Олег Кашин: Даже Молдавия готова плевать в лицо России, потому что Россия позволяет

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин вспоминают гендиректора музея им. Пушкина Ирину Антонову, обсуждают выступление Навального в Европарламенте, задержание в Казахстане правозащитника Ермека Тайчибекова, вызовы на допросы свидетелей Сталинградской битвы, появление информации о Скрипалях

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. Где-то в глубинной России Эдвард Чесноков. И снова мы начинаем нашу программу с потери. Умерла Ирина Антонова – президент и многолетний руководитель Пушкинского музея. С 1961 года она им руководила. Ей было 98 лет. Среди причин ее смерти – коронавирус. Хотя, как сообщается, она болела много чем. Возраст крайне преклонный. Эдвард, какие у вас чувства, что вы испытываете, знали ли вы ее лично?

Э. Чесноков:

- Да, и скорую вызвал ее 66-летний сын. Когда человек доживает до такого возраста, то какие-то параметры, как мать и сын, они совершенно по-другому выглядят. Конечно, хорошо, когда человек долго живет, но вот такой возраст заставляет задуматься. Да, мне довелось взять у Ирины Александровны небольшое интервью. Это была история про мою любимую Германию и нелюбимую мною Меркель. Высказался кто-то, что России, дескать, следовало бы вернуть те сокровища Рейха, которые она взяла как военный трофей, включая золото Шлимана, которое выставлено, по-моему, до сих пор в одном из наших музеев. И вот я совершенно на удачу просто позвонил на городской телефон в музей, в ее приемную. Это было года полтора или два назад. И она взяла трубку. Казалось бы, человек, практически небожитель, со всеми мыслимыми регалиями, но она была открыта, в том числе для журналистов. Она дала мне очень подробный комментарий.

Я чувствовал, что соприкасаюсь с легендой. Я стал спрашивать: а правда, что вы череп Гитлера держали? Я ей позвонил, потому что она была в числе комиссии экспертов-искусствоведов, которые осуществляли приемку этих экспонатов, которые мы забрали из немецких музеев как военный трофей, в качестве компенсации за те ужасные преступления, которые они учинили, наподобие взрыва колокольни Ново-Иерусалимского монастыря. Так вот, я ее спросил о черепе Гитлера. И видно было, что ее этот вопрос достал. Она сказала: на этот вопрос я многократно отвечала. И вот этот непередаваемый тон старой русской интеллигенции, это было просто потрясающе.

О. Кашин:

- Зря вы про черепа. Тем более, по-моему, челюсть лежит в Росархиве. Это по другому ведомству. Тем не менее, вы очень точно ответили. Действительно, главное, что можно выбить на памятнике Ирине Антонова, который, конечно, поставят где-нибудь на Волхонке, это ее роль в послевоенном освоении немецкого художественного наследия. У нее было воинское звание – майор. И хотя она не работала в Германии, а принимала уже все на месте, действительно, это ее важнейшая роль. Мы провожаем человека, который абсолютно…

Э. Чесноков:

- Человек-эпоха.

О. Кашин:

- Без какой-то натяжки ее можно назвать абсолютно советским глубинным государством. Тем более, что она до войны училась в ИФЛИ знаменитом – Институте философии, литературы и истории, буквально советском Оксфорде, готовившем элиту, причем международную элиту для Советского Союза. Действительно, она и была международной элитой.

Про эти трофеи есть нюанс. Действительно, а распоряжении Советского Союза после войны оказалось очень много всего из немецких музеев. И далеко не все можно было выставлять. Именно потому, что Советский Союз как раз, как с этим золотом Шлимана, не признавал, что он забрал это себе. У Сергея Меркурова, ее предшественника во главе музея, была идея во Дворце Советов разместить Музей Победы, музей трофеев.

Э. Чесноков:

- И пантеон построить.

О. Кашин:

- Да, идея выставлять то, что привезли, была не реализуема. Потому что даже Дрезденскую галерею, которую потом вернули в Дрезден, вернули ГДР в 1955 году.

Э. Чесноков:

- В разгар оттепели, кстати. Дрезден был на территории ГДР.

О. Кашин:

- «Сикстинская мадонна» не висела в залах Пушкинского музея. Советский Союз не заявлял о том, что «Сикстинская мадонна» у него. Да, действительно, человек-эпоха. И тоже стоит вспомнить последний скандал с ее участием. Когда на одной из прямых линий с Владимиром Путиным в последний год, когда она была именно директором, а не президентом Пушкинского музея, она предложила, причем с позиции такой королевы, которая смотрит на Путина сверху вниз, причем очень сверху, восстановить в Москве Музей западного искусства.

Э. Чесноков:

- Это было в 2013 году.

О. Кашин:

- Забрав у Эрмитажа то, что при разделе коллекции Щукина из Москвы туда отвезли.

Э. Чесноков:

- Музея нового западного искусства восстановить. Он был закрыт Сталиным.

О. Кашин:

- Да, именно этот музей, который потом слили с Пушкинским. И, соответственно, часть коллекции отдали в Эрмитаж.

Э. Чесноков:

- Дегенеративная же новая…

О. Кашин:

- К вопросу о дегенеративном. Вы напомнили. Ведь на самом деле те сокровища нашего национального искусства, без которых сегодня невозможно представить и Третьяковскую галерею, и Русский музей, то есть работы Малевича, Кандинского, Шагала, других великих наших художников, до конца 70-х годов были не признаваемы, были упадническими, были формалистскими.

Э. Чесноков:

- Декадентскими.

О. Кашин:

- И советское искусствоведение гордилось Аркадием Пластовым или картиной «Опят двойка».

Э. Чесноков:

- Или картиной «Дочь советской Киргизии».

О. Кашин:

- Разумеется. Такая, на мой вкус, довольно педофильская картинка. Именно Ирина Антонова, как мы знаем, была организатором легендарной и эпохальной выставки в 1980 году «Москва – Париж», на которой советское и французское искусство выставлялось в Пушкинском музее, а потом и в самом Париже. Со стороны французов это были те работы, которые в Пушкинском музее и в Эрмитаже, коллекция Щукиных – Морозовых. Со стороны советского искусства – это советский авангард, который впервые был показан советскому зрителю в рамках этой советско-французской выставки. А в 1996 году она же проводила выставку «Москва – Берлин», на которой висели даже портреты Гитлера, невозможные сегодня в российском музее. Но в 1996 году все было возможно. В общем, действительно, легендарная женщина. Действительно, спасибо ей, что она была в истории России. Спасибо ей, что она была в истории русского искусства.

Э. Чесноков:

- Да, и вот этот страшный коронавирусный год продолжает уносить и уносить от нас людей. Есть же все-таки эта вакцина, было бы здорово, если бы началось уже ее применение. Она очень многое могла бы еще сделать.

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, перескочим с печальной и возвышенной темы на приземленную политическую. К вопросу о вакцине. Владимир Путин, который в этом году не баловал нас публичными мероприятиями со своим участием, сегодня мы наблюдали его в Тюмени, как обычно, без маски, без перчаток. Он жмет руки губернатору, полпреду и так далее, со всеми разговаривает, на всех дышит и принимает дыхание их в свою сторону. Так же было в Сарове. Что, он переболел, привился, антитела появились? Интересный момент. Вдруг Путин, который, действительно, не вылезал из этой телевизионной картинки скайповской, снова стал человеком, присутствующим среди живых. Удивительная метаморфоза – возвращение Владимира Путина!

Э. Чесноков:

- И при этом, включая в один дискурс Ирину Антонову и Владимира Путина, в 2014 году она, кстати, выступила в поддержку воссоединения с Крымом, не в пример некоторым другим представителям отечественной, сидящей на госдотациях, интеллигенции, не будем показывать пальцем. По поводу того, что вы изволили сказать. Так и хорошо, что Путин путешествует. Хорошо, что он видит страну, а страна видит его. Потому что было бы гораздо хуже, если бы он давал пищу для подозрений: ах, он затворился в бункере где-то в Нижней Тунгуске. Писали наши щелкоперы…

О. Кашин:

- Эдвард, куда далеко ходить, и я же вам в эфире говорил: смотрите, Путин в бункере. А теперь я снова посрамлен. Я процитирую сегодняшнюю яркую цитату Владимира Путина из Тюмени. Он сказал, что показатели развития Тюменской области хорошие, радует рост числа населения. И здесь, как в советском анекдоте, можно продолжить: радует рост числа населения, а все, что вы делаете руками, очень-очень плохо.

Э. Чесноков:

- Не знаю, не знаю… Учитывая, что Путин всегда насыщает свою речь некоторыми смыслами и подсмыслами, постиронизирует не хуже нас с вами, то нельзя исключать.

О. Кашин:

- Да, разумеется. В общем, на самом деле будем наблюдать. И публичная активность Владимира Путина, действительно, посрамила тех людей, которые поспешили его списывать со счетов. Антонова прожила почти сто лет – 98 лет. И пятая часть ее жизни, 20 процентов, причем именно самые последние активные годы, это все было при Путине. Пятая часть века Ирины Антоновой – это эпоха Владимира Путина.

Э. Чесноков:

- Да, и при этом она любила стихи Пастернака. И даже чисто теоретически могла с ним как-то пересекаться.

О. Кашин:

- Уверен, что они были знакомы.

Э. Чесноков:

- Потому что предыдущая четверть ее жизни как раз при Пастернаке прошла.

О. Кашин:

- А с кем еще ей быть знакомой? Человеку, который с 1961 года, Пастернак умер в 1960-м возглавляла один из ключевых московских музеев. При этом на самом деле давайте оговоримся – один из ключевых. Она же его сделала ключевым. Потому что стартовые условия этого музея, это очень хорошо видно в фильме Парфенова про Пушкинский музей, где он пытается соединить, такой очень тонкий момент, Иван Цветаев создавал, в общем, такую абсолютно утилитарную, для студентов…

Э. Чесноков:

- Кто не знает, отец Марины Цветаевой, тогда это еще называлось Музей Александра III.

О. Кашин:

- Там, собственно, не очень качественные копии великих работ, чтобы студенты приходили и смотрели, как «Давид» Микеланджело выглядит в реальности. Ничего особенного.

Э. Чесноков:

- Виртуальной реальности и интернета тогда не было.

О. Кашин:

- Да. По-настоящему великим музеем он стал, когда как раз упразднили Музей западного нового искусства и часть его коллекций присоединили к этому. Уже при Антоновой он стал буквально новым Эрмитажем, который занял весь этот квартал напротив Храма Христа Спасителя, включая Институт философии и много чего уже. В общем, да, она – реальный создатель музея. Я бы ее имя этому музею присвоил. Потому что Пушкин, при всем уважении, к музею отношения не имел.

Э. Чесноков:

- Вот за это я люблю Кашина. С ним хоть о новом западном искусстве, хоть о Навальном можно говорить.

О. Кашин:

- Сегодня удивительные приключения Навального, без участия Навального. Дошло до того, что Светлана Петренко, вот та женщина в костюме Берии, представитель Следственного комитета, обвинила ТАСС – легендарное государственное информагентство, очень солидное и серьезное, наши коллеги и друзья, - обвинила ТАСС буквально в кликбейте, что некоторые СМИ…

Э. Чесноков:

- А вы говорите, что никакой «войны башен», на которую я ссылаюсь, нет.

О. Кашин:

- Это я говорю? Я сам вечный евангелист «войны башен».

Э. Чесноков:

- Олег Кашин – поджигатель «войны башен».

О. Кашин:

- Абсолютно в ярком виде обозначилась сегодня, безумно красивом. Утром ТАСС со ссылкой на источник сообщил, что Следственный комитет проводит проверку выступления Алексея Навального по радио «Эхо Москвы» в апреле этого года, в утренней программе у Плющева, насколько я понимаю, где Навальный сказал, что если власть ведет себя так-то и так-то, то, наверное, надо ее свергать, может быть, даже насильственным способом. После этого ТАСС сообщил…

Э. Чесноков:

- В смысле, он это говорил, потому что понимал, что демократическим путем ему к власти не прийти?

О. Кашин:

- Эдвард, в России демократическим путем прийти к власти вообще некому, без ярлыка со стороны Кремля. Но это отдельный разговор, отдельная история.

Э. Чесноков:

- Подождите, вполне себе Владимир Сипягин в 2018 году пришел к власти, оппозиционер.

О. Кашин:

- Вот одно слово – Фургал. Кровавые буквы «Фургал» выступают на стене кабинета…

Э. Чесноков:

- Слушайте, схематоз был.

О. Кашин:

- Эдвард, а где не было схематоза?

Э. Чесноков:

- У Сипягина схематоза не было. Не нашли до сих пор ничего.

О. Кашин:

- Ой, Эдвард, Эдвард, вот давайте не будем, что называется, гневить бога. В общем, после сообщения ТАСС Светлана Петренко сделала заявление, которое я позволю себе воспроизвести:

«Распространенная в СМИ информация о проведении проверки в ГСУ СК России по Москве по высказываниям Навального не соответствует действительности. Необходимо подчеркнуть, что Следственный комитет всегда оперативно информирует общественность обо всех значимых делах… В связи с чем в очередной раз обращаем внимание…»

Э. Чесноков:

- Инсинуации о якобы охлаждении отношений между Советским Союзом и германским рейхом являются происками врагов обеих стран!

О. Кашин:

- Дальше именно вам, Эдвард, как эстету, как выпускнику Литинститута, буквально такой образец: «В очередной раз обращаю внимание СМИ на то, что надо распространять только проверенные сообщения, исходящие от официальных источников, а не ссылаться на анонимные источники, которые иногда преднамеренно используют ложную информацию для привлечения внимания к отдельным персонам».

Э. Чесноков:

- Ох ты ж… Вы цитируете ровно то же самое, как цитируют китайские идеологи, занимающиеся борьбой с маоизмом. Они говорят: нет, Мао, конечно, хороший человек, 70 процентов хорошего, 30 – плохого. Но вот уж очень много маоизм привлекал внимание к отдельной личности. Хорошо, что мы боремся с маоизмом.

О. Кашин:

- Разумеется. Так вот, история на этом не заканчивается. Через 15 минут после выступления Светланы Петренко уже наше любимое издание RT сообщило о том, что на самом деле проверку проводит МВД. И я понимаю, откуда взялось МВД. И сейчас уже общее место, что МВД. Перепутали СК и МВД.

Э. Чесноков:

- Это так легко перепутать!

О. Кашин:

- Мне кажется, Эдвард, я сделал открытие. Проводит, знаете, кто на самом деле? Вы не поверите. 1-й СО 2-го УРОВД ГСУ. УРОВД – это Управление по расследованию особо важных дел Главного следственного управления. Просто та бумажечка, которая попала в ТАСС, ест и у меня. И там написано, что проверка в порядке статей 144, 145 УПК РФ подразделением 1-й СО 2-го УРОВД ГСУ, материал проверки « 203/1-162-ПР-20, дата регистрации 30.11.2020 года. Материал производит Рубан В. А.

Насколько я это представляю, какие-то люди сказали Бастрыкину, что вот есть такая тема, надо Навального проверить по экстремизму. Бастрыкин приказал своим. Тут новость дошла до другой «башни», которая важнее и сильнее, и «башня» говорит: эй, вы чего? В итоге выгоняют бедную Светлану Петренко к камерам, она начинает опровергать. А интрига – понятно в чем. Дать ли Навальному вернуться? Естественно, если в России будет уголовное дело, которое позволит его арестовать сразу по прилету…

Э. Чесноков:

- Зачем же арестовать? Там же еще есть история с ветераном, которого он оскорбил.

О. Кашин:

- За ветерана не арестовывают. Но на фоне этой серии волгоградских допросов, не знаю, будем ли мы отдельно сегодня говорить, когда столетних стариков повестками под угрозой насильственного привода таскают в Следственный комитет, чтобы они давали показания по выдуманному геноциду.

Э. Чесноков:

- Это мы потом будем говорить. Давайте к нашему специалисту по баранам.

О. Кашин:

- А специалист очень простой на самом деле. Эдвард, вы, и не только вы, уже который месяц говорите радостно, что Навальный, конечно, не вернется, будет с Запада вещать. Но на самом деле мы наблюдаем, как в реальном времени решение по этому поводу принимает, а точнее, не принимает, колеблется российская власть. Естественно, возвращение Навального, да, Навальный прекрасно понимает, как устроена политика, понимает, насколько менее убедителен он будет, если его голос будет звучать с Запада.

Э. Чесноков:

- Где-то в одной лодке с шахматистом, чьей фамилии уже никто не помнит…

О. Кашин:

- Да с Каспаровым. И поэтому именно он должен хотеть вернуться, он должен желать вернуться, он должен пытаться вернуться. Дать ли ему вернуться?

Э. Чесноков:

- Понимаете, обещать и жениться – это несколько не одно и то же. Обещать и выражать желание можно долго.

О. Кашин:

- Понимаете, Эдвард, здесь как раз игра нервов. Допустим, давайте припишем Навальному эту мотивацию, допустим, он не хочет возвращаться. И игра нервов такова, что нервы первыми сдали как раз у Следственного комитета или шире – у российских силовиков, которые позволили Навальному не краснеть и говорить: я вернусь, конечно, только чуть попозже, когда закончу лечение, - а радостно говорить: я бы хотел вернуться, но вот эти негодяи из Следственного комитета не позволяют мне вернуться. То есть сегодня российские силовики сделали очередной прекрасный, удобный, желанный подарок для Алексея Навального. Почему Навальный не возвращается?

Э. Чесноков:

- Не знаю, если развивать вот эту вашу мысль, во-первых, еще точного дела нет. Как я понимаю, идет доследственная проверка.

О. Кашин:

- Идет как раз борьба «башен», колебания.

Э. Чесноков:

- И вот когда возбУдят дело, говоря с тем ударением, с каким говорят люди из этих сфер, тогда и будем говорить. Это первое. Второе. Ведь очевидно же, что некоторая часть, скажем так, один зубчик или даже два, но довольно крупных, на одной из «башен» сознательно играют с Навальным, сознательно дают ему корм для его расследованием. Я слабо себе могу поверить, что человек, у которого пять уголовных дел, человек – вроде бы враг государства номер один, а потом пишет заявление с просьбой выдать ему загранпаспорт и он сразу же его получает, хотя там тоже непонятки, опять же, с этими делами.

Очевидно же, что идет игра такая в кошки-мышки. И он далеко не столь супероппозиционен и супервраждебен государству российскому, как сам хотел бы показать в том же Европарламенте или перед той же Меркель.

О. Кашин:

- Тогда, Эдвард, скажите мне, опять наш вечный вопрос: что это – глупость или измена? Те люди, на которых вы намекаете, которые могут стоять за Навальным, они служат Отечеству или они изменяют Отечеству? Они пытаются подорвать безопасность Отечества?

Э. Чесноков:

- Это наш вечный вопрос. Одним из самых эффективных министров внутренних дел был Зубатов. Возник даже термин – зубатовский социализм. То есть он считал, что давайте легализуем марксизм, давайте будем создавать кружки рабочие, ячейки запрещенной РСДРП. Но под контролем охранки, наводненной нашими провокаторами. В итоге это привело к тому, что эти кружки вышли из-под контроля. Бомбисты с 1903 года стали убивать министров Российской империи, потом еще 1905 год и так далее. Это все назвали зубатовщиной. И потом в 1917 году, узнав о падении монархии, Зубатов роскомнадзорнулся. Это извечный русский вопрос. И мы проходим сквозь одни и те же стадии развития, наступая на одни и те же зубчики «башен».

О. Кашин:

- На одни и те же зубчики, которые вы когда-то, вернее, ваши коллеги бросали под автомобиль Михаила Касьянова.

Э. Чесноков:

- Нет-нет, они под британского посла бросали.

О. Кашин:

- Да под кого они только ни бросали! В общем, извечная, вечная, столетняя борьба на родине Азефа, когда мы не понимаем, вот написано на кинжале «СДД», и что это такое. «Сожрите друг друга» или, допустим…

Э. Чесноков:

- Это аллюзия на фильм «Статский советник».

О. Кашин:

Если бы я мог договорить, она была бы более глубокая. Потому что я бы сказал: СДД – «сожрите друг друга», или, может быть, «Союз добровольцев Донбасса»?

Э. Чесноков:

- Еще что интересно, в книге «Статский советник» аббревиатура другая.

О. Кашин:

- «ТГ» - «терциус гауденс», «третий радующийся».

Э. Чесноков:

- Я искренне верю, что все-таки Навальный и государство российское они как-то примирятся. Потому что Навальному уже пятый десяток, скоро, по историческим масштабам скоро, наступит уже шестой. Эдуард Лимонов тоже очень плохо отзывался и о Кремле, и о его обитателях, но в итоге как-то примирился с ними. И вот мы в следующем блоке поговорим о Казахстане, за попытку присоединить который к России Лимонов, собственно, сидел.

О. Кашин:

- Воз и ныне там. Теперь там судят и сажают в тюрьму пророссийских активистов. Действительно, трагическая история. А про Навального, Эдвард, вот когда он вернется и когда он станет президентом России, вы будете оппозиция. И я буду вас поддерживать.

Э. Чесноков:

- Слушайте, я думаю, что он станет каким-нибудь автором какого-нибудь очередного блога. Это его максимальный электоральный максимум. В ТикТоке зарегистрируется и будет под музыку коррупцию разоблачать.

О. Кашин:

- Посмотрим про коррупцию, про будущее. Я тоже на это надеюсь на самом деле.

Я тоже хочу вспомнить рубрику из газеты «Лимонка», рубрика называлась «Смачно помер», и в этой рубрике у нас сегодня любимая нами с Эдвардом Майя Санду, избранный президент Молдавии, которая заявила, что долг за газ в 7,5 млрд. долларов, угадайте, кто должен платить?

Э. Чесноков:

- Ну, конечно, поскольку русские должны каяться, русские всегда виноваты, русские врывались в данном случае в Молдавию, вероломно строя там заводы и библиотеки, ну, понятно, кто.

О. Кашин:

- Эдвард, вы дичайшее проницательны. Да, разумеется, платить должны русские. И знаете почему? Потому что за этот газ не платили только жители Приднестровья, а реальные молдаване с правого берега, по мнению Санду, исправно платили, поэтому Россия сама должна погасить свой долг и, что называется, не вести себя несправедливо по отношению к Молдавии. Вот, даже Молдавия готова плевать в лицо Российской Федерации, потому что Российская Федерация позволяет. Так же и в Казахстане, да, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Да. Ермек Тайчибеков, этнический казах, патриот, сторонник единства Казахстана с Россией - это то, как его характеризуют в патриотических Телеграм каналах, я не исключаю, что на самом деле, как мы видим, в подобных историях все может быть чуть-чуть сложнее, тем не менее, в СИЗО Алма-Аты он сидит по обвинению в разжигании национальной розни, фактически Ермека Тайчибекова судят за то, что он русский фашист. Хотя он просто выступал против дерусификации, а наши южные братья на латиницу что-то хотят перейти. То есть, почему-то, когда Болгария на кириллице - это никого не смущает.

О. Кашин:

- Эдвард, давайте еще раз осветим бэкграунд этой истории, там очень важно, мне кажется, за что посадили, за что ему грозит 5-10 лет. Во-первых, комментируя конфликт между дунганами и казахами в селе Масанчи Жамбылской области Ермек заявил, что проживающие в Масанчи дунганы эффективнее казахов занимаются земледелием. Представляете?

Э. Чесноков:

- Нет, учитывая, что казахи - они исторически народ кочевой, то с точки зрения академической науки, мне сложно заниматься македонской критикой этого утверждения.

О. Кашин:

- Вот была ли при кочевом образе жизни у них практика расстрелов? А между тем Ермеку при задержании сказали прямо - тебя надо расстрелять. Ну и помимо прочего, давайте не оставлять это за скобками…

Э. Чесноков:

- Подождите, а расстрелять - это же абсолютно советский…

О. Кашин:

- Конечно, абсолютно.

Э. Чесноков:

- То есть, отрицая советизм, они на самом деле являются такими советчиками.

О. Кашин:

- Абсолютно. Мы помним, что Нурсултан Абишевич Назарбаев успел побыть членом Политбюро ЦК КПСС. Но и тоже давайте иметь в виду, что Ермек Тайчибеков, помимо прочего, призывал присоединить Казахстан к Российской Федерации и, наверное, в этом и заключается реальная причина его преследования.

Э. Чесноков:

- Кстати, и Назарбаев высказывался в том плане, конечно, мягче, что евразийский интеграция - это вещь хорошая - и как-то вот никто не судит его, не сажает в алма-атинское СИЗО.

О. Кашин:

- В общем, свободу Ермеку! И давайте перенесемся в Сталинград я бы сказал…

Э. Чесноков:

- Подождите, просто к цифрам перенесемся. Знаете ли вы, кто, откуда, из какой страны приходит самое большое количество денежных переводов в Казахстан?

О. Кашин:

- Я подозреваю, что из Российской Федерации.

Э. Чесноков:

- Правильно вы подозреваете. 35,4 млрд. тенге пришло за первое полугодие 2020 года. Чтобы вы понимали, это примерно 7-8 млрд. рублей. За прошлый, за полный 2019 год из России в Казахстан в основном переводами физических лиц - 72 млрд. тенге - это где-то 15 млрд. рублей. То есть, сумма большая. Но я что-то не слышал, например, чтобы в обратном порядке деньги шли. То есть, деньги выкачиваются из нашей экономики и они за наш же счет проводят дерусификацию, заселяют Северный Казахстан, относительно культурных корней которого тоже достаточно спорная история. Понимаете?

О. Кашин:

- Понимаю, Эдвард. Но я вернусь к тому, о чем я говорил в контексте молдавских дел. Да, каждый раз, когда Российскую Федерацию унижают, проблема в том, что Российская Федерация - сильная, богатая, великая мировая держава, она позволяет себя унижать. Она позволяет этот комплекс, я не знаю, как его правильно назвать, вины, что ли, или просто комплекс неполноценности государства, не позволяет Российской Федерации стукнуть кулаком по столу и сказать, что - эй, казахи - или - эй, Лукашенко… потому что вот сейчас уже не первый раз пресса пишет о том, что Россия разочарована поведением Лукашенко, потому что он Путину обещал принять новую Конституцию и уйти…

Э. Чесноков:

- Да он уже сколько обещает? 10, 20 лет…

О. Кашин:

- Да, да, он не уйдет, хотя обещал. И у Российской Федерации почему-то нет никаких механизмов, чтобы тоже стукнуть кулаком по столу. Может быть, кулак ампутирован?

Э. Чесноков:

- Не знаю. А, может быть, стол какой-нибудь старый, советский, разваливающийся? А мы вот все боимся даже дохнуть на него, потому что вдруг развалится и погребет под своими осколками всю ту тончайшую игру, которую мы выстраивали много десятилетий? Но я о другом скажу. Об Африке, не поверите. Согласно моим источникам, в ЦАР африканцы хотят перейти под руку России в плане религии. Они хотели бы, чтобы их Москва взяла и канонически окормляла, как церковная такая обитель. Но насколько я знаю, даже не направлялось к нам в Москву каких-то официальных предложений, но даже если бы направилось, все же скажут, что - ну, Африка это каноническая территория Александрийского патриархата, как бы чего не вышло. А Белоруссия - это суверенная страна и она имеет полное право убирать русский язык с табличек… ведь суверенная же страна. И жители ЦАР - то же самое.

О. Кашин:

- Ну, я не то чтобы большой мастер художественной фантазии, но все же я представил нашего с вами заочно, я думаю, доброго друга и знакомого Евгения Пригожина в образе архиепископа Центральноафриканского, который окормляет вот этих людей, которые, в частности, убили Джемаля…

Э. Чесноков:

- Знаете, я бы сказал, что блаженного Августина, до того, как он стал блаженным, он тоже, кстати, имеет связи с Африкой, вот у него первая половина жизни была такой очень специфической и своеобразной. Так что ничего фантастического…

О. Кашин:

- Нет, разумеется. Но тогда я бы лучше представил Евгения Викторовича не архиепископом Центральноафриканским, а каким-нибудь монахом в ските, который стоит годами на коленях, раскаиваясь за свою спорную с точки зрения христианства деятельность в последние годы.

Давайте в Сталинград перенесемся, Эдвард.

Э. Чесноков:

- Подождите, вы имеете в виду ту самую станцию метро в Париже, на которой уже невозможно выйти ночью, потому что там новые французы изволят бузотерить практически каждый день?

О. Кашин:

- Нет, я имею в виду буквально Сталинград, тот город, в котором с 1942 по 1943 год происходила самая, наверное, страшная битва восточного фронта второй мировой войны.

Э. Чесноков:

- Да вообще самая страшная битва второй мировой войны.

О. Кашин:

- Наверное, да. И эта боль, эта трагедия, этот кошмар отозвался сегодня, когда уже упомянутая Светлана Петренко подтвердила публикацию «Новой газеты» о том, что ветеранов в городе Волгограде - так теперь называется Сталинград - массово таскают на допросы по делу о геноциде.

Э. Чесноков:

- Ну, я не совсем понимаю, почему, например… нельзя, понимаете, ведь есть коронавирус, которому ветераны особенно уязвимы… я не понимаю, почему нельзя, например, послать волонтеров, разумеется, соответствующим образом одетых, чтобы они принесли ветеранам планшеты, например, или даже компьютеры, я думаю, что там не так много ветеранов, там вообще каждому можно компьютер или планшет подарить, - чтобы те дали в режиме телеконференции, грубо говоря, по скайпу, все необходимые показания, чтобы им никуда не пришлось идти. Или в конце концов вот этот уважаемый следователь, раз у него много свободного времени, пусть он сам к ветеранам приедет, чай с ними попьет, подарит им сувениры какие-нибудь…

О. Кашин:

- Ну, Эдвард, вы же понимаете, что следователь не таков. Меня, конечно, сильнее всего впечатлили повестки о вызове, где сказано, что, если не придете, будете подвергнуты принудительному приводу. И вот 95-летний дедушка, получая эту повестку, поскольку он жил даже и в 37-м году, он понимает, что с такими ведомствами шутить не стоит. И, да, перед нами очередной пример глупости, бездушности и этой салтыков-щедринской или там чеховской унтерпришибеевской тупости, буквально дегенеративности российского государства…

Э. Чесноков:

- Нет, нет, российское государство не дегенеративно. Есть отдельные недостатки. А государство мы любим.

О. Кашин:

- Это вот как говорят: у нее была одна любовь - моряки. Так и у российского государства один недостаток - силовики.

Э. Чесноков:

- Нет, ну, хорошие силовики есть, которые террористов ловят.

О. Кашин:

- И детей спасают в Беслане в 2004 году, но это было давно. А на допросы дедов таскают в этом году, сейчас. И те люди, которые их таскают на допрос, ни террористов не поймали, ни детей не спасли. У них функция сидеть и заниматься буквально…

Э. Чесноков:

- А, вы имеете в виду теракт 2013 года на вокзале?

О. Кашин:

- Например, да. И не только на вокзале, там еще автобус взрывали. В общем, Волгоград в плане терроризма тоже не самое спокойное место. Грустная история. И, когда вы говорите, что Навальный ветерана обидел, - вот, Следственный комитет обижает ветеранов массово и в реальном времени.

Э. Чесноков:

- Все-таки не Следственный комитет, а отдельные чрезмерно ретивые следователи, понимаете.

О. Кашин:

- Светлана Петренко взяла на себя ответственность, признав, что да, по всей России рассылают повестки.

А давайте о Скрипалях, Эдвард…

Э. Чесноков:

- В сказочной Новой Зеландии.

О. Кашин:

- Да, которая оказалась или не оказалась Новая Зеландия, Эдвард, расскажите.

Э. Чесноков:

- Очень странно. Ведь нам же говорили со ссылкой на источники, в которых никто не сомневается, потому что просто неизвестны имена источников, то есть, непонятно в ком сомневаться, рассказывали, что они отъехали и кормят сейчас там где-то птиц киви и с хоббитами играют в кольцо всевластия, но на самом деле, помимо Скрипалей, есть одна их родственница, кстати, насколько я знаю, еще в Ярославской губернии где-то живет матушка Сергея Скрипаля, в очень преклонном возрасте, ей около 90 лет, и есть еще одна родственница у них, ее зовут Виктория Скрипаль, она двоюродная сестра, и вот эта Виктория Скрипаль начала писать книгу о Скрипалях…

О. Кашин:

- Двоюродная сестра Юлии, по-моему, она племянница Сергея Скрипаля, да?

Э. Чесноков:

- Да, прошу прощения, конечно. Она начала писать книгу о Скрипалях, написала первую главу на Фейсбуке и с тех пор как-то пропала. И вот она сейчас сказала, что ей позвонила Юлия и Юлия ей сказала, что они находятся в Британии и все хорошо, только у нее немного село зрение. Об этом сообщает ТАСС, но ТАСС уже сообщало там про Следственный комитет и его навальнизацию, так что - не знаю.

О. Кашин:

- Так вот, у меня как раз родилась речь, когда вы так ехидно сказали, что какие-то источники, а на самом деле газета «Санди таймс», источники писали про Новую Зеландию, и вот в чем, собственно, секрет анонимных Телеграм каналов, почему им верят больше, чем телевидению. Очень просто. Анонимный источник «Санди таймс» может быть прав, может быть неправ, мы не знаем, это кот в мешке. И наше свойство психологическое позволяет допускать, что, по крайней мере, источник серьезный. Когда выступает с сообщением о звонке своей родственницы Виктория Скрипаль, женщина, которая столько раз выступала уже всюду и показала себя недалекой, местами неадекватной, местами какой-то…

Э. Чесноков:

- Да, есть в литературоведении такой термин - недостоверный рассказчик.

О. Кашин:

- Ненадежный рассказчик, по-моему.

Э. Чесноков:

- Да, ненадежный рассказчик.

О. Кашин:

- И вот эта заполошная женщина, которая говорит, что ей позвонила Юлия Скрипаль, что это значит? Может быть, Юлия Скрипаль ей позвонила, может быть, она придумала… может, ей пранкер Вован позвонил? Поэтому я бы продолжил верить про Новую Зеландию, имея в виду вот как раньше говорили - поехал в Могилевскую губернию…

Э. Чесноков:

- Или «Атос убыл на воды в Форш».

О. Кашин:

- Да, да, грустная история. В общем, мы не верим Виктории Скрипаль и вас, дорогие друзья, призываем.

Э. Чесноков:

- И мы, самое главное, призываем всех разжиться телефонами, которые записывают разговоры. Вот если бы можно было послушать аудиозапись, тогда да. А так - неверифицируемая информация в эпоху дипфейков, постправды и других неприятных историй - с большим трудом…

Моя любимая рубрика «Загнивающий запад». Мы-то привыкли, что это у нас партия жуликов и воров, что это у нас депутаты позволяют себе заходить на похороны святейших людей по вип-пропускам, что это у нас депутаты и прочие денежные мешки и золотые кренделя ходят на тайные вечеринки практически как в Иране, только в ковиде, но, оказывается, в Брюсселе устроили секс-вечеринку с 25 посетителями, подпольную, разумеется, в числе которых был депутат европарламента. И самое главное, что этот депутат хотел сбежать от полиции, но был пойман и допрошен. Вот, оказывается, у них точно такие же мерзкие истории, как у нас.

О. Кашин:

- С таким удовольствием ты это, Эдвард, сказал…

Э. Чесноков:

- Да, можно сказать - бальзам пропагандиста.

О. Кашин:

- Да, абсолютно. Ну, что, грустная история. Будучи западником, я, конечно, огорчен, расстроен, мне горько, что Бельгия так подставилась, мне печально.

Э. Чесноков:

- Да. И перейдем к словам о том, что же творится с русским народом, до чего его довели или - до чего же он сам дошел и кто виноват. Я рассказывал, что происходит. В Самаре некие лиходеи, вероятно, ушкуйники поволжские, похитили банкомат вместе с 7 миллионами рублей. И что? На одном из региональных пабликов ВКонтакте эту новость выложили и открылся портал в ад. Просто некоторые комментарии - респект и уважение тем, кто грабит бандитское государство; когда в казне пусто, ничего не пусто, а на самом деле у нас огромные золотовалютные резервы, а государство налоги придумывает… В общем, народ, тот самый глубинный народ, перед которым мы встаем на колени, словно Лев Толстой, он-то восхищается этими лиходеями, укравшими 7 миллионов. И это не какие-то тролли, это реальные люди, реальные самарские люди. Радость за бандитов, зато все хотят жить в правовом государстве… И понятно же, что эти 7 миллионов, их же переложат на простых людей, но банк же не обеднеет, просто не станет понижать процент на ипотеку и кредит вслед за понижением ключевой ставки Центробанка… Олег Владимирович, что такое с русским народом?

О. Кашин:

- Я не знаю, Эдвард. Как раз поскольку я расстроен тем, что случилось в Бельгии, я хочу вам сказать так же злорадно, что, видите, не повезло вам с народом.

Э. Чесноков:

- Нам или вам?

О. Кашин:

- Не знаю, вы же жалуетесь, поэтому я говорю «вам». Но могу дать совет - давайте вы с ним пожестче, пожалуйста, еще больше Росгвардии, еще больше бронеавтомобилей «Каратель» и дубинок, обязательно резиновых дубинок, чтобы можно было чем…

Э. Чесноков:

- А, может быть, нам напасть на Белоруссию? Чтобы Лукашенко нас оккупировал и ввел сюда свое КГБ, свой ОМОН? Вы к этому предлагаете?

О. Кашин:

- Ну нет, я не до такой степени ненавижу русский народ, чтобы пожелать ему террора со стороны белорусского КГБ. Нет, ни в коем случае. Террор может быть только со стороны российских силовиков, родных и любимых, чтобы на бутылку правосудия россиян сажали именно свои.

Э. Чесноков:

- При этом посмотрите, как жестко разгоняли в Гамбурге…

О. Кашин:

- А в Париже? В Париже буквально только что. А уж кого линчуют в Соединенных Штатах…

Э. Чесноков:

- А вот что там с желтыми жилетами делают, вообще страшное дело.

О. Кашин:

- Да, да, в общем, кошмар, Эдвард, кошмар! Никому не повезло с народом, вообще никому.

Э. Чесноков:

- И есть только один просвет, что скоро новый год, а следующий год будет лучше предыдущего.

О. Кашин:

- И шикарный новогодний джингл от Радио «Комсомольская правда». Слушайте их, а мы вернемся завтра. Олег Кашин, Эдвард Чесноков, всем пока!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!