Подвиги женщин Великой Отечественной Войны. Людмила Павличенко, легендарная женщина-снайпер

Людмила Павличенко. Герой Советского Союза.

Людмила Павличенко. Герой Советского Союза.

Совместный проект Радио «Комсомольская правда» и лектория «Достоевский»

М. Баченина:

- Здравствуйте, друзья. У микрофона Мария Баченина. И я с гордостью представляю совместный проект лектория «Достоевский» и радио «Комсомольская правда». Мы назвали его «Подвиги женщин на войне». На сайте лектория «Достоевский» можно найти множество лекций на исторические, культурные темы. А сегодня мы говорим о подвиге Людмилы Павличенко.

В студии «Комсомольской правды» научный сотрудник «Российского военно-исторического общества» Никита Буранов. Здравствуйте.

Н. Буранов:

- Здравствуйте.

М. Баченина:

- Давайте начнем сначала. Потому что все смотрели фильм (или большинством смотрело фильм)…

Н. Буранов:

- Уж не знаю, все ли смотрели.

М. Баченина:

- Ну, хорошо…

Н. Буранов:

- Но если смотрели, то молодцы.

М. Баченина:

- Да. Но он оставляет очень много для размышления, так сказать, времени и пространства. Тем не менее, расскажите нам, пожалуйста, почему и как она попала в армию, откуда она, где она родилась.

Н. Буранов:

- Знаете, у нее такая довольно нестандартная для молодых людей того времени история. Она немножечко постарше. Это 12 июля 1916 года. Постарше, чем люди 20-х – 21-го, 22-го, 23-го.

М. Баченина:

- То есть это другое поколение, можно даже считать?

Н. Буранов:

- Ну, можно сказать, да. Она была уже такая…

М. Баченина:

- Взрослый человек.

Н. Буранов:

- Осознанная, в возрасте. И не просто так, как у нас принято думать, куда-то там ломилась…

М. Баченина:

- С юношеским максимализмом.

Н. Буранов:

- Да. А с чувством, расстановкой. Она прекрасно понимала, кого и куда она идет бить. У нее история такая, украинская, скажем так. Собственно, она там и воевала – на юге.

М. Баченина:

- Одесса, Севастополь.

Н. Буранов:

- Да. У нее был муж. Она встретила его еще до войны, и сын у них родился. Потом семья у них распалась, она воспитывала его сама. При этом она работала. При этом она умудрилась поступить на исторический факультет университета и мечтала стать учителем, преподавателем истории. Знала в совершенстве английский язык. К 37-му году как раз она начала активные свои занятия в университете. И там же происходит суперинтересная вещь. В один из дней один из преподавателей, скажем так, по допризывной подготовке (это ДОСААФ, ОСОАВИАХИМ и т.д.) увидел, как она стреляет, собственно говоря. А она из этой мелкашечки, которой выбивают в тире, просто положила все мишени, которые были, из возможных. И он взял у нее клятвенное обещание ходить на курсы, стрелять. Она изучала языки, изучала историю и при этом еще ходила, стреляла, воспитывая сына, получая стипендию. В общем, такая история, женщина прям по всем фронтам, собственно говоря.

М. Баченина:

- На самом деле это говорит о такой силе воли, что даже сложно себе это представить. Вот смотрите, мы приблизились к ее стрелковому опыту, но еще ни разу не прозвучало слово «снайпер».

Н. Буранов:

- Да. Но это связанные вещи. Потому что, действительно, СССР – это была одна из немногих стран в те годы, где и ворошиловский стрелок (всем известные эти значки), и снайперское движение – это все довоенная история, мощное движение, скажем так. И вот она в это движение влилась. И главное, что она стала не просто снайпером, а снайпером-профессионалом. Это маскировка, терпение, стальные нервы, не позволяющие двигаться. Это лежать без движения и, извините, выкапывать под собой небольшую лунку, куда ты справляешь нужду, потому что двигаться нельзя. Вот что такое снайпер-профессионал на войне.

М. Баченина:

- Она прошла обучение в специальной школе снайпинга. Я правильно понимаю?

Н. Буранов:

- Ну, осоавиахимовская, как было принято. Просто в те годы в СССР там было гораздо серьезнее обучение, нежели чем мы видим сейчас.

М. Баченина:

- Она сразу попала на фронт? То есть не было препятствий? Знаете, как не налетанные часы, недостаточно взрослый возраст и т.д.

Н. Буранов:

- Понимаю вопрос. Но сложилась совершенно нестандартная история. Никто вообще никаких преград ей не чинил. Она проходила в городе Одессе музейную практику, и вторгся противник. Стали формироваться части, стали набирать дополнительно людей. И знаменитая 25-я Чапаевская дивизия принимает ее в свои ряды, она там становится снайпером и участвует в обороне Одессы.

Героическая оборона Одессы (в рядах Приморской армии) – не сильно задокументированный период в ее отношении, но факт остается фактом, что в тот момент она настреляла 109 фашистов за время обороны.

М. Баченина:

- То есть у нее не было выбора, получается?

Н. Буранов:

- Был. Она добровольно его сделала.

М. Баченина:

- Получается, она могла эвакуироваться, остаться, то есть не участвовать?

Н. Буранов:

- Да. Но вы же знаете, что из Одессы вывозили всех, там была крупная эвакуация. Вывезли всех – и военных, и гражданских. А 25-я дивизия, скажем так, в арьергарде стояла, то есть они до конца бились.

М. Баченина:

- Я напоминаю, что вы слушаете совместный проект лектория «Достоевский» и радио «Комсомольская правда». Говорим мы о подвиге Людмилы Павличенко. И в студии научный сотрудник «Российского военно-исторического общества» Никита Буранов.

Расскажите нам, пожалуйста, о том, как она прошла войну, как ее закончила. Мы же знаем, что она выжила, она не погибла. А привычка, этот стереотип восприятия героя как-то в системе своей координатной не держит то, что человек выжил.

Н. Буранов:

- История такая была, тоже довольно интересная. После того как их эвакуировали из Одессы, они попадают в Севастополь. Соответственно, противник начинает рваться к городу, но в 41-м году не удается захватить в результате летней кампании. Тогда Майнштейну выделяют такие довольно крупные силы по тем временам, много артиллерии. И начинается история с героической обороной Севастополя.

В итоге Людмила Павличенко доводит свой счет до 309 убитых солдат и офицеров противника. То есть еще один рекорд, о котором мы можем говорить, непревзойденный женщиной-стрелком никогда, до сих пор.

М. Баченина:

- А как учитывались ее результаты?

Н. Буранов:

- Подтверждались наблюдателями точные попадания.

М. Баченина:

- То есть к снайперу был приставлен наблюдатель? Как это понять?

Н. Буранов:

- Кто-то смотрел либо издалека, либо был второй номер. Конечно, это не какие-то циферки, а это действительно важные такие потери для противника.

М. Баченина:

- То есть это не рядовые солдаты, а ключевые фигуры?

Н. Буранов:

- Конечно. В приоритете должны быть офицеры, унтер-офицеры, фельдфебели и так далее. После каждого выстрела ей становилось все тяжелее и тяжелее совершать, собственно говоря, эти выстрелы. Потому что противник в бессильной ярости буквально (это тоже задокументированные факты), они просто минометным огнем засыпали вообще всю линию перед собой. Они же не знали, где она спряталась, она же замаскировалась.

М. Баченина:

- Вы говорите, они знали, что это она. То есть это были какие-то донесения контрразведки?

Н. Буранов:

- Конечно. Она стала очень известным человеком. В американских журналах ее называли «Леди Смерть севастопольской обороны».

М. Баченина:

- До Америки дошла слава?

Н. Буранов:

- Конечно.

М. Баченина:

- Я, может быть, чего-то не знаю, но, Никита, я серьезно поражена до глубины души.

Н. Буранов:

- Наши девушки пользовались огромной, так сказать, популярностью за океаном. И Людмила Павличенко – Леди Смерть, Роза Шанина – Невидимый Ужас Восточной Пруссии. Придумывали такие заголовки.

М. Баченина:

- Это искусство заголовка, мне как журналисту это понятно.

Н. Буранов:

- Но на первых полосах газет и даже в журналах. Есть сохранившиеся журналы, где Людмила Павличенко в парадной форме красноармейской, с винтовкой, с такой красивой очень прической, с макияжем, вот так позирует.

М. Баченина:

- То есть настолько ненависть противника была на пределе…

Н. Буранов:

- Это бессильная ярость.

М. Баченина:

- …что они просто огнем минометным все засыпали, чтобы просто выжечь. Как она тогда выжила?

Н. Буранов:

- Имелись и ранения, имелись и легкие, и тяжелые. К сожалению, ее второй номер, Александр Киценко, с которым они полюбили друг друга, у них завязались отношения (и в фильме это можно посмотреть, да и вообще история такая), в один из таких обстрелов… Она совершила выстрел, убила, по-моему, майора в этот раз. И опять немцы устроили минометный обстрел из всех стволов. И он, собственно говоря, накрыл ее своим телом. Он погиб, а она осталась в живых.

М. Баченина:

- Меня вот что заинтересовало. На каком расстоянии (эту техническую характеристику, чтобы мы со слушателями могли представить), где находится снайпер?

Н. Буранов:

- В наставлениях у самих немцев писалось: «Обычно русские сидят 300-350 метров». Это такая дистанция.

М. Баченина:

- Они за нашей линией сидели?

Н. Буранов:

- На нейтральной полосе. Надо было подбираться поближе. Сидели на нейтральной полосе, но 350 метров – это тоже довольно много, поэтому снайперы наши старались подбираться поближе. Но если учесть, что Павличенко была вооружена винтовкой СВТ, а не винтовкой Мосина, «светкой» так называемой, она ее очень любила, берегла…

М. Баченина:

- Она была лучше по техническим характеристикам?

Н. Буранов:

- Да. Это самозарядная винтовка, она довольно капризная, но если за ней хорошо ухаживать, она не подводит. Здесь можно 2-3 человека завалить. Одного ранил, немцы к нему подбежали – и всех троих ты там же и оставил. Условно говоря, вот так.

М. Баченина:

- То есть, есть некая выгодная сторона.

Н. Буранов:

- Да.

М. Баченина:

- А когда Людмила Павличенко умерла, память о ней… Давайте, наверное, этим поставим точку в этом расскаже.

Н. Буранов:

- Ну, она же не только воин, она дипломат. Она получила ранение довольно тяжелое, ее эвакуировали. Севастополь, как мы знаем, после этого был сдан на время противнику. Она попала в госпиталь на Кавказе, лечилась. А после этого ее с другим снайпером, Пчелинцевым (был такой), отправляют в США. И она там знакомится с женой президента Элеонорой Рузвельт, с которой они всю жизнь, до самой смерти поддерживали дружеские отношения, переписку, она платье ей даже подарила. Причем она общалась свободно на английском языке. И вот тогда она сказала фразу перед камерами, что звучало как-то вроде так: «Джентльмены, в свои 25 лет я уничтожила 309 фашистов. Может быть, хватит прятаться за моей спиной (ну, по поводу открытия второго фронта)?»

Но по возвращении все-таки командование принимает решение больше не отправлять ее на фронт, потому что терять такого человека как-то чрезмерно показалось всем. И она до окончания войны снайпером-инструктором в школе работает. И подготовила больше тысячи стрелков. Ну, и после войны она… К сожалению, она умерла рано, в 58 лет. Сказались тяжелые ранения, которые она получала на войне, здоровье, конечно, ее подводило уже к этому времени.

М. Баченина:

- Друзья, подвиги таких героических женщин действительно заслуживают того, чтобы о них снимали кино. Кстати, сейчас в кинотеатрах идет фильм «Зоя» - о Зое Космодемьянской. Так что успейте посмотреть (Для лиц старше 12 лет).

Это был совместный проект лектория «Достоевский» и радио «Комсомольская правда» - «Подвиги женщин на войне».

 Научный сотрудник «Российского военно-исторического общества» Никита Буранов

Научный сотрудник «Российского военно-исторического общества» Никита Буранов.

Кирилл Колесников в гостях у Радио «Комсомольская правда».