению Звереву, эти проблемы в 1947 году в общем и целом удалось решить. Но Никита Хрущев, могильщик СССР, когда в 1960 году предложил провести денежный обмен, так называемая реформа 1961 года, Арсений Зверев ушел просто со своего поста - положил заявление на стол и ушел. И вы знаете, что самое интересное? Он умер уже при Брежневе и он похоронен не абы где, а на Новодевичьем кладбище.

А. Иванов:

- Ну, не в Кремлевской стене, извините.

Н. Кричевский:

- Нет. Ну, нарком финансов - это не та фишка, чтобы в Кремлевскую стену замуровывать. На Новодевичьем кладбище. То есть, не хухры-мухры. Это говорит о том, что брежневская когорта признавала господина Зверева как очень сильного специалиста-финансиста в области государственных бюджетных финансов.

Знаете, Алексей Валерьевич, мне очень понятна постановка вопроса - кто выгоден России: Трамп или Байден? Тогда, когда в конце мая экологическая катастрофа в Норильске, в конце августа экологическая катастрофа на Камчатке…

А. Иванов:

- Ну, на Камчатке ничего не было…

Н. Кричевский:

- Тем не менее, у людей констатируется ухудшение зрения, ухудшение самочувствия. Когда запускается печатный станок. Когда люди в открытую педалируют тему наращивания госдолга, непонятно для чего, когда они отказываются сокращать расходы бюджета. Причем, не социальные расходы, а те, которые сам же Кудрин говорит о том, что ежегодно мы теряем безумные триллионы рублей. Когда у нас даже тесты на коронавирус - и те приходят из Китая. Когда мы не можем обеспечить сами себе в достаточном количестве вакцину. Когда абсолютно не защищен наш внутренний рынок нашими отечественными производителями. Я не понимаю, какая нам разница, кто придет - Байден или Трамп? Они, что, скажут - ребята, займитесь протекционизмом? Вот на той неделе РБК и «Коммерсант», еще несколько деловых изданий писали о том, что возобновились наезды на похоронных агентов, на компании по оказанию ритуальных услуг. Были названы две компании - «Ритуал сервис» и «Честный агент». Это не ГБУ Ритуал, это частные компании, они очень небольшие, там общий объем похоронного рынка составляет 25 млрд., из них 23 миллиарда забирает на себя ГБУ Ритуал. Два миллиарда - это все остальные. Ну, даже если считать, что эти две компании берут два миллиарда полностью, а остальным остается с гулькин нос, о чем говорить-то? Нет. В «Ритуал сервис» приходят оперативники МВД по Северному округу Москвы, в «Честный агент» приходит ФСБ. Приходят для того, чтобы провести обыски, для того, чтобы изъять компьютеры. При этом, что есть «Честный агент»? «Честный агент» - это мобильная платформа, разработанная нашими российскими программистами, мобильное приложение у меня даже было загружено какое-то время в телефоне, но я потом понял, что я чего-то не то загрузил и я его стер. Но оно есть. То есть, заходите в это приложение и в режиме одного окна решаете все свои скорбные проблемы. Это шикарная штука. Это капитализация.

А. Иванов:

- И сюда добралась проклятая цифровизация!

Н. Кричевский:

- Это показатель того, что мы действительно в плане цифры идем очень и очень широко и впереди. Нет, приходят и говорят - мы к вам пришли с обыском. Нет, я все понимаю, но… Что, ФСБ заняться нечем? Это первый вопрос. Второй вопрос - ну, ладно, ГБУ Ритуал заберет под себя остатки там, два миллиарда рублей, при этом, как говорят профильные эксперты, из 23 миллиардов реально объявляют по своей бухгалтерской отчетности 4. Остальные то ли вчерную, то ли еще как идут. В данном случае меня это не интересует. Ну, мало ли там какие эксперты… может, они ангажированные, может, они проплаченные, да бог бы с ними. Куда силовики придут дальше? Вот вопрос. И зачем? Ради того, чтобы контролировать черный нал? Если брать за основу расчеты этих так называемых профильных экспертов и понимать, что ГБУ Ритуал показывает вбелую только 17% своего оборота, это значит, что речь идет о сумме приблизительно в 1,7 миллиарда черных рублей. Это очень серьезные деньги. Но опять же, не ФСБ должно наводить порядок в этой сфере. У ФСБ не получится забрать это мобильное приложение и эту цифровую платформу, потому что сервера находятся вне территории России. Я не знаю, где они находятся.

А. Иванов:

- Я предлагаю создать госкорпорацию «Роспохорон».

Н. Кричевский:

- Это ГБУ Ритуал и есть. Ради бога. Но ведь это не монополизация. Я не знаю, как это назвать. Меня другой вопрос волнует. Это очень и очень неприятная тенденция. Это же не хозяйственный спор. Это же просто приходят силовики и изымают в 2018 году у «Честного агента» - 20 компьютеров. Не вернули. В этот раз - 5.

А. Иванов:

- Вы так удивляетесь, как будто вот вы действительно 20 лет в Швейцарии прожили… а сейчас вернулись в Россию…

Н. Кричевский:

- Нет, я не в Швейцарии, я в летаргическом сне пребывал… Ну, слушайте, 20 компьютеров, они ж на балансе висят. И я тут со своим аудитором разговариваю и он говорит - можно, конечно, судиться с ФСБ, без особых перспектив, а можно списать. И на этом мы останавливаемся, потому что, если «Честный агент» захочет узнать, как это можно сделать, я дам ваш телефон. Но «Честный агент» ко мне не обращается, я их не знаю, Ритуал-сервис тоже ко мне не обращается… и, слава богу, я к ним не обращаюсь. Потому что обращаться к ним можно по одному поводу. Бог пока миловал. Но вопрос в другом. Вопрос в том, почему ФСБ-то? Там, что террористы? Там посягательство на государственный строй? Там подготовка к покушению на первых лиц государства? Что там происходит?

А. Иванов:

- Следствие разберется!

Н. Кричевский:

- Ждите. И, наконец, наша традиционная рубрика…

А. Иванов:

- Мечты, мечты, где ваша сладость? Вот наша такая домашняя заготовочка. Я, кстати, хочу сказать, что вот к этому человеку точно силовики не придут. Потому что он всегда хорошие предложения говорит. Председатель «Единой России» Дмитрий Медведев выступил с предложением обеспечить россиян за счет государства лекарствами, выдаваемыми по рецепту, говорится на сайте партии. Каково, а?

Н. Кричевский:

- Сказка! Мед! Халва!

А. Иванов:

- Вот Владимир Вольфович не додумался до этой идеи …

Н. Кричевский:

- Да Вольфович по сравнению с Дмитрием Анатольевичем просто ни о чем, Алексей Валерьевич! Ну, что вы! Тут, знаете, не надо матом-то ругаться, слушатели мои дорогие! Я понимаю, что вы сейчас вспомните обещание «Единой России», что к 2020 году мы будем получать 2700 долларов в месяц, что у каждого будет 100-метровая квартира и прочее. Тут разговор о другом. Тут разговор о том, что эти хотелки не имеют ничего общего с реальностью, потому что тут же встанет весь крупняк и скажет - так вы хотите повысить взносы? Вы хотите ввести еще один вид страхования? Или вы хотите за счет дефицитного бюджета финансировать зарубежную фармацевтическую отрасль? Дмитрий Анатольевич, приходите к нам на радио, поясните нам, несведущим… мы просто теряемся… мы придумываем всякую ересь, пытаясь понять, что вы имели в виду. А заканчивая нашу программу, я вновь и вновь, я буду каждый раз повторять - ребята, наше спасение в наших собственных руках!

А. Иванов:

- На этом - до следующей недели! С вами прощаются Никита Кричевский и Алексей Иванов.

В Вооружённых силах РФ уже началась массовая вакцинация от COVID-19