Нужно ли платить за хорошие оценки и как приучить детей следить за финансами?

Родительский вопрос
Александр Милкус обсуждает вместе с экспертами, можно ли мотивировать детей учиться деньгами

А. Милкус:

- Добрый день! «Родительский вопрос» на Радио «Комсомольская правда». Я – Александр Милкус. Сегодня мы поговорим про детей и деньги. Тема не простая, довольно сложная, потому что разные уклады есть в семьях, по-разному относятся к воспитанию финансовой грамотности.

Сегодня мы поговорим о том, можно ли и нужно ли стимулировать детей участвовать в финансовых процессах, чтобы получить от них отдачу. В гостях у нас директор Ассоциации развития финансовой грамотности Вениамин Шаевич Каганов и учитель русского языка и литературы в классическом пансионе МГУ, основателяьпроекта «Школьная криптовалюта» Николай Пронев. И хотел бы подключить к эфиру наших слушателей, звоните нам!

Вениамин Шаевич, что за идея финансовой грамотности? Еще и добавление каких-то занятий и уроков в школе? Дети так загружены!

В. Каганов:

- Александр, действительно, дети у нас загружены, если изучать программу полностью, стараться выйти с хорошими отметками. Почему финансовая грамотность и почему сейчас? Во-первых, не сейчас. Стратегия развития финансовой грамотности в Российской Федерации была принята в 2016 году и действует с 2017 года, рассчитана по 2023 год. И в этой стратегии было определено, что будут разрабатываться специальные материалы, чтобы школьники могли изучать или хотя бы знакомиться с финансовой грамотностью как можно раньше.

Что сейчас произошло? Сейчас произошла частичная реализация тех посылок, которые были в стратегии. Работали над этим Центробанк, Минфин и , конечно, Министерство просвещения на данном этапе. Задача состоит в том, чтобы подготовиться к введению с 1 сентября 2022 года в некоторые предметы уроков, связанных с темой финансовой грамотности. Это предусматривается с 1 по 4 класс – обществознание и математика. И в других классах в иные предметы, где уместно обсуждать этот вопрос.

А. Милкус:

- С 1 по 4 класс нет математики и обществознания!

В. Каганов:

- Оговорился: окружающий мир и математика. Обществознание, информатика, география и ряд других предметов – это в основной школе и старше.

А. Милкус:

- А как это будет выглядеть?

В. Каганов:

- Здесь нет глобальных инноваций. Дело в том, что в течение продолжительного времени образовательные организации по желанию внедряют это у себя. Есть соответствующие методические рекомендации Центробанка, одобренные Министерством просвещения, где четко расписано, к чему в том или ином возрасте нужно знакомить детей. Фокус или сверхзадача состоит в том, что через год это будет не по желанию, а обязательно для всех. А вот как это будет происходить? Зависит от многого.

Окружающий мир, например, финансы, цифровые технологии нас, действительно, окружают. Банкоматы, все эти гаджеты, которые используют. Естественно, ребенок может получить определенные знания в рамках изучения некоторых аспектов окружающего мира, связанные с финансовыми решениями. И с финансовыми сервисами.

А. Милкус:

- Можно ли предположить, что написанная программа уже меняться не будет? Или мы опять пришли к тому, что со следующего года будет меняться программа, учителям надо привыкать к тому, что новая программа. И начнется переписывание учебников.

В. Каганов:

- Вы подняли очень важный вопрос. Думаю, в течение этого года надо будет отвечать на него, находить решения, готовиться. Есть уже отдельные учебники, в том числе, по финансовой грамотности.

А. Милкус:

- Это отдельный факультативный курс.

В. Каганов:

- Согласен. Сейчас как устроено? Есть ГОСТ, есть примерная программа, есть программа обучения. Программа обучения, какая она будет, определяет образовательная организация, но с учетом примерной программы. В примерную программу абсолютно точно должны быть внесены уточнения и изменения.

А. Милкус:

- Значит мы будем переписывать учебники! И школа должна будет закупать новые, а это не финансовая грамотность, это – финансовые потери для школы.

В. Каганов:

-Я бы не был столь пессимистичен. Конечно, на каком-то этапе да. Все, что касается учебников, это очень длинный процесс. Их пишет не государство, их пишут авторы, издают издатели, государство определяет, попадает этот учебник в перечень или нет. Думаю, что быстро этот процесс произойти не может, он будет растянут во времени. А сейчас будут методические рекомендации, пособия, которые учитель сможет использовать.

Учебник – это достаточно консервативная история. И он не может меняться ежегодно. Но знания и предметы, они, естественно, не могут не меняться, потому что меняется мир. Это вызов, но не проблема. Вопрос: как это будет решаться? Мне кажется, что это должно решаться без фанатизма, разумно и последовательно с тем, чтобы не создавать дополнительных трудностей для тех же обучающихся, родителей и школ.

А. Милкус:

- Давайте приземлимся на более понятную землю. Подключу Николая Пронева. Николай, может, чем вводить в школьную программу элементы финансовой грамотности, лучше использовать ваш проект, который конкретно дает детям понимание, как зарабатывать своим умом? Расскажите о проекте?

Н. Пронев:

- Спасибо! Я считаю, что финансовую грамотность требуется вводить в школе. Я – учитель. И я понимаю, что, возможно, пострадает русский язык.

А. Милкус:

- Почему?

Н. Пронев:

- Он занимает больше всего времени в обучении, поэтому если какой-либо предмет поджимать, то это русский и литература.

А. Милкус:

- Не дай бог!

Н. Пронев:

- Да, но тут задача педагога как-то внедрять элементы финансовой грамотности. Например, на уроке литературы рассматривать финансовые вопросы, например, как финансы строятся у персонажей литературных произведений.

Финансовый вопрос очень важен для детей, потому что они очень рано вступают в экономические отношения. И многие дети не знают правил рынка. И в связи с этим допускают огромное количество ошибок. В первую очередь, они попадаются на удочку мошенникам. Или сами в раннем возрасте проявляют такие склонности к мошеннических схемам. В интернете огромное количество видео, где рассказывается, как можно это сделать. А в школе об этом не говорят, возникает вакуум. И ребенок попадает в нехорошие ситуации.

А. Милкус:

- Слушайте, почему обязательно в школе надо говорить об этом? У нас единственный источник информации для ребенка – это школа? А родители где?

Н. Пронев:

- Родители работают. Нужно понимать ситуацию, что в нашей стране огромное количество людей большое количество времени посвящают не детям, а работе. Не потому что они не любят детей, в потому что такая жизнь, что ставит их в сложную ситуацию, что требуется работать. На благо своих детей, чтобы они хорошо одевались, кушали и, возможно, сумели поступить в высшее учебное заведение попрестижнее. Увы, родители идут на жертвы.

А. Милкус:

- Хорошо, давайте про ваш проект.

Н. Пронев:

- Я люблю теорию о том, что в школе есть отметки: 5,4,3.2,1. И эти отметки придумали в средневековье. До сих пор пользуются. Вроде бы все хорошо, но, увы, статистика показывает, что ежедневные отметки не ценятся как самими учащимися, так и обществом.

Мы желаем изменить ситуацию, потому что дети живут в постиндустриальном обществе. К примеру, приводим компьютерную игру, ребенок проводит в ней огромное количество времени. Играет, но при этом в этой онлайн-игре он может получить предмет, который ценится на рынке. Виртуальный цифровой предмет, который…

А. Милкус:

- …стоит реальных денег.

Н. Пронев:

- Да. У ребенка возникает диссонанс. В школе я получаю цифровые данные, то есть, отметки в электронный журнал. Они никак не ценятся, никак не применяются. В игре я играю огромное количество времени, я там даже умудряюсь зарабатывать деньги! И он думает, что для него важнее сейчас в его школьное время? Конечно, компьютерная игра.

Мы желаем изменить этот подход. И перевести оценочную систему в постиндустриальную эпоху, когда школьные данные ценятся по умолчанию. Пятерка равно энной количество коинов за которые сам ребенок способен купить в магазине, причем, в магазине ограниченного ассортимента в том плане, что ребенок не купит что-то запрещенное, например, как дети сейчас карманные деньги тратят на энергетики, там такого нет. Там только то, что разрешено законодательством Российской Федерации по возрасту. И то, что является центром притяжения и внимания у учащегося.

Сейчас у нас любой ребенок в России может прийти в наше приложение, обменять свои оценки в коины. И за эти коины уже купить товары.

А. Милкус:

- Коины – это виртуальная валюта, давайте переведем.

Н. Пронев:

- Да, я на терминологии детей.

А. Милкус:

- У бабушек и у дедушек другая терминология.

Н. Пронев:

- Да, копеечки.

В этом суть проекта. Проект строится на благотворительных началах. Ни ребенку, ни родителям не приходится тратить своих денег, чтобы ребенок воспользовался этой системой. И ребенок тоже может выступать благотворителем. Например, у нас старшеклассники выкладывают свои услуги в маркетплейс. И услуги характера репетитора помощи по домашней работе, например. И они тем самым участвуют не только в экономических отношениях, а еще и в волонтерских.

А. Милкус:

- Нам дозвонился Сергей из Красноярска.

Сергей:

- Здравствуйте! Я думаю, немного странно звучит какая-то финансовая грамотность с математической безграмотностью, которая у нас сейчас повсеместно в школе. Отсюда вытекают ошибки в логическом мышлении. Общее падение уровня образования. И отсюда логика у детей падает плюс критическое мышление. Поэтому спокойно они ведутся на всех мошенников и на все остальное. В этом проблема, а не в финансовой грамотности.

А. Милкус:

- А если математика углубляется задачами из жизни, что называется сейчас практико-ориентированные задачи, когда дети изучают математику на конкретных примерах?

Сергей:

- Понимаете, сначала получают математическое образование, а потом прикладные науки идут. Какая разница, какая будет форма, если идет общее падение математической грамотности? У человека уровень знаний падает.

И насчет того, что вот эти вот все по их проекту. Мне кажется, это маленько лукавство – говорить о том, что простые оценки никому не нужны. Я думаю, что это работа на перспективу. Человек учится в школе 11 лет, он должен понимать, для чего он это делает. А как же знания? Он получает знания, разве это не результат?

Н. Пронев:

- Сергей, я вас прекрасно понимаю, дети должны работать на перспективу. Но дети в определенном возрасте, особенно между 4 и 8 классам не думают о будущем. Они думают о здесь и сейчас. И поэтому у них возникает проблема с мотивацией. Для этого мы и создаем проект. Понятно, проект не пользуется спросом в ребят, которые учатся в 10-11 классах, потому что они знают, для чего им учиться. А с первого по третий класс у детей еще живое восприятие мира. И, например, компьютерные игры все доступнее и доступнее для младшего поколения, при этом сами родители дают эти мобильные игры. И в связи с этим меняется психология и восприятие детей к реальности. И для них школа становится менее интересной вещью. Не потому, что там дают что-то неинтересное, а потому что это не применимо для их жизни. И многие дети уже в раннем возрасте говорят, что школа – это то место, где я в заключении, где меня лишают свободы. Мы желаем изменить, чтобы появилось чуть-чуть восприятие, что он работает. Реально работает.

Я не к тому, что образование не нужно. Очень нужно!

А. Милкус:

- И замечание Николаю Проневу: приглашенный учитель русского языка не знает разницу между словами отметки и оценки! На самом деле, могу прокомментировать. Последнее время даже филологи говорят, что смысл в русском языке этих слов сблизился до синонимов.

Все-таки, надо говорить оценки? Отметка – это более такой термин про скалолазание.

Н. Пронев:

- Прошу прощения, тут у нас тоже будет проблема в связи с тем, что система оценивания в разных школах может отличаться. И в связи с этим и терминология. Оценки, понятно, у нас классическая система – 4,3,2,1. Где-то могут находиться и отметки в журнале, где условность обозначений цифровых может быть иная. И может быть не цифровая обозначенность, например, как в заграничных системах – буквенная.

А. Милкус:

- Ладно.

Вениамин Шаевич, как вы относитесь? Нужно ли платить детям за оценки? В советское время была целая дискуссия!

В. Каганов:

- Как сказал Николай, каждая семья решает по-своему. Но деньги явно школа платить не будет, в крайнем случае родители. У каждого своя технология со своим ребенком.

Николай, спасибо за разговор, все, что он делает с точки зрения постановки задачи – оно крайне правильно и интересно. Мы готовы ваш и другие проекты поддерживать и тиражировать, поскольку главная проблема, с которой он борется, это найти подходы к мотивации детей. Если ребенок не мотивирован, учи-не учи, он ничему не научится. Но обратите внимание, недавно было опубликовано исследование, подростки – 75% - сказали, что они хотели бы понимать и знать, что такое финансовая грамотность. Родители, давайте услышим подростков! И создадим реальные условия им. Вы правы, не только в школе это происходит, но школа дает систему координат. Эта тема может быть полезна и для математики, потому что ребенку будет понятно, для чего он учит эти формулы, потому что он может их применить, в том числе, для принятия решений.

Александр, вы сказали, что взрослые стали более грамотными, дети за ними подтянутся. Жизнь показывает иное. Взрослые менее грамотные, чем дети. С детьми худо-бедно занимаются. Во многих школах и в рамках урочных и внеурочных занятий идут занятия на эту тему, а родители более старшие - меняются медленнее. И не потому, что они не понимают или не знают. Есть такое понятие «установки». Мы выросли, пришли с какими-то установками. И советские установки все равно присутствуют, хотелось мне это или нет. И сформировать правильные установки по отношению к финансам, многим другим вещам – в этом и состоит сверхзадача. Кстати, у нас был проект вместе с Общенародным фронтом и будет продолжаться - «Расскажи бабушке», когда дети обучались доносить свои аргументы до более старших поколений. И это работало прекрасно, потому что бабушка внучка готова послушать.

Теперь про оценки. У меня был период в моей жизни, когда мне папа давал деньги, правда, не за оценки, а за стихотворения. Ему очень хотелось, чтобы я писал стихотворения. И я его этой слабостью некоторое время пользовался, правда, это было в классе пятом или шестом, потом это все не прокатывало.

Эта тема возможна для дискуссии, возможно, для обмена опытом среди родителей. Кому-то подойдет мотивация таким образом, кому-то не подойдет. Например, моя дочь, когда она училась в школе, мы нашли способ, как определить ей стипендию. Не за оценки, а просто определенную стипендию. Почему? Потому что так ребенок приходил каждый раз, глазами круглыми и говорил, что вот у соседней девочки новая куртка, только у меня ее нет! И очень трудно было определить, это, действительно проблема? И когда у нее стала стипендия, она стала понимать, на что она может тратить, на что нет. И все трудности ушли. Сейчас она работает в финансовой сфере и очень хороший специалист. Может, это сыграло свою роль. Рекомендую я это или нет? Каждый определяет в соответствии со своими системами координат.

А. Милкус:

- У нас звонок от Ирины из Абакана.

Ирина:

- Здравствуйте! Не разделяю точку зрения ваших гостей. Считаю, что нельзя приучать учиться за копеечку! Считаю, что детей надо приучать с детства учиться преодолевать, ставить цели. Это же удовольствие он должен чувствовать, что не получалось, но он справился!

А. Милкус:

- Ирина, а вы работаете?

Ирина:

- Я уже на пенсии. Всю жизнь работала.

А. Милкус:

- Пенсию вы получаете?

Ирина:

- Да.

А. Милкус:

- А за что вы получаете пенсию? Наверное, за то, что много лет работали.

Ирина:

- Это совсем другие вещи, понимаете? Вы как бы убираете область того, что у человека должна быть ответственность за то, что он должен пройти путь в развитии!

А. Милкус:

- А если нет ответственности? У нас есть статистика, что в средней школе до 70% детей не мотивированы.

Ирина:

- Вот!

А. Милкус:

- Они не хотят учиться и не понимают, зачем. Хорошо, вы против того, чтобы платить 20 копеек за отличную оценку. Как и что делать?

Ирина:

- Ребенок должен быть мотивирован!

А. Милкус:

- Это я слышу – слово «должен». А как?

Ирина:

- Должна быть другая мотивация!

В. Каганов:

- Очень симпатичная позиция, которую высказывает женщина. Она, видимо, еще более советская, чем я, и я ее разделяю. Могу сказать, что лично у меня в школе была такая мотивация, но это было давно. Нам сказали, что надо так, значит, надо! Мама, папа говорили, учителя хвалили и ругали. И надо бы, чтобы она была. Но если нет? Что, сетовать, что плохая молодежь? Или искать формы? Вот Николай ищет формы, они не всем подходят, но он ищет!

А. Милкус:

- Николай, вопрос от слушателей.: а где вы берете деньги, чтобы дети за хорошие оценки получали материальные блага?

Н. Пронев:

- Я не пью и не курю.

А. Милкус:

-Хорошее заявление!

Н. Пронев:

- На самом деле, когда я придумал проект со своими учениками, то брал из своей зарплаты, благо у меня есть излишек, который я не потратил на вредные привычки. Потом, когда проект решили расширять не только на школу, но и выйти за границы, то потребовалось провести агентскую работу и найти неравнодушных людей. Мы искали среди учителей, которые готовы предоставить свои репетиторские часы за школьные оценки, это серьезная вещь. Потом перешли к поиску компаний, которые готовы оценить идею и предоставить энное количество своих товаров, чтобы дети смогли…

А. Милкус:

- Товары какие?

Н. Пронев:

- В первую очередь, например, у нас есть производители периферии компьютерной – компьютерные мышки, клавиатуры, наушники киберспортивные. То, что детям интересно. Потом мы нашли людей, которые в России производят компьютерные игры и внутри этих игр есть ряд предметов, которые продаются за деньги, но теперь дети могут покупать эти предметы не за деньги, а за школьные отметки.

А. Милкус:

- Получается, что вы поощряете, чтобы дети сидели и играли в компьютер?

Н. Пронев:

- Знаете, я не поощряю, но считаю, что любая компьютерная игра в меру использования может принести пользу. Как и лекарство. Главное – не заигрываться. И показать детям приоритет на знания, на навыки.

По поводу школьных оценок. Мы часто задумываемся над вопросом, платить ли за оценки деньги? Мне кажется, что сама система оценивания у нас наследуется из средневековья. И там к абстрактным понятиям свято относились, то есть, это что-то великое и хорошее. При этом эти понятия пришли взамен побоям, чтобы школьника не били, иезуиты придумали такую прекрасную вещь, как оценки. Возможно, мы до сих пор еще ментально думаем, что как-то не хорошо за оценки платить, потому что это нечто святое.

А. Милкус:

- А лупить по попе можно.

Н. Пронев:

- Да, при этом статистика в России очень нехорошая! Более 40% родителей говорят, что можно наказывать физически детей за то, что они плохо учатся. То есть, огромное количество родителей против того, что надо давать за оценки деньги, другая категория родителей готова еще и физически наказать, если ты плохо учишься.

А. Милкус:

- О, у нас посыпались сообщения! «Мужу в детстве мать за домашнюю работу давала деньги, теперь он дома ничего по хозяйству не делает бесплатно! Дома разруха. Ему нужна на все инструкция и оплата!». Вот так. Ставропольский край: «Хорошо учишься, поступаешь в вуз согласно полученному аттестату, после которого гарантированно будешь работать по специальности, а не так, как сейчас. Вуз – дорогая формальность. И дети понимают, что вуз ничего не дает. Поэтому не учатся, зная, что все равно будут деньги у родителей».

Вениамин Шаевич, может, возьмем проект Николая на буксир? Подключим к финансовому образованию, который планируется в школах?

В. Каганов:

- Если Николай согласен, я с большим удовольствием! У нас есть для этого необходимые инструменты. Николай, давайте обменяемся контактами. Александр нам поможет.

А. Милкус:

- Легко!

В. Каганов:

- Более того, на сайт Ассоциации если зайдете, там система поддержки этих проектов описана. Мы заинтересованы в таких проектах. Их должно быть много. И они должны быть разнообразны именно потому, что условия у всех разные, дети разные, педагоги разные. И для каждого надо находить свой формат достижения единых целей по программам обучения и в целом по воспитанию и образованию.

А. Милкус:

- Есть ли возможность понятно интегрировать предмет финансовой грамотности? Вообще, это предмет? Или дополнение к предметам?

В. Каганов:

- Это не предмет. Это дополнение, скажем, окраска некоторых предметов и подходов с точки зрения цели финансовой грамотности. Отдельный предмет – об этом речи не стоит, потому что нагрузка и так очень большая. Уверен, что это правильный путь. Он не достаточный. Внимание к финансовой грамотности выросло, потому что жизнь стала учить очень жестко. И люди это стали воспринимать. И мы должны научить детей!

Кстати, Александр, может, вы с учетом вашего опыта и авторитета проведете несколько дискуссий по реальным вещам, чтобы родителям и учителям донести побыстрее, как можно использовать во благо нововведения, о которых сейчас мы говорим? Это нуждается в освещении и обсуждении, даже критическом. Лучше говорить об этом, чем бурчать, что все не так.

А. Милкус:

- Это мы обязательно будем делать! Летом не очень высокая активность. И если нам приходит такое сообщение из Белгородской области: «Николай, вас надо лишить права учить детей!», значит, программа получилась! Дискуссия есть. Для меня лакмус, чтоб люди послушали, может, не услышали, но результат есть.

Спасибо!