Новые правила Роспотребнадзора для школ и детских садов. Деградация или шаг в будущее?

Родительский вопрос
Александр Милкус и Дарья Завгородняя вместе с экспертами Михаилом Кушниром и Сергеем Минделевичем обсуждают вступившие в действие 1 января новые СанПиНы для детей

А. Милкус:

- Здравствуйте, наши любимые, дорогие слушатели программы «Родительский вопрос». Я – Александр Милкус. Со мной в студии Дарья Завгородняя. С наступившим новым годом! Мы начали работу в новом году. И пока мы с вами отдыхали, резали Оливье и запивали шампанским, в системе образования происходили всякие интересные изменения.

Д. Завгородняя:

- Причем с 1 января.

А. Милкус:

- У нас появился подарок под елочкой – с 1 января у нас санитарные нормы для школ и детских садов. И вообще для организации жизни детей и молодежи, подростков и по воспитанию, и по образованию, и по туризму, и для студентов. Будем разбираться, что они нам приносят или принесут. Вопросов очень много. Нормы эти многими специалистами воспринимаются, мягко говоря, с подозрением.

Наши сегодняшние собеседники – это член правления Лиги образования Михаил Эдуардович Кушнир и эксперт по детскому отдыху и туризму Сергей Владимирович Минделевич. Мы ждали в нашей программе начальника санитарного надзора Роспотребнадзора Ирину Шевкун. К сожалению, она не смогла быть в прямом эфире, но зато она нам ответила на вопросы заранее. Мы ее спросили, зачем нужно принимать новые санитарные нормы? Мы что, со старыми жили плохо?

И. Шевкун:

- Новые санитарные правила разработаны в рамках регуляторной гильотины. Эти санитарные правила объединяют требования ранее действовавших всех СанПиНов, просто укрупнены, объединены в один нормативный документ. Из нового теперь там содержатся требования к высшим учебным заведениям. Таких санитарных правил ранее не было. Это вновь разработанные требования. Из требований, которые относятся к школам, это требования к дистанционному обучению детей вновь включены и требования к электронным средствам обучения, например, к интерактивным доскам, требования к работе на компьютерах, планшетах. Эти требования разработаны с учетом научного обоснования, которое проведено нашими научными организациями. Санитарные правила разработаны с точки зрения необходимости сохранения здоровья ребенка. И это основной их принцип.

Там, где можно было, мы пошли навстречу. Мы работали очень плотно и с бизнесом, и с ФОИВами заинтересованными, с Министерством просвещения, с Министерством образования. То есть там, где можно, мы услышали, упростили либо убрали, либо сделали более мягкие требования.

А. Милкус:

- Я переведу с чиновничьего на нормальный человеческий язык. ФОИВы – это федеральные органы исполнительной власти. Это всякие министерства и ведомства.

Я коротко расскажу, какие требования есть. Для того, чтобы мы просто представляли. Расстояние от школы, детских садов до жилых зданий должно быть не более 500 метров. В условиях стесненной городской застройки и труднодоступной местности – 800 метров. Для сельских поселений – до 1 километра. Если расстояние больше, должно быть организовано транспортное обслуживание. Получается, если в городе до школы у ученика больше 800 метров, его должны доставлять на автобусе или на оленях? Непонятно. Но вот такая норма есть.

Время одного урока в школе не должно быть более 45 минут, а переменки – короче 10 минут. Допустимая образовательная нагрузка в школе в день для первых классов – четыре урока и один раз в неделю – пять уроков, с учетом урока физкультуры. Вторые-четвертые классы – не более пяти уроков в день и один раз в неделю – шесть уроков, с учетом физкультуры. Для пятых-шестых классов – не более шести уроков. В седьмых-одиннадцатых – не более семи уроков.

И моя любимая норма, которая перешла из предыдущих СанПиНов, не менее 2,5 квадратных метров на одного обучающегося в классе при фронтальных формах занятий и не менее 3,5 метров квадратных на одного обучающегося при организации групповых форм и индивидуальных занятий. Школы во многих районах переполнены, особенно там, где новостройки и так далее. Дети сидят друг у друга на голове, норма эта не выполняется. Я со многими директорами говорил в прошлом и позапрошлом годах: ну чего вы делать будете с этой нормой? Они говорят: мы готовимся к штрафам.

Очень странная история, когда просто из одного кармана бюджетные деньги, а школы – это бюджетные организации, переходят в карман другого учреждения – Роспотребнадзора, а ничего изменить нельзя. Потому что в этом районе школу построить невозможно – нет места. И это достаточно дорого.

Дальше поговорим о том, что серьезно поменялось. Поговорим по поводу компьютеров и электронных средств обучения.

Д. Завгородняя:

- Нужно пояснить слушателям, что такое регуляторная гильотина, которую упомянула наш спикер.

А. Милкус:

- Это достаточно популярное действо было в прошлом году. Собирали специалистов разных направлений и пытались найти, что можно было бы убрать из всяких регулирующих законодательных актов, законов, чтобы их упростить и облегчить пользование ими. Вот что сказала о нововведениях Ирина Шевкун.

И. Шевкун:

- Содержится запрет на использование мобильных средств связи для учебного процесса. Это связано с тем, что у мобильного телефона маленький экран, разрешено пользоваться только компьютерами или планшетами. Причем регламентируются требования к расстоянию от экрана до лица ребенка – не менее 50 сантиметров. Это все научно обосновано с точки зрения размера шрифта, яркости и так далее. Это характеристики уже самих электронных средств, которые обоснованы с точки зрения того, чтобы не было вреда здоровью ребенка. В частности, для глаз.

Кроме того, осанка, чтобы ребенок не наклонялся, чтобы сидел ровно. У нас даже есть требование, что для ноутбука должна быть отдельная клавиатура. Потому что маленький ребенок с учетом длины руки не сможет работать на клавиатуре, расположенной на ноутбуке и соблюсти требование в 50 сантиметров. Компьютер должен быть расположен таким образом, чтобы свет от окна не падал на экран, потому что это будет отражаться на глазах. Если ребенок правша, то свет должен падать с левой стороны, избегая прямого попадания солнечного света из окна на экран.

Должно быть обеспечено общее освещение, местное – на столе. Если у ребенка будет стоять на столе настольная лампа с соответствующими лампочками, я думаю, это освещение будет соблюдено. А если это будет только общее освещение и одна лампа горит на большую комнату, то 60 люкс соблюсти будет сложно.

А. Милкус:

- Принципиальные вещи. Первое: история со смартфонами, которые можно было бы использовать на уроках, закончена. Смартфоны использовать нельзя. Ноутбуки должны быть диагональю не меньше 15 дюймов – 39,6 сантиметров. Планшеты – 26,6 сантиметров, то есть не меньше 10,5 дюймов экран. Михаил Эдуардович, мы все работаем дистанционно. Школьники тоже, в связи с пандемией. Значит ли это, что у нас теперь очень серьезные ограничения накладываются на обучение в дистанционном формате?

М. Кушнир:

- День добрый, хотя тема, особенно для тех, кто занимается с цифрой, не очень добрая. Мы крайне негативно относились к старым СанПиНам. Когда пошел разговор о регуляторной гильотине, которая декларировалась как обрезание всего лишнего, что наслоилось за предыдущие годы, очень надеялись, что СанПиНы тоже изрядно обрежут и сделают их более гуманными, то есть ориентированными на вредные факторы, которые есть. Вместо этого мы получили довольно сильное обрезание возможностей именно цифровых, что крайне огорчает.

А. Милкус:

- Вот Ирина Шевкун нам говорит: смартфоны исключили, потому что они негативно влияют на зрение. Это же хорошо?

Д. Завгородняя:

- Есть данные Росстата, согласно которым, за последние десять лет болезней глазных стало больше на 27 % среди школьников.

М. Кушнир:

- А вы в курсе, что задолго до того, как появились всякие смартфоны, компьютеры и прочая такая штука, очень быстро росла близорукость среди детей. Хотя компьютерами тогда и не пахло.

Д. Завгородняя:

- Пахло уже телевизорами вовсю.

М. Кушнир:

- Да бросьте вы – телевизорами. Телевизоры в те времена – там было всего две программы, и не так уж много они использовались. Сейчас они используются гораздо больше.

А. Милкус:

- А что принципиального произошло бы, если бы не запретили? Зачем детям смартфоны на уроках?

М. Кушнир:

- Я-то вообще был еще и тренером по использованию мобильных устройств на уроках. В частности, особенно смартфоны – достаточно гибкие устройства. И нужно обладать крайне примитивным методическим мышлением для того, чтобы думать, что на смартфонах только читают. Смартфон – это замечательное устройство для того, чтобы слушать. Смартфон – это замечательное устройство для того, чтобы проводить оперативно опрос на уроке. Смартфон – это замечательное устройство для того, чтобы бегать кроссы и заниматься на физкультуре. Смартфон – замечательное устройство для того, чтобы заниматься тренировками. На смартфонах полным-полно всяких разных функций, причем образовательного характера.

И, безусловно, на них можно и читать, и смотреть, что дети тоже делают. Но это отнюдь не основное. И вообще говоря, на уроках не так уж много и пишут. И в сегодняшних условиях, когда мы переходим на цифровые технологии, гораздо логичнее использовать режим перевернутого класса. Когда занятие, основную подготовку дети делают сами, а на занятиях они могут как раз обсуждать, а не писать, не читать и не делать такие вещи.

При этом вы назвали интересные цифры по поводу метража. Мне интересно, если двадцать человек в стандартном 50-квадратном классе умещается, вы сказали, что нарушают, готовятся к штрафам, хорошо, если я фронтально детей посадил, то двадцать человек там может быть, а вот если я их собрал в группу поработать, то пять человек я должен выгнать в коридор, потому что они не имеют права там быть. Какой человек в здравом уме и рассудке такие нормы писал? Что делать с этими пятью учениками, которые не влезают при групповой работе? Отменить групповую работу?

А. Милкус:

- В коридоре проводить. Мы говорим про дистант как дополнение к нынешнему образованию, связанный с пандемией и так далее. Я хочу привести нормы из нового документа. Продолжительность непрерывного использования экрана не должна для детей 5-7 лет составлять более 5-7 минут, для учащихся 1-4 классов – 10 минут, для 5-9 классов – 15 минут. Занятия с использованием электронных средств обучения в возрастных группах до 5 лет не проводятся вообще. Получается, это практически запрет на использование дистанционных технологий?

М. Кушнир:

- Запрет на совсем маленьких детей логичен. Но гаджеты можно использовать отнюдь не для того, чтобы читать, а для звука и для чего угодно. И это замечательное устройство. Хорошо, предположим, для дошкольников мы запретили. Про время непрерывного использования было и раньше. Здесь я этого не увидел, а в предыдущих СанПиНах были нормы непрерывной работы, которые были примерно такие же. Я сам рекомендации давал педагогам, которые должны заниматься с вычислительной техникой, что если вы соблюдаете норму по смене видов деятельности, то вы тем самым автоматически соответствуете требованиям по соблюдению времени. Так что в этом плане ничего страшного нет.

Меня больше напрягает как раз то, что там есть фраза, у которой нет расшифровки. Что, дескать, непрерывная и суммарная продолжительность использования различных типов ЭСО – электронных средств образования – должно соответствовать гигиеническим нормативам. При этом в тексте этого нет. О чем идет речь? В проекте было, что не больше трех уроков.

А. Милкус:

- А объясните, то, что вы летел достаточно большой класс самых дешевых устройств – это ультрабуки, у которых диагональ меньше, чем рекомендовано, 15-дюймовые громоздкие ноутбуки можно использовать, а ультрабуки с диагональю 11-13 дюймов – нельзя.

М. Кушнир:

- Это вы очень широко шагнули. Если аккуратно следить, меня удивили цифры – 39,6 сантиметров. В дюймах – больше 15 дюймов, это 15,6 дюйма. Далеко не каждый 15-дюймовый подойдет.

А. Милкус:

- И что теперь будет?

М. Кушнир:

- Я это рассматриваю как нонсенс. Из каких соображений это сделано, мне непонятно.

А. Милкус:

- А почему ноутбуки можно от 15,6 дюймов, а планшеты – от 10,5 дюймов? Хорошо, чтобы было честно – диагонали одинаковые допущены у планшетов и ноутбуков.

М. Кушнир:

- Я даже на это не смотрю, почему именно эта диагональ, почему отсечены наиболее массовые изделия, самые доступные.

А. Милкус:

- Школы не смогут закупать дешевые ноутбуки.

М. Кушнир:

- У меня подозрение, что это традиционная вещь, когда специально задаются параметры, под которые потом выйдет производитель, который под это будет подходить, а всех остальных отсекли. Это такая коррупционная история, которая вполне здесь проглядывает. Может быть, я и ошибаюсь, но очень похоже на нее.

Д. Завгородняя:

- Родители очень обеспокоены этими новыми нормами. Роутер должен располагаться в 5 метрах от ребенка, если ребенок занимается по интернету. Странные требования. Люди беспокоятся не потому, что их вдруг будут проверять, а потому что вдруг это страшно вредно для здоровья детей.

М. Кушнир:

- Я эту норму здесь не нашел. Она была в проекте. Народ ужасно удивился. Они сказали, что если в пяти метрах, это значит, роутер будет большей мощности. Если вы заботитесь о том, чтобы не облучались дети, то все будет с точностью до наоборот. Отсюда эту норму, похоже, убрали.

А. Милкус:

- Но осталась норма, что теперь запрещено на школьных зданиях и на зданиях институтов размещать базовые станции мобильной связи.

М. Кушнир:

- Я не готов это комментировать, потому что я не знаю параметры. Я, как инженер, предпочел не то что вышку нельзя ставить, а если бы они показали параметр, что уровень излучения должен быть не выше такого-то. Мне это было бы понятно. А что нельзя ставить вышку – для этого нужно хорошо представлять, какие диаграммы направленности у этих вышек, какие мощности там. я не настолько специалист, чтобы это оценить.

А. Милкус:

- Знакомый директор школы в Ижевске разместил с соблюдением всех санитарных норм базовые станции. И это дополнительные деньги. Потому что операторы платят за аренду здания. В Москве достаточно много башен с базовыми станциями располагаются не на территории школы, но в ближайшем удалении. Тут тоже много вопросов.

М. Кушнир:

- Мне кажется, это частность, кому-то сильно не повезло. Я не часто видел вышки на территории школ. Поэтому я думаю, что под это ограничение немногие попадут. А вот то, что нельзя на занятиях больше двух разных электронных средств использовать, для меня это нонсенс.

А. Милкус:

- У меня уже есть отклики от людей. Много критики. Особенно норму, касающуюся ЭСО. Люди пишут, что в региональных школах иногда единственное средство обучения техническое – смартфон ребенка, потому что другого нет. А теперь еще запрещено использование двух разных средств обучения одновременно. А что в этом плохого или подозрительного?

М. Кушнир:

- Если у нас в классе проектор, что достаточно распространено, то получается, что я не могу уже что-то делать на ноутбуке или планшете. Я знаю классы, в которых есть интерактивная доска, а есть проектор. На один выводят голосование, чтобы отвечать на вопросы, другом дополнительные материалы.

Д. Завгородняя:

- В соцсетях люди пишут, что «рабочее место учителя никто не проверяет. А в оснащенных школах там стоит компьютер, ксерокс, принтер, сканер, документ-камера, колонки, пульты, указки, на стене интерактивная доска. Что и сколько эти устройства излучают – никто не знает. Да и кому это надо? А излучение воздействует на мозг и его разрушает. Отсюда возникает цифровое слабоумие».

М. Кушнир:

- Ой, ужас! Просто страшно слушать. От утюга, которым пользуются все, вреда - излучения несопоставимо больше, чем от высокочастотных устройств, которые по мощности просто несопоставимы, затухание обратно пропорционально квадрату частоты.

А. Милкус:

- Тут в откликах пишут, что и Московскую электронную школу, Российскую электронную школу, если следовать этим нормам, использовать тоже нельзя будет. Потому что одновременно и проектор, и ноутбуки.

М. Кушнир:

- Практически по любому пункту, за очень редким исключением, касающемуся электронных средств обучения, полный бред – бессмысленный и беспощадный.

А. Милкус:

- Спасибо. На этой малооптимистической ноте Михаила Кушнира мы закончим обсуждение ЭСО и перейдем к не менее забавной истории, которая вырисовывалась с этим нормами. Это с организацией детского туризма и отдыха. Сергей Владимирович Минделевич у нас на связи, эксперт по детскому отдыху и туризму. Я так понял, что вы готовы произнести по поводу детского отдыха и туризма фразу, которую произнес Михаил Кушнир. Почему?

С. Минделевич:

- Более того, я считаю, что Роспотребнадзор системно уничтожает здоровье детей. И неоднократно на различных совещаниях, причем достаточно высокого ранга, я предлагал обратиться в правоохранительные органы. В частности, в Генпрокуратуру, в Следственный комитет, чтобы они проверили деятельность Роспотребнадзора, который, может быть, из-за своего невежества, может быть, потому что…

А. Милкус:

- Подождите, это все-таки государственная структура, которая поставлена защищать здоровье детей, в частности. А вы их обвиняете. На каком основании?

С. Минделевич:

- Они действуют наоборот. И я готов это доказать фактами, не эмоциями. В 2019 году у нас в детских лагерях отдыха и оздоровления побывало 6,5 млн. детей. Хотя у нас всех детей школьного возраста в стране более 17 млн. Фактически только треть детей у нас отдыхали в таких лагерях. При том, что подавляющая часть этих лагерей – городские лагеря дневного пребывания.

А. Милкус:

- Мы говорим про новые СанПиНы.

С. Минделевич:

- В прошлом году был принят специальный СанПиН о работе всяких детских лагерей в условиях пандемии. И в конце декабря прошлого года все требования, уничтожающие детский отдых, в этом СанПиНе были продлены до 31 декабря 2021 года. Все прошлогодние требования действуют и в этом году.

А. Милкус:

- Давайте конкретно, о чем мы сейчас говорим?

С. Минделевич:

- Представитель Роспотребнадзора в этой программе сказала, что в новом СанПиНе только сгруппированы требования старых СанПиНов. Но это, как всегда, неправда. Что касается детского отдыха, появились новые требования, которые не были в СанПиНе, к палаточным лагерям. Просто отсутствовали. Появилось требование о том, что палаточные лагеря можно организовывать только при устоявшейся ночной температуре воздуха не ниже +15 градусов. К чему это приведет? В подавляющем большинстве регионов Российской Федерации ночная температура летом ниже +15 градусов. В Камчатском крае, который далек от северных территорий, температура летом ночью не превышает +10 градусов. Этим требованием Роспотребнадзор запретил проведение палаточных лагерей на большинстве территорий Российской Федерации. Хотя, например, в 2019 году в палаточных лагерях отдыхало около 200 тысяч детей. Теперь эти дети останутся дома. Поскольку у нас не хватает лагерей в принципе для детей.

А. Милкус:

- Какие еще узкие места есть?

С. Минделевич:

- Их достаточно много. И мы их неоднократно показывали Роспотребнадзору. Есть требование, чтобы детские лагеря принимали детей только из своего региона. За исключением детей из арктической зоны. Мне абсолютно непонятно, почему из Якутии дети могут ехать в «Артек», а из Рязанской области – не могут. Это грубейшее нарушение конституции Российской Федерации, где есть несколько статей, которые этого касаются. Например, о запрете дискриминации по месту жительства. А вот сейчас получается, что дети из арктической зоны имеют больше прав на отдых у теплого моря, чем все остальные дети.

Есть и другая статья конституции, о том, что любой гражданин Российской Федерации, который законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно выбирать место пребывания и место жительства. Почему детям запрещено выбирать место пребывания у теплого моря?

А. Милкус:

- Это тоже ясно. Какие еще вопросы?

С. Минделевич:

- Давайте это продолжим. Многие регионы имеют свои собственные лагеря в Крыму или в Сочи, в Анапе. Это их собственность. Я был на совещании в Госдуме, которое проводила депутат Светлана Бессараб, где представители одного из регионов возмущались тем, что они готовы в свой собственный лагерь отправить детей специальным поездом, где дети не будут соприкасаться ни с какими другими людьми. А Роспотребнадзор этого не разрешает. Дети специальным рейсом едут в собственный лагерь, никакого контакта с другими людьми не имеют. И это не разрешено. Почему? Где логика? И таких примеров достаточно много. Почему запрещены палаточные лагеря? Даже при +15 градусах запретили их проведение в 2021 году.

А. Милкус:

- Сергей Владимирович, может быть, это все связано с ограничениями в связи с пандемией? А потом мы вздохнем свободнее, дети смогут путешествовать с учителями?

Д. Завгородняя:

- Хотелось бы понять, почему закрыли все палаточные лагеря?

С. Минделевич:

- Я, и не только я, задавал этот вопрос представителями Роспотребнадзора. Я спрашивал лично у госпожи Брагиной – заместителя руководителя Роспотребнадзора. Получил очень невнятный ответ о том, что в палаточных лагерях нельзя соблюсти эту социальную дистанцию. На мой взгляд, это является полной чушью. И я предложил госпоже Брагиной организовать для нее и ее сотрудников экскурсию в современный нормальный средний палаточный лагерь, чтобы они увидели, что вся инфраструктура палаточного лагеря, кроме самих палаток, в которых дети живут, соответствует лагерям, в которых дети живут в деревянных или кирпичных домах.

У меня сложилось впечатление, что в Роспотребнадзоре понимают палаточные лагеря как походные лагеря, где дети живут в махоньких палатках. В каждой палатке по три-четыре ребенка. Там, действительно, невозможно соблюсти социальную дистанцию. Но в современных палаточных лагерях дети живут в больших палатках площадью от 20 до 50 метров. Там можно ставить три-четыре кровати на расстоянии полутора-двух метров. Остальное время дети находятся на воздухе.

А. Милкус:

- Зная уже регулирующие документы, как в этом году будет организован детский отдых?

С. Минделевич:

- Он будет организован в соответствии с требованиями специального СанПиНа к организации отдыха в условиях пандемии. Эти требования продлены на весь 2021 год. В результате мы получим полную катастрофу. Потому что в прошлом году у нас детей отдохнуло в 6,5 раз меньше, чем в 2019 году. В этом году будет еще меньше. Потому что многие лагеря просто закрылись из-за требований Роспотребнадзора. У нас будет полная катастрофа с детским отдыхом.

Как у нас 30 миллионов родителей отнесутся к тому, что их дети останутся дома и потеряют не только здоровье, но и жизнь? За прошлый год у нас вне лагерей из-за несчастных случаев погибло 885 детей, что намного больше, чем в предыдущие годы. Из-за того, что дети не отдыхают организованно в лагерях, а остаются дома без присмотра, гибнет пачками просто. На это следовало бы обратить внимание правоохранительным органам, как Роспотребнадзор ведет кампанию против наших детей.

А. Милкус:

- Есть же еще ограничения по организации детских экскурсий в школах. Многие учителя уже не берут на себя ответственность просто выехать с детьми на экскурсию или в поход на два-три дня, потому что это чревато и нужно кучу документов собрать.

С. Минделевич:

- Это правильно. Но не относится к обсуждаемым СанПиНам. Мы много лет говорим о необходимости принятия документа, разделяющего ответственность между школой и турфирмой, которая организует экскурсию. Сейчас получается, что турфирмы как бы настаивают на том, чтобы детей на экскурсию сопровождал представитель школы – учитель. Просто так учитель не может поехать, как частное лицо. Директор школы должен отдать приказ о том, что учитель отвечает за эту группу на экскурсию.

В результате, если что-то случится с этой группой, отвечать будет учитель, на которого возложили эту ответственность. Хотя учитель, который сел в автобус с детьми, никаким образом не может влиять на то, какой водитель в этом автобусе, которого посадила турфирма. За техническое состояние автобуса учитель тоже не может отвечать.

Необходимо принять документ, в котором будет четко говориться, что как только дети сели в автобус экскурсионный, то ответственность за них несет турфирма, независимо от того, есть там учитель в этом автобусе, нет его. Учитель должен заключить временное соглашение с турфирмой, что он является их временным сотрудником. Чтобы турфирма полностью несла ответственность. В результате отсутствия таких разграничений страдают все. дети не могут поехать на экскурсию, поскольку директор школы боится уголовной ответственности за все, что случится на экскурсии с детьми. Турфирмы не получают заказов от школ. И так далее.

Из-за того, что нет такого разграничения ответственности, страдают все. Тем не менее, наши руководящие органы не пытаются что-то изменить в этой ситуации.

А. Милкус:

- Спасибо.

М. Кушнир:

- Можно реплику? Я бы хотел обратить внимание на то, что вообще от всех этих СанПиНов, и от предыдущих, а от этих еще больше, ощущение, что их пишут не для того, чтобы что-то лучше и удобнее делать, чтобы обеспечить безопасность, а для того, чтобы защитить себя как эксперта, чтобы их никто не обвинил в том, что они что-то не запретили.

С. Минделевич:

- Абсолютно правильно!

М. Кушнир:

- Вместо того, чтобы помогать людям делать так, чтобы это было безопасно, эти СанПиНы просто режут реальную содержательную деятельность. И в отношении туризма, я просто как турист в прошлом, мне просто больно за то, что туризм вообще вырезан. С одной стороны, мы говорим про воспитание, а с другой стороны, вырезаем то действие, которое лучше всего воспитывает.

С. Минделевич:

- Это самый эффективный инструмент воспитания – активный туризм. И он практически почти уничтожен в России благодаря в первую очередь действиям Роспотребнадзора. Причем многократно, в том числе по поводу данных СанПиНов, которые мы обсуждаем, мы обращались в Роспотребнадзор, в ОНФ, - ничего не происходит.

А. Милкус:

- Будем обращаться еще раз. СанПиНы, о которых мы сегодня говорили, приняты и вступили в действие с 1 января, они будут действовать до 1 января 2027 года. Надо что-то с ними делать, их корректировать.