Лёд тронулся. Чиновники начали признавать, что ЕГЭ не идеален

Родительский вопрос
Александр Милкус и Дарья Завгородняя обсуждают вместе с экспертами, будут ли менять или даже отменять ЕГЭ в России

А. Милкус:

- И как всегда в это время - доброе утро, добрый день, добрый вечер - говорим мы вам. Потому что слушает нас вся страна - 11 часовых поясов! «Родительский вопрос» сегодня, как всегда, с вопросом «доколе»? Потому что мы опять говорим про единый госэкзамен, болонскую систему, подготовку студентов, абитуриентов и т.п. Кажется, сколько уже можно? И сколько об этом уже говорено? Однако, все меняется в нашем мире и вот буквально на прошлой неделе, на Всероссийском съезде учителей, преподавателей математики и информатики ректор Московского государственного университета имени Ломоносова Виктор Антонович Садовничий отметил, что ориентированные ЕГЭ школьники привыкают получать готовые ответы, а до этого, днем раньше, участвуя в сессии, на большой перемене, он же сказал, что в общем-то по ЕГЭ, которое дает случайные иногда результаты, принимать в МГУ, наверное, не нужно, лучше - олимпиады. И замминистра науки и высшего образования, находившийся в зале, заметил, что да, мы попробуем обратиться в правительство с такими обсуждениями, предложениями и т.д. Ну, и на этой же неделе и сам министр науки и высшего образования Валерий Фальков на пресс-конференции в РИА «Новостях» тоже заметил, что идет критика болонской системы, на которую мы перешли, и тоже надо присмотреться, пока мы ее не будем в краткосрочной перспективе менять…

Д. Завгородняя:

- А что такое болонская система?

А. Милкус:

- Болонская система - это система, которая позволяет признавать нашу подготовку в тех странах, которые подписали эту же Болонскую конвенцию. Это не означает, что это жесткий переход на бакалавриват и на магистратуру, как многие считают. Многие считают, что болонская система - это бакалавриат и магистратура. Ну, мы об этом поговорим. И поговорим мы сегодня с нашими гостями - это Нино Нодаровна Бугулова, начальник управления организации и проведения государственной итоговой аттестации Рособрнадзора. Здравствуйте.

Н. Бугулова:

- Добрый день.

А. Милкус:

- И заместитель руководителя департамента образования и науки Москвы, до недавнего прошлого директор знаменитой школы «Покровский квартал» Илья Владимирович Новокрещенов.

И. Новокрещенов:

- Доброе утро, добрый день, добрый вечер, уважаемые друзья!

А. Милкус:

- О чем мы будем говорить? Можно ли изменить ЕГЭ? Как он будет меняться? И второй вопрос - наверное, Виктор Антонович сказал правильно - ребята готовятся к экзаменам, которые им нужны для поступления и последние два года вообще, по-моему, школьную программу, кроме трех-четырех предметов вообще не учат.

Д. Завгородняя:

- А потом мы удивляемся, почему люди верят в плоскую землю? Потому что они географию не учили.

А. Милкус:

- Да и астрономию тоже. В общем, давайте мы попробуем разобраться, на какой стадии сейчас существует ЕГЭ и можно ли его откорректировать? Я так понимаю, что ЕГЭ у нас совершенно не новый экзамен - ему 20 лет, так, на всякий случай - в 2001 году начался эксперимент, а в 2009-м году были внесены поправки в федеральный закон об образовании и высшем, и послевузовском образовании, когда ЕГЭ введен обязательным образом. Нино Нодаровна, расскажите нам, вот какие законодательные акты нужны для того, чтобы менять ЕГЭ или изменить ЕГЭ, или отменить ЕГЭ, или его откорректировать? Потому что Виктор Антонович говорит, что вот мы внесем сейчас изменения в правила приема - и все. Наверное, это не так.

Н. Бугулова:

- Да, конечно же, основной документ нормативно-правовой - это закон об образовании. В соответствии с законом об образовании единый госэкзамен является основной формой государственной итоговой аттестации. То есть, для того, чтобы что-то менять, отменять - для этого необходимо, прежде всего, вносить изменения в закон об образовании и дальше уже идут все федеральные нормативные акты органов исполнительной власти, которые регулируют именно порядок проведения той или иной процедуры.

А. Милкус:

- То есть, по сути дела, никакие изменения в правилах приема мы вывести там МГУ или другие замечательные и известные вузы из-под действия закона не можем?

Н. Бугулова:

- Да. Закон есть закон.

А. Милкус:

- Так что ничего, видимо, меняться в ближайшее время не будет в правилах приема и правилах поступления? Или, может быть, вы в курсе каких-то подвижек?

Н. Бугулова:

- Еще раз повторяю. Для того, чтобы отменить единый госэкзамен или изменить какую-то процедуру и форму государственной итоговой аттестации, для этого необходимо внести изменения в закон об образовании.

Д. Завгородняя:

- А в каком объеме?

А. Милкус:

- Да, может быть, вы в курсе, может, какие-то изменения уже вносились, или там вносятся, или обсуждаются в Госдуме?

Н. Бугулова:

- Нет, нет. Ну, мы все знаем, что предложения об отмене ЕГЭ звучат уже не один год и периодически возникают вот эти разговоры, но законопроекта как такового об отмене единого госэкзамена нет.

Д. Завгородняя:

- А вот я хотела спросить про дополнительные испытания. Как-нибудь это регламентировано? В каком объеме вузы могут дополнительные испытания для своих абитуриентов вводить?

Н. Бугулова:

- Это регламентировано, да. Организации высшего образования вправе вводить дополнительные вступительные испытания. По творческим направлениям, если это вузы спортивной направленности, то спортивные какие-то соревнования и т.д. Ну, пусть каждый сам определяет, какое испытание он будет вводить. Но основным результатом в основном поступают по результатам ЕГЭ.

А. Милкус:

- Я бы еще добавил. Вуз не может просто так решить, что вот на этот предмет он будет еще проводить дополнительное испытание - ну, кроме вузов творческой направленности. Все эти дополнительные испытания согласовываются в правительстве и в министерстве образования и науки.

Н. Бугулова:

- Безусловно, да.

А. Милкус:

- Готовясь к этой программе, я хотел вот что попытаться сделать. Вот одна из партий, которая на выборах всегда топит за отмену ЕГЭ и на этом проходит в Госдуму - это такая яркая партия, «Справедливая Россия» - вот, допустим, придумали они этот закон, приняли. И вот давайте представим себе, что происходит, когда мы отменяем ЕГЭ. Илья Владимирович, вот мы отмотали, вернулись на 20 лет назад. Что произойдет?

И. Новокрещенов:

- Ну, что произойдет, я думаю, понятно. Произойдет откат и возврат к той истории, когда у нас 75-80% студентов ведущих вузов, которые находятся в Москве и в Санкт-Петербурге в основном в нашей стране, станут, собственно, москвичи и санкт-петербуржцы, а всем остальным ребятам, которые проживают отдаленно, шансов у них, если даже они очень талантливы и хорошо подготовлены, поступить в ведущие вузы практически не будет. Потому что, если мы вспомним, до ЕГЭ каждый вуз имел собственную программу вступительных испытаний и эта программа - на собственном опыте скажу - не была на сто процентов сопоставима со школьной программой, а часто вообще не была…

А. Милкус:

- Да, действительно, процент поступавших, если мы берем 20 лет назад и сейчас, он сильно изменился, потому что тогда было 75 на 25. А сейчас соотношение абсолютно противоположное. То есть, где-то 65-70% - это ребята из регионов поступают в ведущие вузы… Кстати, Илья Владимирович, я разговаривал с ректором Тольяттинского госуниверситета, он говорит - а у нас москвичи учатся.

И. Новокрещенов:

- Нет, вообще в гипотетической отмене есть один большой плюс, кстати. Правда, он для вузов плюс. Дело в том, что у них сразу повысятся поступления от внебюджетной деятельности. Потому что если программа вступительных испытаний у каждого своя, есть шанс к ней готовить централизованным образом, естественно, не просто так, и, конечно, поступления от внебюджета с введением ЕГЭ в вузы, будем честно говорить, потеряли в этой связи.

А. Милкус:

- Илья Владимирович, это вы просто очень аккуратно выразились, так сказать. Потому что мы-то понимаем, что внебюджетные поступления будут и у преподавателей, входящих в приемную комиссию.

Д. Завгородняя:

- А у репетиторов?

А. Милкус:

- Я так аккуратно назвал репетиторов, которые именно готовят к поступлению в данный вуз.

Д. Завгородняя:

- Раньше как было? Хочешь в МГУ? Берешь и ищешь репетиторов из МГУ.

А. Милкус:

- Не просто репетиторов из МГУ. Ты берешь репетитора из приемной комиссии.

Д. Завгородняя:

- Если тебе очень повезет и ты попадешь к этому репетитору. Потому что тебе может не повезти - места у него не хватит. Ну, сейчас, может быть, станет полегче.

А. Милкус:

- Илья Владимирович хотел на своем примере рассказать.

И. Новокрещенов:

- Ну моем примере просто. Когда я поступал на исторический факультет, мне достался на вступительном испытании вопрос, который в школе мы не изучали вообще. И шансы мои пройти вступительные испытания были вообще минимальными. Но дело в том, что я на первый вопрос дал очень хороший ответ и члены приемной комиссии с пониманием отнеслись ко мне, а я не посещал репетиторов до того… но, кстати, у меня была сложная история, потому что по сути у меня был один шанс из одного поступить туда, куда я хочу и на то направление, куда я хочу. Потому что вы же помните, что экзамены проходили примерно в одно и то же время, необходимо было подавать оригинал документов туда, можно было попасть в первую волну вступительных испытаний и, если не получилось, то во вторую, на оставшиеся места, в те вузы, которые добор осуществляют, и т.д. Сейчас у ЕГЭ другая история. Ребенок просто может заявиться о том, что он хочет поступить в несколько вузов, на несколько направлений и просто ждать, когда рассмотрит рейтинговым образом его заявку и все. И в этом смысле тоже, если мы откатимся назад, то мы значительным образом сузим спектр возможностей, которые есть у ребят как раз в процессе выбора, куда поступать - на какое направление, в какой вуз?

А. Милкус:

- Я напомню. У нас же специально приемные испытания в МГУ и, по-моему, в Ленинградский госуниверситет, были на несколько недель раньше, потому что те, кто именно в эти два вуза не поступил, чтобы они могли поступить в другие вузы. И все. А остальные действительно проводили примерно в одно и то же время и ты, если поступал, допустим, в Плехановскую академию, то уже в Финансовый университет просто не мог попасть, потому что документы лежали в приемной комиссии того вуза.

Хорошо. Это понятно. Тут тоже есть, кстати, вопросы и нарекания. Мы вот все время приглашали и, надеемся все-таки, что представители министерства науки и высшего образования к нам дойдут и объяснят, потому что меняются правила приема. В прошлом учебном году из-за коронавируса они менялись, и в общем-то система не очень удобно работала для школьников. По-моему, она в доковидное время была отлажена и работала лучше, на мой взгляд. \

Но мы вернемся к тому, что вузовские преподаватели жалуются, что дети-то поступают, но вот кругозор у них узкий. И вот в какой компании, где вузовские преподаватели находятся, я ни оказываюсь, обязательно прозвучит такая фраза - это ЕГЭшные дети.

Д. Завгородняя:

- Я даже боюсь сказать печатными словами то, что я слышала о современных абитуриентах в кулуарных разговорах от разных преподавателей высших учебных заведений. Вот что с этим делать?

А. Милкус:

- Да, проблема-то ведь действительно есть. Потому что детей накручиваем, подкручиваем для того, чтобы они хорошо сдали ЕГЭ и поступили в вуз. И в результате последние два-три года, а неспроста придумали школьную программу с разными предметами, которые должны давать им кругозор, понимание в жизни, а они, как говорится, «забивают на нее». Вот что тут делать?

Н. Бугулова:

- Прежде всего, по тезису об отмене ЕГЭ, о том, что комитет Госдумы предлагает отменить этот единый госэкзамен и т.д. Дело в том, что предлагается отмена ЕГЭ, но при этом не предлагается какая-либо альтернатива ЕГЭ. То есть, мы в своем понимании видим так. Если мы хотим отменить ЕГЭ, то предлагается вернуться, как уже было сказано, к старой системе, правильно? Опять-таки, это экзамены в школе - 6-7 предметов, это экзамены в вузы, правильно? То есть, это дополнительный стресс, о котором все время говорят, что ЕГЭ это стресс, что дети проходят какой-то прессинг и т.д. То есть, экзамен - он всегда стресс. Любой экзамен. В какой бы форме он ни проходил, это стресс, это переживание. И это нормально. Так что в плане отмены я бы прокомментировала это так.

Дальше. Тезис о том, что результаты ЕГЭ там слабые и первокурсники ничего не знают, и что ЕГЭ несостоятелен, давайте посмотрим на средний балл приема и нижнюю границу баллов поступивших. Если речь идет о поступивших с результатами более 70-80 баллов, то это хорошо подготовленные первокурсники. Если принимать с результатами 40-50 баллов - уровня там слабой тройки - то, безусловно, большинству таких первокурсников потребуется доучить школьную программу и, как правило, эти первокурсники - это те, которые поступают на внебюджетные места. То есть, качество приема - это результат деятельности конкретных вузов, а не недостаток ЕГЭ. То есть, ЕГЭ - это экзамен, который действительно объективно оценивает уровень освоения выпускниками школьной программы. И, конечно же, задания ЕГЭ выстроены таким образом, что высокий балл получает хорошо подготовленный школьник. Ниже балл получает тот, кто обучался на троечку. То есть, это было всегда. И в советской школе было, и до ЕГЭ было. То есть, дети не могут все обучаться максимально на пятерки. Есть дети, которые обучаются отлично, хорошо и удовлетворительно, правильно? Соответственно, и уровень знаний у них разный. Если мы посмотрим на прием - вы посмотрите на средний проходной балл в ведущие вузы. Он достаточно высок.

А. Милкус:

- Нет, подождите, мы ж не об этом говорим. Да, последние год-два они зубрят вот эти предметы, а ни на что другое внимания не обращают. Вот когда я прихожу на собеседование с теми, кто поступает на факультет коммуникации медиа и дизайна в Вышке, я вижу, что да, по-русски они говорят хорошо, они грамотные ребята. Вот смотришь их эссе - отлично написано!

Д. Завгородняя:

- ЕГЭ сдали хорошо.

А. Милкус:

- Да. Тесты сдали. Хорошо. Но - географии у них нету, истории в голове у них очень мало, они вообще не представляют себе… математика вообще страшное дело, почему-то считается, что, если ты поступаешь на журналистику, то тебе математика с физикой не нужны. Что на самом деле неправда - мозги должны работать и тренироваться вот именно этими предметами, естественно научного цикла. Вот в чем все дело.

Д. Завгородняя:

- ЕГЭ делает человека узкоориентированным специалистом.

Вот скажите нам, дорогие слушатели, должны ли сегодня люди делиться на физиков и лириков, на гуманитариев и математиков? Или выпускник школы должен быть все-таки разносторонним человеком?

А. Милкус:

- Хороший вопрос. Я его докручу тогда. А, может быть, всем надо сдавать ЕГЭ по всем предметам школьной программы? Давайте послушаем. Василий Александрович, Нижний Новгород.

Василий Александрович:

- Да. Спасибо. Полное оболванивание ЕГЭ, плюс-минус уход от общего образования. На западе нужны только гайки и винтики - узкая специализация. В США не знают ни географии, ни истории. Им не нужен общеобразованный гражданин любой страны, а уж тем более сейчас в России. Интеллект ЕГЭ уничтожается. А для сельской местности, вы меня извините, интернет уже доведен и общие экзамены… вы скажите, пожалуйста, сейчас в школе стихи учат?

Д. Завгородняя:

- Учат, конечно.

Василий Александрович:

- А если только кнопки - памяти никогда не будет. Вот.

А. Милкус:

- Спасибо большое. Давайте Андрея из Хакасии послушаем.

Андрей:

- Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Здравствуйте, уважаемая студия. Я считаю, что ничего менять не надо. Вот если 20 лет ничего не меняется, то есть, это как минимум два поколения мы потеряли - то есть, 20-летних и 40-летних.

А. Милкус:

- А куда они делись?

Андрей:

- Ну, они не учат историю, плохо ориентируются, кто-то позвонил и сказал - узкопрофильные специальные. Вот еще 20 лет - и три поколения уже будет потерянных. И вот эти поколения уже будут плевать в могилы своих отцов, неважно, капиталисты это были, империалисты, эксплуататоры, коммунисты. Неважно. Вот эти узкопрофильные специалисты возненавидят страну, возненавидят тех людей, кому сейчас 50-70 лет…

А. Милкус:

- Какие-то выводы вы делаете очень странные.

Андрей:

- А на эти исследования выделено уже 1 триллион 670 миллиардов правящей партии. Это все заложено до 2024 года. Так что это не секрет, все об этом знают - даже девятиклассники.

Д. Завгородняя:

- Так вы считаете, что надо ЕГЭ отменить?

Андрей:

- Нет, пусть будет ЕГЭ, пусть дальше идет оболванивание и люди будут плевать, не хоронить, а плевать вот на тех, кто был у власти - 96-й год, 20-й и т.д., по наши дни.

Д. Завгородняя:

- Интересная логика. Спасибо за ваше мнение.

А. Милкус:

- Так, давайте все-таки вернемся и давайте выясним, что делать для того, чтобы все-таки поступали в вузы и вообще выходили в жизнь ребята, обладающие всем комплексом знаний, которые дает школа, а не только тех предметов, которые нужны только для поступления не только в вузы, но и в колледжи.

И. Новокрещенов:

- Вы знаете, все-таки я не могу не дать ремарку по всему вышеуслышанному. Мне кажется, что мы напрасно все проблемы образования привязываем к ЕГЭ. Дело в том, что действительно есть у многих ребят, так скажем, недостаток общих энциклопедических знаний. Но это не связано с ЕГЭ. Это связано с тем, что у нас вообще цифровая эпоха, у нас информации настолько много, что мозг человека старается защититься от этого потока и он вынужден приходить к так называемому клиповому мышлению. Но клиповое мышление и ЕГЭ не связаны напрямую между собой. Просто, может быть, действительно вот этот большой переход, серьезный, внутренний, интеллектуальный, психологический, который случился в конце 90-х вот в связи с ускорением многих процессов информатизации, он совпал со временем с введением ЕГЭ и поэтому нам как-то проще, может быть, во всем обвинить ЕГЭ…

Д. Завгородняя:

- Понимаете, в чем дело? ЕГЭ носит некий фатальный характер. Вот ЕГЭ можно сдать один раз. Вступительные экзамены в вуз можно сдавать 50 раз, выкинув аттестат в мусорку, как было раньше - вкладыш от аттестата. А ЕГЭ ты сдаешь один или, максимум, два раза. То есть, это некое фатальное событие в твоей жизни, к которому ты готовишься, как к полету в космос. И тут очень велик соблазн пренебречь действительно другими общеобразовательными предметами - вот в чем беда-то.

И. Новокрещенов:

- Да, есть такая история. Я могу с этим тоже отчасти согласиться, что, действительно, ребята в старших классах бОльший акцент делают именно на те предметы, которые им нужны для поступления. И вопрос-то не кто здесь виноват, а, еще раз повторю - мне кажется, здесь дело не в ЕГЭ, а дело в том, как настроена система управления качеством образования в каждой школе. И это зависит от учителя. Ведь обучения без мотивации не бывает. Если человек не понимает, для чего он учит что-то… мы можем застращать его контрольными по всем предметам, пусть пишет с утра до вечера - и по истории, и по географии, независимо от того, что он собирается на физфак. Но это проблему не решит, если мы не ответим подростку на вопрос - а зачем он должен это выучить? Вот если учитель будет в состоянии в начале каждого урока буквально 3-5 минут уделять объяснению того, чему ребенок научится по окончании этого урока или цикла уроков по теме, что это даст ему для общего развития, для каких-то прикладных историй, как он сможет это использовать в жизни, тогда весь процесс обучения станет более осмысленным и тогда нам не потребуется, может быть, вводить специальные дополнительные экзамены для того, чтобы. Это с одной стороны. С другой стороны, если мы так переживаем от того, что мы излишне акцентируем внимание ребенка только на тех предметах, которые нужны для поступления, то в последние годы у нас уже развивается так называемое портфолио школьника, портфолио выпускника - это портфель его достижений не только и не столько академических, и повышение доли учета вот этих вот неакадемических результатов ребенка, наверное, будет увеличиваться. И тогда вот эта острота именно того, что только ЕГЭ, только высокий результат, она будет снижена. И это, не кажется, будет только на пользу. Но процесс этот идет на самом деле, надо это тоже понимать.

А. Милкус:

- Нино Нодаровна, вот Даша правильно заметила и обратила внимание - а почему у нас ЕГЭ один раз надо сдавать? Почему его нельзя пересдать там через две недели, через месяц - улучшить свои результаты?

Д. Завгородняя:

- Ну, если совсем плохо сдал.

А. Милкус:

- В других странах провалил экзамен, подучил - через месяц сдал еще раз, потом еще раз. В США, для того, чтобы пересдать относительный аналог нашего ЕГЭ, надо заплатить 50 долларов. Ну, просто чтобы ты не просто так сдавал каждый раз, а хотя бы какую-то финансовую… У нас есть шанс ввести возможность пересдачи ЕГЭ не через год?

Н. Бугулова:

- Пока этот вопрос не рассматривается. Потому что ЕГЭ это достаточно такая емкая процедура, которую пересдавать в таком… понимаете, процедура ЕГЭ такова, что вот разработка КИН, вот эта информационная безопасность КИН и т.д., которая обеспечивает максимальную объективность при проведении экзамена, она не может повторяться с периодичностью там в месяц и т.д. То есть, вот если мы отменим, допустим, ЕГЭ, как было? Мы сдавали экзамен раз в год. Мы поступали в вуз один раз в год. То есть, вуз не предоставлял ведь нам возможность… вот он сдал в вуз экзамен, у него не получилось и он через месяц опять пришел и пересдал, да? Нет ведь такого. А ЕГЭ - это результат вступительного испытания в вуз. Поэтому по аналогии с этим - то есть, он может пересдать, улучшить свои результаты на следующий год. На сегодняшний день вузы проводят олимпиады, наравне с ЕГЭ у вузов есть возможность проводить олимпиады и по результатам олимпиад принимать в вуз. Но проводить олимпиаду, если он там, допустим, не сдал или сдал на низкий балл, он же не может его пересдать через неделю, через две? То есть, экзамен сдается один раз в год. Но при этом, как уже было отмечено, абитуриенту предоставляется возможность подать в пять вузов на 10 специальностей в каждый вуз.

А. Милкус:

- На 10 уже? Я что-то упустил. Ведь 5 было.

Н. Бугулова:

- 10, да. То есть, тут альтернатива этому есть…

А. Милкус:

- А нам сообщения пошли. Тюменская область. «Хватит врать! Для зачисления в вуз нужно было приехать лично и предъявить документы, а не копии. Я из маленького города, поступил в МГУ, в группе было 40% приезжих. Никаких репетиторов не было. Сегодня преподаю - студенты не владеют орфографией, проблема с творческим мышлением и вообще с самостоятельным мышлением. Девственные знания истории и вообще знаний. Хотя все - миляги».

Д. Завгородняя:

- Вот написал бы слушатель, куда он поступал? На журфаке тоже было много, кстати, людей не из Москвы.

А. Милкус:

- Тогда же были группы. Назывались нацгруппы, нацкадры. Специально присылали на подготовку журналистов, с тем, чтобы потом вернулись в свои регионы и занимались журналистикой. «У моего сына плохой почерк. Они в школе не писали по линеечке с нужным наклоном. Вдруг вводят ЕГЭ и он набирает больше баллов, чем притянутые за уши медалисты и легко побеждает в одном из вузов в математической олимпиаде. В общем, я проплатила курсы, он приложил усилия… Когда я поступала в институт в советское время, то медалисты и дети чиновников и блатных занимали основные места, а нас валили дополнительными вопросами». Ну, это мы все знаем. Это называлось список декана и список ректора.

Д. Завгородняя:

- Я помню, как было в 80-90-е. В МГУ и в МПГУ было два разных Пушкина. Один Пушкин был публицист, а другой был Пушкин фактически филолог.

А. Милкус:

- У меня ощущение, что, несмотря на старания политиков, о которых мы говорили в начале программы, которые хотят торпедировать ЕГЭ , вот наши слушатели в общем-то не против. У нас нет ни одного сообщения против ЕГЭ. Это вот какая-то победа, видимо, здравого смысла… Нино Нодаровна, я вот перестал следить, потому что у меня дети-то закончили уже вузы… и в этом году тоже будет в 5 вузов на 10 специальностей?

Н. Бугулова:

- Да.

А. Милкус:

- Ужас! Как же будут приемные комиссии с этим справляться?

Н. Бугулова:

- На самом деле, преимуществ у ЕГЭ, вот как бы вы ни говорили, есть какие-то вопросы, в том числе, те, которые сегодня поднимались и обсуждались, это вопросы, которые касаются непосредственно образовательного процесса в школе. То есть, уровень обучения в школе. ЕГЭ с этим, как уже отметил Илья Владимирович, с процессом обучения в школе, никак связывать нельзя. Единый госэкзамен - это экзамен, который является вступительным испытанием в вузы. Да, дети к нему готовятся особенно. Но это всегда было так. В наше время вот я изучала много предметов, да. Но, когда я для себя выбрала в старших классах направление, куда я хочу поступить, конечно же, больше внимания я уделяла обучению тех предметов и меньше уже остальным предметам. Но это не означает, что я его не изучала или меня в школе не спрашивали или не проверяли уровень моих знаний по остальным предметам. Аналогично и сейчас. То есть, ЕГЭ - это вступительные испытания в вузы, это государственная итоговая аттестация по двумя обязательным предметам - русскому языку и математике. И хочу еще раз отметить - вот сегодня тоже прозвучала эта фраза - тесты. ЕГЭ отнюдь не тесты. Как раз таки ЕГЭ совершенствуется и содержательно, и процедурно. И как раз таки совершенствование КИМ ЕГЭ заключается в том, что все экзаменационные задания направлены на то, чтобы выпускник думал, обсуждал, рассуждал, писал сочинение - то есть, приводил какие-то доводы. Тут в ЕГЭ абсолютно исключены задания, которые позволяют ткнуть пальцем и - попали. Тут надо думать. И, уверяю вас, невозможно набрать 80 и выше баллов просто ткнув куда-то пальцем. Тут задания требуют краткие ответы, а есть задания с развернутым ответом, где как раз таки задания направлены на то, чтобы ребенок думал. Ну, элементарный пример приведу. Нам нужно понять одно - что школьник должен обучаться в школе с 1 по 11 класс. Нужно обучаться. Вот мы выучили в школе таблицу умножения и почему-то, наверное, хочется всем, чтобы вот такое задание было - сколько будет 5 х 5? Нет. Ну, возможно, пример примитивный, но в КИМах задание может быть такое…

А. Милкус:

- Ну, например, да.

Н. Бугулова:

- В неделе пять рабочих дней. Сколько недель надо отработать, чтобы человек отработал 25 дней? Тут же надо думать, да?

Д. Завгородняя:

- Ну, это к жизни имеет отношение. Это именно связано с жизненной практикой.

Н. Бугулова:

- Да. То есть, они практикоориентированные задания, задания, которые нужно как-то осмыслить, продумать и ответить. И тут, еще раз говорю, нет такого, чтобы ребенок, который обучался в школе с 1 по 11 класс хорошо, не смог сдать ЕГЭ. Я не говорю на 100 баллов! Тут проблема-то в другом. Что мы начинаем - и родители, и школьники - почему-то вот в 10-11-м классе - ой, ЕГЭ - и усиленно начинаем готовиться к ЕГЭ и только к ЕГЭ и, соответственно, остальные предметы страдают.

Д. Завгородняя:

- У многих родителей, кстати, ощущение, что в ребенка надо побольше знаний общего характера, так сказать, напихать до 9-го класса, потому что в 9-м классе все - начнется ЕГЭ и - ку-ку.

А. Милкус:

- Илья Владимирович, вот у меня к вам вопрос. Вот я занимаюсь великим проектом - медиакласс московских школ - в 66 московских школах открыли профессиональные классы и т.д. С чем мы сталкиваемся? Что ребята уже к 10-му классу заточены писать сочинения по шаблонам. Потому что именно такой шаблон нужен для того, чтобы написать сочинение итоговое в 11-м классе, нужно написать по шаблону сочинение и в КИМах ЕГЭ, и по русскому языку, и по литературе и т.п. Вот как здесь-то быть? Ну, действительно, очень сложно с ребятами - они уже привыкли - вступление, основная часть, заключение и т.п. Шаг влево, шаг вправо - они даже не очень понимают, что тут надо…

И. Новокрещенов:

- Ну, так это ж ничего нового, так оно и было раньше - мы тоже так сочинение учились писать - вступление, основная часть, заключение, предположение, потом аргументация, доказательство. Это все истории, которые никак не поменялись. У меня предложение сейчас возникло. Вот когда вся эта история так тяжело начиналась и были очень насторожены родители по отношению к ЕГЭ, у нас в Москве открылся центр независимой диагностики в центре качества образования и мы предложили нашим родителям, членам управляющих советов, прежде всего, пройти пробный ЕГЭ, чтобы понять, что никакой угадайки, никаких тестов там давно нет. У меня есть предложение к Рособрнадзору - давайте мы наших ректоров пригласим - думаю, мы сможем договориться с центром независимой диагностики - пусть наши ректора попробуют пройти ЕГЭ по любому из предметов, которые они выберут для себя, для того, чтобы и в их головах тоже миф, связанный с единым госэкзаменом, разрушился, что это далеко себе не угадайка. И потом, ЕГЭ задает все-таки, наверное, какой-то минимальный стандарт, то есть, минимально необходимые требования. Никто ж не против того, чтобы от этих требований мы могли уходить и расширять свои возможности. Это касается, в том числе, и учеников медиаклассов. Предложите им другие варианты. Предложите им эссе по другим шаблонам или вообще без шаблонов. Все в ваших руках, Александр Борисович.

А. Милкус:

- Гениальная идея! Я бы только расширил ее не на ректоров, а на преподавателей. Потому что основную волну, которая против подготовки к ЕГЭ, это даже не ректоры, наверное, а вузовские преподаватели, которые привыкли к такой старой закалке. Отличная идея!

Д. Завгородняя:

- А многие, кстати, боятся ЕГЭ сдавать.

А. Милкус:

- Отличная идея! Школьные учителя - предлагаю - у них есть шанс сдать ЕГЭ.

Д. Завгородняя:

- Школьные с удовольствием сдают.

А. Милкус:

- А почему бы нам не предложить… я действительно не слышал ни разу, чтобы предлагали экзамен - ЕГЭ - сдать преподавателям вузов. А потом мы посмотрим, что они будут говорить и как подготовлены их абитуриенты, и подготовлены ли они сами? И вообще, они в курсе, что происходит?

Н. Бугулова:

- Я поддерживаю, конечно, да, этот вопрос мы обсудим, конечно же…

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!