Разбираем мифы о цифровой школе и дистанционном обучении

Родительский вопрос
Александр Милкус и Дарья Завгородняя вместе с исполняющей обязанности директора федерального института цифровой трансформации в сфере образования Минпроса Людмилой Боковой обсуждают, как it-технологии внедряются в современную школу

А. Милкус:

- Добрый день! Нас слушают все 11 часовых поясов, у кого-то утро, у кого-то день, у кого-то вечер.

Д. Загородняя:

- Здравствуйте!

А. Милкус:

- Сегодня у нас в гостях спикер, эксперт, исполняющих обязанности директора Федерального института цифровой трансформации в сфере образования Министерства просвещения Людмила Николаевна Бокова. Здравствуйте!

Л. Бокова:

- Здравствуйте!

А. Милкус:

- Хочу начать нашу программу с рекламы собственной, потому что завтрашнего дня в книжных магазинах должна появиться в продаже моя книжка «Как мы перестраивали советское образования. И что из этого вышла». Книжка возникла на основе программы «Родительский вопрос» радио КП, потому что нам все время звонили люди с просьбой вернуть советское образование.

Я хотел разобраться, что такое советское образование. Почему надо возвращаться к нему. В какой период надо возвращаться и так далее. Два года я собирал материалы, много документов разных этапов, начиная с 1984-го года по 2012-й год. Интервью с известными педагогами. Рекомендую почитать, чтобы разобраться, насколько российская система образования наследует советскую. Многое будет понятно, думаю.

Д. Загородняя:

- Александр Борисович, как она называется?

А. Милкус:

- «Как мы перестраивали советское образование. И что из этого вышло».

Д. Загородняя:

- Когда она появится в электронном виде?

А. Милкус:

- Недели через две. Издательство АСТ.

Почему я начал с книжки? Хочу процитировать некие документы. «Организовать в старших классах общеобразовательных школ, профессионально-технических училищах, средних специальных учебных заведениях изучение основ электронного исследования техники с тем, чтобы привить учащимся навыки пользования компьютерами. И вооружить их знаниями о широком применении этой техники в народном хозяйстве». Как вы думаете, какого времени эта цитата? Между прочим, из постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР о дальнейшем совершенствовании общего и среднего образования молодежи 1983 года.

Д. Загородняя:

- Тогда даже близко компьютеров не было в школе!

А. Милкус:

- А были электронные классы! Просто их было немного.

Еще одна цитата. «Сейчас немало школ, где основная, по сути, оснастка – доска да мел. Должна быть резко ускорена поставка в систему народного образования компьютерной техники высокого качества с тем, чтобы в начале следующей пятилетки решить проблему компьютеризации школ и профтехучилищ. Необходимо осуществить поставку в вузы достаточное количество современных персональных ЭВМ. Компьютеры становятся мощным средством интенсивного изучения учебных дисциплин, неотъемлемой составной частью лабораторной и исследовательской работы». Это доклад о ходе перестройки средней и высшей школы, задачи партии по ее осуществлению 17 февраля 1988 года. И читал этот доклад человек, которого мы считаем консерватором, Егор Кузьмич Лигачев.

Людмила Николаевна, прошло почти 30 лет, даже больше. И вдруг нормальный процесс, который был заложен еще в советской школе, вдруг мы узнаем, что цифровизация – это новый путь к рабству цифровому! И это разрушение системы образования! Что произошло за эти тридцать лет, в результате которых мы получаем совсем другой отношение к компьютеризации школ?

Л. Бокова:

- С вами согласна. Действительно, процесс был запущен. И мы изучали в школе ЭВМ, основы вычислительной техники, были учебники заточены на то, чтобы посмотреть на предмет информатики с точки зрения изучения компьютера. В наших учебниках советской школы было написано, что такое алгоритмы, программирование, процессор, компьютер. Мы изучали визуальную картинку.

Сегодня, понятно, другие процессы. Компьютер не просто средство автоматизации, а уже есть и программы, которые позволяют управлять процессами. И мы смотрим на обучение компьютеру с точки зрения и менеджмента, управленцев. Это немного другая ситуация. Может, тут надо какие-то вещи объяснять. Точно так же, как я объясняю, что цифровая образовательная среда - это набор электронных образовательных ресурсов, которые сегодня помогают учиться школьнику, учители – организовать образовательный процесс. Помогают, но не подменяют.

А вот дистанционное обучение – это технология, которую вправе применить либо школа, либо учитель, либо воспользоваться этой возможностью родители.

А. Милкус:

- Я на прошлой неделе принимал участие на телеканале ОТР в дискуссии. И даже у ведущих в голове дистанционные технологии, цифровая образовательная среда – это синонимы. Давайте объясним, что это принципиально разные вещи.

Л. Бокова:

- Совершенно верно. Это разные вещи. Более того, они зафиксированы уже давно в законе об образовании. Есть порядок применения дистанционных технологий. И есть стандарты и ГОСТы, которые описывают, как используются электронные образовательные ресурсы. И в каком объеме. \

Цифровая образовательная среда – это совокупность того, что уже создано и создается. И будет создаваться. Действительно, дистанционное обучение не надо подменять, у нас нет дистанционного образования, у нас есть обучение с применением дистанционных технологий.

А. Милкус:

- И важно подчеркнуть, что цифровая образовательная среда в основном сейчас, а она разрабатывалась еще до пандемии…

Л. Бокова:

- Абсолютно правильно.

А. Милкус:

- Школа в классическом офлайновом режиме работала современном.

Л. Бокова:

- Более того, цифровая образовательная среда, стандарты электронных образовательных ресурсов по их применению и названию видов, будь то тренажеры, виртуальные лаборатории, это все было описано, создано и уже применялось успешно в наших образовательных учреждениях задолго до пандемии с 2013 года. А в 2011 году появился новый закон об образовании.

Д. Загородняя:

- Цифровая образовательная среда – красивое словосочетание, но я много общаюсь со своими коллегами-педагогами. И заметила, что многие говорят о цифровой образовательной среде, что надо ее скорее внедрять, но есть огромное количество людей, которые не знают с чего даже начать. Администрации школ зачастую воспринимают цифровую среду, как нечто такое, что учитель должен освоить сам. И принести некий готовый результат.

А. Милкус:

- Мне кажется, что проблема в том, что мы путаемся с терминами. Цифрового образования у нас в законе нет.

Д. Загородняя:

- Грубо говоря, урок по ZOOM – это не цифровое образование.

А. Милкус:

- Да. Это одна из технологий обучения.

Л. Бокова:

- Совершенно верно.

А. Милкус:

- Цифровая образовательная среда – это эксперимент, насколько я понимаю, в 14 регионах, который введен.

Л. Бокова:

- Действительно, у нас не федеральном уровне запущен национальный проект «Образование», куда входит федеральный проект «Создание цифровой образовательной среды». Что это такое? Основная цель, понятно, многокомпонентная – это создать современную инфраструктуру для всех участников образовательного процесса. В первую очередь, это интеграция ресурсов на одной платформе. Они не должны быть разрознены. И не нужно заставлять учителя искать, делать выборку. У него должен быть нормальный и понятный алгоритм действия, который позволит ему тот же конспект урока, например, в электронном виде хранить у себя на рабочем месте. И подгружать в любой момент любой электронный ресурс, который создан.

Нужно создать доступность для каждого ученика такую коммуникационную среду. Здесь еще более сложная задача. Нужно создать хороший и качественный интернет в школах, уже наши отечественные ресурсы, те же видеоконференции, но российского происхождения. Это все должно быть на отдельно взятой технологической среде. Потребуется технологическое оснащение школ. Это те же смарт-доски, экраны, камеры. И, конечно, образовательный контент – доступные электронные учебники.

А. Милкус:

- И чтобы они были проверены экспертами.

Л. Бокова:

- Совершенно верно.

А. Милкус:

- Что угодно запроси в интернете, ты получишь неизвестно что!

Л. Бокова:

- Верифицированный образовательный контент, подтвержденный экспертами. И бесплатный. Это очень важная задача. Государство должно обеспечить эту доступность.

Понятно, что сегодня есть и коммерческие ресурсы, но государство отвечает за образовательный процесс, оно должно это предоставить. И это все описано в федеральном проекте по созданию цифровой образовательной среды.

А. Милкус:

- Хочу привести некоторые данные. В прошлом году Общероссийский народный фронт провел опрос. У нас интернетом с нормальной скоростью оснащены только 42% городских школ и 34% сельских. 23% сообщили о проблемах с оборудованием для интернет-доступа. Это было еще до пандемии.

Цель проекта «Образование»: 70% школ подключить к интернету со скоростью не менее 100 Мбит в секунду в городах и не менее 50 Мбит в сельской местности. И это должно…

Л. Бокова:

- К 2024 году.

А. Милкус:

- Значит, еще раз. Это не связано с тем, что мы в этом учебном году учились дистанционно. Это процесс, который шел довольно долго. Сейчас, конечно, когда мы попали с ситуацию пандемии, увидели узкие места, что есть школы, где вообще нет возможности подключиться, есть школы со старым оборудованием. Понятно, этот процесс приобретает основную значимость. Но это не значит, что эта техника поставляется в школы для того, чтобы мы дальше учились дистанционно.

Это сейчас вопрос оснащения наших школ современной техникой, дать возможность школам работать в равных условиях, чтобы дети получали и в селе, и в городе одинаковую возможность доступа к образовательным ресурсам, которые разрабатываются в нашей стране.

Л. Бокова:

- Никто не подменяет, что сегодня дистанционные технологии не могут подменить традиционный дидактический и педагогический принцип, который применялся нашими учителями. Конечно, для нас важно, чтобы технологии могли эти принципы реализовывать. Понятно, сегодня требуется индивидуализация процесса обучения. У нас есть дети с особыми возможностями. И мы должны для них обеспечить этот процесс. Для нас нужно, чтобы были использованы мета-предметные связи – это современные требования. Мы современные достижения должны в образовательном процессе использовать.

Сегодня многие предметы должны изучаться не отдельно, а их совокупность достижений должна применяться. Мы сегодня говорим о современных достижениях. И цифровые технологии позволяют это сделать. И для этого мы создаем определенный контент, который учителя не сами ищут где-то, а государство для них эту опору предоставляет.

Сегодня нам надо получать более детальную обратную связь. Мы же с вами никогда не узнаем, учитель после очередной диагностики-контрольной работы позанимался ли с отстающим учеником, не позанимался. И здесь более тесная обратная связь, ее можно реализовать, создавая более современную среду, когда учитель видит весь комплекс. У нас есть электронный журнал, дневники, но нет системы искусственного интеллекта, которая могла бы сегодня все это в совокупности обрабатывать, давать возможности тому же учителю видеть конкретно, что у этого вот ученика есть пробел по этой теме и так далее. И давайте вытащим его из зоны неуспешности.

А. Милкус:

- У нас от 40 до 60% детей в средней школе не мотивированы, не хотят учиться, им скучно. Это пробелы и учителя, кстати, помню, что вы 12 лет преподавали.

Л. Бокова:

- Да.

А. Милкус:

- Их надо заинтересовать учебой?

Л. Бокова:

- Вот эту компоненту мотивированности нужно рассматривать с точки зрения подхода образовательного процесса. В чем причина мотивировки? Понятно, что цифровые технологии способны учитывать личностные особенности учащихся, его цели обучения.

А. Милкус:

- Кстати, я вспомнил, я прочитал довольно много публикаций последнее время, что цифровая среда вводится для того, чтобы школы освободить от учеников, чтобы дети сидели дома, а здания школ отдать коммерсантам под всякие развлекательные центры. Вы слышали такое, Людмила Николаевна?

Л. Бокова:

- Много разных мифов есть. Повторюсь, цифровую среду в домашних условиях не реализовать. Школа – это неизменная атрибутика для цифровой среды.

Мы уже проходили мучительно этот процесс, когда у нас встал вопрос о том, что у нас не хватает в стране детских садов, образовательных школ. И с каким трудом мы это делали,

2021 год пройдет точно так же, как и 2020 год под лозунгом – строить новые школы в регионах. Этот процесс идет большими темпами. Современные здания должны появляться для образования школьников.

А. Милкус:

- Еще один миф. Я видел публикацию одной моей знакомой, которая радовалась, что законопроект про цифровую школу, который сейчас идет на вывешен на обсуждение, что он набрал большое количество отрицательных отзывов.

Давайте объясним, что такое цифровая школа. И зачем нужен этот законопроект.

Л. Бокова:

- Это не законопроект. Это некий стандарт, подзаконный нормативный документ, который ориентирует наши современные санпины, которые были в прошлом году приняты, на то, какое оборудование, не вредящее здоровью ученика, должно быть в школах применимо. Если планшет, какого он должен быть уровня: диагональ, его объемы, так далее. Ориентир образовательного учреждения в рамках закупочных процессов оборудования для использования в школе. Не более того.

А. Милкус:

- Это чтобы были понятные стандарты. Понятно, что если объемы больше, то цена ниже.

Л. Бокова:

- Конечно.

А. Милкус:

- И школы экономят деньги, имея такой документ.

Л. Бокова:

- Это для того, чтобы школы ориентировались. Это позволяет нам создать сегодня доступное и качественное образование с соблюдением всех санпинов, которые были приняты. Учитывая, что санпины поменялись…

А. Милкус:

- Вообще, смартфоны запрещены, планшеты должны быть…

Д. Загородняя:

- Может, все-таки разрешить смартфоны? Там приложения обучающие интересные есть.

Л. Бокова:

- Это решение образовательного учреждения. Оно вправе для себя эти рамки сделать.

А. Милкус:

- По согласованию с родителями.

Л. Бокова:

- Естественно. Родители – такие же участники процесса. У всех разное мнение. Почему родители беспокоятся про смартфоны? Они волнуются, что дети будут бесконтрольно посещать соцсети, а мы понимаем, что у нас есть ограничения по регистрации в социальных сетях. Многие родители говорят, что до 14 лет не собираются покупать смартфон. Кто-то наоборот. У каждого свои истории. И мнение родителей должны быть учтены, для этого созданы родительские комитеты.

Я хочу подчеркнуть, что для меня важно, чтобы эти технологии были безопасными в плане влияния на здоровье. И влияние на то, что ребенок ограничен, не сможет наткнуться на информацию, которая может повредить его психике. Это важно. И это закон. Для этого есть родительский контроль, опции, которые позволяют ограничить доступ к этой информации. Используйте, но надо только рассказывать родителям, что это есть, эта возможность.

А. Милкус:

- С 1 января этого года вступили в силу новые санпины. Смартфоны запрещены из-за того, что у них маленькая диагональ. Во-первых, у детей разные возможности в семьях при покупке смартфонов. И они влияют на зрения тоже.

Л. Бокова:

- Конечно.

А. Милкус:

- Раз у нас выработаны единые требования, давайте их придерживаться.

Л. Бокова:

- Конечно, потому что они влияют на здоровье. Ребенок не должен в процессе учебы жертвовать зрением, осанкой. У него формируется организм. И время использования гаджетов ограничено. Оно четко градируется возрастными особенностями.

Д. Загородняя:

- Сейчас от учителя ожидают цифровой грамотности, цифровой инициативы, пока нет единой мощной платформы, которая вычисляет способность учеников и помогает учителю.

С чего человеку начать? Я вот люблю детям рисовать правила русского языка в картинках. Я не очень хороший художник. Мне говорят, здорово! Мы тебе все картинки в графике нарисуем. И будем на экране демонстрировать. Я понимаю, что я каким-то боком впишусь в эту цифровую среду. А как поступать другим? Куда им идти, с чего начинать и что осваивать?

Л. Бокова:

- Постоянно должны идти образовательные мероприятия с точки зрения цифровой грамотности именно учительской общественности. Буквально в прошлом году для учителей были запущены образовательные процессы, где он мог повысить свои профессиональные знания на уровень своих цифровых компетенций. И с применением технологий в образовательном процессе. И туда добавляются еще важные особенности сегодня: учитель должен знать и доносить до своих учеников, что такое персональные данные, как их защищать. Это очень важный процесс.

А. Милкус:

- Я хотел добавить, что у нас есть миф, что дети легко вошли в процесс дистанционного обучения. А учителям пришлось обучаться. Насколько я знаю, много историй есть, когда учителя помогали детям осваивать образовательные технологии.

У нас представление, что современное поколение прямо родилось с гаджетом в руке, но используют они его далеко не в полной мере. И у нас представление, что учителя 56-летние, а это большая часть нашего учительского корпуса, прямо вот не разбираются в электронных технологиях. На самом деле, компьютеры появились в школах в 90-е годы. И многие учителя совершенно легко их используют.

Д. Загородняя:

- Правда, учителя умеют серфить в интернете лучше, чем дети.

А. Милкус:

- И создавать презентации, лекции, записывать видео.

Л. Бокова:

- Абсолютно. Я приводила пример российской электронной школы. Два с половиной миллиона уникальных пользователей – это не только по нашей стране. Мы еще фиксируем, что этот ресурс востребован и в странах ближнего зарубежья. Его активно используют в Белоруссии, в Казахстане, в Киргизии, на Украине. Это открытая площадка. И мы видим, что это доступно для них. Кстати, ни одного вброса о том, что нам тяжело, мы не можем зарегистрироваться, нет, все достаточно легко.

А. Милкус:

- События последних нескольких месяцев, волна фейков, связанных с цифровизации школы захлестнули интернет.

Вот вы были депутатом Госдумы, заместителем председателя комитета по науке и образованию. Вы – один из авторов закона о наказаниях, о штрафах за распространение в интернете ложной информации. Почему к людям, которые морочат голосу, придумывают эти страшилки, не применяется этот закон?

Л. Бокова:

- Если говорить о законе, в нем четко сказано, что фейковая информация и наказание за ее распространение предусмотрена, если эта информация повлекла определенные события. И привела к остановке инфраструктуры, там транспорта и так далее. Не вся информация может быть признана таковой. Там есть четкие рамки по этому поводу. Этот закон, скорее, был принят после известных событий, связанных с «Зимней вишней», когда остановка транспорта была, массовые события и так далее.

Здесь то же самое происходит. Сегодня цифровую трансформацию и цифровизацию, скорее, пытаются политизировать, выступают не эксперты, а в большей степени политики начинают давать оценки. Так сказать, подстрекают…

А. Милкус:

- Правильное слово!

Л. Бокова:

- Я думаю, что у нас и учителя, и населения, большая часть общественности за то, чтобы наши дети были конкурентными, образованными и не уступали в мире. И доказательств тому много. Я не буду говорить о победах на международном уровне наших школьников в олимпиадном движении, нам планку тут нельзя ронять. И мы все стремимся к такому уровню достижения.

Я не сторонник того, чтобы мы наше образование превращали на уровне каменного века.

А. Милкус:

- Десять тысяч или больше людей подписываются под петициями, требующих запретить цифровую школу. Спрашиваешь их, они говорят, нет, цифровая школа – это плохо! И все!

Л. Бокова:

- Я благодарна, что мы имеем возможность, используя сегодняшнюю передачу, рассказывать об этих вещах. Посмотрите, мы сегодня говорим с управленцами в регионах об этих процессах. Они стараются рассказывать о цифровизации на своем уровне.

Элементарно! Зайдите в современную школу, посмотрите, как организован процесс, Пообщайтесь с учителями.

Думаю, мы будем стараться на уровне экспертов рассказать о достижениях, которые есть. И мы фиксируем эти достижения. У меня на сегодняшний день российская электронная школа – один из первых проектов – 2 с половиной миллиона пользователей. Это уже большое достижение!

Д. Загородняя:

- Иногда фобия электронной школы связана с тем, что опасаются угроз в соцсетях. Учителя зачастую используют соцсети для общения с детьми. Предусматривает ли включение соцсетей цифровизация российского образования?

Л. Бокова:

- Мы предусматриваем создание коммуникации на платформе нашей, которую будет создавать. И там нет использования соцсетей, но есть возможности видеокоммуникации с учеником, чатов. Но на этой платформе. Это создает нам возможность безопасного использования персональных данных, в том числе.

А. Милкус:

- Спасибо большое!

Одна просьба! Прежде чем с кем-то согласиться, что-то подписать – почитайте документы сами!

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!