Как школьников «вытащить» летом из гаджетов

Родительский вопрос
Александр Милкус и Дарья Завгородняя вместе с основателем агентства «Hello blogger» Таней Ивановой обсуждают, как сделать общение детей с смартфонами продуктивным

А. Милкус:

- Добрый день. Это «Родительский вопрос». Я – Александр Милкус, вместе со мной - Дарья Завгородняя. И говорить мы сегодня будем о насущной каникулярной проблеме – дети и гаджеты.

Д. Завгородняя:

- Да, дети и гаджеты – это серьезная история. Мою крестницу, которой 7 лет, не знаем сейчас, чем занять. Мы в Москве, сейчас здесь жара, во многих регионах России тоже жара, на речку никуда не пойдешь, там много народа, надо эпидемиологические меры соблюдать. С собакой мы уже погуляли тысячу раз, наверное. Мы выучили английский алфавит, проходим пропись по английскому. Я понимаю, что должны быть еще какие-то занятия.

А. Милкус:

- Вот мы сейчас и спросим. У нас в гостях Татьяна Иванова, основатель Агентства «Hello, blogger», а главное, человек, который испытывает те же самые проблемы в своей семье, потому что у нее 8-летняя дочь Ева. Таня, здравствуйте.

Т. Иванова:

- Добрый день. Я совершенно согласна с Дарьей. Моей проблеме (если так можно выразиться) на год побольше, и этим летом для нас насущная проблема – чем занять ребенка. Потому что обычно она у нас уезжает в спортивный лагерь и большую часть времени проводит там. В этом году мы решили, что, наверное, лучше ее оставить дома, поэтому приходится развлекать ее всеми доступными и недоступными способами. И сначала, как, наверное, большинство родителей, я решила, что каждую минуту ребенок должен быть занят, и он должен быть занят чем-то полезным. Буквально через несколько дней интенсивного расписания мой ребенок подошел ко мне и сказал: «Мама, я хочу тебе напомнить, у меня каникулы, и я хочу отдыхать». И в этот момент я поняла, что, наверное, каникулы созданы для того, чтобы действительно маленький человек с удовольствием позанимался теми делами, которыми ей хочется. В моем случае так получилось, что в нашем дворе живет большая часть ее класса, и они, так же как и мы, никуда не уехали, и у них образовалась такая маленькая группа, которая ходит друг к другу в гости и проводит время на улице.

Но при этом я прекрасно понимаю, что такими возможностями, когда есть возможность, во-первых, следить за ребенком, во-вторых, у нас достаточно безопасный двор, хотя и не закрытый, обладают не все. И поэтому, конечно, где та грань нагрузки ребенка образовательными процессами и возможностями дать ей отдыхать, при условии, что большинство родителей работают и не у всех есть возможность отправить детей к бабушке или в лагерь, особенно сейчас.

А. Милкус:

- Это мы все понимаем. Я проехал достаточно много по нашей стране. Главное, что я увидел, - дети, которые судорожно цепляются за гаджет. Это может быть и дешевый смартфон, планшет и т.д. И сейчас родители заняты, отдыхают, может быть, где-то. Как решить эту проблему? Ребенок сидит в смартфоне. Если он во время школы хотя бы отвлекался на уроки и иногда из-под палки на домашние задания, то сейчас это практически 24 на 7 у многих. Что делать, как это регулировать? Отобрать нельзя.

Т. Иванова:

- Вы затронули очень щепетильную тему для меня. Потому что я очень часто в своих каких-то статьях, материалах пишу о детях и компьютерных играх. Сейчас я скажу достаточно больную вещь для себя как для мамы и для наших радиослушателей как родителей. Этот телефон ребенку в руки дали вы, родители. Вы его ему дали, для того чтобы освободить свое время, чтобы чуть-чуть облегчить свою жизнь. И давайте будем честными, действительно так произошло, в какой-то момент нам нужно было что-то сделать, и мы вручили своему ребенку телефон, чтобы он посидел, посмотрел «Синий трактор». Потом это время стало больше 5 минут, превратилось в 10, 15, 20. И потом мы просто перестали управлять этим временем.

А. Милкус:

- Но зато ребенок сидит тихо, под присмотром, никуда не делся.

Т. Иванова:

- Да, все верно. Поверьте мне, 85% родителей не в курсе того, что смотрит их ребенок. Сейчас я вам расскажу совершенно ужасную вещь про мой собственный опыт. В какой-то момент у меня ребенок смотрел «Свинку Пеппу», я что-то делала на кухне. Но при этом я не слежу, какая именно серия «Свинки Пеппы». И вдруг я вижу, что там раздаются какие-то очень странные звуки, не характерные для этого мультфильма. Я подбегаю, хватаю у ребенка телефон и вижу, что там (не побоюсь этого слова) расчленяют свинку Пеппу. И это мультик, нарисованный немного в другой стилистике, просто с этими персонажами. Оказалось, что плей-лист со свинкой у ребенка закончился, и он перешел на следующий ролик. И это оказался ролик такого ужасного содержания.

После этого я поняла, что пользование моего ребенка обычным YouTube закончилось, и мы переехали на детский YouTube, чтобы я могла контролировать тот контент, который мой ребенок смотрит. И это на самом деле первое, с чем вы должны разобраться, начав сложные взаимоотношения «ребенок и гаджет». Вы должны обезопасить своего ребенка в интернете. Если ваш ребенок маленький, это должен быть YouTube Kids, Netflix Kids, Eve Kids если вы разрешаете своему ребенку смотреть стриминговые каналы. При этом вам очень важно сесть и самому отсмотреть, что реально предлагают эти платформы детям. Потому что, например, на Eve у своего ребенка я обнаружила, что детский Eve считает, что «Титаник» - это вполне себе детский фильм. Там, конечно, нет расчлененки свинки Пеппы, но согласитесь, что фильм все равно не детский.

А. Милкус:

- То, что не для младшего школьного возраста, это точно.

Д. Завгородняя:

- Да младший школьный возраст, может быть, и не заинтересуется «Титаником».

Т. Иванова:

- Знаете, моя дочка – большой фанат всей вампирской истории. Мы посмотрели весь «Отель «Трансильвания», «Монстры на каникулах» по 130 раз. И в какой-то момент Eve подкинул ей любимый всеми фильм про вампиров. Естественно, нам пришлось провести с ребенком разговор о том, что пока ей еще рано это смотреть.

А. Милкус:

- Таня, а как вы регулируете, сколько ребенок сидит за этим гаджетом? Я понимаю, контент вы отсматриваете теперь. Сколько маленький ребенок может сидеть в гаджетах?

Т. Иванова:

- Сейчас я скажу еще одну страшную и крамольную вещь. Мы не регулируем вообще. И я объясню почему. В нашем доме стоит PlayStation. Это игровая приставка. У ребенка есть доступ к этой приставке всегда. Иногда она не включается месяцами. Для нас с мужем главное – дать как можно больше альтернативы. Ты хочешь посидеть, поиграть в Roblox на телефоне – без вопросов, 30 минут тебя никто не трогает. Она играет, и потом я обязательно прихожу к ней и говорю… Вот, например, буквально вчерашняя история. Я подошла и сказала: «Поехали, покатаемся на велосипедах». Мы взяли еще несколько ее подруг, и мы поехали кататься на велосипедах, уехали на 3 часа. Через 3 часа мы приехали домой, и у ребенка не было вообще никакого желания сидеть в телефоне.

Мы ничего не запрещаем. Но такого, чтобы она сидела у нас 2 час, нет. Именно из-за того, что нет запретов, и она всегда знает, что может взять телефон и поиграть, она играет очень ограниченное количество времени.

Но здесь еще очень важный нюанс. Почему это работает в нашей семье? Потому что мой муж – медиадиректор киберспортивной команды, я тоже достаточно плотно занимаюсь игровым направлением и исследованием игровых направлений. Что это значит? Это значит, что игры в нашей семье присутствуют в той или иной степени всегда. Мой муж отсматривает игры своей команды. Например, вчера у нас на телевизоре достаточно долгое время шли квалификации по Dota, мы смотрели их. Ребенок заходит, видит, что идет игра. Она спрашивает: «Вы смотрите Dota?» Мы говорим: «Да, мы смотрим Dota».

А. Милкус:

- Таня, у вас очень много всякого контента, связанного с интернетом, а как это сказывается на ребенке? Она растет, получается, в такой интернет-среде. Плохо это или хорошо?

Т. Иванова:

- Это позволяет нам с ней выстраивать дружеские отношения. Например, некоторое время назад она пришла к нам и сказала: «Я хочу снимать TikTok». Мы ей рассказали о том, что маленькие дети, такие как она, не могут заводить собственные аккаунты, это противоречит правилам площадки, но мы можем снимать с ней контент вместе. Если она хочет снимать контент для TikTok, то она должна мне написать 10 идей для ролика. Поскольку я много общаюсь с блогерами, она тоже общается с блогерами, когда я беру ее на какие-то съемки, она знает, что блогинг это достаточно сложный процесс. Она целый день писала идеи для ролика. Мы выбрали 3, обсудили их. После этого к этим трем роликам она написала сценарий. И дальше мы в комнате выставили с ней свет, подготовили костюмы, сняли три этих ролика, выложили их и посмотрели на реакцию аудитории. После этого она мне сказала: «Знаешь, мама, это пока для меня достаточно трудоемкий процесс, наверное, я пока отложу идею о создании собственного TikTok-канала». И я как мать была довольна. Я показала ей, как производится контент, она поняла, что это сложно и что ей нужно немного подрасти.

Вчера она пришла ко мне с идеей собственного YouTube-канала, и мы пошли по тому же принципу, что сначала нужно придумать хорошее название и концепцию канала. Она обложилась блокнотами, цветными ручками, что-то рисует, пишет, параллельно отвлекается на игры, но занимается разработкой концепции YouTube-канала.

Д. Завгородняя:

- А о чем вы сняли ролики в TikTok?

Т. Иванова:

- Первый ролик мы сняли музыкальный.

Д. Завгородняя:

- Открывали рот под песню.

Т. Иванова:

- Да, открывали рот под песню, но мы там переодевались в разные костюмы. Потом у нас было несколько роликов, где еще был третий герой – наш пес. Еще один ролик мы отсняли, но у нас не получилось его хорошо смонтировать. Это когда ты впрыгиваешь в туфли, и у тебя меняется костюм. Но я не очень сильно старалась в этом ролике, чтобы показать ей, насколько монтаж – это сложная тема. И сейчас монтаж – это главная тема нашего с дочерью обсуждения, и мы смотрим, какую программу можно поставить ей на телефон, чтобы она тренировалась в монтаже.

А. Милкус:

- У нас есть звонки. Давайте их примем. Наталья из Вологды.

Наталья:

- Скажите, чем отличается «сидеть за планшетом» и «сидеть в планшете»? Я думаю, что ребенка не надо ограничивать в играх, он сам разберется, когда и сколько ему играть, и все равно ему рано или поздно это надоест.

А. Милкус:

- А если не надоест? Есть дети, особенно в подростковом возрасте, они, проснувшись, хватают гаджет, планшет, телефон, играют, и их даже отвлечь невозможно.

Д. Завгородняя:

- Тем более игры сейчас наверняка разнообразные.

Наталья:

- А чему вы удивляетесь? У меня Samsung С3592 для незрячих, но ночью он под подушкой, утром первым делом, не умывшись, не причесавшись, опять беру его.

Т. Иванова:

- Наталья, спасибо вам большое. Я вам невероятно благодарна за эти слова. Нужно начать с себя. Мы сами как родители, просыпаясь, в первую очередь хватаемся за телефон. Мы – пример для наших детей.

А. Милкус:

- Следующий звонок. Юрий, Москва.

Юрий:

- Вы говорили о том, как мы боремся с этими вещами.

А. Милкус:

- Да. И нужно ли бороться вообще.

Юрий:

- У меня первый ребенок пойдет в третий класс. Мы ограничивали все эти мобильники, интернеты, компьютеры. А сейчас мы ей дали смартфон. Она ходила до этого и говорила, что у друзей то, у друзей сё. Типа, она ничего не умеет. С одной стороны, вроде как ограничили, а с другой стороны, ей тоже какая-то психологическая травма – то, что у нее все друзья умеют, а она, типа, глупая. Я не знаю, правильно я поступал или нет.

Почему я за ограничения? Потому что чем больше детей будет ограничено… Да, кто-нибудь скажет, что в классе найдется какой-нибудь хулиган, еще что-то, но он будет все реже и реже появляться в компании детей. Я думаю, все-таки ограничения – это важно.

Т. Иванова:

- Я согласна с Юрием, что ограничивать нужно, но нужно ограничивать контент. Очень важно, чтобы родители понимали, что смотрят их дети.

А. Милкус:

- Таня, мы вышли на очень важную тему. Вы про Еву рассказывали, и тут еще сообщения пришли. «Каникулы – хорошее время, чтобы задуматься о том, чем зарабатывать на жизнь в будущем, освоить какую-то специальность или, например, освоить программу Excel».

Как устроить так, чтобы ребенок… Ну, понятно, отобрать технику мы не можем, но чтобы это было действительно полезно, с взглядом в будущее. Не просто гонять какой-нибудь шарик по экрану или бродить куда-то. Если мы говорим про подростков, как это настроить на полезность?

Т. Иванова:

- Расскажу очень интересную историю, которая произошла буквально этой весной. Это история из моего окружения. Вы говорили про то, что есть дети, которые хватаются за планшет, и когда ты у них его отбираешь, они падают на пол, и случается просто невероятнейшая истерика, которая всегда такое большое потрясение для родителей и для ребенка.

А. Милкус:

- Это если маленький ребенок. А если ребенок-подросток, то закрывается дверь, это обида на всю жизнь и т.д.

Т. Иванова:

- История, которую я вам хочу рассказать, происходила с мальчиком, которому было 8-9 лет. Он играл в Minecraft. И каждый раз, когда к нему подходил папа и говорил, что уже хватит, случалась истерика, слезы. Для всех это было большое нервное потрясение. В итоге что папа сделал? Он попросился посмотреть несколько игр, в которые играет ребенок. Он сидел молча, смотрел, как он играет. И в итоге сказал ему: «Гоша, ты реально играешь очень круто, ты большой молодец. Но, может быть, тебе хочется проектировать собственные миры в Minecraft?» И они пошли сначала вместе, а сейчас уже Гоша занимается один на программировании в Minecraft. Гоша играть стал гораздо меньше, но он постоянно в этом процессе придумывания новых миров. И это реально очень распространенная история, когда родитель, вникая в игру, в которую играет ребенок, помогает ему направить…

А. Милкус:

- Если родитель сам понимает.

Д. Завгородняя:

- Да, это для продвинутых родителей. А то зачастую проще бывает взять и отменить, взять и запретить. И человек действительно начинает отставать от сверстников в технологиях.

Т. Иванова:

- Мы должны быть продвинутыми родителями, друзья мои. У нас нет культуры пользования интернетом. Поэтому мы как родители живем в суперсложное время, нам нужно эту культуру формировать, а это ни в коем случае не должна быть культура отмен.

Вторая история. У меня есть знакомая Диана Королева, она специалист по маркетингу и пиару. На Новый год 13-летний сын подарил ей достаточно дорогие духи. И в этот момент она поняла, что где-то ее ребенок зарабатывает деньги. При этом она знала, что он играет в компьютерные игры, но игровой процесс никогда не мешал его занятиям в школе. Диана стала разбираться, во что же играет ее сын. Получилась еще такая история, что ее сын Гриша был достаточно аскетичен в одежде, буквально как Стив Джобс, одна водолазка, один свитер, а здесь стал просить ее купить какую-нибудь тельняшку, берет. Диана выяснила, что Гриша является единственным в мире участником из России достаточно известной стратегии по Второй мировой войне. Она стала разбираться в этой игре и как это увлечение помогает Грише. Игра по Второй мировой войне – это стратегия, суть которой в том, что каждый игрок может выбрать себе страну и играть за эту страну, привести ее либо к победе, либо к поражению. И Гриша не просто один из самых молодых в мире игроков в эту игру, но он еще и потрясающий косплеер по этой игре.

Что это значит? Что в каждую свою игру он стилизует свой внешний вид. Он может одеться французским солдатом, русским солдатом, немецким солдатом, он максимально внимательно к этому подходит. Он изучает историю стран, Черчилля, Сталина, именно исторические процессы, чтобы игра была максимально достоверной.

Знаете, что еще интересно? Гриша стримит на английском. И за время его увлечения этой игрой его английский, в силу того, что ему приходится постоянно эмоционально разговаривать на этом языке, общаться с другими игроками, вырос до великолепного разговорного английского. Сначала это был английский со словарем, дальше это стал уже такой очень уверенный пользовательский английский. В этом году Гриша прошел квалификацию на международный отбор на турнир и занял там второе место. Это абсолютно беспрецедентная история. И мама сейчас тоже максимально погружена в игру, она помогает ему с косплеем, разрабатывать образы, поддерживает его.

Д. Завгородняя:

- Косплей, поясним, это исторические костюмы в соответствии с этой игрой.

Т. Иванова:

- Да. И Грише донатят, перечисляют деньги за то, как он круто играет и как он классно выглядит.

А. Милкус:

- Сообщение из Белгородской области: «Большинство родителей не понимают, о чем говорит ваша гостья». Люди, учите тот язык, на котором разговаривают ваши дети. Косплей – это одежда такая, формирование образа.

Д. Завгородняя:

- Это карнавальные костюмы. Но «карнавальный костюм» слишком длинно звучит. Таня, скажите, в какой школе учится этот Гриша?

Т. Иванова:

- Ему сейчас 14 лет, он учится в обычной петербургской школе.

А. Милкус:

- Таня, на мой взгляд, это история из ряда вон выходящая. Я знаю, многие подростки сидят в онлайн-играх без какой-то пользы с утра до вечера, неизвестно, кто там у них в партнерах, могут быть и не очень хорошие люди и т.д. Что с этим делать? Это очень большая тревога для родителей.

Т. Иванова:

- Согласна полностью.

А. Милкус:

- Эта игра втягивает и в очень подозрительное общение. Что здесь делать?

Т. Иванова:

- Знаете, я не отвечу на этот вопрос, и никто не ответит на этот вопрос. Потому что 20-30 лет назад, когда мы с вами были маленькие, ничего подобного не существовало. И только сейчас вырабатываются правила, ограничения для игр, в том числе и государственные. Вы же видите, как много всего происходит вокруг интернет-индустрии. И никто не знает, как правильно, а как нет. Я вполне допускаю, что через 10 лет мы с вами можем встретиться, и я вам скажу: «Знаете, тогда, 27 июня 2021 года, я думала, что я права, а получилось иначе». Только доверительные отношения с ребенком. Доверительные отношения в самом начале, с 6-летнего до 14-летнего возраста. Естественно, когда в 14 лет ребенок закрывает перед вами и двери и говорит: «Я буду играть всю ночь», - наверное, сложно что-то исправить.

А. Милкус:

- Надо было раньше выстраивать отношения.

Т. Иванова:

- Если вы хотите посмотреть со своим ребенком что-то полезное, вместе провести время, посмотрите два классных образовательных сериала. Один называется «Сториботы», он для детей помладше, как раз как Ева, до 10 и младше. А второй называется «Вундеркинды», он для детей постарше, для подростков. Можно поискать в YouTube, на каких-то стриминговых платформах. Это очень крутые 30 минут, которые вы проведете вместе с ребенком, и у вас потом будет еще разговоров на целый день. Как, например, устроена молекула, как устроена Солнечная система. Вот такие познавательные, образовательные видео – это первый шаг к совместному потреблению контента в интернете вместе.

А. Милкус:

- Я хотел бы перекинуть мостик к тому, что вы говорили раньше. Если ребенок уже влез в эту игру, влез в такое состояние игромании, это уже вопрос лечения. Нужно обращаться к психологу, может быть, даже к психотерапевту. Если он ушел в игру на 24 часа на 7, обратитесь к специалисту, если вы сами справиться не можете, а скорее всего, уже справиться сложно самим.

Второе. Попробуйте, если ребенок увлекся компьютерными всякими историями, выйти на какие-то позитивные, полезные вещи. Если Ева в 8 лет не может без помощи родителей смонтировать какой-то ролик, то в 14 лет ребята делают фантастические истории. И это им всегда пригодится в жизни, даже если они потом будут военными, врачами или инженерами. Потому что сейчас такая эпоха визуализации, и умение работать с такими инструментами как обработка фотографий, обработка видео, обработка звука, это те же навыки, как в нашем детстве печатать на печатной машинке, допустим.

Д. Завгородняя:

- Таня, с чего начинать приучать ребенка к полезному гаджету, к гаджету здорового человека? Вот в 7 лет человек еще не брал гаджет в руки. Что ему сначала показывать?

А. Милкус:

- В 7 лет не брал?

Т. Иванова:

- Помимо «Сториботов» есть еще очень классные подкасты, можно послушать вместе подкасты.

А. Милкус:

- Давайте объясним для нашей аудитории. Подкаст – это запись звука. Например, аудиокнига – это подкаст.

Т. Иванова:

- Или как радио, только не в прямом эфире, а в записи. Есть, например, совершенно чудесный подкаст «Гусьгусь». Он не рассказывает сказки, он рассказывает разные сюжеты из сказок, как бы они могли произойти в настоящей жизни.

Что еще важно? Можно найти топ-10 полезных подборок приложений на телефон. Это может быть английский язык. Кстати, у нас с Евой очень хорошо заходили приложения по английскому языку, когда ты учишь не алфавит, а короткие слова.

А. Милкус:

- Зачитаю пришедшие сообщения. «Разве ваша задача – опустить слушателей? Я ранее предполагал, что, напротив, ваша задача – подтягивать слушателей, а не опускать их сознание до плинтуса». «Вас надо менять, и вас, Александр, и Завгороднюю Дарью. Программа раньше не блистала, а сейчас она становится просто ужасной».

Слушайте, у нас все очень просто. Вам не нравится программа? Выключите ее, переключите, послушайте что-то другое. Мы пытаемся донести до разумных родителей, до разумных бабушек и дедушек то, что время поменялось. Время, когда вас воспитывали родители, и время, когда нам приходится общаться с новым поколением, оно другое, и надо по-другому выстраивать отношения. Да, появились гаджеты, появились новые технологии.

Д. Завгородняя:

- Причем все это неизбежно. Слово «донатить» и слово «косплей», они войдут в наш язык, я думаю, в повседневный обиход.

А. Милкус:

- У подростков уже пошли. Или вы хотите слушать ваших детей и говорить с ними на одном языке, или у вас будут проблемы дальше с выстраиванием отношений с вашими потомками. К сожалению, вот так.

Д. Завгородняя:

- Или, к сожалению, будут потомки чувствовать себя несколько ущемленными по сравнению со своими более продвинутыми ровесниками.

А. Милкус:

- Наша сегодняшняя программа, в общем-то, сводится к тому, что ребенок будет сидеть в гаджетах и портить себе зрение тогда, когда у него нет контакта с родителями. А родители как раз должны проявлять разумность и понимать, что происходит с технологиями.

Д. Завгородняя:

- Таня, мы говорили о том, чем заинтересовывать ребенка в гаджетах, для того чтобы он пошел по правильной, полезной дороге.

Т. Иванова:

- Да. Я как раз хотела сказать, что разработано огромное количество приложений, в том числе разными российскими НИИ, о том, чтобы сделать времяпрепровождение ребенка интересным. Потому что они прекрасно понимают, что им нужно соревноваться с играми, с этими залипательными шариками. Есть приложения, которые учат маленьких детей цифрам, буквам, логике. Есть приложения по начальному программированию. Есть очень увлекательное приложение по истории России, это как бы такие карточки, приложение по географии мира. То есть их огромное количество, но ими должен заниматься не ребенок, ими должен заниматься родитель. Он должен сесть, покопаться, выбрать эти 10 приложений, потратить свое время и вместе с ребенком начать его изучать.

Что еще очень важно. Есть такой негативный флер у игр, связанных с тем, что ребенок может там что-то купить, и это «что-то» может быть очень дорогое. Для того чтобы этого не произошло, установите «родительский контроль». И каждый раз, когда ребенок будет что-то покупать, система будет у вас спрашивать: а вы точно хотите купить эту тысячу алмазиков за тысячу рублей? Если вы хотите, чтобы у вашего ребенка выстроились взаимоотношения с гаджетами независимые, вам нужно сейчас приложить к этому очень много усилий.

А. Милкус:

- Таня, если пойти по радикальному пути. У меня есть такие знакомые семьи, которые детям до 14 лет не дают гаджеты и даже телевизор не дают включать.

Т. Иванова:

- Знаете, я не могу однозначно ответить, что, например, это плохо. Потому что мы с вами узнаем только через 10 лет, какой путь более правильный – путь тотального запрета либо путь тотального разрешения. Но я против любых крайностей. Это действительно чревато. Как вы правильно сказали, если ребенок захочет, он найдет способ. К примеру, я стараюсь, чтобы моя дочь слушала хорошую музыку. Мы ставим ей разную хорошую музыку. Как вы думаете, какая у него любимая песня?

А. Милкус:

- Расскажите.

Т. Иванова:

- Естественно, все эти чудовищные (извиняюсь перед артистами, которые их поют) песни из TikTok, которые она приносит из школы.

А. Милкус:

- Слушайте, это всегда было. У меня дети росли, и я выучил наизусть весь репертуар «Короля и Шута». И ничего, дети выросли нормальными.

Т. Иванова:

- Я к тому, что какую бы прекрасную музыкальную среду я ни выстраивала вокруг своей Евы, она все равно приносит из школы что-то. К сожалению, мы с этим ничего не можем поделать, но только если вы не отдаете своего ребенка в суперзакрытую школу, где у всех детей отобраны гаджеты, и все они свое утро начинают с Вивальди и Баха.

А. Милкус:

- Да, такого нет. И чем более продвинутая школа, тем больше там стоимость гаджетов, что для детей тоже является таким средством состязания со сверстниками.

Д. Завгородняя:

- А как быть с агрессивными играми? Есть огромное предубеждение против того, что ребенок сейчас наиграется, настреляется и пойдет кого-нибудь убивать. Вы как специалист просветите, что сейчас с агрессивными играми происходит на рынке, в жизни и так далее, они какую долю вообще занимают детского внимания в компьютере, в гаджете?

Т. Иванова:

- У подростков они занимают достаточно большой процент игр, в которые они играют. Потому что это не только Counter-Strike, это достаточно большое количество игр. Это не стратегии, а шутеры. Шутер – это стрелялка, когда ты бежишь, убиваешь противника, и твоя задача – завладеть флагом, станцией или чем-то еще. Шутеров много, они очень разные. Сейчас проходит достаточно большое количество исследований в связи со всеми трагическими ситуациями, которые происходят в нашей стране и в мире. Эти исследования показывают, что игры не виноваты в том, что ребенок принимает решение прийти и расстрелять свою школу. Но некоторым людям всегда очень выгодно ситуацию развернуть так, что виноваты игры. Поэтому я все-таки призываю вас к тому, чтобы быть более чуткими к своим детям и не скидывать ответственность за воспитание на третьих лиц, а уж тем более на гаджеты.

А. Милкус:

- В общем, мы вышли к правильной идее. Неважно, сколько ребенок сидит за планшетом, за гаджетом, неважно, что он там смотрит. Вы должны быть рядом со своим ребенком, не перекладывать ответственность на компьютерный мир.