Дмитрий Глушко: «Школы сами выбирают, когда им удобно провести ВПР»

Александр Милкус и Дарья Завгородняя обсуждают с первым заместителем министра просвещения РФ Дмитрием Глушко итоги первых дней работы школ в очном формате

А. Милкус:

- Добрый день. Я – Александр Милкус. Вместе со мнойэту программу ведет Дарья Завгородняя.

Первая неделя учебного года прошла не так, как обычно, было много дополнительных требований. Не все с этим справились. У меня ощущение, что разброд и шатания были. Сегодня у нас в гостях первый заместитель министра просвещения РФ Дмитрий Евгеньевич Глушко.

Дмитрий Евгеньевич, я знаю, что Министерство просвещения мониторит ситуацию в школах. Какие ваши ощущения? Когда мы анонсировали нашу программу, просили наших коллег, родителей, учителей написать. И отклики очень тревожные, далеко не все школы смогли выполнить требования Роспотребнадзора.

Д. Глушко:

- Ситуация разная. Мы действительно мониторим в ежедневном формате, в том числе, какое количество детей, классов школ уходит на дистанционное обучение в связи с тем, что в том или ином образовательном учреждении выявлены случаи распространения инфекции (и такие случаи действительно есть). Но на самом деле именно такие случаи пока, слава богу, единичные. Когда мы готовились к началу учебного года и работали с региональными министерствами образования, была проведена проверка по готовности образовательных учреждений, которая ежегодно проходит к началу учебного года. И она показала, что все школы готовы к началу учебного года. Были проведены определенные мероприятия, в том числе закуплены различные приборы, обеспечивающие термометрию, дезинфекцию воздуха и т.д.

Но по факту все проблемы, которые мы сейчас видим, они связаны с организационными решениями того или иного образовательного учреждения. Потому что мы можем закупить массу различных дезинфицирующих веществ и приспособлений, но все зависит от человеческого фактора. Во-первых, конечно же, мы видим проблемы, связанные с регулированием входа детей в образовательные учреждения. И по каждому случаю, когда мы видим в средствах массовой информации, либо она поступает к нам на «горячую линию», мы проводим с коллегами в регионах дополнительную проверку – почему так произошло.

А. Милкус:

- Вот нам жалуются, что очереди детей скапливаются при входе…

Д. Глушко:

- Совершенно верно. Это ключевая проблема, самая массовая, которая возникает. Почему дети стоят на входе? Во-первых, не везде сумели правильно отрегулировать вход, используя не один вход в образовательное учреждение, а те, которые есть в принципе в эти помещения. А во-вторых, есть и другая проблема – когда дети приходят раньше, чем им назначено время. Ведь формирование каскадных расписаний занятий было сделано для того, чтобы как раз уменьшить количество одновременно входящих в здание. Но и детей достаточно сложно держать в такой дисциплине, чтобы они пришли ровно в период 10 минут, которые им назначают для прихода. А еще я слышу от родителей, что им, видите ли, неудобно, когда урок начинается в 9.10, и ребенка нельзя привести ранее, чем в 9 часов.

А. Милкус:

- Да, им неудобно. Они работают, у них тоже рабочий день.

Д. Глушко:

- Совершенно верно. Но в то же время мы с вами должны исходить в первую очередь из безопасности и охраны здоровья детей. Поэтому все те мероприятия, которые связаны с тем, чтобы уменьшить одновременное нахождение детей на входе, нужно их соблюдать. Ведь, предъявляя требования, претензии к школе, нужно еще и предъявлять претензии, наверное, к собственной дисциплине, в том числе родителей. Потому что, если мы будем исходить только из того, что удобно конкретному человеку, родителю, тогда все дети и будут стоять в такой очереди, и будет это столпотворение. Но, повторю, ключевая проблема в том, что в некоторых школах не сумели пока еще отладить систему вхождения в образовательное учреждение и организовать правильную входную термометрию.

Я посетил за последнюю неделю несколько школ, в том числе в Ингушетии, и горные школы, и в крупном городе. И вижу, что там это получилось. Но по каждому конкретному случаю нам приходится разбираться и пытаться отрегулировать это в ручном режиме вместе с коллегами.

Мне бы хотелось призвать, чтобы родители, участвующие в управлении своими образовательными организациями в рамках родительских собраний, управляющих советов, участвовали в этом процессе на самом деле не формально, а предлагали механизмы, как правильно отрегулировать в каждой конкретной школе. Потому что ситуация в каждом конкретном учреждении, она специфичная, нельзя из федерального либо регионального министерства сказать: делай вот так. Есть определенные минимальные требования, которые мы вынуждены соблюдать, сформированные Роспотребнадзором (и будем их соблюдать), но реализация их на практике зависит как раз от того, как все мы вместе будем помогать администрации школ отстраивать эту работу.

А. Милкус:

- Я правильно понял из вашего ответа, что уже у нас есть школы или классы, которые перешли на дистанционное обучение?

Д. Глушко:

- Да, есть. Они есть в нескольких регионах. В Свердловской области одна школа целиком перешла на такой формат обучения. С утра я получил сообщение, что в Забайкальском крае школы перешли на дистанционное обучение. Есть случаи, когда отдельные классы переходят на дистанционное обучение. Такой, скажем так, дозированный перевод, не всей школы, а отдельных классов, или не всей системы в регионе, она позволяет как раз и решить технические вопросы обеспечения образовательного процесса в удаленном формате.

А. Милкус:

- Это связано с безопасностью или с тем, что в этих школах уже выявлены больные?

Д. Глушко:

- Выявлены конкретные случаи. И когда Роспотребнадзор обнаружил… Кстати, это обнаружение происходит ровно потому, что мы отстраиваем работу по контролю на входе в здание. В том числе в этом помогает Министерство здравоохранения России, региональные министерства здравоохранения, которые помогают нам сейчас обеспечить дополнительный мониторинг состояния здоровья всех тех, кто входит в образовательные учреждения.

А. Милкус:

- Вот школа или класс переходит на дистанционное обучение. Когда мы все весной сидели на дистанционке, и родители сидели дома. А в данном случае школа или класс перешли на дистанционку. А что делать родителям, они же работают в это время? Младших школьников одних дома не оставишь (а я, честно говоря, и ребят из средней школы без присмотра не оставлял бы).

Д. Глушко:

- Я это понимаю точно так же, как родитель. Но в случае, если в школьном коллективе среди педагогов либо работников образовательного учреждения выявлены случаи инфекции, то самый правильный вариант – приостановить очное посещение такого образовательного учреждения, провести дополнительные исследования состояния здоровья работников образовательного учреждения и выдержать некоторое время. Приходится в этом случае выбирать меньшее зло, так скажем.

А. Милкус:

- Насколько я знаю, в Москве решили так, что если есть приказ о переходе класса на дистанционное обучение из-за того, что кто-то из детей или педагог даже не заболел, а может быть, просто является вирусоносителем, один из родителей имеет право получить больничный на это время. И это, по-моему, правильный подход.

Д. Завгородняя:

- Весь класс?

А. Милкус:

- Да, родители всего класса.

Д. Глушко:

- Это правильный подход. Кроме того, я отмечу, что во многих регионах, в том числе и в Москве, родителям предоставляется право по их решению, даже если школа работает в штатном режиме, если они считают, что в этот период времени целесообразнее для здоровья ребенка в дистанционном формате проходить обучение, то они могут написать заявление, и ребенок будет проходить это обучение в дистанционном формате.

А. Милкус:

- У нас по этому поводу было несколько сообщений от учителей и директоров школ. Действительно, часть родителей написали заявления с просьбой перевести на дистант детей. Это дополнительная нагрузка на учителей. Где взять дополнительных учителей? Они же ведут и очные занятия, и они же должны вести дистанционное обучение. Это двойная нагрузка, и им за это не платят, и как это организовать, тоже непонятно.

Д. Глушко:

- Совершенно верно. Сейчас эту проблему мы пытаемся решить. В нескольких регионах мы реализуем пилотный формат, создавая цифровую образовательную среду, которая предполагает использование различных технических, цифровых решений, позволяющих обеспечить эффект присутствия ученика, если он находится дома, и при этом находиться в классе. Для того чтобы учитель вел урок, а ребенок мог присутствовать посредством видеоконференцсвязи. Такую задачу мы будем пытаться решить. Во многих регионах такие попытки тоже есть. Это абсолютно решаемая задача, главное, найти тут технические организационные решения.

А. Милкус:

- Дмитрий Евгеньевич, нам пришло вот такое сообщение: «В моем классе дети сидят по 7 уроков голодные, их не пускают в столовую, потому что кормят детей помладше. В соседних школах отменили питание старшеклассников из-за очередей в столовой, чтобы они не скапливались».

Д. Завгородняя:

- Многие матери, кстати, отказываются кормить детей, чтобы ребенок не участвовал в толпе в столовой.

А. Милкус:

- Что тут делать?

Д. Глушко:

- Да, такие отдельные сообщения мы тоже слышим и видим. У нас продолжает работу наша федеральная «горячая линия», которая такая многозадачная. По любой из проблем, с которыми сталкиваются родители, мы предлагаем звонить. Потому что есть специалисты, которые обладают соответствующими знаниями, информацией, для того чтобы дать ответ.

В части горячего питания. Это, безусловно, важный большой проект. Государство взяло на себя обязательства поддержать региональные программы. Ведь организация горячего питания в школах, она крайне важна. Помимо того, что оно должно быть горячее, во-вторых, еще и здоровым. И обязательство организации горячего питания – это обязательство учредителя образовательной организации. Федеральный бюджет с этого года обеспечивает финансирование региональных программ организации горячего питания.

К сожалению, с одной стороны, вроде бы во всех субъектах РФ есть программы горячего питания, но если по факту посмотреть, то это не столько программы, сколько просто средства, выделяемые на организацию такого питания. В данный момент происходит отработка организационных решений, которые позволили бы организовать регулярное горячее, здоровое питание школьников. Эта работа сейчас направлена на учащихся 1-4-х классов. И для того чтобы эту работу организовать, Роспотребнадзор совместно с нашим министерством весной текущего года провел проверку готовности и соответствия образовательных организаций, их инфраструктуры на соответствие санитарным требованиям для организации такого питания.

И мы видим, что большое количество школ не были готовы. По итогу этой работы регионы, учредители образовательных организаций вложили свои средства в обновление материально-технической базы. Это и оборудование самих столовых, и дополнительные посадочные места, которые должны быть на самом деле из расчета на количество детей, которые обучаются в данной школе. А мы все знаем, что жизнь, она более суровая, чем нормативы. И мы видим, что наши классы в принципе переполнены. И сейчас в том числе работа по организации горячего питания для учащихся начальных классов ведется с точки зрения упорядочения правильности действия на соответствие различным регламентирующим документам. И это совместно с ситуацией, когда мы пытаемся разрядить одновременное присутствие детей, скопление детей в разных рекреациях в школе ведет к тому, что смещается расписание, удлиняются перемены для организации горячего питания. Это все за собой влечет перестройку в целом работы образовательной организации.

И мы видим, что, действительно, в некоторых школах возникает ситуация, когда, организовывая питание для учащихся начальных классов правильно, для учащихся более старших классов возникают сбои в организации этой работы. Это очень сложная работа, мы ее ведем с образовательными организациями, специально с коллегами выезжаем по регионам, привлекаем общественников, которые работают в рамках Общероссийского народного фронта, которые работают в различных родительских организациях. И нам крайне важно как раз мнение родителей, родительских организаций о том, как в каждом конкретном случае организовано это питание.

Мы должны достаточно оперативно сейчас провести эту работу, чтобы в школах и учащиеся начальных классов получали бесплатное горячее питание, но также чтобы были и созданы условия для организации питания учащихся и всех других классов. Это действительно сложная работа, мы видим эти проблемы. Мы ждем и предложений, и замечаний в рамках нашей «горячей линии».

Тут хочу добавить, что в ближайшие 1-2 недели на портале госуслуг будет создана возможность, для того чтобы каждый из родителей мог в случае, если у его ребенка возникают проблемы с горячим питанием в школе, он мог подать соответствующую жалобу, и мы эту жалобу персонифицировано рассмотрим в отношении конкретного образовательного учреждения.

А. Милкус:

- Я хотел бы заметить, что нельзя, чтобы дети не ели 7 уроков. Думайте, организовывайте как-то, говорите с вашими директорами школ, учителями.

Еще такая история, которая добавляет нервотрепку в образовательном процессе, это ВПРы (Всероссийские проверочные работы). Уже опять масла в огонь подлил Общероссийский профсоюз работников образования. Они тоже написали письмо с просьбой перенести Всероссийские проверочные работы. Вы прислушиваетесь к профсоюзу?

Я, например, не очень понимаю. Всегда в сентябре проводят контрольные работы. Почему такая нервотрепка в этом году по этому поводу?

Д. Глушко:

- Во-первых, у нас общество разнородная, и в любом нашем поллективе есть разные мнения. Мы к этим мнениям стараемся прислушиваться и выбрать целесообразное, правильное решение. Во-первых, было заранее продекларировано, что ВПРы будут проведены в сентябре. Об этом мы говорили еще весной этого года, и все об этом знали. Во-вторых, по итогам этих работ не должны выставляться оценки детям. Это работы, для того чтобы проверить разрывы, которые возникли (или могли возникнуть) весной в рамках того формата обучения, в котором работали наши школы. Это именно для того, чтобы определить, каким учебным темам по каждому из проверяемых предметов необходимо больше уделить внимания, а не выставить оценку школьнику либо оценить качество работы педагогов. Мы все понимаем, что было много сложностей весной, поэтому нам важно получить еще раз эту информацию о разрывах. Поэтому нет здесь никакой проблемы и сложностей. Но то, что есть противоположное мнение, это нормально. И то, что они выражают, это тоже нормально. Будем учитывать, разбираться, объяснять, если вдруг коллеги что-то не понимают.

Д. Завгородняя:

- А когда будут эти диагностические ВПРы?

А. Милкус:

- Объявлено, что с 12 сентября. И достаточно длинный период… Школа сама выбирает период, когда она их проводит. Это тоже очень важно. Это не единый день. Школа выбирает тогда, когда ей это удобно провести. Есть в учебном плане контрольная работа (в прошлом году она была), но в этом году просто она готовится по федеральному материалу. На мой взгляд, никакой проблемы вообще нет. Почему в этом году все это так истерично воспринимается, мне очень сложно понять.

Д. Глушко:

- На нашей «горячей линии» мы этот вопрос не ощущаем, не видим какого-то градуса повышения от учителей либо от родителей в этой части. Мы видим несколько другую тематику вопросов, как раз связанных с тем, что мы уже обсудили (вход в образовательные учреждения, неудобство для родителей и вопросы с организацией горячего питания). Это ключевые вопросы, которые на сегодняшний день беспокоят людей, и они их задают на «горячей линии».

А. Милкус:

- Дмитрий Евгеньевич, вы уже говорили о том, что достаточно большое количество школ у нас сегодня переполнены. Это школы в больших районах, кварталах и т.п. До этого в СанПиНах и сейчас в методических указаниях Роспотребнадзора есть требование, что в классе должно быть детей столько, сколько позволяет площадь. Я со многими директорами говорил. Они говорят, что все равно классы переполнены, и вводят даже вторую или третью смену. И директора говорят: мы готовимся к штрафам, потому что будут новые проверки опять. Может быть, в этом году, понимая, что такая ситуация, как-то эту норму хотя бы отодвинуть, хотя бы за это школы не штрафовать?

Д. Завгородняя:

- Несколько пренебречь ею все-таки.

Д. Глушко:

- Требованиями СанПиНов мы пренебречь не можем, это точно. Потому что эти требования как раз влекут за собой и следующую ситуацию, что если их вдруг не учитывать, тогда в классе будет большее количество детей, а это, соответственно, скопление людей больше, чем положено, и риск заражения сразу возрастает. Причем не только коронавирусной инфекцией, а любой другой инфекцией (грипп начнется, все равно мы от него никуда не денемся).

Поэтому требованиями СанПиНов и других регламентирующих документов пренебрегать ни в коем случае нельзя, но пытаться отстроить, сбалансировать наполняемость классов нужно совершенно точно. Во-вторых, нужно продолжать строительство общеобразовательных учреждений, школ и детских садов, для того чтобы их было достаточно. У нас каждый год сейчас идет рост количества первоклассников (в этом году их 1 млн. 900 тыс.), в ближайшие несколько лет также будет рост. А потом этот рост замедлится. Поэтому продолжается реализация национального проекта, в рамках которого строительство дошкольных учреждений и школ продолжается. Ну и плюс сами регионы также продолжают эту работу, строя школы за свой счет, исходя из той ситуации, которая есть в каждом муниципалитете. Знаю многих губернаторов, которые, определяя, на что должны расходоваться средства, в том числе в крупных городах, они привлекают население, для того чтобы определить, какие социальные объекты в первую очередь нужны, и где они нужны. И здесь важна роль гражданина, который должен как раз и говорить о том, что нам крайне важно строительство общеобразовательных учреждений.

А. Милкус:

- Дмитрий Евгеньевич несколько раз ссылался на телефон «горячей линии». «Горячая линия» Министерства просвещения Рособрнадзора для региональных органов управления образования, директоров школ, то есть для управленцев системы образования – 8-495-984-89-19. Учителя и родители могут звонить, жаловаться, вопросы задавать, консультации получать по телефону 8-800-200-91-85. И по вопросам среднего профессионального образования телефон – 8-977-978-29-69.

Продолжаем разговор по поводу начала учебного года и ковидной инспекции. Очень важная, на мой взгляд, цифра. Проверили учителей Московской области. Тесты они сдавали перед 1 сентября. У 3% учителей – вирусоносители либо они болеют в легкой форме и т.д. То есть эти люди в школы уже не допущены. Я думаю, что это можно экстраполировать и на всю страну. Далеко не во всех школах сейчас проводили это тестирование.

Д. Завгородняя:

- Москва, кстати, уже меньше болеет. Может быть, в другие регионах и побольше.

А. Милкус:

- Я знаю по Москве цифры, они примерно такие же – 3 процента. То есть нужно понимать, что уже педагогический коллектив потерял 3 процента учителей, которые с 1 сентября не вышли на работу. То есть нагрузка на учителей, которые остались в школах, увеличивается. Через 15 дней Москва и другие регионы собираются провести очередное тестирование. Я думаю, что будут еще потери. Поэтому, дорогие родители, дорогие управленцы, поберегите наших учителей.

Д. Завгородняя:

- Учителя приобретают дополнительную нагрузку – психологическую в виде соблюдения противовирусных, эпидемиологических норм, и, я думаю, у них будет даже снижаться иммунитет на фоне того, что придется больше работать и психовать.

А. Милкус:

- Мало того, растянули расписание. Я знаю, что в среднем на 1,5-2 часа сейчас учитель в школе проводит больше времени, чем было раньше, то есть у него меньше времени восстановиться, дома чем-то позаниматься.

Д. Завгородняя:

- И жалко, что у нас нет такого института, как замещающие временные учителя, как в Америке. Пришел человек, поучил детей взамен какого-то заболевшего педагога, и все счастливы.

А. Милкус:

- Мало того, поступают жалобы, что есть школы, где запрещено пускать на порог совместителей. И это абсолютно неправильно.

Д. Завгородняя:

- Давай поясним, кто такие совместители.

А. Милкус:

- Это люди, которые не работают на полную ставку в школе, они могут работать в нескольких школах. Действительно, они могут переносить заболевание из одной школы в другую. Ну а дети после школы не смешиваются на детских площадках, где-нибудь в подъездах и так далее?

Д. Завгородняя:

- Они уже 1 сентября все переобнимались, перецеловались. Мы как-то забываем о том, что 1 сентября в этом году – настоящий праздник со слезами на глазах для наших детей. Потому что они соскучились друг по другу, соскучились по учителям.

А. Милкус:

- Мы просим и руководителей органов управления образованием, и родителей – сделайте все возможное, чтобы учителя оставались в строю. Может быть, действительно, приглашенные учителя. Сейчас не работают системы дополнительного образования во многих регионах. Может быть, учителей дополнительного образования привлечь в школы. Нам нужно сейчас учителям подставить плечо. Это очень важная задача.

У нас на связи Олег Галимов, корреспондент «Комсомольской правды» в Екатеринбурге. Олег, как у вас обстановка, что говорят родители после первой учебной недели?

О. Галимов:

- Если честно, не утихают разговоры о том, что вторая волна коронавируса приближается, и что заново могут всех на дистанционное обучение перевести ближе к октябрю. Да, есть опасения, несмотря на то, что предприняты меры, сейчас ученики находятся в пределах своих кабинетов, однако, у нас за первую же неделю две школы уже закрыли. Точнее, одна и вовсе не открывалась, потому что выдал предписание Роспотребнадзор, и еще одна школа в Железнодорожном районе была экстренно закрыта, потому что там коронавирус подтвердился у одной из учительниц, которая уже успела поконтактировать с учениками. И всех пришлось экстренно отправлять на домашнее обучение.

А. Милкус:

- Ну хорошо, детей отправили на домашнее обучение. А с кем они будут сидеть? Родителей-то не отправили на домашнее обучение.

А. Галимов:

- Да, действительно. Насколько мне известно, у нас предполагается следующая схема. Если нет возможности ребенку учиться из дома, то ему должны предоставить ноутбук со встроенной веб-камерой, чтобы у него было все необходимое для учебы по Зуму.

А. Милкус:

- Но кто-то должен с ребенком сидеть дома, он же не может один оставаться.

А. Галимов:

- Я с вами соглашусь. Если мы говорим о детях младшей школы, конечно, их оставлять одних дома нельзя.

А. Милкус:

- Но пока информации, каких-то инструктивных писем, как быть родителям, нет?

А. Галимов:

- Да, не было каких-то указаний на этот счет. Но их не было и раньше, когда все школы перешли на дистанционное обучение.

А. Милкус:

- Но раньше все сидели дома.

Д. Завгородняя:

- И поначалу срок самоизоляции был непонятен. А сейчас понятно, если в школе нашли одного зараженного, который успел поконтактировать, школу отправляют на две недели, я так понимаю. Это же не так долго. Может быть, можно пересидеть? Как сказал Дмитрий Евгеньевич, можно родителям брать больничный…

А. Милкус:

- Нет, это не Дмитрий Евгеньевич сказал, это решение Москвы. Но каждый регион решает по-своему.

Очень интересная ситуация в Москве. Есть школы, которые четко действуют по приказу департамента образования. Но самое интересное, что на часть школ родители жалуются. Они принимают какие-то абсолютно неадекватные решения, которые ни в каких документах не прописаны. Ну, например, школа закупает пластиковые щитки для учителей. Никто нигде это не требует, а школа говорит: мы купим. И тратит на это деньги. Зачем? Покупают ионизаторы воздуха. Ну, хорошо, купили за счет властей (практически во всех регионах это должны были сделать) рециркуляторы воздуха. Они действительно очищают (ионизаторы не очищают). Но хочется побежать впереди паровоза. Никто от вас этого не требует. Нам пришло несколько сообщений от коллег, дети которых учатся в столичном регионе, что если у ребенка 37,1, то вызывайте «скорую» и т.д. Оказывается, все гораздо проще. В документах написано: с признаками респираторных заболеваний.

У нас на связи корреспондент редакции «Комсомольской правды» в Красноярском крае Елена Серебровская. Елена, как у вас ситуация со школами, что происходит?

Е. Серебровская:

- Учебный год в целом стартовал у нас без проблем. Хорошо подготовились по части аппаратов для измерения температуры, санитайзеров, в этом проблем нет, все запасено. Но была информация, конечно, об очередях, когда дети выстраивались, потому что не успевали им измерять температуру на входе. Знаете, один раз потренировались, второй, третий – и все получилось, сейчас этого уже нет.

Расписание занятий построили так, чтобы дети каждого класса как можно меньше общались с другими классами.

А. Милкус:

- У нас есть жалобы родителей на то, что детей не выпускают на перемены, они по 6-7 уроков сидят в одном классе.

Е. Серебровская:

- Это не во всех школах. Видимо, звонят те родители, где это наблюдается. Я считаю, что это перекос и перегиб. От этого не застрахован никто. У нас более тысячи школ в крае, и все равно где-то что-то происходит, не может быть все гладко. Конечно, с этим наверняка будут бороться, и родителям надо обраться в управление образования по месту жительства и т.д.

Но родителей сейчас волнует другое. Примерно несколько недель назад появилась информация о родительских мессенджерах в социальных сетях о том, что с 20 сентября все школы в крае снова возвращаются на дистанционную форму обучения.

Д. Завгородняя:

- Это любимый слух, он по Москве уже давно бродит.

А. Милкус:

- Мы его уже развенчивали. Почему все уперлись в 20 сентября, я не знаю.

Д. Завгородняя:

- Есть еще вариант – 5 октября.

Е. Серебровская:

- Мы пытались со своей стороны найти хотя бы первоисточник, но не нашли. Родители передают друг другу это сообщение. Конечно, они все в ужасе, им хватило уже опыта весенней дистанционки. Региональное Министерство образование, управления образования городов говорят: у нас нет такой информации, планов таких нет. Тем более что в небольших городах и селах об этом вообще речи не может быть, потому что там ситуация с COVID намного благополучнее, чем в самом Красноярске.

А. Милкус:

- По всей стране эти слухи идут. Не будет 20 сентября перехода на дистанционное обучение, нет никаких документов, нет никаких оснований. Но при этом и мэр Москвы Собянин говорил: да, ситуация будет ухудшаться, будут проблемы, будем к этому готовиться, и готовимся к этому. Но чтобы по щелчку 20 сентября…

Д. Завгородняя:

- Будет дистанционка точечно и на две недели, мне кажется.

А. Милкус:

- Нам Ирина из Воронежа дозвонилась.

Ирина:

- Все упираются в 20 сентября, потому что это просто инкубационный период. Когда один ребенок может заразиться и заразить другого, 14 дней. И этот круг потом расширяется. То, что посадили детей в школах, это не спасет от ситуации. С этим COVID теперь всем придется жить – и детям, и родителям, и педагогам. Поэтому нужно не прятаться сейчас от проблемы, а дома родители должны детям объяснять, что и как делать. А родители стараются тоже переложить все на учителей. Но если ты сам со своим единственным ребенком не справляешься, разве может учитель охватить 30 человек в классе?

Д. Завгородняя:

- А как детям объяснить? Чтобы они не бегали, не контактировали, соблюдали дистанцию, как роботы, 1,5 метра? Это же невозможно. Они соскучились друг по другу, они живые люди.

А. Милкус:

- Все равно они будут после школы общаться.

Ирина:

- Да, конечно. В том-то и проблема. Если их закрывать днем в школе, они после школы всё равно все кучкуются. Здесь нужно объяснять: да, должна быть дистанция. И если дети любят своего педагога, то проще детям сидеть в масках, чем учителю общаться с детьми.

Д. Завгородняя:

- Нет, детей в масках я бы не хотела как учитель.

А. Милкус:

- Ситуация с масками очень простая. Детям не требуется носить маски. Это решение Роспотребнадзора. Что говорится про учителей? Учителям рекомендовано носить маски во время перемены, переходов и т.д. В документах написано так: учитель может во время урока снять маску в тот момент, когда соблюдается социальная дистанция. То есть отметьте 1,5 метра от первой парты до доски. Я не думаю, что учитель в состоянии вести урок с маской.

Д. Завгородняя:

- Любой объект, напяленный на учителя, вызывает у детей сразу кучу реакций, пересудов, они отвлекаются от урока.

А. Милкус:

- И еще, прошу заметить, у нас уже были сообщения о том, что маска выдается учителю на целый день. Маской можно пользоваться 2-3 часа, а потом ее надо менять.

Мы собрали ведущих российских автоэкспертов и автомобильных блогеров для того, чтобы доказать: машина — это не только средство передвижения. Новые автозаконы, технологии, тест-драйвы, лайф-хаки, дорожные истории и многое-многое другое.