Олег Кашин: Народ не проникся сочувствием и поддержкой к Навальному

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают обострение отношений с Чехией, банду украинских националистов в Екатеринбурге, предстоящее послание президента, планируемый митинг навальнистов, исчезновение молдавского языка

О. Кашин:

- Всем привет. Я – Олег Кашин, где-то в глубинной России – Эдвард Чесноков. Я процитирую известного журналиста Константина Семина. «Сегодня день рождения выдающегося человека. Лучший способ выразить уважение – не постить и лайкать, а изучать его работы».

Э. Чесноков:

- 20 апреля действительно знаковая дата, на которую откликается каждое по-настоящему русское сердце. Ибо в этот день Николаю Эрастовичу Берзарину, командующему 5-й ударной армией при штурме Берлина было присвоено звание генерал-полковника. А вы о чем подумали?

О. Кашин:

- Абсолютно о том же. Тем более что цитата Семина, которую я приводил, на самом деле про Ленина, просто он однажды перепутал даты и за два дня до написал такое выражение. Но про Берзарина важно знать, что хороший, талантливый, яркий интернет-проект «Последний подвиг генерала Берзарина» почему-то активно банится Инстаграмом, Фейсбуком и т.д. Мы выражаем проекту поддержку.

Э. Чесноков:

- Конечно. И знайте, что у нас, на радио «Комсомольская правда», этой леволиберальной цензуры нет.

И продолжение скандала в Богемии.

О. Кашин:

- Да, скандал в Богемии. Сегодня глава чешского МИДа пообещал выслать из Чехии всех российских дипломатов. Мы вчера говорили о том, какое там большое российское посольство, и я спрашивал, нет ли там шпионов, уже вопрос, видимо, закрывается, там не будет ни шпионов, ни дипломатов, ни атташе по культуре. Я вам, Эдвард, показывал пост кого-то из людей, вовлеченных в эти занятия, не помню фамилию высылаемого дипломата, который занимался захоронениями советских воинов в Чехии.

Э. Чесноков:

- Не захоронениями, а уходом…

О. Кашин:

- Уходом за захоронениями. И, конечно, такого рода обострения не щадят никого – ни хороших, ни плохих.

Э. Чесноков:

- Речь идет о дипломате по имени Алексей Николаевич Трякин. Ведь в чем была проблема? Да, было большое количество захоронений на Ольшанском кладбище, десятках других погостов по всей Чехии. И очень многие имена наших советских, русских воинов были написаны элементарно с ошибками. Иногда родственники писали и дописывались чуть ли не до Минобороны. В общем, исправление этих ошибок шло плохо, и Алексей Трякин, один из высылаемых дипломатов, смог это поставить на совершенно новый уровень, и буквально за несколько лет сделать больше, чем все его предшественники. Вот спрашивают, а где наша мягкая сила, где МИД?

О. Кашин:

- Ну, на самом деле мягкая сила иногда оказывается не мягкой, а слишком лобовой, но, тем не менее, да, ничего хорошего нет, нет повода злорадствовать, что вот, наконец-то, путинская Россия стала изгоем, осью зла и т.д. И нет повода говорить, что мы этих чехов шапками закидаем.

Э. Чесноков:

- Что характерно, этот дипломат Алексей Трякин занимался не только Великой Отечественной войной. Потому что мы часто упрекаем наше руководство в его чрезмерной узконаправленности на эти 4 года ХХ века. В одной чешкой деревеньке были обнаружены остатки надгробия русского военнопленного по имени Иосиф Ворсоцкий. Он умер от испанки (ну, практически коронавирус) в 1918 году, за неделю до окончания Первой мировой. Вот благодаря современному русскому дипломату на могиле этого человека было установлено новое достойное надгробие.

О. Кашин:

- Я слушаю вас, Эдвард, и понимаю, что Россия держится именно на этом среднем уровне дипломатов, чиновников, даже иногда и полицейских. Но финальное слово остается за большими людьми, большими начальниками, которые и об этих людях не думают, и о нас с вами тоже.

Э. Чесноков:

- Поскольку 20 апреля, давайте преподнесем русским фашистам подарок. В Екатеринбурге почти год орудует банда украинских националистов под названием «Восход».

О. Кашин:

- Знаете, Эдвард, я видел эту ссылку у вас в Телеграм-канале. Там интересный заголовок, что это не просто нацисты, а геи-нацисты, а в тексте про геев ничего нет. Как так вышло? Цензура?

Э. Чесноков:

- Знаете, вам надо было прокрутить этот текст и посмотреть скриншоты. Например, один из участников этого молодежного объединения, пока еще не запрещенного, запостил у себя ВКонтакте фотографию с девушкой. К нему в комменты пришел его друг, спрашивает: «Подожди, но ты же предал наше гей-братство». А Миша отвечает: «Брат, это просто фотка».

О. Кашин:

- Сажают их не за это, насколько я понимаю…

Э. Чесноков:

- И слава богу. Мы же не гомофобы с вами.

О. Кашин:

- …но в целом такие истории – шпионское гнездо украинских нацистов… Не знаю, ничего хорошего в этом не вижу, и повода для радости нет, что их разоблачили.

Э. Чесноков:

- Я не считаю это действительно хорошей новостью (значит, органы наши недорабатывают). Но вы помните, в начале марта взорвались просто правые паблики фотографией из екатеринбургского района Ботаника, где было намалевано граффити «Убивай русских». И, естественно, подавался этот инфоповод, дескать, смотрите, что многонационалы в столице Урала творят. А вот я провел расследование, побеседовал с некоторыми членами этой группировки «Восход», и они мне рассказали практически открытым текстом, что да, это была провокация, которую они сами сделали, чтобы дестабилизировать обстановку и навербовать новых сторонников под соусом общего врага.

О. Кашин:

- Да, наверное, так и есть. Тем не менее, вряд ли это то, о чем можно говорить серьезно. Потому что мы наблюдаем на примере даже Белоруссии, какие-то люди что-то между собой обсуждают, в итоге их подают как опасных переворотчиков. Это, конечно, как у нас была, анатомия протеста. Тоже какой-то непонятный грузин в застольной беседе говорил с Удальцовым о революции, и в итоге Удальцов сел на годы. Кто победил? Никто. В проигрыше все.

Э. Чесноков:

- Да. В 30-е годы у нас был чудесный грузин, сейчас – непонятный грузин. Но на самом деле эта группировка екатеринбургская состояла из этнических русских, у которых от украинского осталась только фамилия. Предки на Урал при царе переехали, и с ними стали работать украинские НКО, землячество, работавшее под крышей местного украинского консульства, и люди вспомнили внезапно о своих украинских корнях. Я с ними общался, они на полном серьезе говорят, что поскольку Россия возникла из Киевской Руси, никаких русских нет, они все украинцы, и т.д. Вот что в головах на фоне того, что русских всячески отменяют. В Тобольске местная Общественная палата отказалась даже включать Ермака Тимофеевича в качестве потенциальных имен, которыми можно назвать открывающийся там аэропорт. Мы это обсуждали, бушевали, но ведь ничего не изменилось.

О. Кашин:

- Вы правильно совершенно говорите, хороший тон – выискивать в себе корни, будь то удмуртские, финно-угорские, какие угодно, говорить, что Россия нас порабощала и т.д. Я как раз вчера видел очередную дискуссию про русско-чукотскую войну, эта мифология ранних советских лет о том, что чукчи как-то особенно яростно сопротивлялись оккупантам из России, на самом деле мало чем подтвержденная. У чукчей и огнестрельного оружия не было в отличие от русских, как они могли воевать на равных? Но на самом деле для нынешних поколений это опять становится… Вот чукчи воевали, теперь украинцы воюют, и это одна и та же война. Отвратительно все это, конечно.

Э. Чесноков:

- Понятно, что приходит какой-нибудь измученный казачий отряд, его встречают местные, которые прекрасно знают естественный рельеф, пользуются преимуществами ландшафта и, возможно, могут нанести какое-то тактическое поражение. Но говорить о том, что героические чукчи чуть ли не опрокинули Российскую империю, конечно, это все русофобская пропаганда.

О. Кашин:

- Конечно. И каждый раз просто надо как-то ей сопротивляться, потому что слишком часто она проникает из самых неожиданных мест, скажем так. В общем, великая Россия – добрая, хорошая, но сейчас, когда она опять на очередном витке конфликта с Западом приобретает имидж этой империи зла, очень велик соблазн, особенно у нового поколения патриотов говорить: да, мы такие, мы самые ужасные, у нас есть два союзника – Петров и Боширов. Конечно, нет, Россия именно что великая, добрая, культурная страна. И, конечно, рисовать ее как какой-то Мордор, угроза миру и т.д. неправильно, некорректно, и давайте не поддаваться на эту провокацию.

Э. Чесноков:

- Я с вами не соглашусь. Потому что любая империя – это тот же самый империалистический хищник. Вот наши русские националисты Турцией восхищаются. В Турции все непросто, и она, разумеется, тоже не рай земной, каким, например, Россию видят западные правые консерваторы. Но в Турции вполне конкретно продвигают свою национальную идею, снимают фильмы наподобие «Великолепного века».

О. Кашин:

- Наподобие «Великолепного века», который обожают у нас на Кавказе, не говоря уже о Средней Азии, и это как раз турецкая мягкая сила.

Э. Чесноков:

- А вы можете, например, представить, чтобы мы за счет средств Фонда кино, какой-нибудь Сарик Гигинеишвили (если я правильно помню его фамилию) снял бы фильм о том, как русские и эфиопы героически боролись с итальянским нашествием, и его бы в Африке смотрели. Да никогда.

О. Кашин:

- А в Африке богатый кинорынок? Будет большой просмотр?

Э. Чесноков:

- 120 миллионов потенциальных зрителей население Эфиопии. Поэтому просто за счет закона больших чисел это может стать прибыльным.

О. Кашин:

- Россия, замерев, ждет завтрашних новостей. Утром будет Послание Путина, вечером запланированы акции протеста навальнистов.

Э. Чесноков:

- В 12.00 Послание начинается.

О. Кашин:

- А в 19 на Манежную, Дворцовую и другие площади навальнисты призывают выходить в поддержку Навального. Он написал свой очередной пост на тему того, как он болеет в тюрьме. Ему сейчас капают глюкозу, насколько можно понять, то есть голодовка фактически прервана официальными лицами. Интересно сказал глава СПЧ Валерий Фадеев. На вопрос, поедет ли он к Навальному в колонию, он сказал: «Совершенно не планирую. Ну, приеду я, например, увижу нездорового, отощавшего человека. И что? Это пахнет дешевым пиаром», - добавил он. А ты точно правозащитник? Ну, скажи тогда что-нибудь, извините, по-холуйски. Мне горько наблюдать за распадом Валерия Фадеева.

Но на самом деле, Эдвард, я уже слышу такие нотки у людей, которые понимают или предполагают, что завтра будет мало митингующих. Вот они говорят, что ответственность за происходящее, за превращение России в Белоруссию на всех, кто равнодушен, на всех, кто не выходит, и т.д. Насколько корректна такая оценка, скажите как лоялист?

Э. Чесноков:

- Знаете, в России, слава богу, не проводится дерусификация в отличие от Белоруссии. Уже этим Россия лучше. Что-то, пусть робко, непоследовательно, но говорят про национальные интересы. Теперь давайте про Навального. Все наши претензии к нему мы уже знаем.

О. Кашин:

- Ваша претензия – что ему ничего не удалось.

О. Кашин:

- Мы, наверное, хотели бы все это сказать ему тет-а-тет, когда бы он был не просто на свободе, но и здоров. Другое дело, что я уже не помню, когда бы он общался, даже в те годы, когда у него была такая возможность, с какими-либо хотя бы нейтральными по отношению к нему СМИ. Он ходил только на «Эхо Москвы» и, конечно, с удовольствием раздавал интервью западным СМИ.

Если абстрагироваться от Навального-человека, которого нам, безусловно, жалко, и посмотреть на эту кампанию, я имею в виду зарубежную кампанию, когда, простите меня, в New York Times и Washington Post пишут редакционные статьи (значит, никем не подписанные), так сказать, высший уровень. Практически методичка, спущенная из УВП товарища белодомовского Байдена. И там прямо написано, в New York Times, если с Навальным что-то случится, то цена (для Кремля) будет велика. И тогда у меня следующий вопрос. Простите, а когда Кремль делал что-то под давлением? Даже ходили слухи (конечно, это грязная попытка опорочить светлое имя Алексея Анатольевича), что если чиновник чувствовал, что под ним шатается кресло, то он перегонял биткоины на известный криптокошелек, выходило расследование, и Кремль, который ничего не любит делать под давлением, решал все-таки не снимать его с должности.

О. Кашин:

- Это какая-то совсем такая мифология того, доотравительного периода, которая на самом деле относится к старой повестке. Сейчас речь идет понятно о чем. Человек в тюрьме, посаженный несправедливо, человек объявил голодовку, человек болеет. И вот здесь ситуация. Требование допустить врача, понятно какое. Но мне самому интересно. Обычно в январе даже, перед этими митингами, всегда и сторонники говорили «выходим, выходим», и лоялисты выступали: нельзя выходить, они втягивают детей и т.д. Сейчас какая-то прямо очень зловещая тишина, и те и эти молчат. Меня на самом деле она пугает. Что самое плохое, что может случиться завтра, по-вашему, кровь?

Э. Чесноков:

- Какая-либо провокация. Причем ее может допустить любой, не только какой-нибудь школьник, который прыгнет на кого-нибудь от избытка тестостерона…

О. Кашин:

- …но и омоновец?

Э. Чесноков:

- Да. Причем измученные многодневной бессонницей из-за многодневного же усиления у людей сдают нервы, и все это умножается на весеннее обострение.

О. Кашин:

- Говорят, перед митингами омоновцев держат на базах, спать не дают, чтобы они злились, ненавидели тех, кто выходит на площади.

Э. Чесноков:

- Говорят, что в Москве кур доят. Я не могу это комментировать.

О. Кашин:

- Это же интересная, общественно значимая информация. На вашем месте я бы поузнавал. Такого рода утечки, может быть, специально придумываемые, чтобы запугать, они возникают довольно часто.

Э. Чесноков:

- Я просто хочу предупредить тех, кто рассматривает возможность, скажем так, думая, что ждут лишь веселые «себяшки» из автозака. Что происходило с людьми, которые выходили на митинги раньше? Как команда Навального помогала тем многим тысячам…

О. Кашин:

- Эдвард, обвинять команду Навального в том, что полиция кого-то хватает, избивает и сажает, это такое…

Э. Чесноков:

- Обвинять команду Навального, что они цинично бросили молодняк на дубинки – ну да, наверное, не нужно их обвинять, я согласен.

О. Кашин:

- Я дольше чуть-чуть живу, я помню ту же риторику про Лимонову: Лимонов калечит молодых людей, отправляя их в тюрьмы. А зачем сажать в тюрьмы за демонстрации и участие в митингах?

Я смотрю, сегодня такая грустная статья Андрея Лошака. Процитирую: «Мой главный вопрос не к власти и опричнине, с ними все понятно. Мне интересно, что думают эти 146 миллионов выжидальщиков». И дальше упрек к тем, кто не выходит на митинги. И действительно, ты думаешь, вот эти люди, у которых…

Э. Чесноков:

- У меня есть тяжелое подозрение, что те, кто больше всего упрекает и больше всех призывает выходить на митинги, они сами-то будут в тепле сидеть.

О. Кашин:

- Ну, не знаю. Андрей Лошак - известный человек, наверняка выйдет. Но тоже интересно, когда люди заранее обвиняют уже в чем-то, в провале, в неудаче какие-то абстрактные 146 миллионов дураков. С такой риторикой, по-моему, далеко не уедешь. 146 миллионов – это эти идиоты, которых надо критиковать. Ну, ты молодец, ты в белом, ты красавец.

Э. Чесноков:

- Я не думаю, что вся логика Евклида, которую мы можем гипотетически обрушить хоть на навальнистов, хоть на антинавальнистов, как-то изменит их решение. Я хочу все-таки продолжить свою предыдущую мысль. Западные СМИ прямо грозят Кремлю (в принципе одному главному читателю) какими-то страшными карами. Если бы, например, они написали, что Навальный, конечно, сидит неправильно, но он националист или он либерал, неважно, мол, ситуация сложная, это внутреннее дело России, хотя, конечно, мы против политзаключений, то его бы, я уверен, по-тихому опустили, сказали бы: господи, он и на Западе никому не нужен. Но именно это навальнистское обострение, эти жесткие колонки в New York Times и Washington Post как раз и отсекают возможность варианта, чтобы Навального помиловали, как Ходорковского.

О. Кашин:

- То есть, получается, как манипулировать Путина. С Запада можно писать колонки, что Путин должен отпустить Навального, тогда он никогда не отпустит. Вы говорили про каких-то мифических чиновников, заказывавших Навальному атаки на него, чтобы Путин под давлением…

Э. Чесноков:

- Я лишь подчеркиваю, это такая байка…

О. Кашин:

- Я продолжаю эту мысль. Может быть, статьи в западной прессе, выступления западных политиков заказывает наш ФСИН или ФСБ, чтобы Путин подумал…

Э. Чесноков:

- Тогда пусть генпрокурор Роберт Мюллер возвращается с пенсии и изучает эти русские следы…

О. Кашин:

- Конечно. По ассоциации сегодня снова прозвучало «Путин – убийца», но уже в таком фарсовом виде. Если помните, Байден месяц назад, отвечая на вопрос, убийца ли Путин, сказал «да». И сегодня тот же трюк с Ангелой Меркель попытался в ПАСЕ повторить украинский одиозный депутат Алексей Гончаренко.

Э. Чесноков:

- Который в Одессе людей жег.

О. Кашин:

- Не то что жег, а стримил с места гибели людей и радовался. Он спросил Меркель, убийца ли Путин? И Меркель ответила: «Что касается Путина… Когда речь идет о критике в его адрес, я ее не скрываю, говорю ему в личных разговорах». То есть она отказалась называть Путина убийцей, и мы с вами, патриоты, радуемся: боже мой, наконец-то Меркель чуть-чуть выступила в защиту Путина. А что такое поддержать Путина сегодня?

Э. Чесноков:

- Товарооборот все-таки России с Германией…

О. Кашин:

- Да, немцы не собираются отказываться от этого товарооборота. Тем не менее, как в наше время выглядит защита Путина? Достаточно просто уйти от ответа на вопрос, убийца ли он. Даже не обязательно говорить: эй, ты что себе позволяешь, моего друга убийцей назвал. Нет, просто отвести глаза, сказать: я его лично в глаза критикую. Вот как снижается планка допустимых выражений.

Э. Чесноков:

- Вопрос тонкий. А когда Байден, например, заседал в международном комитете американского парламента долгие годы и как минимум не возражал против интервенции в Ирак, вот он был убийцей или нет?

О. Кашин:

- Это тоже философский вопрос. На высоком уровне в политике на каждом кровь, потому что войны, потому что решения, которые влекут за собой гибель людей. Но конкретно о российском современном руководстве предмет спора в чем? Эти бессудные заказные убийства за пределами России. Это же как бы ненормально, неестественно, нетипично. То есть можно рассказать, что американцы убили Бен Ладена…

Э. Чесноков:

- И Сулеймани.

О. Кашин:

- Да. А Литвиненко, Скрипаль, Навальный – это не Бен Ладен, это, что называется, текущие политические оппоненты.

Э. Чесноков:

- Понимаете, все эти истории, о которых вы говорите, они как минимум не доказаны. Есть версия, что какие-то мифические Петров и Боширов, потому что других агентов у нас, видимо, нет, вот они всех подряд…

О. Кашин:

- Если по телевизору говорят о Петрове и Боширове, наверное, можно понять, что Россия ими гордится.

У меня жена с ребенком сейчас около стадиона «Челси», не могу проехать уже час. Фанаты «Челси» протестуют против Суперлиги. Драматическая история. Она сейчас распадается на наших глазах. Клубы выходят из нее. На два дня хватило этого запала борьбы.

Э. Чесноков:

- Подождите, это Петров и Боширов кого-то там не так подмазали?

О. Кашин:

- Насколько я понимаю, это мировая жаба попыталась как раз у друзей России отобрать мировой футбол, но сломала, так сказать, зубы об него.

Сергей из Ставрополя:

- Олег Владимирович, к вам вопрос. Эдварду, лоялисту, я такой вопрос не буду задавать. Потому что я знаю заранее ответ. Ваше радио постепенно превращается в радио «Россия» Соловьева. То есть ваши пропагандисты сегодня говорили, Надана с русской фамилией Фридрихсон…

Э. Чесноков:

- А почему вы считаете, что это что-то плохое?

О. Кашин:

- Вступлюсь за Сергея. Просто пропаганда у нас часто такая, что называется, отталкивающая, которая не убеждает, а в лучшем случае запугивает. Давайте не будем цитировать конкретных авторов, тем более, чтобы их не обижать.

Сергей:

- Они говорят, что завтра, например, почти никто не выйдет на акции протеста. Потому что народ ни во что не верит, Навальный не… ну, вы поняли. А как? Я хочу завтра выйти на акцию протеста. Меня завтра выгонят с работы?

О. Кашин:

- Конечно, я об этом же говорил. Я сам, наверное, считаю, что народ не проникся сочувствием к Навальному, поддержкой Навального. Это, очевидно, так. Не взлетела эта история всенародного тотального гнева. Но всерьез говорить, что людей мало, потому что мало? Нет, людей мало, потому что даже твит о том, что выходите на акцию, может повлечь увольнение, отчисление, даже уголовное дело.

Э. Чесноков:

- Я бы вмешался и сказал бы, как подобные вещи происходят на Западе. Как выгоняют с работы активистов «Альтернативы для Германии».

О. Кашин:

- И каталонских сепаратистов. В России, напомню, чеченских сепаратистов бомбили с воздуха. Мадрид пока Барселону не бомбил. Спасибо Сергею. Действительно, ситуация, вот я говорил, обычно мы привыкли, перед митингом какое-то бурление. А сейчас и бурлить некому. И голоса этих лоялистов звучат в одиночестве. Нет такого же мощного хора. Я еле-еле нашел эту статью Андрея Лошака, который стыдит россиян…

Э. Чесноков:

- Я предположу, почему. Военная тревога 2021 года. По Telegram-каналам прошло сложно верифицируемое сообщение, возможно, это фейк, что закрыли небо над Крымом для полетов. А именно, все, что к югу от Феодосии до севастопольского аэропорта «Бельбек». Не включая Симферополь. С 20 по 24 апреля. Зачем? Возможно, на случай чего-то. Я думаю, что это в большей мере военные маневры для предотвращения войны. Как бы некоторым из нас ни хотелось, таким патриотам, к коим и я себя отношу, но понятно, что война таит в себе неконтролируемые риски.

О. Кашин:

- Я просто помню 2018 год, Послание Путина. Сколько лет мы наблюдаем Путина? Послание и послание. И ты лениво сидишь у телевизора, смотришь, что он там бубнит. И вдруг он говорит: а теперь посмотрим видео. Ты поднимаешь глаза на экран и выпадаешь в осадок. Потому что это ракета, которая бомбит Флориду. Такого не было никогда. Может быть, завтра тоже будет что-то такое, что…

Э. Чесноков:

- Лучше бомбить Флориду, чем Воронеж. Это огромный прогресс между 2008 и 2018 годом.

О. Кашин:

- В идеале бомбить ничего не надо, наверное. Потому что везде погибают люде, везде будет плохо. Но все-таки, да…

Э. Чесноков:

- Фашистов бомбить надо.

О. Кашин:

- И фашистов не надо, вот поверьте, Эдвард. Я жил в городе, в котором жили раньше до меня фашисты, его бомбили. Город в итоге испортили во многом.

Э. Чесноков:

- Скажите это британским флайтбомберам.

О. Кашин:

- Британским, а потом советским, послевоенным. Потому что они такие соавторы уничтожения Кенигсберга. Тем не менее, да, вдруг Путин завтра скажет нечто такое, ради чего можно перекрывать небо Крыма? Я, действительно, побаиваюсь таких новостей.

Э. Чесноков:

- Именно поэтому остается надеяться. Но смотрите, как интересно. Практически день в день с Климатическим саммитом в Донбассе проходит очередной форум «Русский Донбасс». И днем ранее – Послание, от которого все ждут чего-то кардинально иного. Насколько все-таки возможно в этом послании упоминание темы Донбасса в плане частичного признания, в плане какого-то полупризнания? Да хотя бы возобновления поезда Донбасс – Ростов, который бы какая-нибудь Крымская железная дорога пустила?

О. Кашин:

- На самом деле – посмотрим. Но, что называется, считанные часы. И здесь как раз есть повод какой-нибудь таймер запустить: до выступления Владимира Путина осталось… Вот интересно, поскольку мы вчера говорили про магию чисел, 21-е число, 21-й год Путин у власти, 2021 год. И, наверное, опоздает Путин тоже на 21 минуту, чтобы вообще полностью все было как обычно. Интересно. Я постараюсь даже проснуться, чтобы в реальном времени слушать, что говорит Путин. Потому что, ну, а вдруг, правда, проснешься, а уже мир никогда не будет прежним.

Э. Чесноков:

- Ну и президент Чада Деби, избравшийся, кстати, со вполне демократическими 76 процентами…

О. Кашин:

- Он тоже проводил обнуление, менял конституцию, правил в итоге тридцать лет. И, казалось бы, вот настолько схожие судьбы, что интересно: а что с ним стало? Нет, на самом деле нам пока это не грозит. Да, он пал в бою с вооруженными повстанцами.

Э. Чесноков:

- Которые пришли из Ливии.

О. Кашин:

- Не важно.

Э. Чесноков:

- И вполне возможно, поскольку среди ливийских группировок никого, кроме исламистов, нет, то есть это были такие сторонники околоигиловского толка, ИГИЛ – запреденная в Российской Федерации организация.

О. Кашин:

- Наверное, в Чаде тоже запрещенная. Хотя, наверное, это его уже не спасает. В общем, конечно, драматические события.

Э. Чесноков:

- И кто пришел к власти в Чаде теперь? «На таинственном озере Чад, посреди вековых баобабов…».

О. Кашин:

- Нет. Но у вас, как у гумилевца, я с удовольствием спрошу.

Э. Чесноков:

- Махамат Идрис Деби, сын покойного президента из субэтноса с севера Чада. И главный вопрос – продлится ли его власть достаточно долго? Потому что часто мы видим, как на востоке приходят сыновья вслед за отцами, но не всегда они оказываются такими.

О. Кашин:

- Тут можно, подмигнув, сказать: хорошо, когда у президентов есть законные сыновья, есть кому передать власть. У Ельцина были дочки, и с этим всегда проблемы.

Э. Чесноков:

- Хорошо, когда у президентов, как, например, у Туадеры в ЦАР, есть российские военные советники, которые обеспечат стабильность.

О. Кашин:

- В ЦАР есть российские военные советники, а вот в России уже некого позвать. Над нами только космос.

Я хочу на филологическую тему с вами поговорить. Потому что я знаю, что на постсоветском пространстве на наших глазах исчезает редкий язык – молдавский.

Э. Чесноков:

- Да, как неожиданно. Оказывается, теперь молдавский и румынский – это одно и то же. Как будто те самые леваки из франкфуртской школы культур-марксизма, утверждавшая, что пол, который он называют гендером, национальность и язык – это такие социальные феномены, которые можно сконструировать или деконструировать. Такое ощущение, что были правы. Но возникает следующий вопрос. Подождите, если все прогрессивное человечество поддерживает или, по крайней мере, не осуждает вот этот западноориентированный дрейф молдавских националистов, которые уже не националисты, а румынские унианисты, то в другую сторону, на восток, эта логика будет работать?

О. Кашин:

- Конечно.

Э. Чесноков:

- Белорусский язык, как говорили еще выдающиеся лингвисты в начале ХХ века, диалектная форма русского языка. Белорусский язык нормативный, который отличается, например, от трасянки – народных говоров.

О. Кашин:

- Вы прекрасно и правильно говорите. Я удивляюсь, почему эту тему никто не поднял тридцать лет назад, когда те же молдаване тогда, переходя с кириллицы, это фантастика, советские молдавские тексты, вульгарная латынь, узнаваемые латинские выражения, написанные русскими буквами, - переходили на латиницу и говорили, что наш язык – румынский, почему тогда, тридцать лет назад, никто в России не говорил: молдаване совершенно правы, вот у нас с украинским и белорусским языком такая же ситуация. Выдуманные языки, которые, конечно, являются диалектами русского.

Э. Чесноков:

- Кто же в этом виноват? Горбачев или Ельцин? А может быть, Чубайс? Вопрос риторический.

О. Кашин:

- Виноваты мы, как говорится, все. На самом деле Борису Николаевичу стоит сказать не спасибо, по крайней мере, просто напомнить, что эту модель вот этих народных республик по факту создал он тоже тридцать лет назад. Путин, как бы создавая ЛНР и ДНР, или поддерживая их кое-как, по крайней мере, воспроизводил ельцинскую…

Э. Чесноков:

- Ельцинская эпоха была нашим осевым временем, в терминологии Карла Ясперса.

О. Кашин:

- Конечно. И процитирую с удовольствием Павла Фельгенгаэура, как он на «Эхе Москвы» рассказывает о том, как Россия будет совершать высадку десанта, чтобы освободить Николаев и Одессу. Роман Цимбалюк, украинский журналист: «От кого освободить?» Фельгенгаэур: «От вас, конечно. От Украины».

Э. Чесноков:

- Это они на телеканале «Царьград» обсуждали?

О. Кашин:

- На «Эхе Москвы». Но потом Альбац сказала: «Секундочку». И вскинула руку, всех остановила.

Вижу в Instagram губернатора Калининградской области Антона Алиханова знаменитую картинку с поросенком Петром, покидающим Россию. Но всего лишь едущим в Калининград. И также всех призываю ехать отдыхать на мою родину, там хорошо. Пока Европа недоступна.

Э. Чесноков:

- Да, пока Европа недоступна, можно и в Калининграде порыбачить.

И давайте о грустном. Появилась информация, что некий член Союза писателей Казахстана, поэт призвал строить лагеря для русских. При том, что казахские националисты как бы осуждают лагеря для уйгуров, находящиеся в Китае. Там и казахи есть. Но это же, как известно, другое. Да, пока еще. Это просто, можно сказать, какой-то маргинал, поэт. Но ведь и на Украине…

О. Кашин:

- А фамилия есть? Он не из советских классиков?

Э. Чесноков:

- Даже неизвестно. Член Союза писателей Арман Кани, какая-то странная фамилия.

О. Кашин:

- Фамилия, наверное, дерусифицированная. Потому что раньше был Канибаев…

Э. Чесноков:

- Не важно даже. Важно то, что нужно как-то реагировать. Может быть, сделать так, чтобы страна Лимония, если вы понимаете, о чем я, как-то взяла и появилась. Как Республики Фиуме.

О. Кашин:

- Вот о чем мы говорили, что Ельцин придумал эти непризнанные государства. На самом деле в те годы говорили, что это доктрина Лукьянова. Это спикер советского парламента, который, когда начинался антисоветский сепаратизм в Прибалтике, в Молдавии, в Грузии, предложил создавать там просоветские анклавы, делать сепаратизм второго порядка. И на самом деле парадокс, да, Грузия потеряла территории, Молдавия потеряла. Прибалтика не успела, хотя риск Нарвской республики, наверное, был. А такие лояльные Москве республики – Украина, Казахстан – они как бы нормально пережили 1991 год. А надо было, конечно, делать известно где народные республики. И в Крыму, и в Донбассе.

Э. Чесноков:

- Более того, и Буш-старший говорил Ельцину прямым текстом: мы не против, мы же понимаем, что есть интересы у России.

О. Кашин:

- И Солженицын говорил, что границы России не должны совпадать с границами РСФСР. Но это было тридцать лет назад. А сейчас выросло новое поколение казахов. А я подумал: может быть, этот Кани вообще не казах, а на самом деле бывший русский? Вырусь. Мало ли, такое тоже бывает довольно часто.

Э. Чесноков:

- Все очень может быть.

О. Кашин:

- Наиболее активные патриоты этих государств оказываются русского происхождения. Но, как мы говорили, ищущие в себе удмуртов.

Э. Чесноков:

- Как и эти русские бойцы АТО, тоже самые результативные, это надо признать.

О. Кашин:

- Давайте еще примем звонок.

Юрий из Москвы:

- У меня краткая информация и вопрос Эдварду. За последний месяц Украина нарастила в полтора-два раза закупки у России электроэнергии. Плюс бесперебойные поставки бензина для украинских танков через нашего союзника Лукашенко. Одним рубильником можно было Украину поставить давно уже на колени. Как лечить вот эту шизофрению российского государства, точнее, Российской Федерации? И можно ли ее в принципе излечить?

Э. Чесноков:

- Вы знаете, первое. Дело в том, что для российских вертолетов необходимы двигатели газотурбинные запорожского завода «Мотор Сич». И после 2014 года они, знаете, как поставлялись? Они поставлялись через Белоруссию. То есть, да, конечно, мы осуждаем финансирование хунты, снабжение ее ГСМ через Белоруссию. Но в то же время надо признать, что эта калитка раскрывалась и в другую сторону. И мы эти черные схемы использовали для укрепления нашей обороноспособности.

Второе. Что делать? Пожалуйста, делать так, чтобы в той же Государственной Думе были такие люди как патриоты России, сражающиеся с дерусификацией, которые бы публично говорили о том, что происходит в Казахстане, в Белоруссии, на Украине, везде.

О. Кашин:

- Эдвард, страшно представить, каких людей вы имеете в виду. Надеюсь, не себя, по крайней мере. Хотя мы о ваших праймериз обещали не говорить. У вас там нет продвижения никакого?

Э. Чесноков:

- Пока что нет. Но вот, как говорили римляне, dum spíro, spéro. Пока дышу – надеюсь.

О. Кашин:

- Мы деликатно болеем за ваше неучастие в этом деле.

Э. Чесноков:

- Спасибо, мой дорогой друг.

Вячеслав из Ставрополя:

- С чьего-то доброго посула нас всех поставили в рамки. Это продолжение темы о языках. Мы почему-то перестали говорить «по программе», а говорим все время «в рамках программы». Не «по проекту», а «в рамках проекта».

О. Кашин:

- А посмотрите любое название учреждений. Муниципальное городское учреждение образования «Школа №…». С этого же все идет. Пора бы объявить такую языковую амнистию, избавиться от этих титулов непонятных. А бывает же, что и диплом признают недействительным, потому что… Даже вывески в Москве, когда на английском языке указатель к школе какой-то читается проще, чем на русском, где гигантская аббревиатура и вообще непонятно что это. Хорошая тема.

Я бы, например, посоветовал РЖД отказаться от слова «электропоезд», официально называть их «электричка». Чтобы слово не пропало. Или «маршрутное такси», никто не говорит такое выражение, слово «маршрутка» должно быть в документах, в нормативных актах. Язык же живой. Естественно, о нем нужно заботиться.

Э. Чесноков:

- Да, но при этом я думаю, что Владимир Лорченков много чего интересного расскажет вам о французских академиках, которые работают над французским языком искусственно, словно это такой нежный цветок.

О. Кашин:

- Расскажет. Академики работают. А у нас работает непонятно кто. Давайте тоже скажем по-русски.

Э. Чесноков:

- Феминистки феминитивы добавляют.

О. Кашин:

- Фонд борьбы с коррупцией - организация, выполняющая функции иностранного агента. И дальше, видим, еще будет: экстремистская организация. Вот кто это создает? Такие конструкты, которые буквально калечат вначале язык, а потом и сознание. Это плохо и ужасно.

Э. Чесноков:

- Согласен с вами. Давайте соберемся, мы, русские интеллектуалы, и придумаем какое-то непротиворечивое, эстетичное название для иноагента Навального.

О. Кашин:

- Поскольку мы начали сегодня с того, что 20 апреля на календаре, поэтому я думаю наша с вами книга, идея будет называться «Моя борьба», «Наша борьба». Но опять-таки, это слишком банально, наверное.

Э. Чесноков:

- Но, надеюсь, не с Навальным.

О. Кашин:

- Ни в коем случае не с Навальным, а за родину, Эдвард.

Э. Чесноков:

- С русофобией наша борьба должна быть.

О. Кашин:

- Разумеется, с русофобией, за русский народ, который мы любим, и интересы которого мы в этом эфире и представляем.

Прощаемся до завтра.

Э. Чесноков:

- И самое главное – что же будет в послании? Мы уже скоро узнаем.

О. Кашин:

- На митингах.