Новогодние каникулы после ковидного года. Не устали ли мы от домочадцев?

Родительский вопрос
Александр Милкус и Дарья Завгородняя вместе с экспертами Ильей Новокрещеновым и Еленой Кандыбиной обсуждают, какой новый опыт мы приобрели в уходящем году и как мы научились (или не научились) выстраивать отношения с юным поколением

А. Милкус:

- В последний раз в этом году мы приветствуем вас, наши уважаемые, дорогие зрители и слушатели! Доброе утро, добрый день и добрый вечер, как всегда, потому что нас слушает вся страна - 11 часовых поясов! Мы приветствуем вас и будем сегодня говорить о том добром, что было в этом году. И говорить мы будем со специально приглаженными Дедом Морозом и Снегурочкой. В роли Деда Мороза у нас сегодня Илья Владимирович Новокрещенов, начальник управления развития кадрового потенциала системы образования департамента образования и науки г. Москвы. Здравствуйте.

И. Новокрещенов:

- Здравстуйте.

А. Милкус:

- Илья Владимирович у нас сегодня в красном галстуке, а за его плечом - елочка. А в роли Снегурочки сегодня Елена Геннадьевна Кандыбина, детский и семейный психолог, замечательный человек, тоже на фоне алого занавеса, как будто это шуба Деда Мороза… вот так мы будем говорить.

Сегодня мы будем говорить о том, что было хорошего в этом году и что будет хорошего в следующем, 2021-м. Давайте сначала поговорим с нашими гостями. Илья Владимирович, что у вас хорошего было в этом году? В этом году вы перестали быть директором знаменитой московской школы «Покровский квартал».

И. Новокрещенов:

- Ну, почти. На самом деле я перестал быть директором в конце прошлого года, но это первый год, когда я вообще перестал быть директором школы за последние 12 лет. Я не помню такого, чтобы я не был директором школы и вот оно случилось. И я целый год был чиновником. Скажу больше, даже в отпуск не пошел, даже на один денек, так что у меня много нового…

А. Милкус:

- Это хорошо, что вы не ходили в отпуск?

И. Новокрещенов:

- Конечно. Это же возможность отдаться работе с еще большими силами, с большей энергией. Но на самом деле просто действительно год был непростой, поэтому было немножко не до отпусков. Но в целом это очень интересный опыт. В любом случае, всегда, когда даже нам кажется, что опыт неприятный, что он нас ставит в какую-то неловкую позицию, в непривычную, это всегда открывает много новых возможностей. Я, по крайней мере, был поставлен в ситуацию, когда у меня было очень много возможностей попробовать себя в чем-то новом. Так что я этому году благодарен за это.

А. Милкус:

- Лен, а что у вас хорошего?

Е. Кандыбина:

- Я присоединюсь к Илье, потому что, может быть, вы не знаете, что основное мое место работы - это благотворительный фонд «Здесь и сейчас», центр помощи людям…

А. Милкус:

- Знаем, знаем…

Е. Кандыбина:

- Я хочу сказать, что мы с марта перешли в онлайн. Сначала мы думали, что это невозможно, потому что у нас очень сложные дети. Но сейчас у нас уже много программ онлайн, и это все работает, и мы даже начали работать с регионами, то есть, с теми семьями, которые совершенно физически не могли до нас доехать, а тут мы попробовали на московских, все прекрасно получилось, мы стали работать по всей стране и я считаю, что это какой-то такой неожиданный рывок, потому что, конечно, если бы не карантин, мы бы этого не стали делать, мы бы работали и работали, как обычно. Мы даже собираемся конференцию нашу весной посвятить этим новым возможностям, которые совершенно внезапно на нас сначала свалились, а к концу годя поняли, что это прекрасно и тут есть где развиваться.

А. Милкус:

- Ну, если мы продолжим про дистант, о котором говорила сейчас Елена Геннадьевна, Илья, скажите, а какое все-таки качество… вот Елена правильно говорит, что появилась возможность общаться с теми, кто не мог получить помощи просто потому, что даже не думали, что есть такая техническая возможность… вот то, что я вижу, ну, во-первых, бурный рост частного образования, бурный рост всех сервисов по удаленному обучению иностранным языкам и тому подобное. Очень интересное развитие того опыта, которое получили учителя. На ваш взгляд… вот говорят, что после коронавируса школа уже не будет прежней. А какой она будет? И какой она стала?

И. Новокрещенов:

- Меня еще в этом году поразили в хорошем смысле наши учителя, которые совершили такой свой подвиг педагогический, которые в марте должны были резко поменять все, к чему они привыкли, резко изменить инструменты своей работы, и они в целом справились, результаты ЕГЭ показали, что ребята не просели и удалось школе очень быстро перейти на эти рельсы, и я хочу заметить, что не во всех странах мира это случилось, в том числе, в тех, которые мы считаем очень развитыми и на которые мы все время ориентируемся. В некоторых штатах США школы просто закрыли и все. Никакого дистанционного, домашнего, ничего - никакого образования не было. И большинство стран мира испытывали те же сложности, и наши учителя показали, что они большие молодцы. И я думаю, что этот опыт очень быстрой перестройки, очень быстрого освоения новых инструментов своей работы - это и показатель высокого профессионализма, с одной стороны. С другой стороны, это все-таки, наверное, тот навык, который точно совершенно в нашем быстро меняющемся мире всем пригодится - и нашим учителям, и нашим ученикам - по крайней мере, учителя дали такой пример. А что касается развития разных образовательных систем, казалось бы, я, как чиновник, мог бы сказать - вот, у государственных школ возникает конкуренция - так я этому рад, наоборот, потому что такая конкуренция за внимание ребенка она даст нам возможность более динамично развиваться и предлагать ребятам много всего интересного. Вот если говорить про то, что нового учителя освоили, ну, например, понятно, что, если дети сидят в классе, то владеть вниманием ребят учителю в течение 40-45 минут в принципе просто - дети все на виду. Куда им деваться? Некуда. Онлайн показал, что ничего подобного, дети могут сделать вид, что у них сломалась видеокамера, они могут сделать вид, что у них пропал звук, все подвисло, и, если учитель не будет интересен, если он не будет полезен, то удержать внимание ребенка сложнее. Так вот, учителя стали учиться тому, чтобы быть еще интереснее ребятам и я уверен, что это точно пойдет на пользу, потому что без мотивации никакого обучения не бывает, конечно. И в этом смысле такая возможность появилась, и учителя в большинстве своем ею воспользовались.

А. Милкус:

- А те изменения, которые пришлось организовывать министерству просвещения, они же очень интересные. Я говорю о том, что ЕГЭ не нужно было сдавать тем ребятам, которые в вуз не поступают, и вроде бы эта традиция продолжится… Хорошо это или плохо вообще? И вот вся страна сдавала еще ВПР вместо весны - осенью. Вот это про что?

И. Новокрещенов:

- Ну, хорошо или плохо, я не могу так говорить, я думаю, что это будет неправильное упрощение с моей стороны. Это ни хорошо и ни плохо, так было. У любого такого решения есть свои плюсы и свои минусы. Я считаю, что это снизило достаточно серьезную психологическую нагрузку, потому что дети, как бы мы ни старались объяснять ребятам, что в ЕГЭ нет ничего страшного, потому что на ЕГЭ ничего неожиданного не произойдет для них, весь материал, который есть на ЕГЭ - это тот же материал, который они изучали все эти годы. Но все равно, любой экзамен - это определенного рода стресс и понятно, что у нас дети и учителя в этом году и так испытывали такой психологический дискомфорт и то, что было принято решение не усугублять этот дискомфорт и дать возможность не сдавать ЕГЭ тем ребятам, которые не хотели бы продолжать свое образование, по крайней мере, в этом году, мне кажется, это повлияло на то, чтобы такая напряженность у многих детей снизилась и у их родителей, в том числе. Так что в целом это позитивная история, но все равно я считаю, что государственная итоговая аттестация должна быть именно государственная, она должна проходить на едином федеральном уровне, для того, чтобы давать объективную оценку тем знаниям, умениям, навыкам, тем компетенциям, которые у ребенка сложились. Я считаю, что это был в свое время правильный шаг - введение единого государственного экзамена, единого для всех, по единым правилам, с единым содержанием, то есть, чтобы все ребята оставались у нас в равном положении, вне зависимости от того, где они проживают, в какой школе они обучались… Я считаю, что это достижение так или иначе все равно должно оставаться, сохраняться.

Д. Завгородняя:

- А меня, между прочим, все-таки беспокоит, что досрочное ЕГЭ и ОГЭ отменяют в 2021 году.

А. Милкус:

- Лен, мы всегда перед новогодними праздниками говорили - закончилось учебное полугодие, теперь вот новогодние каникулы и у вас есть возможность больше побыть с детьми, наконец, укрепить свои семейные узы и т.д… Но теперь-то совсем по-другому. Дети висят на шее, на ушах, где угодно… они все время в дистанте дома вместе с родителями.

Д. Завгородняя:

- Может, кому-то удалось наладить отношения с детьми?

А. Милкус:

- Может, уже наладили? Может, сейчас на каникулах надо сделать наоборот - сделать так, чтобы родители отдохнули от детей, а дети от родителей?

Е. Кандыбина:

- Уже все, кому надо, те наладили, а некоторые даже утомились от этого налаживания. Поэтому, мне кажется, что весь год мы и от себя, и от детей, и от близких чего-то требовали… требовали меняться, требовали учиться, требовали смотреть в эти мониторы...

Д. Завгородняя:

- Хотя психологи убеждали нас этого не делать. Но мы все равно требовали…

Е. Кандыбина:

- Да, психологи убеждали, но, как показывает моя практика, совершенно никак это не помогло. И как раз очень много напряжения, потому что вообще-то среднестатистический родитель, видя проходящего ребенка, сразу понимает, что его надо срочно воспитывать. Рассказать ему, как надо учиться, как надо жить… В общем, надо делать что-то полезное.

А. Милкус:

- С дитем что-то делать полезное…

Е. Кандыбина:

- Или с дитем, или сообщить дитю, что ему тоже надо что-то делать полезное, как мне сказала одна мама: «Вот они ходят и ходят по квартире, когда же она будут развиваться?» Поэтому я считаю, что в новогодние праздники надо действительно как-то разрешить друг другу перестать развиваться и отдохнуть, может быть, друг от друга, может быть, вместе. Но перестать требовать от себя быть идеальным родителем, а от ребенка - быть идеальным ребенком, который стремится к знаниям, и даже, может быть, мы думаем, что он стремится к веселью и хочет играть на улице непрерывно, а он на самом деле хочет лечь и никого не видеть… и, может быть, учитывая вот это онлайн-общение, может быть, это нормально? Так же, как мы устали от мельтешащих детей, надо сказать, что наши дети тоже очень устали от мельтешащих взрослых.

А. Милкус:

- Ну и что делать-то?

Е. Кандыбина:

- Делать то, что вам лично хочется.

Д. Завгородняя:

- Мы как-то с вами говорили, что нужно все-таки соблюдать режим. То есть, не разрешать себе и детям спать до 11-и…

А. Милкус:

- А, может, в новогодние каникулы можно?

Е. Кандыбина:

- Мне кажется, что, конечно, режим это очень хорошо, это все очень правильно, мы весь год соблюдали режим и вставали, учились, работали, тщательно себя заставляли действовать по правилам. И, конечно, сейчас можно немножко расслабиться, немножко отдохнуть. Конечно, хорошо, если все пойдут погулять, но, как правило, ведь сейчас если ответственные родители, они как раз на дистанте старались гулять с детьми, чтобы они не проводили весь день за компьютером. Поэтому сейчас, мне кажется, надо просто снизить требование и к себе, и к другим. Все психологи за развитие, а я за какой-то отдых и, может быть, немножечко такие ленивые каникулы, когда мы не стремимся срочно сделать все дела, которые по общению с ребенком и всему остальному, а просто отдыхаем, может быть, друг от друга, может быть, вместе или еще как…

Д. Завгородняя:

- Учителям, наверное, тоже расслабиться имеет смысл. Хотя это сложно.

Е. Кандыбина:

- Да, я надеюсь, тоже есть возможность расслабиться, хотя, наверное, ни тоже будут лихорадочно готовиться к следующей четверти.

А. Милкус:

- Да, Илья Владимирович, что будут делать учителя?

И. Новокрещенов:

- Пусть ни к чему не готовятся, а тоже расслабятся.

А. Милкус:

- Мы уже говорили о том, что вот с этим дистантом школа превратилась в шоу «За стеклом». И такого участия родителей в образовательном процессе не было никогда. Вот родитель проснулся и он уже в школе вместе с ребенком, да. Он может посмотреть, в каком платье перед ним сидит Марьиванна, что у нее за спиной, какие интерьеры, если она ведет урок из дому, есть у нее за спиной книжный шкаф или нет книжного шкафа…

Д. Завгородняя:

- Висит портрет Пушкина или не висит.

А. Милкус:

- Да. А учительница в это время может посмотреть интерьер квартиры ученика своего. То есть, мы как-то сблизились в этом смысле. Дальше что? Вот есть ли возможность разблизиться?

Д. Завгородняя:

- А, может, и дальше надо сближаться?

А. Милкус:

- Да. Вот такое сообщество - все друг у друга в гостях. И учатся.

И. Новокрещенов:

- Сближение - хорошее дело. Но оно должно быть все равно в меру, должна быть какая-то граница личного и у учителя, и у любой семьи. Вот эту границу, конечно, неправильно пересекать и любое ее пересечение будет воспринято точно негативно. Но, кстати, с этим связаны, мне кажется, многие негативные эмоции, которые возникли в самом начале, когда мы были вынуждены перейти в дистанционное образование. Ни в коем случае, еще раз повторю свою мысль, учителям ни к каким урокам готовиться не надо. Я абсолютно уверен, что сейчас наступает такая пора, и вот спасибо президенту, который рекомендовал губернаторам и спасибо губернаторам, которые услышали рекомендацию президента и сделали 31 декабря праздничным днем, и вот я всем предлагаю отложить в сторону все свои гаджеты, все свои книжки и методички и просто вот эти замечательные выходные, праздничные дни провести совершенно в другой атмосфере. Не думать ни о каком дистанте, не думать ни о какой школе, ни о какой работе - перезагрузиться по полной программе. Благо, что у нас этот год, кстати, в отличие от прошлого года, дал нам еще один подарок, про который мы еще не вспоминали, но он есть. По крайней мере, для Москвы и Московской области. В прошлом году мы страдали, что зимой не было снега. Его не было вовсе… Сейчас все завалило снегом - самое время нам восполнить дефициты прошлой зимы, выйти всем вместе и слепить снеговиков, покататься на лыжах, поиграть в снежки. Мне кажется, что это уникальная возможность, которой надо обязательно воспользоваться. И ни в коем случае ни к чему не готовиться сейчас… Немножечко пожить одним днем я предлагаю. Я думаю, что это будет всем очень полезно.

Д. Завгородняя:

- Мне кажется, что учителя пережили еще очень большой стресс в связи с тем, что больше народу присутствовало на их уроках, которых они, может быть, не ожидали бы увидеть. Там бабушки сидели, родители сидели… хотя я люблю, когда на моих уроках взрослые сидят.

И. Новокрещенов:

- Вы знаете, кстати, да, это позволило родителям лучше понять учителей в каком-то смысле. Когда родители сами вынуждены были оставаться, особенно в марте, когда закрыли всех и практически все перешли на дистанционку, и родители реально оказались с детьми, вдруг многие родители мне стали говорить о том, что они зауважали учителей. Оказывается, это не такой простой труд, как нам казалось, говорили они. «Я своих-то выдержать не могу, а тут 25-30 человек с утра и целый день… это какой-то кошмар». И, кстати говоря, я думаю, что это плодотворно отразилось на репутации наших учителей, родители чуть-чуть больше стали уважать учительский труд и в этом смысле это сближение было все-таки на пользу, я считаю.

А. Милкус:

- У нас звонок. Максим из Екатеринбурга. Здравствуйте.

Максим:

- Здравствуйте. Два учебных центра… Проблема такая. По детскому, после того, как на дистанцию ушли, я имею в виду школы, то к нам абсолютно стопроцентный отток детей ушел.

А. Милкус:

- Ну да, дополнительное образование в этом году просело, конечно, очень сильно. Это правда.

Максим:

- Да, очень сильно. Потому что такая проблема. Не из-за того, что они не хотят учиться, а потому что нагрузка на них выросла я даже скажу во много раз. И качество, к сожалению, построения этой схемы в этом оперативном вмешательстве, так скажем, да, психологии детей очень сложно отобразилось. Я не из-за того, что вот у меня там мало, я, конечно, за то, чтобы… в части переквалификации у нас, конечно, много, мы-то наполнили свои места и деньги забрали - все отлично. Но вопрос не в этом. Вопрос в том, что сейчас дети после того дистанта приходят в нашу систему электронного образования, которая уже сложилась определенным путем, они понимают, что там организован процесс гораздо хуже был. И начинают когда к нам приходить, у них психология уже сломалась, что надо постоянно сидеть, постоянно учить… то есть, у нас все распределено было.

А. Милкус:

- Понятно. Спасибо большое. Лен, вот что делать? Нельзя же только школой ограничивать детей? Максим вот правильно сказал о том, что нагрузка школьная оказалась настолько высокая, а учреждения дополнительного образования были многие закрыты и в общем-то вот как дальше развивать ребенка? Мы же знаем, что для выбора профессии, для какого-то самоопределения… Я вообще считаю, что дополнительно - это неправильно. Вот система, когда дети могут себя попробовать в спорте, в искусстве, в творчестве, и в техническом творчестве - это, наверное, самое главное. И вот сейчас эти возможности были очень сильно сужены. Что делать? Потому что жизнь-то проходит.

Е. Кандыбина:

- Я согласна, да, что они очень сильно сужены, но тут, конечно, с одной стороны, мы надеемся, что этот период закончится и все возобновится. С другой стороны, мы, например, используем технические возможности, в том числе, и для разнообразных мактивных очень вещей. У нас неожиданно большой популярностью стал пользоваться радиотеатр, где дети совместно с родителями играют… через ЗУМ, все через ЗУМ, играют, делают рисунки, лепят соответствующие какому-то спектаклю декорации, все это потом собирается. Это очень подвижно оказалось. Потому что дети действительно приходят, они сидели там 4-5 часов и они не хотят уже сидеть, в монитор смотреть… И получилось, что в группе это все равно очень подвижно - делаются сценки, одни играют, другие смотрят, меняются семьи… Это оказалось очень творческим занятием, хотя я понимаю, что вот только осенью у нас началось, когда мы поняли, что надо как-то действительно выкручиваться в этой ситуации. Что очная киностудия, похоже, довольно проблематична и, видимо, это надолго, мы так все ждали, что осенью все кончится, и тогда мы перенесли это в ЗУМ и у нас это заиграло, я думаю, отчасти за счет подвижности. У нас были телесные группы онлайн. Я вам честно скажу, что я не знаю, как удавалось нашим ведущим вести подвижные активные группы в онлайн, я такой человек больше говорящая голова и думала, что это вообще невозможно.

Д. Завгородняя:

- А что такое телесные группы?

Е. Кандыбина:

- Ну, упражнения телесные, на расслабление, на активизацию, ну, они всегда у нас проводились очно. Потому что двигательные упражнения как еще можно сделать? Оказалось, через ЗУМ это тоже возможно. И одна из самых популярных групп оказалась… дети с родителями и с нашими ведущими рисовали сказку. Это тоже всегда проводилось очно, но, когда выяснилось, что это единственный вариант, мы стали искать форматы для ЗУМа и тоже это оказалось настолько популярно, что, когда вот закончили в последнюю пятницу, наши родители и дети говорили, а давайте еще на каникулах еще один цикл проведем. Но мы их отговорили, сказали, что мы тоже люди, мы хотим отдохнуть, но нам пришлось пообещать, что практически сразу после каникул, конечно, мы начнем заново и все обязательно будет.

А. Милкус:

- Илья Владимирович, а вы что ждете от следующего года? Кстати, вот не люблю я слово «дополнительное», но ведь есть возможности и я знаю, что школы в регионах стали интегрировать дополнительное образование в свою программу, и дети вроде бы занимаются в школе, но кто-то ходит, ведь далеко не все классы перешли на дистант, вот этой осенью, и там они могут получать и основное образование, и вот как-то развиваться дополнительно.

И. Новокрещенов:

- Ну, вы знаете, я тоже за целое образование. Мы исходим из формулы «основное плюс дополнительное равно целое». И целостного образования не может быть, если мы не развиваем то, что мы обычно в … системе дополнительного образования. Кстати, в продолжение этой темы могу сказать, что у нас тоже в системе образования московской есть большое движение дополнительного образования, есть дворцы творчества детей и молодежи, другие центры. Они тоже столкнулись с серьезными проблемами и они очень быстро развернули общую для всех программу, называется «ДОМонлайн» (ДОМ - дополнительное образование Москвы), и на последнем селекторе, буквально в минувший четверг, подводили итоги этого мероприятия и я хочу всех, кому это интересно, пригласить, можно в поисковике набрать ДОМонлайн и там выложено огромное количество материалов, которые помогут разнообразить досуг, в том числе, семейный. Потому что там будут и занятия по лепке, и по вырезанию, и по кулинарии. То есть, много интересных идей подсмотреть, для того, чтобы провести интересное и полезное время досуга, когда уже, наверное, закончатся все те вещи, которые хотелось бы попробовать на новогодние праздники и останется время для того, чтобы что-то интересное и креативное придумать. Так что - подключайтесь. Система целостная, мы стараемся не отделять одно от другого, и исходим из того, что у нас каждый ребенок должен иметь возможность, и эта возможность ему обеспечена, посещать кружки, секции, естественно, бесплатно. У нас существует целевой показатель такой в оценке эффективности деятельности школы, руководителей. И у нас если по стране там процент 75 является минимально необходимым, у нас не менее 90, но большинство школ практически к 100 процентам охватывают детей системой допобразования. Все это учитывается и, по крайней мере, мы можем сказать, что у каждого ученика московской школы есть возможность бесплатно записаться в кружок или в секцию, и не в одну.

А. Милкус:

- Давайте все-таки Москву не сравнивать с регионами, там ситуация посложнее.

Д. Завгородняя:

- Но мы подаем пример регионам.

А. Милкус:

- Да, но вот то, что регионы могут использовать опыт Москвы и, в частности, вот этот ДОМ, - это очень важная история. Я много общаюсь с регионами и бываю в разных регионах, даже несмотря на ковид, очень здорово, как регионы подставляют друг другу плечо. Я знаю, что Воронеж, Татарстан и т.д., они выкладывали методички помощи, проводили семинары, как правильно проводить дистант и т.д., для всех. Можно было на сайты краснодарские, воронежские зайти учителям из других регионов, может быть, там, где нет таких сильных институтов повышения квалификации или сильных учителей, которые бы могли поделиться опытом, и вот такое перетекание из региона в регион, поддержка всесторонняя и всероссийская - вот это то, что называется мы сплотились, потому что…смотрите, проще было бы все-таки организовать в Великобритании, во Франции… я уже говорил, у нас все-таки 11 часовых поясов и насколько система образования вот именно на уровне учителей, на уровне региональных систем управления образования стали поддерживать друг друга и развивать. Мне кажется, тут самое важное, если мы говорим про создание или восстановление единого образовательного пространства, вот оно как раз здесь и проявилось.

Д. Завгородняя:

- Так после пандемии все и сплотятся, и перестанем мы делиться на Москву и Дальний Восток.

И. Новокрещенов:

- Можно добавить? У нас ведь есть проект замечательный, называется «Взаимообучение городов» и у нас руководитель муниципальной системы образования уже несколько лет вместе с коллегами из Москвы обсуждают как раз все эти важные вопросы в таком прямом диалоге. Проект уже развивается и в него огромное количество муниципалитетов входит, и как раз возникла та площадка, о которой вы говорили, площадка для обмена самыми интересными технологиями. Люди делятся всей страной, помогая нашим школьникам не просто ради единого пространства образовательного, а так, чтобы у каждого нашего школьника российского были максимальное количество возможностей в области образования.

А. Милкус:

- У нас звонок от Алексея, из Воронежа.

Алексей:

- Здравствуйте. Я бы хотел поделиться по поводу дополнительного образования. Вот психолог говорила про… но, к сожалению, в Воронеже все дополнительные кружки были сокращены, и это было в шаговой доступности. То, что рассказывают про семьи, которые живут в Москве и они по ЗУМу общаются, к сожалению, в Воронеже общаться по ЗУМу, а я вхожу в круг многодетных семей, поэтому было это в шаговой доступности, сейчас чтобы куда-то поехать в какой-то там детский дворец, где там что-то будет онлайн, дистанционно, какие-то ЗУМы, нет у людей такой возможности. Правильно сказал президент, 18 миллионов за чертой бедности. У них, наверное, даже не было возможности доехать куда-то. Поэтому ограничение вот это, которое было введено, сейчас оно как бы непонятно вообще…

А. Милкус:

- Понятно. Ну, я могу только прокомментировать, что надо пытаться в этой ситуации как-то выжить и вот как раз возможности дополнительного образования, которые есть в интернете, посмотреть и во время каникул использовать для развития собственных детей.

Лен, что бы вы предложили родителям? Ну, понятно, что следующий год будет - хотелось бы верить, что он будет лучше и спокойнее…

Д. Завгородняя:

- Так вот отменяют опять госэкзамен единый для старшеклассников. И ОГЭ отменяют. Власти решили отменить досрочный ЕГЭ и ОГЭ.

А. Милкус:

- Досрочный, да, давай не будем радовать или пугать людей. То есть, отменяют понятно почему. То есть, понятно, что по прогнозам мы 10 января, когда все выйдем на работу, мы от этой ситуации с коронавирусом не избавимся. То есть, будет сложно. Я знаю, что некоторые вузы продлили систему дистанционного обучения аж до марта, а то и до апреля. Как в этой ситуации? Вроде бы уже привыкли мы к этому? Или усталость-то есть? Хорошо, отдохнули на каникулах, дальше-то что делать?

Е. Кандыбина:

- Тут, конечно, мне кажется, это уже такие общие слова, что надо заботиться о себе, немножко снижать некоторые требования и радовать себя, потому что действительно эта ситуация ограничений очень тяжела, даже если мы нашли в ней много плюсов. Она давит, в том числе, невозможностью разойтись, мы иначе строили, в том числе, свою жизнь в квартире, мы всегда ее строим с учетом, что каждый день пойдем на работу, а наши дети будут в школе и встречаться мы будем не так много времени и в основном спать. То есть, для того, чтобы находиться в квартире все время, у многих семей просто нет места, просто их слишком много, потому что никто никогда не думал, что нужно по комнате на человека, а такой возможности у большинства нет. Поэтому вот эта скученность, то, что мы друг от друга устаем, то, что нет возможности уехать куда-то далеко в отпуск или отправить детей в лагерь…

А. Милкус:

- Да, в этом году зимние лагеря каникулярные тоже закрыты.

Д. Завгородняя:

- А что делать? По углам уметь расходиться? Как?

Е. Кандыбина:

- В какой-то степени да, по углам уметь расходиться, ходить гулять. Знаете, у меня в одной многодетной семье многих спасла система ширм, простите. Это очень удобно… Если у тебя сзади стоит ширма, то за ней может происходить другая жизни, недоступная педагогу из ЗУМа. Тут, конечно, мы будем придумывать какие-то искусственные способы уединения.

Д. Завгородняя:

- В середине пандемии психологи много говорили о том, что отстаньте от детей, ничего, что они немножко запустят учебу, потом наверстают. Сейчас уже стало понятно, что надо все равно учиться в тех условиях. Которые есть. Вот что бы вы посоветовали?

А. Милкус:

- Учиться.

Е. Кандыбина:

- Сейчас, видимо, мы на этапе, когда мы поняли, что это длительная история, там новые штаммы какие-то, ничего непонятно, и мы сейчас постепенно, как общество, будем к этому приспосабливаться. Будет увеличиваться количество дополнительного образования онлайн, я думаю, и до Воронежа оно дойдет. Все наконец оснастятся интернетом и ЗУМом. Повесят у себя занавески, ширмы и будет возможность для уединения даже в маленьких квартирах. В какой-то степени, наверное, трансформируются требования образования. И учителя перестроятся, и дети перестроятся.

Д. Завгородняя:

- Только чтобы не пришлось экзамены отменять.

А. Милкус:

- Илья Владимирович, вот то, что у нас уже известно, что изменения будут в течение нынешнего учебного года…

Д. Завгородняя:

- Так базовую математику ЕГЭ отменили ж.

А. Милкус:

- Базовую математику ЕГЭ отменили. Экзамены, которые обычно проходят в апреле, тоже отменили. Может, действительно, все отменить?

Д. Завгородняя:

- Да и не учиться вообще.

А. Милкус:

- Вот когда хочешь - учишься, когда не хочешь - не учишься. Пошел - погулял. Зато здоровье сохраним.

И. Новокрещенов:

- Ну, можно перейти на семейную форму обучения образования, пожалуйста, всегда будете отвечать за то, каким способом, в каком темпе, в какой последовательности ребенок осваивает учебный материал. То есть, возможность такая есть, она специально не нужна. Кстати, то, что отменили досрочное КГЭ - не страшно. Почему? Потому что его для кого проводят? Для тех ребят, которые принимают участие в соревнованиях, для спортсменов…

А. Милкус:

- То есть, которые уезжали. А теперь им ехать некуда.

И. Новокрещенов:

- Да, а сейчас ехать некуда, поэтому нет особого смысла нет. Я думаю, что вот вся история 2020 года - это такой глобальный кризис. А кризис в переводе с греческого - это суд. То есть, некоторые возможности у каждого из нас отрефлексировать, что для нас важно, а что неважно. Мне кажется, что это очень важное достижение, и нам действительно всем, и учителям, в том числе, и родителям, и даже ребятам, нужно научиться выстраивать приоритеты и сконцентрироваться на том, что на самом деле главное. У учителя, например, есть сейчас возможность и даже уже необходимость все-таки немножко переоценить компоновку содержания образования. То есть, реально выделять содержательно самые важные вещи и их выстраивать. У нас у всех появилась необходимость насущная выстраивать свой тайм-менеджмент, то есть, учиться и потоки распределять внутри квартиры физиологические, и договариваться о многих вещах, про которые раньше мы не договаривались, потому что все было как-то привычно и уже отлажено годами. Вот сейчас нужно все это пересмотреть.

А. Милкус:

- Я вообще мебель в квартире передвинул, чтобы мне было удобно участвовать во всех…

И. Новокрещенов:

- Вот, вот, это всегда обновление, это всегда хорошо. Еще раз - учиться в жизни выделять главное и на это главное тратить наибольшие усилия - это дорогого стоит. И нам этот год подарил такую возможность. И, мне кажется, можно его за это поблагодарить.

А. Милкус:

- Что вы ждете от следующего года? Хорошего.

И. Новокрещенов:

- Я оптимист. Я жду того, что у нас образование, которое действительно стало другим, все те проблемы, которые скопились в образовании и обнажились очень резко, с большой остротой выскочили на нас в 2020 году, что они получат свое разрешение. И в части того, что уроки стали более интенсивными и интересными, более полезными для ребенка. То есть, что у нас перестроится все-таки урок от такого простого сидения затылок в затылок, от воспроизводящей модели мы все-таки перейдем к моделям развивающим, моделям включения ребенка в деятельность и т.д. То есть, произойдет качественное развитие и в содержании, и в форматах работы в школах…

Д. Завгородняя:

- То есть, даже, может быть, классы поменяются? Будут там как-нибудь сидеть в кружок на подушках, а не на жестких стульях…

А. Милкус:

- …перед одним экраном.

И. Новокрещенов:

- Ну, на самом деле все равно будут элементы очного обучения, мы все-таки надеемся, и я этого очень жду от 2021 года, что все-таки наконец-то мы встретимся - не только первые и пятые классы - но все ребята встретятся наконец в школе, конечно, это будет немножко по-другому, но все-таки на эту очную встречу я очень рассчитываю в 2021 году.

А. Милкус:

- Спасибо большое. Мы получили от наших слушателей замечательную картинку - «Счастье есть. Чудеса случаются. С добрым утром». Поздравляем всех с наступающим Новым годом. Просим закрыть ноутбуки, как только закончится рабочее время, забыть их до 8-10 января… Мы вам всем желаем очень хорошего нового года!