Замминистра науки и высшего образования Дмитрий Афанасьев: Минимум 50% выпускников школ должны быть обеспечены бюджетными местами

Александр Милкус и Дарья Завгородняя обсуждают с заместителем министра науки и высшего образования Дмитрием Афанасьевым, как в 2020-2021 учебном году будут распределяться бюджетные места в ВУЗах и на какие специальности проще поступить

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Милкус:

- Здравствуйте! Это «Родительский вопрос». Со мной моя соведущая Дарья Завгородняя. И мы сегодня говорим про распределение мест в вузах.

Д. Завгородняя:

- Пользуясь случаем, хочу поздравить вас, Александр Борисович, с избранием зампредседателя Общественного совета Департамента образования и науки города Москвы. Александр Борисович у нас известный общественный деятель, но вот еще одна такая общественная обязанность.

А. Милкус:

- Об этом мы отдельно поговорим. Думаю, что должность важная. Думаю, мы можем, таким образом, федеральную и региональную образовательную политику как-то сводить вместе.

Д. Завгородняя:

- Помогать нашему образованию улучшаться.

А. Милкус:

- Сейчас не об этом. У нас сегодня в гостях заместитель министра науки и высшего образования Дмитрий Владимирович Афанасьев. Здравствуйте!

Д. Афанасьев:

- Доброе утро!

А. Милкус:

- В пятницу был опубликован долгожданный приказ министра науки и высшего образования Валерия Николаевича Фалькова о том, что будут добавлены бюджетные места в вузах. Как только я увидел этот приказ, у меня возникло множество вопросов. Говорится о том, что 33, 7, то есть, 33700 мест будет добавлено в вузах. Правильно?

Д. Афанасьев:

- 33700 – это касается только бакалавриата и специалитета. И это касается 21-го года. Тут, кстати, много путаниц в цифрах. Может, мы сегодня проясним.

А. Милкус:

- Очень хотелось бы. Давайте так разберемся. Но при этом в той же информации, которую распространило министерство, говорится о том, что увеличивается количество бюджетных мест для педагогических специальностей на 14%, на 20%, вообще 43 тысячи новых мест получат медицинские университеты, культуры – 8 с половиной тысяч. То есть, совокупно получается еще больше, около 100 тысяч мест.

Д. Афанасьев:

- Объясню, почему возникли такие накладки. На самом деле, подписан не один приказ, а целых два, точнее, три. Первый касается дополнительных цифр на текущий 20-й год, второй – бакалавриата, специалитета, магистратуры на 21-й год, третий – аспирантуры, ординатуры, ассисентуры-стажировки тоже на 21-й год. Надо объяснить слушателям, что в этом году рост идет относительно меньше – 11, 4%, то есть. 11500. И почти 47-48 тысяч – это следующего года увеличение. Это выполнение указания президента.

А. Милкус:

- То есть, в этом году – 20-21-й учебный год прибавят 11400 мест бюджетных?

Д. Афанасьев:

- Совершенно верно.

А. Милкус:

- Это во всех вузах или только в вузах, которых подведомственны Министерству науки и высшего образования?

Д. Афанасьев:

- Подведомственность не имеет значения. Имеет значение только потенциал вуза, его конкурсная заявка прошлого года. И готовность вуза принять эти дополнительные цифры.

Д. Завгородняя:

- А 11400 – это касается только бакалавриата и специалитета?

Д. Афанасьев:

- Поскольку президент поручил поддержать школьников, выпускников этого года, то на 99% - это бакалавриат и специалитет. Кроме того, есть ординатура, что касается, прежде всего, медиков, это тоже понятно, исходя из особенностей текущего года и понимания важности медицинских направлений.

А. Милкус:

- Это цифры, увеличения бюджетного приема на 2021-2022-й учебный год?

Д. Афанасьев:

- Совершенно верно. Эти цифры будут работать в следующую приемную кампанию, ва следующем году.

А. Милкус:

- Это очень серьезная динамика.

Я достаточно много разговаривал сейчас с представителями среднего профессионального образования, у нас последние годы СПО достаточно популярно. По последним данным за 18-й и 19-й год почти 50% выпускников 9 классов не идут в 10-11, чтобы поступать в вузы, а идут в СПО и в колледжи. Если раньше это был путь кривой дорожки, чтобы обойти ЕГЭ, поступить в вузы, то сейчас из крупных колледжей только 6-7% ребят поступают в вузы. Нет ли опасности, что мы размываем высшее образование? С одной стороны, хорошо, нужно поддержать школьников. А есть ли у нас такое количество школьников, хороших и сильных, чтобы они поступили в вузы и хорошо там учились?

Д. Афанасьев:

- Слава богу, наша земля не оскудевает талантами. А что касается уровня образования, здесь, мне кажется, важнее даже не уровень, а качество, качественный колледж. Я бы сказал, что это лучше, чем плохой вуз. И наша задача, чтобы не было плохих колледжей и плохих вузов. А если будет конкуренция, то в данном случае конкуренция всегда работает на пользу абитуриенту. Я к этому отношусь спокойно, никто не должен спать, совершенствовать свое образование. И выиграют от этого все.

А. Милкус:

- Я помню, во времена президентства Медведева решили, что нам не хватает инженерных кадров. И добавили очень существенно места для будущих инженеров в региональных вузах. Я разговаривал со специалистами тогда в регионах, люди говорили, что для того, чтобы занять эти бюджетные места, а не терять деньги, брали на инженерные специальности троечников, которые точно в инженеры не пойдут. Вот здесь не может быть такого варианта?

Д. Афанасьев:

- Понимаете, риск набрать кого попало, он был всегда. И министерство это понимает. Отчего, например, появился в прошлом году многих озаботивший приказ о повышении минимальных баллов ЕГЭ для поступления в вузы? С одной стороны, мы даем возможности, с другой, говорим, слушайте, нельзя, чтобы кто попало учился. В этом смысле эти действия взаимосвязаны.

Д. Завгородняя:

- А хватит ли отличников для всех этих бюджетных мест?

А. Милкус:

- Из каких расчетов вы исходили? Знаю, что методика поменялась.

Д. Афанасьев:

- Общий объем определяется, минимальный, конституционными гарантиями, которые закреплены в наших нормативных документах. И мы не можем выдавать, прошу простить такой термин, контрольные цифры приема меньше, чем конституционные гарантии. А вот больше…

А. Милкус:

- Напомню, конституционные гарантии – это на 800 мест, по-моему, на 10 тысяч населения.

Дмитрий Афанасьев

Д. Афанасьев:

- Населения от 17 до 25 лет. Да. Но дальше определяется экономическими возможностями нашими, а так же социальной ситуацией. И когда президент поручил увеличить количество бюджетных мест, в том числе, для школьников, мы исходим из некоего соотношения условного. Мы считаем, что, как минимум, 50% выпускников школ должны быть обеспечены бюджетными местами. Это то, на что мы рассчитываем. И поскольку до 30-го года мы ждем увеличения количества выпускников, будет расти количество мест в бакалавриате и специалитете. А поскольку после этого поднимется количество выпусников бакалавриата и специалитета, то мы будем с 22-23-го годов повышать и количество мест в магистратуре. Таким образом, соотношение и доступность высшего образования падать не будет, а расти.

Естественно, повторяю, мы должны гарантию поступления определенную выдерживать. И будем это делать.

А. Милкус:

- То, что уже не вузы, а Минобр, хотел акцентировать на этом моменте о том, что не вузы теперь, а Минобр устанавливает минимальную границу по ЕГЭ для того, чтобы поступить.

Д. Афанасьев:

- Еще все сложнее. Самую минимальную планку устанавливает Рособрнадзор, который говорит, что ниже этого нельзя ни в каком вузе. Вторую планку устанавливает Минобр науки для своих вузов. Мы приказом прошлого года минимальную планку установили только для подведомственных вузов. Другие министерства определяют свою политику. И третью планку устанавливает сам вуз.

А. Милкус:

- Еще выше, чем министерство.

Д. Афанасьев:

- Совершенно верно. Такая тройная схема, как минимум, отвечает на ваш вопрос и опасения, что пройдут плохие студенты. Мне кажется, совокупность мер обеспечивает возможность отбора. А талантливые? Конечно, есть другие способы поступления. Это на основании побед в олимпиадах и других интеллектуальных конкурсов, которые учитываются и дают льготные условия приема.

А. Милкус:

- Уважаемые слушатели. Поймите и запомните. Надеюсь, что этот вопрос мы объяснили.

Д. Завгородняя:

- Мне кажется, что будет меньше несправедливости, когда ребенок сдал на высокий балл, не смог пройти на бюджет, а здесь он сможет благодаря дополнительным местам, пройти на бюджет.

Д. Афанасьев:

- Я считаю, что с высокими баллами шансы и раньше были. И останутся. Хотя, конечно, даже среди высокобалльников конкуренция обостряется, надо это отметить.

Вы совершенно правы. Доступность высшего образования этими мерами повышается.

А. Милкус:

- С одной стороны, повышается, с другой стороны, ухудшается, как я понимаю, положение вузов, потому что если больше бюджетного приема, значит, меньше платного приема. У нас есть вузы, по крайней мере, в Москве, где 50-70% - это платный прием. И эти ребята платят существенно выше, чем те деньги, которые за бюджетника платит государство. У них ситуация будет ухудшаться. Как вузы к этому относятся?

Д. Афанасьев:

- Я не думаю, что ситуация будет ухудшаться. Во-первых, как правило, на бюджетные места приходят те, кто поступал бы в этом случае на внебюджет. И в этом смысле для абитуриента, для семьи это несомненный плюс.

А. Милкус:

- Вот для семьи точно, тем более, в нынешней ситуации, когда после пандемии у нас проблемы экономические. А для вуза?

Д. Афанасьев:

- Сейчас, конечно, пока статистики нет. Но если смотреть по прошлому году, то у нас доля по очной формы, а это основные затраты, все-таки, заочное не такое дорогостоящее образование, у нас платных студентов поступило 43%. Большая часть – это бюджет. И в этом смысле, когда появляются дополнительные бюджетные места, сокращается платное. Вы правы, но поскольку количество выпускников и количество молодых людей у нас вырастает, то примерно пропорции сохранятся, думаю.

У отдельных вузов, да, могут быть проблемы. И, конечно, надо конкурировать за абитуриентов, добавляя такое качество образования, за которое абитуриенты готовы будут платить даже в этом случае.

А. Милкус:

- Тем более, что министерство попросило, знаю, что все вузы откликнулись, в этом году стоимость платного обучения не повышается. Это на этот год или будут такие… Помню, что несколько лет назад просили на три года заморозить плату. И вузы на это пошли. Сейчас была просьба к вузам только на этот год?

Д. Афанасьев:

- Давайте подождем. Пока это антикризисная мера. Есть вузы, которые даже снизили по отдельным направлениям либо в целом плату, есть, которые оставили на этом уровне, но пока это одногодичная мера. Источник доходов для вузов, все-таки, платное образование. И это надо тоже взвешивать.

А. Милкус:

- Вы говорили о том, что до 24-го года количество бюджетных мест будет увеличиваться, это постоянная тенденция. Значит, вузам как-то придется искать другие формы, не всю финансовую нагрузку сваливать на внебюджет.

Д. Афанасьев:

- Ведь за каждым бюджетным студентом идет нормативное финансирование, поэтому увеличение количества бюджетных студентов доход вуза увеличивает. И в этой части вузы не будут страдать, а будут искать, естественно, дополнительные доходы через дополнительное профессиональное образование, через научные доходы и другие услуги. У вузов есть много способов зарабатывать деньги.

А. Милкус:

- В документах, когда разрабатывались поручения президента, говорилось о том, что соотношение мест бюджета, будет 70 на 30%. 70% добавляется региональных вузам, 30% - московским. Эта пропорция сохранилась?

Д. Афанасьев:

- Этот маневр, который планировался с 21-го года, мы сделали уже с 20-го года. То есть, большая часть вот этой прибавки – 11400 и 47500 в следующем году, она распределена в сторону регионов. Это не значит, что на Москву и Санкт-Петербург, на области не добавлено, но в целом, конечно, это в сторону регионов. Опять же, понимая ситуацию с опасениями родителей посылать детей в столицу, с желанием сэкономить тоже, поэтому такое распределение было сделано на 20-й и на 21-й годы.

Д. Завгородняя:

- А каким регионам больше всего повезет именно в этом году?

А. Милкус:

- Это я могу назвать. Новгородная область +60%, Еврейская автономная - +45%, Марий Эл +40%, Белгородская область +34%. Это данные про этот год?

Д. Афанасьев:

- Это данный про 21-й год.

Д. Завгородняя:

- Вот.

А. Милкус:

- Товарищи, не путайтесь. А в этом году у кого увеличилось?

Д. Афанасьев:

- 11400 – это в среднем, значит, регионы получают довольно немного. Это на страну небольшие цифры. Там разница между лидерами и не лидерами не такая большая. В целом региональный прирост выше, чем столичный. Это факт.

Есть и вузы медицинские, вузы культуры столичные, которые дополнительно получили уже в этом году. Тут очень сложная картинка. И ее одним словом не обрисуешь.

Александр Милкус

А. Милкус:

- Если мы говорим про преподавателей, родителей абитуриентов, конечно, им хотелось бы знать про их вуз или про пять вузов, в которые они хотят поступить. Как это узнать? Вузы уже знают о том, сколько они мест добавили? Когда они должны вывесить данные о приросте бюджетных мест?

Д. Афанасьев:

- У меня почему-то есть уверенность, что вузы уже в понедельник разместят на своих сайтах дополнительные бюджетные места. Конечно, все заинтересованы, чтобы в рамках текущей приемной кампании эти места довести до абитуриентов. Особенностями приема в этом году предусмотрено, что если какие-то вузы не успеют дополнительные места распределить, будет объявлен дополнительный прием. И время будет увеличено. У нас такая возможность предусмотрена.

А. Милкус:

- У нас есть звонок от Александра из Москвы.

Александр:

- У меня вопрос по медицинскому образованию. У меня дочка закончила медицинский институт и уехала в Израиль. Вот в чем разница. У нас она бы здесь поступила, она бы еще года три практически ничего бы не получал, даже, наверное, доплачивала бы за ординатуру. Там она да, она какое-то время еще училась, сдавала, но сейчас она в резидентуре там, это аналог нашей ординатуры. И при этом получает хорошие деньги. Почему у нас ординаторы, люли 25-27 лет, они практически ничего не получают?

Второй вопрос. То, что по медицинскому образованию, весь мир учится по одному учебнику, то есть, она сейчас еще будет должна сдавать определенные экзамены. Весь мир, не только Израиль, но и Америка, Европа.

А. Милкус:

- Понятно. Знаете, у нас сейчас в гостях не министр здравоохранения, а министр науки и высшего образования. Дмитрий Владимирович, вы можете прокомментировать или мы попробуем запросить министра Мурашко ответ?

Д. Афанасьев:

- Естественно, лучше Минздрав спросить. Но я могу сказать со своей стороны, что на 20201 год в рамках вот этих дополнительных мест распределено 1293 бюджетных места для ординатуры, то есть, в этом году поступление в ординатуру существенно облегчается для выпускников.

А. Милкус:

- И платить они не будут.

Д. Афанасьев:

- Это бюджетные места.

Д. Завгородняя:

- А можно задать попсовый вопрос? Мои дети- ученики очень интересуются, а в каких вузах будут дополнительные бюджетные места. А можно узнать конкретно? Или это еще военная тайна?

Д. Афанасьев:

- У нас в стране 724 вуза. И около 600 филиалов вузов. Если я сейчас начну перечислять, боюсь, мы просто не уложимся в 24 часа.

Д. Завгородняя:

- Хотя бы в Москве.

Д. Афанасьев:

- Например, вузы культуры, творческие, медицинские, в первую очередь. Технические вузы так же. По категориям легче. Педагогические. И классические университеты тоже.

А. Милкус:

- Нам нужно людям объяснить. Приказ был в пятницу. Документы вузы уже получили. С понедельника они должны, если позволят возможности, выставить, на какие направления подготовки прибавляются бюджетные места. Смотрите, где прибавилось.

А по направлениям подготовки куда больше сейчас склоняются? Инженерные науки, IT? Я видел, что педагогика хорошо прибавила.

Д. Афанасьев:

- Отмечу три главных направления, где основной прирост произошел. Это так называемая специальность – цифровая экономика, информатика, информационная безопасность, математика, это педагогическое образование и медицинские направления, в частности, лечебное дело и другие. Кроме того, определенный прирост есть и по всем другим направлениям. Транспорт, энергетика, строительство. И творческие направления добавились. На все вкусы.

А. Милкус:

-А как методика расчета вот этих мест была? Я так понимаю, что надо учитывать потребности экономики региона. Как можно сейчас просчитать, какие специалисты понадобятся, условно, Оренбургской области через четыре-пять лет?

Д. Афанасьев:

- Когда мы это делаем, у нас сложный и длинный процесс, такой переговорный. Когда мы направляем предложения регионам, профильным министерствам, они говорят, нет, нужно не так, нужно больше на это, меньше. Исходя из методики, которую разработал Минтруда, которую регионы используют для прогнозирования спроса на рынке. И в результате сложных согласований устанавливается общий объем контрольных цифр, во-вторых, для каких направлений и сколько, в-третьих, как это разбивается по разным регионам. Довольно сложные переговоры. Это делает не министерство, это все заинтересованные лица вместе. И результатами являются установления общего контрольного объема. А потом…

А. Милкус:

- Это гарантирует бюджетникам, что они после окончания вуза будут работать по специальности?

Д. Афанасьев:

- Конечно, такие гарантии 100% никто дать не может, такие гарантии обеспечены только для тех, кто поступает на условиях целевого приема и целевого обучения. Потому что там заключается договор с будущим работодателем, работодатель обязуется принять на работу, абитуриент обязуется на это рабочее место выйти работать. Вот там гарантия сто процентов. Кстати, у медиков очень высок процент поступающих, обучающихся и выпускников по таким целевым договорам.

Дарья Завгородняя

Д. Завгородняя:

- А меня вот беспокоит, как раз, судьба медиков, потому что у нас происходила долгие года оптимизация медицины, когда сокращались ставки врачей. А теперь нужно нам больше студентов-медиков, оказывается. Нет ли опасности, что тренд сменится? И опять начнут всех сокращать.

Д. Афанасьев:

- Поскольку на специальностях медицинских очень высокий уровень, процент тех, кто поступает на основании целевых договоров, то тут, мне кажется, беспокойство минимизировано.

А. Милкус:

- Думаю, что есть категория наших слушателей, которые не знают, что такое целевой прием. Методика, по-моему, год назад поменялась. Это не просто зачисление по письму в некую государственную или коммерческую организацию, это совсем по-другому выстроенная схема.

Д. Афанасьев:

- Конечно. Это требует особого разговора. В целом, каждый год совершенствование этой схемы идет. В этом смысле обязательство и работодателя, и абитуриента, который хочет стать студентом, они все более четко прописываются. Кроме обязательств, работодатель будущий предоставляет определенные меры поддержки, они могут быть финансовые, социальные, иные. В этом смысле это очень интересный и перспективный путь приобщения к будущей профессии, но он требует, что уже на ранних стадиях, по сути, перед поступлением абитуриент и будущий работодатель договорились. И заключили этот договор.

А. Милкус:

- Я так помню, что и на втором, и на третьем курсе работодатель может: обратите внимание, что если вы хорошо учитесь, если у вас есть перспективы какие-то, если вы заинтересованы каким-то направлением, вы можете найти… И предприятия ищут таких талантливых ребят. И на втором, и на третьем курсе вы можете заключить целевой договор. И тогда вам предприятие очень сильно помогает. И несет ответственность потом и за ваше обучение, и за ваше трудоустройство. Это другая абсолютно система.

Д. Афанасьев:

- Совершенно верно. Эти договоры могут быть заключены на любом курсе.

А. Милкус:

- У нас есть сообщение. «В родном для министра (для Валерия Николаевича Фалькова вузе тюменском, государственном университете, откуда он и пришел в министерство, будучи ректором до этого) на журналистику в этом году не выделено ни одного бюджетного места». Я помню, что был разговор у президента о том, что если выделяются бюджетные места, то они должны быть как-то пропорционально количеству ребят в группе. Раньше было 5-6 мест, и группа не набиралась. И вузу приходилось учить неэффективно. Должна быть группа. Вот сейчас эти бюджетные места пропорционально распределяются, чтобы было можно из бюджетников составить группу?

Действительно, а может быть, чтобы направление в подготовки, что есть в вузе, вообще нет ни одного бюджетного места?

Д. Афанасьев:

- Я начну с другого. Сам факт, что с родном вузе министра где-то что-то не получили, говорит о том, что все, как студенты говорят, «по-чесноку». По честному.

А. Милкус:

- Не лоббирует он свой вуз!

Д. Афанасьев:

- Абсолютно. Понимаете, распределение контрольных цифр – это конкурсная история. Определяется квота на регион, на страну, а дальше вузы конкурируют за это качеством подготовки, своим потенциалом, успехом выпускников прошлых лет, доказывая, что они оправданно получают бюджетные места. Это конкурсная история, особенно на остродефицитные направления кто-то проигравший может быть.

Про маленькие группы. Да, такая история была, когда вузы жаловались, что им дают малое количество. И это не эффективно экономически. Мы внесли следующее правило в методику распределения, что вуз сам определяет, готов ли он взять меньше нормативного количества? Нормативное – 25 на бакалавриат, 15 – на магистратуру. Если по конкурсу попадает не 15 магистров, а 7, если вуз готов взять их, он получит. Если он говорит, нет, не надо 7. Тогда он получит 0. И в этой части…

А. Милкус:

- Вот в этом году будет кратное.

Д. Афанасьев:

- Оно будет в основном кратное, но если вуз готов взять меньше, то он может получить и другие цифры.

А. Милкус:

- То есть, ты берешь на себя ответственность, что группу обеспечишь преподавателями и так далее. Это честно.

Дмитрий Владимирович, есть ли шанс, что в 2024 году все места будут бюджетные, коммерческих студентов уже не будет?

Д. Афанасьев:

- Нет, конечно. И такой цели нет, да и бюджетных ресурсов на это нет. Я уже говорил базовый принцип. На двух выпускников школы одно места бакалавриата и специалитета.

А. Милкус:

- Бюджетное.

Д. Афанасьев:

- Да. И добавлю, что этот рост будет до 30-го года по нашим прогнозам. У меня есть расчеты, что за 10 лет количество бюджетных мест вырастет на 40%. Это очень существенно.

Д. Завгородняя:

- То есть, 15-20% платных только останется?

А. Милкус:

- Сейчас у нас бюджета, по-моему, 500 тысяч.

Д. Афанасьев:

- Поскольку населения нашей целевой группы 17-30 лет будет расти к 30-му году, оно достигнет более, чем 23 миллиона человек, 23400 по расчетам. Соответственно, будет расти и количество бюджетных мест.

Д. Завгородняя:

- Станут все дети невероятно умные. В вузах культуры и искусств тоже выделяются бюджетные места. На следующий год 8200.

А. Милкус:
- На следующий учебный год – 21-22-й год. Давай объяснять людям.

Д. Завгородняя:

- Тот, который через год.

Д. Завгородняя:

- А в этом году сколько каких мест кому выделено?

Программа в студии Радио КП

Д. Афанасьев:

- Я могу повториться. Направление «Информатика и вычислительная техника», популярное направление – более 1500 мест, если брать все уровни и все формы образования. А что касается вузов культуры, тут нужно посчитать, не тысячи, но сотни. Но там есть прибавка по направлениям творческим. И я смотрю: дирижирование, искусство народного пения, музыкально-инструментальное искусство, искусство эстрады, хореографическое искусство, библиотечно-информационное. Широкий спектр.

Д. Завгородняя:

- А почему такая потребность возникла в работниках культуры?

А. Милкус:

- Давай мы министра культуры пригласим и спросим у него. Минобр не формирует запрос.

Д. Завгородняя:

- Я удивлена…

Д. Афанасьев:

- Именно так, поскольку министерство культуры является на нашем языке центром ответственности за бюджетные места по этим направлениям, оно определяет запрос на то, по каким специальностям сколько нужно бюджетных мест.

А. Милкус:

- Думаю, если будет запрос наших слушателей, то мы с удовольствием пригласим и министра культуры, и министра здравоохранения поговорить. Министерства открытые, у меня с руководителями хорошие отношения, мы делали разные программы.

Вот мы говорим о бюджетных местах для первокурсников. Но мы понимаем, что и второй, и третий курс ребята-платники далеко не все смогут платить. Насколько у них появится больше шансов перейти на бюджет?

Д. Афанасьев:

- Я, как в недавнем прошлом ректор, скажу, такие шансы есть всегда, потому что на старших курсах всегда есть вакансии бюджетные. Но есть правила, по которым студент-платник может перейти на бюджет. Он должен продемонстрировать хорошие результаты, успеваемость. Он должен в течение двух семестров, сессий показать положительные результаты, оценки. Тогда никаких проблем с переводом на бюджет не будет, если есть вакантные места, а они есть практически всегда.

А. Милкус:

- Многие родители платников мне говорили, что им любыми способами не дают перейти на бюджет, потому что тогда вуз теряет деньги, которые студент приносит с собой.

Д. Афанасьев:

- Но ведь после того, как студент становится бюджетником, в этот вуз придут бюджетные деньги, в этой части потери вуза трудно мне представить. Если такие случаи, когда законно нарушаются права студента по переводу, давайте знать министерству. Будем разбираться персонально.

А. Милкус:

- Но ведь платники платят больше, чем бюджет?

Д. Афанасьев:

- Совсем не обязательно. Нашими правилами установлено, что стоимость платного обучения должна быть сопоставима со стоимостью бюджетного обучения. Меньше нельзя брать. А что касается более высокой стоимости, конечно, политика вуза может быть такой, но вуз должен доказать, что за большую стоимость эти студенты получают какое-то более высокое качество и дополнительные услуги. В этой части…

А. Милкус:

- Я сейчас зацеплюсь за слово «доказать». Я знаю, что московские вузы, которые сейчас просят и 500 и 600 тысяч за год обучения. В чем их доказательство? В том, что потом их выпускники хорошо устраиваются в западных компаниях? Какое критерий доказательств?

Д. Афанасьев:

- Платное образование – это договор между вузом и студентом. Поэтому надо смотреть, что записано в каждом конкретном договоре, что предоставляет вуз за те средства, которые платит студент. Естественно, надо смотреть персонально по каждому вузу и разбираться в этом. Что там дополнительно есть в этих отношениях.

Д. Завгородняя:

- Да просто, наверное, такого вопроса ни у кого из студентов не возникает.

А. Милкус:

- Это очень важно. Я бы родителям абитуриентов, которые будут поступать на платные, вот это важно! Читайте договор, который вам предлагают!

Д. Афанасьев:

- Да. Это часть культуры. Это, к сожалению, пока слабо развито. Точно так же, как бывает с банковскими договорами иногда. Надо внимательно читать условия договора.

А. Милкус:

- И я знаю случаи, когда родители добивались, что этот договор менялся.

Д. Афанасьев:

- Во всяком случае, это повод для дискуссии, скажу аккуратно. Это повод задать вопрос вузу. И в этой части получить ответ.

Д. Завгородняя:

- Такие огромные деньги, которые некоторых государственных вузах требуют, мне кажется, ни в каком договоре такие услуги не пропишешь. Их просто не существует.

А. Милкус:

- Ну, не знаю. Есть вузы у нас, мы недавно говорили, ну, мирового уровня. Если бы ребята поучились за границей, получали ту же специальность, они бы платили гораздо больше. А вузы у нас, действительно, уже сформировалась команда мирового уровня. Это так.

Д. Завгородняя:

- Ну, да.

Д. Афанасьев:

- Совершенно верно. Есть вузы, где бюджетных мест относительно немного, но качество подготовки высокое, сопоставимое с мировым. И они могут оправданно запрашивать высокие цены. Это ситуация конкретная. Надо разбираться в каждом случае.

А. Милкус:

- У нас заканчивается программа. Разбирайтесь, пожалуйста, люли дорогие. С понедельника смотрите! Прибавили на ваши программы подготовки или нет места!

Спасибо за подробный разговор.

  • #РКП
  • Источники
Источники: