Олег Кашин: Публикация в Ле Монд - неплохое алиби для Владимира Путина

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают выступление Путина в ООН, публикацию во французской газете Ле Монд переговоров президентов Франции и России, новых сенаторов в Совете Федерации

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин, с нами Эдвард Чесноков. И вот такое подзабытое чувство классического российского медиа, когда начинаешь программу с Владимира Путина. Эдвард, здравствуйте! Давайте с Путина начнем поскорей.

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович! Я полагаю, что лучше один раз услышать, чем сто раз обсудить. Давайте послушаем аудио.

О. Кашин:

- Надеюсь, не полностью.

В. Путин:

- Накопленный научный производственный потенциал, клинический опыт российских врачей позволили оперативно разработать линейку тест-систем и медицинских препаратов для выявления и лечения COVID-19, а затем и зарегистрировать первую в мире вакцину «Спутник V». Вновь повторю: мы абсолютно настроены на партнерство. В этой связи выступаем с инициативой в ближайшее время провести онлайн-конференцию высокого уровня с участием государств, заинтересованных в кооперации по созданию вакцин против коронавирусов. Готовы делиться нашим опытом и продолжать взаимодействовать со всеми государствами и международными структурами. В том числе это касается поставок в другие страны российской вакцины, доказавшей свою надежность, безопасность и эффективность.

О. Кашин:

- Да, еще прозвучало, что бесплатное предложение всем участникам сессии Генеральной ассамблеи привиться. И интересно, кто согласится? Понятно, что можно представить, что кубинец согласится, наверное, белорусский представитель согласится, но в целом я не думаю, что будет какая-то очередь, хотя бесплатно, Эдвард. Как считаете, будет давка желающих?

Э. Чесноков:

- Смотреть надо. Многое зависит от эпидемиологической ситуации, но такое ощущение, что вот мы вроде как говорим, даем вполне правильные вещи, что не надо в космосе оружие размещать, ракеты средней дальности в Европе. Тоже, кстати, риторика примерно как из вашего детства, еще до моего рождения, но это же понятно, что они нас не услышат, наши уважаемые партнеры. Вот Трамп там что-то говорил про новую холодную войну с Китаем. Мы с ними абсолютно движемся на разных скоростях. И в противоположных направлениях.

О. Кашин:

- Партнеры всегда двигаются в разных направлениях, это не проблема. Другое дело, что язык, на котором разговаривают партнеры, может и должен, наверное, быть хотя бы примерно понятным всем без перевода. И я еще раз, как уже говорил во время публикации статьи Владимира Путина о Второй мировой войне, ставлю себя на место среднего западного дипломата, который садится перед экраном, где выступает Путин, и слушает о том, что попытки переписать историю Второй мировой войны не допустимы. И я даже желая понять и постичь Владимира Путина, думаю, а о чем идет речь? Где же проблема? Что, речь о том, что излишнее выпячивание Холокоста – это как бы tоо much, поскольку оно противоречит советской концепции? Или признание пакта Молотова – Риббентропа ошибкой, по крайней мере? О чем речь? Почему сейчас? Почему про поляков, слава богу, Путин сейчас не говорил, но, очевидно, их имел в виду?

Очень странный подход, когда на свадьбах, на похоронах, на чем угодно, на днях рождения появляется Владимир Путин, и говорит, а в этом году мы отмечаем 75-летие Великой Победы. Не знаю, наверное, должны быть люди рядом, которые ему скажут: Владимир Владимирович, вы уже об этом говорили, давайте пока на паузу нажмем тему Второй мировой войны. Нет?

Э. Чесноков:

- Не знаю. Даже Зеленский что-то такое про Вторую мировую войну сказал.

О. Кашин:

- 9 мая.

Э. Чесноков:

- Но при этом есть в каждом государстве есть миф основания так называемый. В случае с США, понятно, революция, смерть тиранам, 1776 год, смерть тиранам – это французская революция. У нас этот миф основания, хотим мы этого или нет, это Великая отечественная война, потому что вот эти три героических дня, когда не допустили путча в 91-м, как-то не легли в наш миф основания. Вот даже фамилии тех трех молодых людей, которые под броневик попали, погибли, никто их не помнит.

О. Кашин:

- Я помню. Их звали Усов, Комарь и Кричевский, но дело даже не в этом. Миф основания, вы правы, в каждой стране есть, в каждой стране есть свои национальные герои и борцы. Но не в каждой стране миф основания предусматривает вот такое дергания за рукав или за воротник, или за полы пиджака остальных соседей. Вот разделяй мой миф, относись к моему мифу так же, как я. Это странно, это неправильно.

Вот слушайте, вы сказали, я не дикий человек и знаю, что был Джордж Вашингтон, что там 1776 год и все такое. Но в деталях я и не обязан об этом знать и уж точно не обязан об этом думать, не обязан думать, с чего начались Соединенные Штаты.

Э. Чесноков:

- Понимаете, на самом деле, Джордж Вашингтон был плохим человеком, а вот американцы вполне себе снимают, что это они Берлин освободили.

О. Кашин:

- Я смотрел американский фильм, как семья купила дом. И нашла в нем архив на чердаке, что, оказывается, Джордж Вашингтон был людоедом, каннибалом. Оказывается, есть секта вашингтонцев, которые защищают этот архив и скрывают страшную правду. Нормально. И от такого кино Америка как бы не рушится. Небо не падает на землю. Ну, неважно, категория В тоже святое дело. И у нас… а у нас категория А, категория В, категория С, какая угодно, все про Великую отечественную войну. Перекармливают. Как Ильичом перекормили, породили анекдоты про Вовочку, так и теперь Второй мировой войной в ее этом путинском изложении. Слушайте, я не знал, летом прошел сериал «Алекс Лютый», по-моему, что-то такое. Тоже вот как бы я вижу в соцсетях, как люди спорят про этот сериал: а вот, действительно, был ли такой Лютый? Сколько можно? Понятно, наверное, должен быть какой-то конечный корпус искусства массового, в том числе, на эту тему, чтобы уже как-то не лезло из ушей и не вызывало вот того отторжения, которое на каком-то этапе, действительно, гремело. Я пытаюсь избегать слова «победобесие», но его тоже из песни не выкинешь. Мы понимаем, что оно значит. И понимаем, что он как бы не подразумевает отрицания победы советского народа.

Тема ветерана с Навальным, к Навальному мы еще придем, тоже. Вот когда этого ветерана трепали, это тоже как бы слишком. Нет?

Э. Чесноков:

- На Бессмертный полк люди выходят вполне добровольно. И хорошо, что есть хоть какая-то скрепа, хоть какая-то история, которая нас объединяет и которая является социально приемлемой для подавляющего большинства нашего общества.

О. Кашин:

- Если бы я жил в Москве, я бы тоже выходил на Бессмертный полк, но скажу вам: вопреки тому, что, допустим, Следственный комитет раздул бессмысленное уголовное дело против трех киберхулиганов, которые загружали на сайт Бессмертного полка фотографии нацистов. И вопреки много чему еще, потому что вот та казенщина, которая от каких-нибудь воспитательниц в детском саду, которые на автомате шпарили про Ленина, как в моем детстве, а сейчас шпарят про великую победу и да, до Владимира Путина, который разговор на любую тему начинает с недопустимости пересмотра итогов Второй мировой войны.

Итоги Второй мировой войны были пересмотрены, когда закончилась холодная война, по большому счету, когда объединили Германию или даже можно сказать, влили ГДР в состав западной Германии, в состав ФРГ. Когда распалась Югославия вопреки Хельсинкскому соглашению о незыблемости границ, когда распустили СССР и так далее.

Тридцать лет, вот идут военные годовщины вслед за 75-летием Победы, пойдет…

Э. Чесноков:

- Если вы послушаете наших американских друзей, они постоянно в каждой речи говорят об американской исключительности. Ну, я не вижу каких-то проблем, чтобы наши лидеры в своих речах говорили о какой-то русской исключительности.

О. Кашин:

- Так давайте говорить о русской исключительности! А не о том, что мы не позволим полякам.

Э. Чесноков:

- Мы перемолотили самое большое зло на земле, границы прочертили.

О. Кашин:

- Границы прочертили первый раз в 39-м году, как мы хотим. И ничего хорошего и з этого не вышло.

Понимаете, проблема в чем? Вот эти люди, которые берегут память о Великой отечественной войне, непонятно, что берегут, потому что в каком изложении нарратив военный должен быть, в сталинской версии с семью миллионами погибших и десятью сталинскими ударами? В брежневской с 20 миллионами или в постсоветской с 27 миллионами? Жуков? Он мясник или не мясник? Или великий полководец? Разговор любой, детальный разговор на эту тему всегда упирается в споры. А нам навязывают такую точку зрения, что споры кощунственны сами по себе.

Э. Чесноков:

- Давайте возьмем нарратив маршала Баграмяна, который дивизии, в составе которых было меньше 50% русских, считает не боеспособными.

О. Кашин:

- Поскольку маршал Баграмян брал мой родной город, в нашем музее были выставлены какие-то вещи, в частности, мундир маршала. И обращение его к жителям города Кенигсберга. И я там, не знаю, как назвать, красно-коричневый подросток, понимающий, что маршал Баграмян армянин, читаю, когда он пишет: кенигсбержцы, русские войска подошли к вашему городу. От слова «русские» у меня, конечно, был мороз по коже. И когда мы говорим о русской исключительности, давайте о ней говорить, конечно. Просто не обязательно она предусматривает навязывание другим народам советского нарратива. Я уверен, если мы прогоним Владимира Путина по экзамену по Второй мировой войне, я думаю, про Польшу он ответит, он ее изучал, мы видели. А вот на 1942-м году запнется и окажется, что он не учил.

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, не говорите гоп, пока не переедете Чоп.

О. Кашин:

- Это, да, действительно.

Э. Чесноков:

- Думаю, что он все хорошо учил.

О. Кашин:

- Давайте позовем его в эфир и проверим.

Э. Чесноков:

- Это не наша с вами прерогатива, а Александра Петровича Гамова.

О. Кашин:

- Давайте нарушим его монополию.

Итак, продолжаем. Интересная утечка во французской газете Le Monde. 13-го числа, по-моему, был созвон Путина с Макроном. И сегодня в газете, а, понятно, мы не должны верить источникам газеты, но практика показывает, что когда большая газета какой-нибудь западной страны пересказывает телефонный разговор своего президента с российским, допустим, то, как правило, это адекватная утечка, проверенная, и сам Макрон и пересказывал. В общем, о чем речь? Владимир Путин, цитирую, «говорил с презрением об Алексее Навальном, называя его простым баламутом в интернете, который уже ранее симулировал разные болезни». Также президент России заявил, что Навальный раньше совершал незаконный действия, использовал Фонд борьбы с коррупцией, чтобы шантажировать некоторых депутатов и чиновников. Путин пошел еще дальше, объяснил Макрону отсутствие уголовного дела тем, что французы и немцы не дают свои данные российским коллегам. И Путин предложил изучать другие версии, например, одна из них ведет в Латвию, так как изобретатель «Новичка» там живет. Также глава российского государства предположил, что Навальный мог сам проглотить яд. И что «Новичок» менее сложен в изготовлении, чем люди себе представляют».

Давайте по порядку. Можно уловить, когда Путин говорит, что Навальный что-то симулировал, наверное, речь идет о плескании зеленки в лицо Навальному, которое объективно было. И о странном эпизоде, когда Навальный сидел в спецприемнике, заявил, что его отравили, отвезли к врачу. Потом это дело как-то заглохло.

Наверное, когда эти истории доходят до Путина в виде аналитических записок, то они упрощаются вот до такого состояния. Про шантаж, вот вы зря смеетесь, я думал об этом. Что такое шантаж? Вот я говорю: Эдвард, дай мне сто долларов, а иначе я расскажу, что у тебя счета и оффшоры. Когда Навальный разоблачал Медведева, кого там еще, к Медведеву приходили? Просили у него денег за непубликацию? Если бы была хотя бы одна история, когда Навальный просит денег за непубликацию, я предполагаю, что она бы уже утекла, нет?

Э. Чесноков:

- Процитирую одного известного российского публициста, который в 2010 году выступал в дебатах в клубе «Цвет ночи», сказал, что Навальному дает деньги одна госкорпорация, чтобы тот на эти деньги инсинуировал против другой госкорпорации. Вот, пожалуйста, возможно, это самое как-то и дошло в аналитической записке. И этим человеком был Олег Кашин!

О. Кашин:

- Этим человеком не был Олег Кашин как раз, это одна девушка, которая сейчас в Кремле работает, пользуясь тем, что Олег Кашин лежал в коме, эту цитату извратила абсолютно! Речь шла о том, что на меня вышел Ростелеком, можно уже сказать, который предложил Навальному как бы купить акции другого предприятия.

Я пришел к Навальному с этой идеей. Он говорит: да ты чего, бредовая идея, хватит. И давайте эту цитату прямо сейчас в эфире опровергнем.

А сейчас Кашин будет адвокатом Путина. Вся эта история, а я верю, что такой разговор между Путиным и Макроном был, и когда Путин говорит про Латвию, смешно. Почему Латвия? Потому что папа вот этого одного из авторов «Новичка», он в Латвии живет. Значит, латвийский след! Это смешно. И это история о том, как записки доходят до человека, который не вникает, которому интереснее про войну.

Э. Чесноков:

- С точки зрения стилистики этот перехваченный или не перехваченный разговор как-то напоминает разговор Майка и Ника.

О. Кашин:

- Ой, ну нет! Какая стилистика? То есть, если Путин в этих переговорах не говорит про войну, не настоящий Путин? Нет, как раз все очень правдоподобно. Более того, зря вы, Эдвард, как бы отталкиваете достоверность этой истории, потому что она очень комплиментарна для Путина. Мы видим, что Путину глубоко наплевать на Навального в целом, на саму эту ситуацию. То есть он что-то слышал, что ему в двух абзацах написали его помощники, не более того. А увлечен он как раз войной, COVID-19, прививкой для членов Генеральной ассамблеи и другими важными вещами. То есть, если как бы так, если Путин не вникает, значит, действительно, приказ об отравлении отдавал не он. Это алиби, а не явка с повинной. Даже с точки зрения вот того заметания следов, про которые я постоянно говорю, здесь тоже… Ну, как он заметает следы. Путин отвергает в целом обвинения в адрес России просто потому, что обвинения отвергать – это у него такая функция, как у главы государства. Не более того. Нет такого, что перед нами человек, который погружен в тему. И пытается юлить и так далее.

Э. Чесноков:

- Год назад газета Le Monde опубликовала зажигательную статью о том, что в Верхней Савойе есть база ГРУ, тайная, естественно, где обретаются вот эти вот петровы и бошировы в количестве полутора десятка готовят страшные какие-то вещи, отравлении, подрыв демократии. В итоге никакой тайной базы, никаких 15 сотрудников ГРУ в Верхней Савойе как-то с тех пор не обнаружены.

О. Кашин:

- Я не хочу выступать в роли ментора, но, по крайней мере, такой чистый рок журналистики. Может ли газета «Комсомольская правда» написать какую-нибудь дикую завиральную историю, допустим, про агентов СБУ в Крыму? Да ради бога! Пускай история не подтвердится, пускай она основана на одном источнике, что угодно. Первая полоса – без проблем. Это как бы один уровень. Легко такое я представляю в «КП», в «Известиях», в «Коммерсанте», в РБК, где угодно.

Э. Чесноков:

- Нет, ну…

О. Кашин:

- Вопрос номер два. Может ли «Комсомолка» выдумать или взять из непроверенного источника пересказ беседы Владимира Путина хотя бы с Зеленским? Я думаю, после этого «Комсомольскую правду», при всей ее влиятельности, буквально как-то набутылят. Разный уровень эксклюзива, разный уровень темы, разный уровень ответственности.

Э. Чесноков:

- Просто у нас такое просто не нужно.

О. Кашин:

- Да.

Э. Чесноков:

- Мы нашему президенту верим.

О. Кашин:

- Вы нашему президенту верите? Прекрасно. Но если вдруг в ваши руки попадет пересказ беседы Путина хотя бы с Зеленским или с Лукашенко, вы, Эдвард – зам редактора международного отдела, этот эксклюзив отвергнете?

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Есть же правило двух источников.

О. Кашин:

- Нет, правило выдуманное. Если источник один, но его зовут Дмитрий Песков, думаю, вы напечатаете. И я бы сам напечатал, естественно. То есть, вы напечатаете. И Le Monde напечатает такое ровно в том случае, если источник внушает доверие. Извините, потому что газете Le Monde еще жить во Франции, сотрудничать с Елисейским дворцом, поэтому здесь с точки зрения источниковедения публикация Le Monde проходит первичную проверку, как мне кажется, по крайней мере. В общем, давайте иметь в виду небольшую пятипроцентную вероятность, что это какая-то ошибка. И Путин не говорил ни про латвийский след, ни про что, но, в принципе, мы легко представляем себе именно такого Путина, который, да, на основании вот этих полутора абзацев, потому что вряд ли ему интересно, как плескали Навальному в лицо зеленкой два или три года назад, потому что плескали не по его приказу, плескал уровень заместителя главы администрации президента.

Э. Чесноков:

- Я думаю, что уровень был куда ниже. Я не думаю, что какие-нибудь члены НОДа, «Серба» или члены какой-то такой организации. Они все бравируют этими «крышами».

О. Кашин:

- Эдвард, их «крышу» звали Леонид Симунин, который сейчас, по-моему, ушел из министров топлива ДНР, но такой…

Э. Чесноков:

- Вот, на уровне министерства ДНР.

О. Кашин:

- На уровне вхожего к сурковскому заму Никите Иванову человека, да. И лидера одного из подразделений движения «Местные».

Мы ушли в сторону. «Крыша». О чем мы говорили? НОД, да. У НОДа лидер Федоров, депутат Госдумы от «Единой России». И, конечно, без отмашки администрации президента никакой депутат Госдумы Федоров не посмел бы создавать уличное движение.

Э. Чесноков:

- Вы как-то все абсолютизируете. Тот же НОД говорит, что у нас везде агенты Госдепа. У вас сейчас точно так же звучит.

О. Кашин:

- Мы же с вами обсуждали не раз, что легальная возможность и признаваемое властью право критиковать Путина оно есть у нас с вами буквально: Путин, почему ты не берешь Киев? И Путин думает, да, вот меня критикуют, я недостаточно жесток. Мы же не будем говорить, что Путин какие-то гадости делал с точки зрения либерализма, это более сложная тема и более сложный подход.

Э. Чесноков:

- Мы же не любим либерали… Либералистов чуть не сказал.

О. Кашин:

- Либералисты, дальше там националисты, леваки, кто угодно. В итоге - только ультрапутинисты есть реальная легальная оппозиция, признаваемая Кремлем. Это совсем такой философский разговор. Я сегодня давал интервью украинским коллегам, похвастаюсь…

Э. Чесноков:

- Эти ультрапутинисты, о которых вы говорите, они как трамписты в США, которые еще более трамписты, чем Трамп. Я не думаю, что мы какая-то оппозиция. Думаю, скорее, глубинный народ, вибрации души которого мы артикулируем здесь, на радио «Комсомольская правда» на 65 городов России.

О. Кашин:

- Мне вообще проще, я русское зарубежье. И я с позиции русского зарубежья разговариваю с этими 65 городами, поклон вам! Но еще раз подчеркнем. Публикация в газете Le Monde – интересный аргумент, не сказать вещдок. Аргумент для будущего, даже в прекрасной России будущего – суда по отравлению Навального. И неплохое алиби для Владимира Путина.

Только что прошла новость, что упомянутый Макрон, выступая с трибуны ООН, призвал Россию пролить свет на произошедшее с Навальным. Дословно: «Мы призываем Россию полностью пролить свет на попытку убийства оппозиционера». Без имени тоже, заметьте, по-путински. «С применением нервнопаралитического вещества «Новичок». Это должно быть сделано быстро и безукоризненно».

Переходим к Совету Федерации. С хорошей новости или со спорной начнем? Давайте с хорошей, что ли? Эдвард?

Э. Чесноков:

- Давайте.

О. Кашин:

- Так это я вас прошу назвать Марию Львову-Белову.

Э. Чесноков:

- Мы все время задавались вопросом, а зачем вообще существует Совет Федерации, в какой мере эта институция, которая больше выглядит как синекура для почетных пенсионеров всесоюзного значения, но вот раньше Кагановича после провала антипартийной группировки отправляли заведовать электростанцией в Экибастузе, сейчас – в Совет Федерации. Ну, ладно…

И совершенно неожиданно… Мы жалуемся: где социальные лифты? Почему молодежь в политику не продвигают? Наконец, где вот эти они, русские традиционные ценности, о коих, кажется, одни мы и говорим?

Львова-Белова Мария Алексеевна. В этом уже есть что-то такое от классической русской литературы. Львова-Белова, 1984 года рождения, родившаяся в Пензе. А то как спрашиваешь: а вот эта госпожа сенатор от Тувы что там делает? Все понимают, на кого я намекаю. И Мария Львова-Белова стала сенатором от Пензенской области. При этом она многодетная мать, она человек, который делает какие-то просто невероятные проекты для инвалидов. Деревни строит, где они социализируются, уникальные вообще для России и для Восточной Европы. Победительница конкурса «Лидеры России», по-моему, единственный представитель от Пензенской области, который прошел в финал.

Самое интересное, Олег Владимирович, количественные показатели. Она родила пятерых детей, усыновила еще четверых. И еще восемь находятся под опекой. 17 детей на двоих. А ее супруг – пресвитер Русской православной церкви Павел Когельман.

О. Кашин:

- Хорошо, но на самом деле даже у вас прозвучало выражение «традиционные ценности». Меня оно заставило слегка вздрогнуть. Потому что, конечно, традиционных ценностей в современном их изводе я боюсь. Тем более, что при ближайшем рассмотрении они оказываются придуманы в наше время. Поскольку мы оба читаем примерно одни и те же телеграм-каналы, я процитирую комментарии…

Э. Чесноков:

- Мы друг друга читаем и репостим.

О. Кашин:

- …неких патриотов, которые пишут: «Одно удовольствие смотреть на Россию, которая русифицируется. Смотришь на Просвирнина, на Навального, на Удальцова, на Грудинина, на Платошкина, на кого угодно, блевать хочется».

Э. Чесноков:

- На Стрелкова…

О. Кашин:

- Да, на кого угодно.

Э. Чесноков:

- На Прилепина.

О. Кашин:

- «Сморишь на православных русских – душа поет. Православные русские, то есть живущие по-русски, это русские со знаком качества. Настоящие русские. Практически все остальные…»

Э. Чесноков:

- Я думал, что русские со знаком качества – это белорусы.

О. Кашин:

- «Остальные так себе – бракованный человеческий материал, испорченный, покалеченный. Но значительную его часть можно вылечить. Мы можем стать лучше, надо только вспоминать, что мы русские, надо жить по-русски». И таким сыроваром Сиротой, что ли, от этого веет или Германом Стерлиговым. Нет традиционной ценности, чтобы у нас была…

Э. Чесноков:

- Или Джоном Кописки…

О. Кашин:

- На самом деле – нет, сыроваром Сиротой. Чтобы Россия была православным Ираном, куда, как написано на вывеске магазина Стерлигова, содомитам вход запрещен. И как-то так от этого тоскливо. Какие традиционные ценности? Ценности должны быть все-таки… Мы великая европейская цивилизация. Когда много детей – прекрасно. Когда вот эта даже не семья, а Род, как недавно в посте Угольникова, навязывается как образец, немножко как бы не по себе. Когда звучит, что «остальные – бракованный материал», я как отец одного ребенка немножко напрягаюсь, думаю: о'кей, я – бракованный материал. Это плохо. Сколько людей, столько и мнений. Меня тревожит, когда…

Э. Чесноков:

- Мы так все плачемся – мигранты нехорошие, теория Великого замещения, кому все эти поля русские достанутся…

О. Кашин:

- Для простого

Э. Чесноков:

- Для простого нужно 2,15 ребенка.

О. Кашин:

- Для простого нужна все-таки «карта русского», как мы не раз говорили.

Э. Чесноков:

- Все нужно.

О. Кашин:

- И политика вот эта, и хуторское хозяйство. Никто не спорит. Но при этом, когда вдруг возникает какой-нибудь замполит из Росгвардии и говорит, что традиционные ценности – это хорошо, не знаю, не знаю…В общем, это была добрая новость про Совет Федерации.

Э. Чесноков:

- Заметьте, что Мария Львова-Белова, в ее исполнении традиционные ценности все-таки выглядят как-то лучше. И вот этот православно-консервативно-патриотический пласт на самом деле очень большой. Ранее мы слышали и видели лишь каких-то безумных гейборцев, которые пытались сжечь кинотеатры с «Матильдой» и называли себя «православное государство Ирака и Леванта», почти. А сейчас мы видим, что этот патриотический кластер институционализируется, что появляются люди симпатичные во всех отношениях, без каких-то коррупционных историй, с которыми можно вести диалог, которые «Лидеры России» прошли. Я в них участвовал…

О. Кашин:

- Помните, совсем недавно был сенатор Рауф Арашуков.

Э. Чесноков:

- Он «Лидеров России» не прошел.

О. Кашин:

- Хорошо, что его место занимает милая многодетная девушка из Пензы. Этой девушке предстоит создавать благоприятный фон для первого вице-спикера Андрея Турчака – моего старого, не сказать – доброго, знакомого, который, как я не раз заявлял, был заказчиком покушения на меня. И вообще, очень гадкий криминальный человек. Опять же, не боюсь об этом говорить, не боюсь суда, поскольку заказчиком покушения его называют исполнители.

Э. Чесноков:

- Кстати, корреспондент «Коммерсанта» во время интервью у него об этом спросил.

О. Кашин:

- Да, у него есть набор комментариев. Но главный секрет его неуязвимости – это не то что он не виноват. Он виноват. Турчак, ты виноват! И, помни, ты будешь наказан, и земля будет гореть у тебя под ногами. Главный секрет его неуязвимости, конечно, это близость к Владимиру Путину с детства буквально. Он, как Ксения Собчак, был сыном другая Путина. И все такое.

Э. Чесноков:

- Что ж вы все к Путину-то сводите?

О. Кашин:

- Так получилось. Я тоже могу сказать на том основании, что я видел Путина живьем в 2004 году, 25 или 26 июня, на Всероссийском выпускном. Когда нас, как лучших выпускников Вологодской области, я тогда закончил одиннадцатый класс, и вот нас там десять человек от Вологодской области привезли на президентский бал. Вот я его видел. И я на этом основании тоже могу сказать, что я там близок к Путину и знаком с ним с детства.

О. Кашин:

- Это не та история. Потому что папа Турчака был главой исполкома движения «Наш дом – Россия», когда Путин курировал по линии мэрии Петербурга. Это давняя история, холдинг «Ленинец».

Э. Чесноков:

- У всех был кто-то папа.

О. Кашин:

- Нет, холдинг «Ленинец» - это известная контора в Петербурге. Вот въезжаешь из «Пулково» в город, и вот та площадь…

Э. Чесноков:

- В вас сейчас уже говорит такая личная история. А давайте sine ira et studio – без гнева и пристрастия.

О. Кашин:

- Нет, как раз на Андрея Турчака не распространяется sine ira et studio. Еще раз скажу: Турчак – негодяй и бандит. И вот негодяй и бандит будет первым вице-спикером.

Э. Чесноков:

- Я вас призываю, как православного человека, прощать врагов.

О. Кашин:

- Разумеется, он давно прощен. Но юридически он еще не прошел все процедуры, чтобы уже быть полностью чистым. В общем, он, который как бы занимает теперь действительно по-настоящему место Рауфа Арашукова. Вот бедного кавказца не сберегли, посадили в тюрьму за убийство, а Турчак, руки которого в моей лично крови, он будет, наверное, с прицелом на спикерство вместо Валентины Ивановны. И это, конечно, удручает.

Э. Чесноков:

- Давайте не будем жестить, Олег Владимирович.

О. Кашин:

- Нет, Эдвард. Как раз вот, собственно, не раз слышал от людей плюс-минус близких к власти, что, да, Кашин пострадал за свои слова, поэтому пускай он это говорит. И я пользуюсь этим правом. И буду пользоваться. Но как раз вопрос: будет ли Турчак вместо Валентины Ивановны? Есть второй первый вице-спикер. Я уже про него спокойнее буду говорить. Потому что его имя, как и вы, наверное, я услышал сегодня впервые. Яцкин, если не ошибаюсь, это еще со времен Степашина помощник премьера правительства России, потом представитель правительства в Совете Федерации. И теперь он будет сенатором от Ростова. К вопросу о регионах. То есть человек, который откуда-то из московских номенклатурных кругов, теперь превращается в донского казака.

В общем, да, на самом деле это рецидивы того Совета Федерации, полного лоббистов и тех сенаторов от Тувы, про которых вы говорили. Ну да, ну да. Теперь, поскольку время от времени стол президиума Совета Федерации заказывают новый на фабрике, расширяют, слишком много вице-спикеров. В общем, интересно, будем смотреть, что с ними будет. И Валентина Ивановна, поскольку она прошла 70-летний рубеж, была награждена орденом, наверное, рано или поздно ей придется идти на пенсию. Ну, собственно, как говорится…

Э. Чесноков:

- Я написал такую хорошую добрую заметку о Валентине Ивановне, именно о том, что, когда она меньше года, с 1997 по 1998 год, работала послом России в Греции, то Эллада стала единственной страной НАТО, которая купила у нас при ней зенитно-ракетные комплексы российские. Вообще единственная страна НАТО, которая в таких объемах закупала российское оружие. Это было, получается, 22 года назад. И до сих пор там от какого-то 2017 года можно найти контракт с Росообонэкспортом на 16 млн. евро, согласно которому Греция покупает до сих пор запчасти для этих ЗРК, купленных у нас 22 года назад. И все благодаря Валентине Ивановне.

О. Кашин:

- Эдвард, вы не думайте, что я буду сейчас ее обличать, показывать пальцем. Нет, конечно, она выдающийся государственный деятель. Сравните ее с любым главой Петербурга, начиная от Собчака, заканчивая Бегловым. Конечно, она исполин на их фоне. Нынешний Беглов – довольно одиозный, кошмарный человек, я думаю, ему является по ночам в снах Валентина Ивановна и басом говорит: что ты сделал с моим городом?

У нас такая время от времени традиционная рубрика «Уголок экстремиста», наверное. Потому что сейчас мы будем говорить об изображениях военных преступников стран «оси». То есть Италия, Япония и главное – Германия. Елена Ямпольская, депутат Госдумы, подготовила законопроект об ответственности за показ изображений вот этих людей. Она ссылается на известный и довольно идиотский, по-моему, эпизод с продажей блузок, на которых был напечатал Гитлер. То есть представить себе даже не покупателя, покупающего такую блузку, а деятеля текстильной промышленности, изготавливающего это, сложно. Что это, зачем это? Может быть, сама Елена Ямпольская заказала эти блузки, чтобы потом внести законопроект.

По-моему, выдуманная, вымученная история. Только мы преодолели вот эти все уголовные дела за репост, только мы внесли поправку, что для художественных или исторических материалов нет запрета на свастику, теперь опять Ямпольская протаскивает запрет на Гитлера. Не знаю, в финале фильма «Иди и смотри» возникает портрет Гитлера, когда герой в него стреляет. Это тоже надо запрещать? Это плохо? Нельзя показывать Гитлера?

Э. Чесноков:

- Надо будет запретить половину килоклассики.

О. Кашин:

- Новые поколения детей не узнают, что у Гитлера были усики и челочка. Как это? Я не представляю. Это же тоже часть нашего культурного кода. Образ абсолютного зла, визуальный образ, конечно, с усами…

Э. Чесноков:

- «Сегодня ночью под мостом поймали Гитлера с хвостом». Вот эти стихи я в детстве откуда-то узнал.

О. Кашин:

- И я тоже узнал. А теперь будущие дети, если вдруг кто-то наряду с матерной бранью и описанием полового акта расскажет детям, что был на свете Гитлер, они будут шутить, что «поймали с хвостом», в итоге их родителей будут таскать по полиции. Так, что ли? Это же какая-то глупость, дикость.

Э. Чесноков:

- Во-первых, это все-таки законопроект. Примерно из той же серии, как законы известного молодого человека о том, что нужно гимном России сделать «Боже, царя храни». Вы понимаете, о ком я. И куда потом этот молодой человек попал. Я к тому, что, может быть, кто-то, создавая такие законы и помня тот прецедент, тоже метит на какую-нибудь губернию или даже край? Вот вроде как освободилось белгородское кресло.

О. Кашин:

- Нашу Елену Ямпольскую, эту барыню в мехах, направить на Белгородчину, чтобы она работала с местными фермерами и горно-обогатительными комбинатами. Нет, все-таки есть градация депутатов, конечною. И к угрозам Ямпольской я отношусь серьезно. Потому что она человек более-менее влиятельный. Тем более, представляет не партию, про которую вы говорили, а партию, про которую тоже можно говорить.

Э. Чесноков:

- Не та, а эта. Я понял.

О. Кашин:

- Именно. Поэтому давайте выступит в защиту Гитлера наконец-то, Эдвард? Почему вы не даете мне выступить в защиту Гитлера?

Э. Чесноков:

- Это как-то чрезмерно, Олег Владимирович. Я, конечно, понимаю, что у вас там в Лондоне в 1936 году была партия британских фашистов, которая прямо красно-коричневый реванш готовила. Но давайте уже не будем доходить до этого.

О. Кашин:

- Хорошо. Но Гитлер нам нужен как визуальный образ, который можно безболезненно и безбоязненно…

Э. Чесноков:

- Как некое зло, над которым можно посмеяться, на котором можно нарисовать карикатуру, я думаю, да. Главное же, что мы все, как журналисты, которые писали о фабрикации уголовных дел, особенно в некоторых национальных республиках, мы же понимаем, что это все совершенно спокойно могут использовать для, скажем так, профилактических бесед с неугодными, а может, и чего похуже. Потому что у нас же товарищ майор не всегда понимает вот эти тонкие градации, где можно штраф административный, а где два года впаять. За одно и то же преступление.

О. Кашин:

- Действительно, есть Гитлер и есть Гитлер. Гитлеры бывают разные. А помните, наверное, в вашем уже детстве рок-музыкант Паук, у него был друг, который был двойником Гитлера, и они всюду ходили вместе. И Паук его пытался выдвигать в президенты России. Но что-то не заладилось. Вот интересно, что с тем Гитлером стало? Умер, наверное?

Э. Чесноков:

- В 90-е и не такое было.

О. Кашин:

- В 90-е убивали людей, и все бегали абсолютно голые, как пела тоже уже напрочь забытая певица Монеточка два года назад. Боже мой!

Э. Чесноков:

- Давайте поговорим о более серьезных новостях. Все обсуждают Ефремова, все обсуждают этого рэпера, которая сбил трех человек. Рэпер, кстати, тоже несколько южного происхождения. А вот за рулем «Туарега» в Брянске находился Максим Резунов – сын вице-губернатора Брянской области Александра Резунова. Очень похожая авария. 33 года молодому человеку. И вот после этого, после того, что возник скандал, этот молодой человек, кстати, уже был фигурантом административного дела о пьяной езде, его отец подал в отставку. И выяснилось, кстати, что его сын Резунов-младший воспитывает детей-инвалидов. Такая неоднозначная немного история. Вроде бы, наверное, порадоваться. Или нет?

О. Кашин:

- Собственно, тут и пролетел наш эфир. Поэтому оставим эту мысль нашим слушателям. Накажут его или не накажут? На самом деле это такая удивительная лотерея. Могут наказать на самом деле. Потому что иногда нужны такие образцовые люди из власти, из номенклатуры, которых наказывают.

Э. Чесноков:

- Это значит, что система у нас отстраивается, и система у нас работает. Потому что еще лет пятнадцать-двадцать назад он бы ни в какую отставку не ушел, и дело бы замяли.

О. Кашин:

- И на этом мы прощаемся. Не успели о важном поговорить. До завтра, друзья!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!

Все новости Радио «Комсомольская правда» читайте на нашем новом сайте.

Отдельная тема с Олегом Кашиным