Олег Кашин: Для современной России враг даже Украина, при этом Средняя Азия открыта

Авторский взгляд публициста на главные события дня.
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают убийство в Нижнем Новгороде, этапирование Алексея Навального в колонию, голосование по памятнику на Лубянке, заболеваемость коронавирусом в Европе и годовщину гибели Бориса Немцова

О. Кашин:

- Всем привет. Я - Олег Кашин, где-то в глубинной России Эдвард Чесноков, начинаем с трагической новости этих выходных. Поселок Кудьма Приокский район Нижнего Новгорода, там зверски убили целую семью. Женщина, бабушка, дедушка, пятилетний мальчик… Эдвард, естественно, повод поговорить о русском фашизме, потому что, собственно, убийцы - они.

Э. Чесноков:

- Да, здравствуйте, Олег Владимирович. Кстати, Следственный комитет, который уже взял это дело в разработку, национальность преступников не называет. То есть, все, что мы здесь видим, это в общем-то некие предположения журналистов.

О. Кашин:

- Ну, это тот случай, когда предположения журналистов выглядят вполне достоверными. Поэтому здесь как раз можно поверить в историю о том, что это вот тот самый работник, который работал в этой семье.

Э. Чесноков:

- Да, по имени Шарафетдин.

О. Кашин:

- Да, кстати говоря, говорят, Бабакулова вышла там у себя, где она там сидела… пять лет она, женщина, няня, отрезавшая голову ребенку в Москве, у себя в стране, в Узбекистане, оказалась на свободе после так называемого принудительного лечения. В общем, да, действительно, история постоянная…

Э. Чесноков:

- Может, ее вылечили действительно, мы ж не знаем.

О. Кашин:

- Слушайте, вылечить-то вылечили, а голову обратно не пришьешь. И здесь, конечно, повод, вот когда нам говорят опять же, вот только что была такая большая попытка навязать Александра Невского как национального героя главного, то есть, понятно, что мы его чтим, но он фигура действительно спорная, в том смысле, что запад враг, а с Ордой можно дружить, а современная Россия устроена так же. Враг даже Украина, при этом Средняя Азия - абсолютно открытая душа для России и это, конечно, в итоге печально, в том смысле, что никакого фильтра на пути тех людей, которые могут совершить преступление, нет. И здесь как раз история про авось. Если мигрант не убил, ну, нам повезло. А если убил - ну, что делать…

Э. Чесноков:

- Вы знаете, вам, конечно, очень хорошо рассуждать об ужасах миграционного беспредела в России, когда, например, в Великобритании есть такой феномен, как Телфордские изнасилования. Это маленький городок, где в течение десятилетий вот эти гости Британии творили чудовищное зло и все закрывали на это глаза.

О. Кашин:

- Да, естественно. Но мы таки не знаем, как в своем кругу московские узбеки и таджики себя ведут, но опять же, не хотелось бы разжигать, но традиционный упрек вам, ответный упрек, что никакие безобразия на западе не извиняют безобразий и безответственность в Российской Федерации. Тот случай, когда вот такое громкое скандальное преступление, страшное преступление, тот случай, когда можно деликатно сказать, что какая-то более взвешенная, более продуманная миграционная политика могла бы, может быть, застраховать от самых каких-то адских проявлений, ну, что называется, такой традиционный вздох по этому делу…

Э. Чесноков:

- И при этом, я смотрю, ведь эти же люди, которых убили, это не были какие-то маргиналы. Это достаточно состоятельные люди. Отец семейства - директор крупного свиноводческого комбината, его жена - хозяйка салона цветов. То есть, практически те самые люди, которые поднимают Россию с колен. И вот они страдают. И я не понимаю, почему, например, мы не можем взять американский принцип «мой дом - моя крепость» и просто упростить владение оружием дома и применение этого оружия, если на тебя нападают?

О. Кашин:

- Ну, тоже не понимаю. И тут можно немножко иронически улыбнуться и напомнить вам ролики рекламные на тему легализации упрощения и получения оружия движения «Народ» 2007 года, о которых в последние дни и недели мы регулярно говорим. Наверное, да, стоит сообщить и обсудить этапирование Алексея Навального во Владимирскую область, в колонию, которую сегодня соратники Навального показали - ее панораму, снятую с дрона. То есть, раньше они летали над дворцами, теперь летают над колониями. Тоже такой грустный знак нашего времени.

Э. Чесноков:

- Да. Знаете, наверное, я хотел бы посочувствовать Навальному…

О. Кашин:

- Но у вас опять не получилось, да?

Э. Чесноков:

- Конечно, я хотел бы, чтобы Навальный вручил своей жене мороженое, а своим детям цветы. Но, вот скажите мне - что хорошего принес Навальный России? Я серьезно вас спрашиваю.

О. Кашин:

- Нет, вообще ничего, но это не повод его сажать. Вы знаете, Эдвард, я подхвачу ваш разговор опять же о проблемах, которые вскрывает эта новость. Меня безумно растрогало сообщение федеральной службы исполнения наказаний о том, что этап, в котором находился Навальный, был доставлен абсолютно в соответствии с законом, Навального не били. Тут можно хихикнуть…

Э. Чесноков:

- Овчарок не использовали для уплотнения людей в грузовиках и вагонах.

О. Кашин:

- Вообще удивительно, да. То есть, о том редком случае, когда по прибытии в колонию не бьют, действительно, сообщают отдельной новостью, потому что это редкий случай. И в самом деле, мы знаем, сидевшие знакомые есть у всех, что прибытие этапа в любую колонию сопровождается такими избиениями и унижениями. Понятно, что, да, естественно, мы все читали рассказы людей, которые сидели в этой колонии - там Котов, фигурант московского дела находился, еще какие-то люди…

Э. Чесноков:

- Да, там был наш главный вот этот националист, которого в Барвихе чуть было не сделали руководителем…

О. Кашин:

- Да, и все отзываются о ней как о так называемой красной зоне, то есть, как бы подчиненной требованиям администрации… и здесь, наверное, можно уже обернуться назад - те колонии, в которых находился, допустим, Ходорковский, регулярно находились под прицелом всеобщего внимания и, очевидно, администрации этих колоний было несладко. Колония, где находилась Толоконникова, так же подвергалась проверкам после ее знаменитого и, наверное, вошедшего в историю выступления о пытках в этой колонии. В итоге начальник чуть ли не сел. И любые колонии, в которых оказываются какие-то знаковые заметные политзаключенные, в итоге оказываются действительно объектом всеобщего пристального внимания, вплоть до посадок начальников этих колоний. Ну, посмотрим, чем это кончится…

Э. Чесноков:

- Коль скоро вы заговорили о Навальном, вся мыслящая Россия была потрясена сначала фотографией аусвайса его жены Юлии, а потом разоблачением, что, оказывается, аусвайс липовый, а человек, который его запостил, Артемий Лебедев, оказывается, поспешил. И самое интересное, потом же история продолжилась, да. Потом уже вы выложили некие скриншоты. Это вы сами нарисовали или этот аусвайс Юлии Навальной действительно кто-то рассылал всем по списку?

О. Кашин:

- Ой, вы знаете, я вчера даже общался в Клабхаусе с пранкером Лексусом и он тоже подтвердил, что ему такое приходило. Нет, мне приходило, и поскольку у Лондона с Москвой три часа разницы, к тому моменту, как я проснулся, уже и Тема Лебедев это опубликовал, и уже все опровергли, и я размышляю- опубликовал бы я? Да наверное.

Э. Чесноков:

- И вы бы даже не проверили? Не позвонили бы Эдварду Чеснокову?

О. Кашин:

- А чего проверять-то? Понимаете, здесь как раз главная новость даже не в том, что вдруг есть такая бумага, такой документ. В скобках замечу, что само по себе гражданство иностранного государства как бы не есть преступление и не есть повод для возмущения. Но вы не отследили, наверное. Там же было еще такое увлекательное продолжение. Потому что когда Тема Лебедев извинился, Юлия Навальная отказалась принимать извинения, назвав Тему Лебедева маменькиным сынком, и тут вмешалась маменька - писательница наша выдающаяся Татьяна Никитична Толстая, которая, я процитирую, потому что она посвятила весь вчерашний день публикации поздних стихов Петра Вяземского. Мне понравилось вот это. «Под злобой записной к отличиям и к роду желчь хворая зависти скрывается подчас. И то, что выдают за гордую свободу, есть часто ненависть к тому, кто выше нас. Есть древняя вражда - к каретам пешехода, ленивой нищеты к богатому труду. К барону Штиглецу того, кто без дохода. Иль обвиненного к законному суду». Удивительное дело, я понимаю чувства Татьяны Никитичны задеты, безусловно, и Тема Лебедев кто угодно, но не маменькин сынок, он чуть ли не с детства работает сам в этой сфере, в которой помощь Толстой была ему как бы бессмысленна. Как писательница поможет юному дизайнеру в Америке, к тому же? Тем не менее, да, когда Толстая, защищаясь, цитирует поэта, доказывающего тогдашним разночинцам, что они просто завидуют дворянам, ты понимаешь, что не было этого советского ХХ века, не было вообще ничего, и эти люди со своим дворянским статусом на таких простых трудящихся, как Юлия Навальная, смотрят свысока не потому, что Юлия Навальная жена известного оппозиционера или еще почему-то, а просто потому…

Э. Чесноков:

- …потому что у него нет гражданства ФРГ.

О. Кашин:

- Нет, у Юлии Навальной нет дворянских корней, дворянского титула, хотя опять-таки как знать… может быть, окажется, что она наследница династии Романовых…

Э. Чесноков:

- Но при этом, вам не показалось, что это прививка компроматом? Когда говоришь - господи, этот человек убивает дельфинов? Зачем? Чтобы отвлечь от какого-то настоящего зла, которое творит этот человек. То есть, нет ли опасности, что это просто отвлечение?

О. Кашин:

- Я допускаю, что их защищают фейками, потому что, собственно, у меня два месяца назад была похожая история, когда я оказался жертвой фейка о семье Юлии Навальной…

Продолжаем. Сегодня Валентина Ивановна Матвиенко сказала, что возможно новое голосование по памятнику на Лубянке, то есть, тема людей не отпускает, ну, по крайней мере, промежуточный итог, что Собянин остановил голосование и сказал, что пусть Лубянская площадь остается, как есть, тем не менее, споры на тему красных, белых и т.д., шли всю прошлую неделю и хочется продолжить, потому что многие защитники советской версии истории настаивают на том, что сам факт победы красных в противостоянии военном на территории России в начале века указывает на то, что большинство населения свой выбор в пользу советской власти сделало. И как раз сегодня негромкая дата - и я понимаю, почему она негромкая. Потому что она противоречит этому мифу о народном согласии к большевикам. Хотя, Эдвард, в 1994 году Борис Николаевич Ельцин подписал указ об увековечении памяти жертв подавления кронштадтского восстания, сегодня ровно 100 началу кронштадтского восстания и я не вижу нигде, никакое РВИО, никакое министерство культуры эту дату не отмечает. Хотя куда уж круглее!

Э. Чесноков:

- Блогер Рудой не борется с меньшевистским ревизионизмом почему-то.

О. Кашин:

- Да, да. Есть указ Бориса Николаевича Ельцина о том, чтобы в Кронштадте поставить памятник и, оказывается, там где-то стоит памятная доска, что на этом месте в 1994 году заявлено, будет памятник жертвам.

Э. Чесноков:

- Да, вы знаете, я, конечно, сочувствую тем матросам - красе и гордости революции, которые революционеры за неправильную революционность ликвидировали, но те же самые матросы за 2-3 года до этого убивали офицеров. Еще даже не белых, а просто русских офицеров. Убили адмирала Эссена… и ров в Кронштадте был красен от крови… там такой ров, недалеко от Морского собора, был весь заполнен телами убитых. Так что я с большим трудом сейчас могу понять, а на чьей я стороне? На стороне тех, кто сражался с советской властью, убив тех, кто сражался с советской властью? Или на какой-то другой стороне?

О. Кашин:

- Ну, Эдвард, представить вас, даже при всей вашей державности, если угодно, и при всем вашем примиренческом отношении к советской власти, представить вас на стороне Троцкого и его карателей я не могу. Я думаю, мы с вами оба, даже если бы мы с вами убивали офицеров, что называется, по глупости, в горячке 1917 года, спустя четыре года, я думаю, мы бы выдохнули, мы бы побывали в родных деревнях и увидели, как большевики отбирают у народа еду …

Э. Чесноков:

- Да, на нашей родной Тамбовщине.

О. Кашин:

- И не только Тамбовщине, там же матросы были отовсюду. Даже советская историография деликатно указывает на то, почему так случилось. Потому что продразверстка и потому что разрешили матросам отпуска в 1920 году, они поехали на родину и увидели, что там творит та советская власть, которую они считали своей. Ну и, соответственно, дальше уже пошло - как бы за Советы без большевиков… Я сегодня освещая все это дело в памяти, обнаружил цитату Троцкого про прически сутенеров и брюки клеш. То есть, уже в эмиграции, когда леваки западные Троцкого критиковали за подавление этого восстания, он оправдывался, что это были деградировавшие революционеры.

Э. Чесноков:

- Прошу прощения, не Эссен был убит, а адмирал Непенин. Ну, тоже глава Балтфлота, да.

О. Кашин:

- Да кто только не был убит. Я помню историю про адмирала Щастного…

Э. Чесноков:

- Да, причем, советского, его свои же убили за то, что он организовал беспримерный ледовый поход Балтфлота из Гельсингфорса и Таллинна в Петроград.

О. Кашин:

- Да, за это его и расстреляли, потому что с помощью геройского подвига, как было написано в приговоре военно-революционного трибунала, который чуть ли не сам Троцкий писал, он захотел завоевать политический авторитет, чтобы использовать его против советской власти.

Э. Чесноков:

- На самом деле флот хотели отдать то ли германцам, то ли англичанам, воздавая должное за их помощь революционную… но вот Щастный эту комбинацию поломал, за что поплатился.

О. Кашин:

- Я еще раз хочу сделать на этом акцент. Потому что не только вот наши советские комрады российские говорят, что народ добровольно сделал выбор в пользу большевиков, но и другие народы, которые были под пятой советского тоталитаризма, любят рассуждать, что советский тоталитаризм связан с русской арабской натурой, что в отличие от чехов, венгров, прибалтов и украинцев, которые восставали против большевиков, мы, русские, сами были большевиками.

Э. Чесноков:

- Это бердяевская теория, восходящая к его работам «Русская идея» и так далее.

О. Кашин:

- Ну, спустя сто лет после русской идеи как бы вообще неприлично об этом говорить, потому что история показывает - никто так, как русские, не восставал против большевиков…

Э. Чесноков:

- Ну, если сравнить, например, даже 70-е годы Советского Союза с нынешними США, то я не думаю, что у нас тоталитаризма было сильно больше. Все-таки давайте отделять. Да, 30-е годы, репрессии - это ужас, гражданская война - это ужас, но в общем, тот Советский Союз, который застали наши отцы и даже деды, он был вполне травоядный.

О. Кашин:

- Ну, как травоядный? Мы можем сравнивать нынешние США с классическим «совком» поздним, но есть простая грань, простой принципиальный момент. Когда нынешний американец не сможет вылететь из Соединенных Штатов, допустим, в Москву, тогда будет да - о, Брежнев, Брежнев! Пока этого нет, значит, любой современный западник…

О. Кашин:

- Ну, Владимир Познер вполне себе делал телемосты…

О. Кашин:

- И еще Юрий Сенкевич ездил на плоту «Контики». В общем, Эдвард, я знаю, что у вас в рукаве припасен очередной козырь про загнивающий запад, я готов распахнуть свою душу навстречу…

Э. Чесноков:

- Да не то что козырь, я не собираюсь над этим смеяться. Телеграм канал «Новости из Германии» сообщает, что… еще раз - мы все забыли о коронавирусе, но он-то о нас не забыл. В одном из доме престарелых Лейпцига произошла вспышка вируса и убило четверть постояльцев. Проблема в том, что в этом доме вакцинация уже прошла. Как вы понимаете, далеко не Спутником, а их местным немецким творчеством - скорее всего, Пфайзером. И возникает простой вопрос - а если их вакцинировали, то почему они умерли? Получается, вакцина не работает? Причем, это сообщает газета «Берлинер цайтунг», а не наша любимая газета «Вечерний Гамбург». Большие-то газеты об этом не пишут. Не положено.

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, у нас тоже есть традиционная рубрика, когда я вас шокирую сниженной лексикой и сейчас такой более-менее легитимный случай. Поскольку речь идет о бывшем президенте Украины Порошенко, который с трибуны Верховной Рады сказал слово «говно». А говном он назвал индийскую вакцину, которой прививают украинцев.

Э. Чесноков:

- Как это слово по-украински будет, кстати?

О. Кашин:

- Гивно, наверное. Я не знаю, я слаб в украинском языке… В общем, история такая, что они отказываются от российского Спутника, потому что он российский, но при этом закупают индийскую вакцину, которая вызывает спорную реакцию…

Э. Чесноков:

- А при этом главным патриотом России и сторонником русского мира выступает Петро Алексеевич. Забавно!

О. Кашин:

- Да. Потому что привезли индийскую вакцину, по его словам, из-за коррупции и профнепригодности.

Э. Чесноков:

- Ну, а что ж нам делать? Я смотрю на то, что происходит, в том числе, с памятником Дзержинскому, вернее, голосованием по этому, и задаюсь вопросом - в этом году, раз мы начали с юбилеев, исполняется 7 лет одесской трагедии. Исполняется 7 лет восстанию в Донбассе, когда люди просто встали и вышли с русскими флагами, веря, что точно так же, как к крымчанам, к ним придут вежливые люди, точно так же они бескровно проведут референдум о воссоединении с большой Россией и все как-то будет хорошо. И я помню этот воздух русской весны, звенящий этим золотом недавних олимпийских побед. А что вышло? В итоге почти 7 миллионов людей оказались в серой зоне. Вы знаете, в Сомалиленде живут в какой-то мере лучше, чем там. Потому что там, простите меня, от Джибути до Харгейсы, столицы Сомалиленда, регулярно самолеты летают. Там банкоматы работают.

О. Кашин:

- Эдвард, в нашем чате в Ютубе зрители спрашивают - а есть ли у тебя африканское гражданство?

Э. Чесноков:

- Я русский человек. У меня одно гражданство - России. Я здесь родился в Череповце и собираюсь здесь умереть.

О. Кашин:

- Хорошо. Принято.

Э. Чесноков:

- А вы где собираетесь умереть, Олег Владимирович?

О. Кашин:

- О-о-о, где придется, что называется. Стараюсь об этом не думать… Я вчера разговаривал с Александром Андреевичем Прохановым, он тоже говорил о русской весне, правда, он довольно фаталистично сказал, что да, русская весна пахнет порохом, но на самом деле вот эти 7 лет - это не 7 лет украинского террора, бандеровщины или чего-то еще, хотя у нас вопросов про облик украинцев нет. Это 7 лет вечного предательства и поведения Москвы, поведения российского государства по отношению к русским людям, которые однажды имели глупость и неосторожность поверить Российской Федерации.

Э. Чесноков:

- Вот я и сам не могу понять. Потому что, с одной стороны, когда летом 2014 года на Донбасс подул северный ветер и было уничтожено, остановлено украинское наступление, то понятно, что без воли Москвы это было бы невозможно. То есть, опять вот этот наш большевизм - ни войны, ни мира. Мы вроде бы сражаемся за мировой интернационал, а вроде бы и Александра Невского реабилитируем. И вот пока мы стоим в раскоряку…

О. Кашин:

- Горячая новость. В метрополитене в Москве, на станции «Площадь революции» обнаружили, что у статуи девушки отпилен палец. Кто-то отпилил и украл палец девушки. Это заметили сотрудники метрополитена, стали выяснять, посмотрели камеры видеонаблюдения за годы. Оказывается, палец украден не менее 10 лет назад, а обнаружили пропажу только что.

У нас на связи Алексей из Калининграда.

Алексей:

- Вы рассуждаете про «русскую весну». А может быть, нет уже энергии у людей, ни энергии, ни желания? Часто смотрю на своих знакомых. Действительно, все в такие бытовые темы ушли, нет никакого желания делать что-то глобальное, все живут своей частной жизнью.

Э. Чесноков:

- И слава богу, что они живут частной жизнью. И слава богу, что продолжаются те самые 20 лет покоя, когда мы можем наконец-то подумать о своей семье. И, возможно, именно поэтому наше государство тоже как-то стоит и обеспечивает стабильность.

О. Кашин:

- Если бы Алексей внимательно следил, он бы отследил давнюю, многолетнюю мою дискуссию, уже закончившуюся разрывом отношений с нашими оппозиционерами, которым я в какой-то момент тоже стал доказывать, что если, друзья, вы тратите свою жизнь на выборы в каких-то непонятных регионах, на борьбу с режимом, и стареете, седеете в этой борьбе, и ничего в жизни у вас больше не происходит, подумайте, может быть, имеет смысл заняться собой или, как я говорил, учить санскрит.

Э. Чесноков:

- Или хотя бы в муниципалитет Красносельский попробовать избраться.

О. Кашин:

- Да, это как выяснилось, потолок (для некоторых, по крайней мере) самых серьезных оппозиционеров. Вернусь к теме пропавшего пальца у статуи на станции метро «Площадь революции». Об этом сообщило издание Baza. И в истории издания Baza на этих выходных была довольно дикая история. В Петербурге журналистка этого издания, приехавшая из Москвы, Мяйле Мачюлите, была задержана, по сути, похищена. Ей не дали звонить адвокату, родственникам, просто схватили, увезли допрашивать по делу, как выяснилось, об утечках личных данных. То есть каким-то образом российская полиция попыталась связать ее с…

Э. Чесноков:

- А вы знаете, как ее вызвали туда, где ее арестовали?

О. Кашин:

- Напомните.

Э. Чесноков:

- Ей сказали, что какой-то источник из МВД даст некий суперэксклюзив. И она приехала, на свою беду.

О. Кашин:

- Да, тут надо оговориться. Потому что, конечно, Baza это школа Арама Ашотовича, школа газеты «Жизнь», люди, которые десятилетиями питались и создавались эксклюзивы из утечек (из Министерства внутренних дел в том числе), в том числе за деньги.

Э. Чесноков:

- В смысле, за деньги для их источников.

О. Кашин:

- Да. Ты даешь какую-то пачку денег полицейскому, и он тебе за это дает видео с камеры наблюдения.

Э. Чесноков:

- Вы намекаете, что видео с камеры наблюдения, в том числе и с попыткой вашего убийства, оно, по-моему, впервые появилось там.

О. Кашин:

- Да, конечно. И я благодарен Life за это. Потому что, если бы не они, я бы просто не увидел этого, и, я думаю, никто бы не увидел.

Эта практика нормальная, практика естественная, на грани закона, но, наверное, не за гранью закона.

Э. Чесноков:

- В серой зоне.

О. Кашин:

- Да. И вот тут вдруг полиция как-то снизила свою терпимость к такого рода журналистскому поведению. Речь идет о том, что сейчас ищут, ловят, уже каких-то полицейских поймали, тех, кто передавал Bellingcat и прочим персональные данные, информацию о отравлению Навального. Тот большой успех Навального у Bellingcat, когда им удалось назвать имена людей, сопровождавших Навального во всех поездках и, вероятнее всего, участвовавших в его отравлении… Разговор с химиком Кудрявцевым, где он почти открыто говорит о том, как он обрабатывал трусы, по крайней мере.

Э. Чесноков:

- Я уже говорил, что можно и нарезать при желании.

О. Кашин:

- Конечно, можно нарезать. Но нам никто не доказал, что нарезано, видео вполне убедительное. Как мы понимаем, есть уголовное дело по этой утечке, ловят, стараются. И при этом система приоритетов уголовного дела по отравлению Навального так и нет и, очевидно, не будет, потому что полгода, куда уж дальше, и сам Навальный сидит.

Э. Чесноков:

- Я отсылаю вас к книге «Тайны отравления Навального», которая вышла в «Комсомольской правде», где очень убедительно доказывается, что это был именно биологический феномен, связанный с состоянием здоровья.

О. Кашин:

- У нас на связи Петр.

Петр:

- Вот мы возмущаемся, что наши памятники ломают за границей. Возвращаясь к памятнику Дзержинскому. Мы - простые люди, нас заставляют голосовать, и мы не знаем, кто дал право сносить его, и имели ли они право вообще сносить, и кто конкретно дал такое распоряжение. А когда нужно восстановить его, требуют, чтобы голосовали. В чем дело?

О. Кашин:

- Слушайте, 91-й год, время было довольно лихое. Я на днях смотрел июльскую программу «Время» 91-го года на тему того, как тогда снесли Рижский рынок. Это такая нашумевшая история, за 10 лет до Собянина. Так называемые самострои…

Э. Чесноков:

- Все повторяется.

О. Кашин:

- Конечно. Были ларьки с товарами, которые народ сдавал (уже челноки появились), и пришел ОМОН с бульдозерами, все поломал. И люди ищут: а где мои товары? Исполком им говорит, что не мы это…

Э. Чесноков:

- У Моссовета спрашивайте.

О. Кашин:

- Да.

Э. Чесноков:

- Но вопрос был очень простой, Олег Владимирович. Как мы можем выступать против сноса памятников, если мы поддерживаем снос памятника Дзержинскому?

О. Кашин:

- Да нет, история его снесла. Это уже факт истории. Что значит – поддерживаем, не поддерживаем? Мне было 11 лет, вам было 4 года, когда его сносили. Вряд ли мы с вами причастны к сносу памятника Дзержинскому. И ладно бы, один памятник снесли. Так ведь и страну распустили, ликвидировали советское государство. И человек, который его ликвидировал, нормально, с почестями похоронен на Новодевичьем кладбище под бело-сине-красным валуном.

У нас на связи Сергей из Москвы.

Сергей:

- Хотелось бы узнать ваше мнение. Как вы думаете, в Армении сможет ли Пашинян оставить ситуацию в нормальном русле, провести конституционную реформу или в стране будут более тяжелые времена, чем сейчас?

Э. Чесноков:

- Поскольку Виктор Шендерович не высказался как-то определенно в поддержку Пашиняна, то я скажу так. Давайте возьмем на себя мужество и призовем к смене строя в Армении.

О. Кашин:

- А уже не надо призывать, уже все в порядке.

Э. Чесноков:

- Как говорят наши либералы, любая власть будет лучше этой. Так вот, я думаю, что гипотетическая военная хунта будет лучшей судьбой для Армении, чем вся эта навальновщина, пашиняновщина.

О. Кашин:

- Нет, Эдвард, вы, наверное, пропустили, сидя в стриме «Царь ТВ», новость сегодняшнего вечера. Вслед за Россией и Белоруссией, и Армения пойдет по пути конституционной реформе, конституционных поправок и станет она президентской республикой. То есть ваше пожелание о смене государственного устройства Армении услышано и учтено. Интересно, кто будет президентом – вернется ли карабахский клан (саргсяновский в том числе) к власти или же Пашиняну удастся победить на новых президентских выборах? Но на самом деле это история про то, что русский мир в том и проявляется, что в России обнуление…

Э. Чесноков:

- Да. А между тем, Армения на днях совершенно незаметно, тихо подписала очередное соглашение о партнерстве с ЕС. Они будут сближать свое законодательство, приближать его к евросоюзному. Притом, что общей границы со странами Евросоюза у Армении нет, имплементация европейского законодательства – это в том числе и та часть этого законодательства, которая предполагает расширенные права для различных меньшинств. Куда же идет Армения, почему мы при этом молчим, хотя Армения - вроде бы член ЕврАзЭС и ОДКБ, непонятно. И нам еще говорят, что Армения – это наш союзник. А чего же она с Евросоюзом, который санкции вводит, подписывает вот такие документы?

О. Кашин:

- В эти дни трагическая дата – 21-я годовщина гибели 6-й роты в Чечне. Именно в эти дни бывший боевик, ныне спикер парламента Чечни и президент футбольного клуба «Ахмат» получает от Станислава Черчесова, главного тренера сборной России, футболку сборной Россиис номером 41 (ему, Даудову, 41 год). В общем, такое вот примирение спустя 21 год после того, что там было.

Э. Чесноков:

- Слушайте, здесь только завидовать, восхищаться. Получается, российская нация, россияне в футболке 41 существуют.

О. Кашин:

- В общем, да. Еще одна тема. Прокуратура в ходе проверки установила, что профессор Матвеев реабилитировал нацизм, отрицая существование холокоста, во время вебинара для учителей.

У нас на связи Вячеслав из Великого Новгорода.

Вячеслав:

- Я хотел бы задать вопрос Эдварду. Вы говорите, что вы – русский человек, имеете гражданство только России. А что вы чувствуете, когда слышите такие слова: «Россия – щедрая душа». Как вы понимаете это как русский человек? И такой же вопрос Олегу.

Э. Чесноков:

- Можно я отвечу заголовком из отдела происшествий «Комсомольской правды»? «В Одинцово с коноплей задержан драгдилер по фамилии Коноплев». Россия – щедрая душа.

О. Кашин:

- У меня все проще. «Россия – щедрая душа» - это известный лозунг коммерческой компании, кондитерской фабрики «Россия», которая принадлежала швейцарскому гиганту…

Э. Чесноков:

- И Московский вентиляторный завод.

О. Кашин:

- Нет, принадлежала швейцарскому гиганту Nestle. То есть мировая капиталистическая жаба может маскироваться даже под «Россию – щедрую душу»…

Э. Чесноков:

- Все по Пелевину. Он же писал, что эти капиталистические рекламщики будут использовать эту псевдославянскую эстетику.

О. Кашин:

- Да. Но при этом мы понимаем, говоря о щедрости России иронически, мы имеем в виду ее доброту по отношению к разным далеким и близким странам, которым она то долги списывает, то еще что-то. В общем, понятно.

Э. Чесноков:

- Из серии «русский фашизм». Просто заголовок. «Бывший муж-турок нанял киллеров, чтобы убить сбежавшую в Сибирь с тремя детьми русскую жену». Это произошло в Железногорске. Чтобы вы понимали, Железногорск – это город атомщиков под Красноярском, это закрытый город. Но киллеры из Казахстана (ну, Великий Туран, понятно), которых нанял этот турок, в январе нашли эту женщину, с ножами (слава богу, все-таки на территорию закрытого города иное железо, кроме ножей, не провезти)... Чудом она осталась жива. При этом женщина сбежала от этого турка в 18-м году, все это время он ей названивал и грозил страшными карами. Этих жителей Турана он нанял за 300 тысяч долларов, и они проникли в Железногорск.

О. Кашин:

- Это и есть настоящий русский фашизм такой.

Э. Чесноков:

- То есть мы даже не комментируем эти.

О. Кашин:

- Это надо на пикет с белым плакатом выходить.

Э. Чесноков:

- «За Великий Туран».

О. Кашин:

- Да. У нас на связи Виталий из Коломны.

Виталий:

- У меня вопрос о Навальном, Путине и природе. Сейчас все говорят, что Навальный сидит в красной тюрьме, Путин – враг…

Э. Чесноков:

- А вы хотите, чтобы он сидел с тюрьме для бывших сотрудников ФСБ?

Виталий:

- Нет. Я о природе. В этой концепции говорится, что свобода, равенство и братство. Но в природе же не существует свободы, равенства и братства.

О. Кашин:

- А где вы эту концепцию видите, кроме французского государства? В России нет такой концепции ни у кого, я думаю.

Виталий:

- Вы же ее продвигаете.

О. Кашин:

- Никогда. Ни в коем случае. Даже во Франции она забуксовала, как мы видим.

Э. Чесноков:

- Вы невнимательно наши эфиры слушаете.

О. Кашин:

- Это старый лозунг Французской революции, к России он никакого отношения не имеет. И, естественно, ни равенства, ни надежды, ни бога, ни хип-хопа, как говорится в известной песне.

Еще, наверное, стоит сказать, что на этих выходных рекордное количество людей пришло на мост. Я помню, Эдвард, как вы говорите, что на кладбище никто не ходит. Если видишь человека, говорящего про кладбище Немцова, то это методичка. Так вот, рекордное количество людей пришло на мост, несмотря на то, что не была согласована эта акция…

Э. Чесноков:

- Включая и иностранных дипломатов.

О. Кашин:

- Да. Это нормально на самом деле. Я еще раз скажу, что когда российское государство обижается на то, что в каких-то странах именем Немцова называют улицы, почему оно, российское государство, не может назвать именем Немцова улицу в Москве или хотя бы в Нижнем Новгороде?

Э. Чесноков:

- Или хотя бы мост.

О. Кашин:

- Ну, мост… Я на самом деле не очень разделяю это отношение. Все-таки название Большой Москворецкий, оно историческое, не стоит его отменять.

Э. Чесноков:

- Да, не стоит его большевизировать.

О. Кашин:

- Когда у нас именем посла Карлова вопреки российскому, московскому закону о том, что только через 10 после смерти можно называть улицу именем человека, назвали (и правильно сделали) – человек погиб на посту.

Э. Чесноков:

- По-моему, ни разу этот закон не применялся. Надо его вообще отменить. Зачем нам законы, которые не действуют?

- Да. Есть улица Кадырова, Солженицына… Немцов все-таки, помимо прочего, это не какой-то хулиган, террорист и так далее, а бывший первый вице-премьер, бывший губернатор.

Э. Чесноков:

- Да. Можно сказать, отец русской демократии.

О. Кашин:

- Не сказал бы, но ладно. На самом деле погиб он не менее трагически и героически, чем посол Карлов. И он заслуживает и памятника, и улицы.

Э. Чесноков:

- Его тоже в спину застрелили.

О. Кашин:

- Да. При этом те же исламисты, только, в отличие от убийц Карлова, носящие, к сожалению, погоды российского МВД. Что здесь еще скажешь? Печально, грустно. Но также скажу, что человек, распыливший баллончик на мосту во время акции непонятно зачем, это знаменитый Михаил Кирцер, известный активист.

Э. Чесноков:

- При этом я не могу понять, почему, например, наши дипломаты не ходят в тюрьму к Ассанжу и не приносят ему цветы, почему мы не совершаем ассиметричных ответов. Раз они у нас к Немцову возлагают цветы (пожалуйста, они имеют право)…

О. Кашин:

- Все очень просто. Как мы говорили про свободу, равенство и братство… Естественно, у всех западных стран есть какой-то базовый набор ценностей – демократия, права человека и т.д. Немцов это символизирует. У российского государства набор ценностей – только «деды воевали». И Ассанж – не есть «воевавший дед».

Э. Чесноков:

- Я вам скажу, что в Швеции новое парламентское большинство намерено предусмотреть наказание для членов организации, которые выступают против нелегальной миграции. То есть просто по факту членства в такой организации вас могут посадить в тюрьму.

О. Кашин:

- Ну, печально. В России тоже есть такие организации…

Э. Чесноков:

- Пока что это инициатива, но, скорее всего, ее примут в парламенте.

О. Кашин:

- В России сажают за принадлежность к «Открытой России» Ходорковского, например. Уходим до завтра. Спасибо всем.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!