Как развить у ребёнка креативное мышление. И главное - зачем?

Родительский вопрос
Дарья Завгородняя и Александр Милкус вместе с психологом Ильей Слободчиковым обсуждают, как развивать творческие способности у детей

Д. Завгородняя:

- Всем привет! Это «Родительский вопрос». Меня зовут Дарья Завгородняя, продолжаем тему креативного мышления, которую мы начали в прошлой передаче. Мы говорили об осознанном чтении с нашими экспертами. А сегодня мы поговорим об осознанном письме, потому что Александр Милкус – капитан нашего корабля, он сегодня выходит в прямой эфир из пансионата на Клязьме, где он наблюдает финал Всероссийского конкурса для школьников «Своими словами». Это, наверное, единственный конкурс в стране неформальный, в котором дети могут высказывать свои мысли, свои идеи и свои наблюдения совершенно свободно.

Александр, привет!

А. Милкус:

- Привет всем! Наша программа сегодня необычная с включением из дома отдыха.

Д. Завгородняя:

- И я представлю нашего гостя. Это Илья Слободчиков, доктор психологических наук, он сейчас нам все расскажет про креативное мышление.

И. Слободчиков:

- Здравствуйте всем!

Д. Завгородняя:

- Саша, интересная история!

А. Милкус:

- Мы продолжаем тему не про осознанное, а про осмысленное чтение. Осознанное – это немного не то, это уже про совсем маленький возраст.

А тут, действительно, феерическая обстановка. И мы поддерживаем всегда такие акции, как конкурс «Своими словами». Второй год он проходит только. Изначально это задумывалось как некая альтернатива скучному уже такому закостеневшему итоговому сочинению. Здесь, конечно, ребятам дают возможность проявить себя самым разным образом, проявить творчество свое, мышление. И главное, что можно рассказывать своими словами о том, что происходит.

У меня рядом сидит Маша Орловская – магистр Высшей школы экономики, филолог. И один из членов команды, которая составляла задания. И я сейчас Машу попрошу назвать цифры. Они меня потрясли, потому что, действительно, всего лишь второй год, а популярность какая-то бешеная у ребят! Причем, это не только 11-й класс.

М. Орловская:

- Да, к нам приехали ребята с 8 по 11 класс. Прямо сейчас происходит финал Всероссийского чемпионата сочинений «Своими словами». Но до этого был отборочный тест, который прошли всего 16 тысяч школьников как из России, так и из других стран. У нас были участники даже из Штатов. Целых 2466 участников прошли на региональный этап, где уже написали свои первые сочинения. И сейчас, прямо здесь 58 команд, состоящих из 6 школьников каждая, защищают свои индивидуальные проекты, которые они готовили в течение последних суток.

А. Милкус:

- Маша, в чем смысл? Почему этот чемпионат отличается от других? Суть его? Я знаю, что в командах есть ребята из 8-го, 9-го, 10-го классов. Обычно в олимпиадах принимают участие сверстники., а здесь совсем разрыв шаблона.

М. Орловская:

- Мы придерживаемся мнения, что писать надо уметь представителям всех профессий в принципе вне зависимости от возраста в том числе. Ребята уже в 8 классе задумываются о поступлении, о том, где в будущем может помочь способность ладно складывать тексты, создавать медиа проекты и высказываться о том, что для них, действительно, важно. Уже в 8 классе происходит некоторая профориентация. И каждый школьник задумывается о том, с чем он свяжет свою жизнь.

Поступление в университет – это не просто. И к нему начинают готовиться не за год и даже не за два. Сначала необходимо определиться со своим кругом интересов. И чемпионат «Своими словами» нацелен не только на то, чтобы позволить талантливым школьникам получить льготы при поступлении в вузы всей России, но и на то, чтобы натолкнуть их на мысль о том, что для них, действительно, значимо. И о чем они хотят рассказывать миру.

А. Милкус:

- В общем, это не чемпионат сочинений, а чемпионат мышления, сообразительности. И в нем участвуют не те, кто будет потом поступать на филфак, на журфак, а ребята, которые будут поступать на химические, технологические, инженерные профессии. Потому что любому современному человеку нужно уметь понимать, что ты говоришь, что ты пишешь. И устная, и письменная речь, поэтому первая часть сегодня проходит, когда собранные команды, причем, рандомно или случайно собранные уже здесь команды, представляют проекты, которые они должны придумать за один день.

Д. Завгородняя:

- Подождите! Расскажите человеку с мороза, что за герой? Приблизительно!

И. Слободчиков:

- Видимо, они его придумывают на месте сразу.

А. Милкус:

- Нет, каждой команде представляется организаторами какой-то известный человек. Герой. Вот я, например, работал с одной командой. Директор лицея «Вышки» Дмитрий Фишбейн с другой командой. И каждая команда…

Д. Завгородняя:

- То есть, ты был герой?

А. Милкус:

- Я вот шел, как последний герой. 58 героев было. Это колоссальная организаторская работа! И мне кажется, что это очень важная история, потому что мы, наконец, даем возможность детям раскрыть потенциал, а не писать, как у нас принято, вот сейчас в декабре сочинение по уже заранее известному шаблону, выучив несколько фраз из литературных произведений.

Д. Завгородняя:

- А на какие темы пишут сочинения?

М. Орловская:

- Ребятам самых разных направлений – это экономическое, историческое, филологическое, даже спортивное, было предложено по три темы на выбор. И эти темы были очень широкими. Так, например, многим предлагалось написать доклад-мистификацию на тему, связанную с их направлением. Экономистам про экономику, например, физикам про физику, про космос, кто как захочет.

А. Милкус:

- То есть, придумать историю, которой в жизни нет, то есть, проявить фантазию свою.

М. Орловская:

- И каждый участник должен проявить не только глубокое знание предмета, но и умение применить его на практике. Задуматься о том, как владея базовым курсом школьной химии, он может придумать что-то, чего нет, некоторую мистификацию, доклад на квази-научной шуточной конференции или, например, написать диалог двух персонажей исторических или вымышленных. О какой-то проблеме, связанной с их направлением. Так, например, я проверяла сочинение мальчика, написавшего мистификацию о несуществующей революционной республике, где ему требовалось ее представить так, будто бы она реальна. И только глубокий специалист в этом вопросе мог бы сказать, что это вымышленная история. Или я проверяла диалог двух персонажей из русской литературы, дискутировавших о том, стоит ли поля засеять кукурузой?

А. Милкус:

- В общем, сейчас идет первый тур. А дальше ребята остаются здесь еще на три дня. И у них будет еще продолжение испытаний. Что там будет дальше?

М. Орловская:

- Сейчас они защищают свои проекты. И уже завтра они напишут свое последнее сочинение, которое мы называем «Рефлексией»: размышление над всем тем опытом, который они получили на этом чемпионате. Им будет предложена одна универсальная тема, которую каждый должен будет раскрыть, исходя из собственного опыта, собственных компетенций и навыков.

Я не могу пока что раскрыть тему, но она будет универсальной. И здесь потребуется не написать, условно, правильный ответ, а выразить собственные мысли. Больше всего баллов ребята смогут получить за оригинальность, последовательность, изложение и доказательность своих суждений.

Д. Завгородняя:

- А какие критерии оценки сочинений, которые вы уже проверяли?

М. Орловская:

- Нам совсем неважно то, насколько грамотно написано сочинение, стоят ли все запятые. Нам важно, чтобы сочинение можно было понять. И на этом оценка грамотности участника заканчивается. Но существенно важно то, что каждый участник должен был выполнить коммуникативную задачу.

А. Милкус:

- Ребята, удачи вам в эфире! Мы с Машей из эфира уйдем, потому что нам надо судить. И мы призываем всех, кто будет заканчивать сейчас школу в следующем году принять участие, потому что это весело, интересно, это приобретение новых друзей, нового опыта.

Д. Завгородняя:

- Это бодрит! Спасибо, Александр Борисович! Спасибо, Мария!

А мы продолжаем разговор о том, как нам развивать у наших детей творческое мышление. И нужно ли его развивать? До каких пределов?

Илья Михайлович, что вы думаете про этот конкурс?

И. Слободчиков:

- Я им бешено завидую! Я бы с огромным удовольствием приехал в этот пансионат, посмотрел бы и окунулся в эту атмосферу. Любая подобная тусовка, в данном случае профессиональная, это очень классное пространство коммуникативного, творческого развития, креативного. И мыслительное пространство. Там огромное количество всего.

А вот, в принципе, вспомним, что эта история не новая. Обручев, Беляев, Конан Дойль со своим «Отравленным поясом» всему этому были предшественники.

Д. Завгородняя:

- В каком смысле?

И. Слободчиков:

- Тогда, когда создается текст с реальными персонажами, но выдуманным сюжетом и ощущением, что это именно так все и было. Фантазия, которая должна быть максимально похожа на правду. Учить ребенка-подростка работать со словом, на мой взгляд, одна из самых главных задач обучения в любом направлении. И неважно, математика, физика или литература, потому что если он умеет осмысленно выражать некое свое внутреннее что-то, собирать слова в логичные предложения, аргументировать собственную мысль, ему это, конечно, везде и всегда пригодится.

Второй вопрос, что здесь есть вторая сторона медали. Во-первых, устная и письменная речь – это про разное. Ребенок может великолепно выражать собственные мысли на бумаге, при этом никак их выражать устно.

Д. Завгородняя:

- Или наоборот!

И. Слободчиков:

- Да. Здесь уже есть нюансы. Кроме всего, надо четко понимать, про что говорить, потому что есть история, когда ребенок-подросток может говорить о чем угодно, но при этом реального и зрелого смысла, осмысленности там будет с птичкин хвост. При этом есть один крупный плюс во всей этой ситуации, потому что работая со словом, с устным и с письменным, работая с текстом, пытаясь составить текст, ребенок, прежде всего, работает с очень большим понятийным аппаратом. Вообще, само понятие «текст», и филологи здесь, думаю, меня поддержат, это особая вселенная. У него есть границы, всевозможные внутренние слои и так далее. И, конечно, это очень завязано на мышлении.

Если говорить о креативности в понимании творческости, тут тоже есть свои тонкости и нюансы, потому что не любая творческая активность хороша. Как ни удивительно.

Д. Завгородняя:

- Так, поясните. Понимаете, сейчас принято поощрять детей фантазировать. Знаю, что в школах есть такие практики: например, придумайте, что было бы с князем Андреем, если бы он не погиб по замыслу автора. И так далее.

И. Слободчиков:

- Это-то, как раз, на здоровье! Но тогда надо исходить из того, кто такой князь Андрей? Потому что характеристики и характерологическое его особенности, поведенческие могут быть очень разные. Если уж придумывать вселенную и персонажей, тогда не надо забывать, что он не с неба упал, что у него была биография, надо все восстанавливать.

Д. Завгородняя:

- И почему-то Лев Николаевич решил его грохнуть.

И. Слободчиков:

- Ну, да. Тоже была причина. И, к слову, сам Лев Николаевич очень жестко продумывал мотивационные вещи.

Почему я говорю про то, что творческость – это палка о двух концах? Потому что за гиперфантазированием можно очень далеко уйти из реальности. И совершенно категорически не желать в нее возвращаться. Второй момент: творческость не должна мешать социальности и социализации, потому что когда я создаю эти миры, играю ими как жонглер шариками, все это, конечно, прелестно. Но при всем при этом ту жизнь, в которой мы живем, никто не отменял. Учитывая, а мы периодически об этом говорим, в том числе, с вами здесь, что нынешнее время очень неприятное в том смысле, что оно лишено некой стабильной почвы под ногами, мы как по болоту двигаемся.

Д. Завгородняя:

- И огромное количество сценаристов крупных компаний предлагают нам уже готовые вселенные!

И. Слободчиков:

- И в связи с тем, что эта вот болотистая почва, конечно, большой соблазн создать некое пространство, убежище, где мне будет хорошо. У детей и подростков фантазия очень богатая, значительно богаче, чем у взрослых в силу определенных причин. Причем, мы говорим про нормативные исключительно вещи, про шизофреников не говорим, это – отдельная песня.

И желания уйти из этой вот реальности, которая меня не устраивает, и в которой я не хочу категорически адаптироваться, оно бывает очень велико. Надо четко разделять, когда ребенок именно обладает креативным мышлением, когда он создает пространства фантазий, когда он создает персонаж, с которым интересно взаимодействовать и он наделяет его любыми социальными и другими характеристиками. И когда он уходит от конфликта, от ситуации, от того, с чем он не может справиться. Уходит в заместительное фантазирование. Это очень про разные вещи.

Второй момент – границы этого творческого мышления, потому что, с одной стороны, в чем плюс и в чем минус? Креативность как таковая, как качество мышления, личности она абсолютно безгранична. По сути, это умение трансформировать все во все, совершенно такое детское качество: мы совершенно спокойно силой своего воображения можем представить себе эту студию хоть в космосе, хоть где хотите. И при этом я берусь описать это терминологически так, что слушатели нам абсолютно поверят, если не увидят картинку. Вторая сторона медали – при этом я понимаю, зачем и для чего я это делаю. Тогда, когда у меня есть совершенно четкие задачи, которые я решаю.

Умение удерживать границу – это, на мой взгляд, очень важная штука, о которой нельзя забывать. И название конкурса «Своими словами»: когда я своими словами описываю то, что я вижу, слышу, переживаю и так далее. По сути, это даже не креативность, а перевод с русского на свой, скажем, или со своего на общепонятный. Вот это свойство совершенно потрясающее, если брать в этом ключе. Креативность как умение переводить, договариваться, создавать мосты и двери, открывать их – это очень важная вещь. И в подростковом возрасте, наверное, самая важная история, потому что это и есть история про расширение коммуникативного пространства, про создание возможностей для общения, для самореализации.

Но здесь есть сразу второй момент. Не всем педагогам это понравится, это мягко скажем. И даже когда педагог очень хочет развивать это творческое мышление, креативность, он понимает, что задача у него шаблонированная: и ЕГЭ это идиотское никто не отменял, и все, и программу никто не отменял.

Д. Завгородняя:

- Ну, ЕГЭ совершенствуется год от года. И он все интереснее становится.

И. Слободчиков:

- К сожалению, не меняется самая центральная вещь – это история, как бы она ни была совершенна, это история про жесткий шаблон.

Д. Завгородняя:

- Да, не всегда готовы педагоги развивать креативное мышление.

И. Слободчиков:

- Да, это еще мягко сказано.

Мы остановились на совершенствовании ЕГЭ, но с моей точки зрения, никакое совершенствование его уже не спасет. Ну, ладно, не будем сейчас об этой грустной теме, а вернемся к педагогам. Проблема заключается в том, что педагог, с одной стороны, как бы ему не хотелось проявлять собственную творческость, он зажат определенными формальными вещами. И это справедливо, потому что программу надо проходить и осваивать , с одной стороны, стандарт государственный никто не отменял. С другой стороны, у него есть еще и собственные личностные особенности, у педагога. Здесь есть маленький нюанс. Мы в свое время разговаривали с учителем математики, с изумительной женщиной, очень творческой. Она очень справедливо сказала, что какая бы творческость не была, я должна научить детей считать. А это технология, никуда мы от этого не денемся. Знать элементарные законы и правила, не делать грамматические ошибки в словах, все остальное - в каждом предмете есть своя основа – они должны. И здесь вопрос: творческое развитие – это вовсе не свобода обо всем и без правил. Это про другое история. Для педагога – это всегда проблемная ситуация, потому что очень большое количество педагогов у нас не готово к свободному общению. Потому что это предполагает на креативном творческом уровне высокую степень зрелости. И надо понимать, про что мы говорим. И высокую степень владения собственным поведением, даже не речью – это два. Потому что даже очень хорошие подростки, они по природе своей жуткие провокаторы, даже не хотя этого и не желая. В чем провокация? В том, что далеко не все вопросы будут удобные. И надо не бояться отвечать. А следовательно, одно из самых креативных качеств педагога и родителя, между прочим, потому что здесь они равны, это умение импровизировать на основе своих знаний, своих представлений. Умение импровизировать как некая ситуация, которая позволяет мне расширять границы. И переводить с взрослого на не взрослый и в обратную сторону, при этом не теряя нить разговора.

Д. Завгородняя:

- Пример давайте приведем?

И. Слободчиков:

- Он очень простой. Вот сейчас у нас с вами идет очень творческий диалог. Почему? И само пространство творческое. У нас есть определенная тема, мы можем на нее свободно разговаривать, пользуясь разной аргументацией, вытаскивая из воздуха ее. И при всем при этом мы с уважением друг к другу относимся, мы не переходим определенные границы, у нас есть дистанция. Мы помним про свой статус в этом случае : вы – ведущий, я – эксперт. И про уважение к нашим слушателям, безусловно. И все это вместе создает то пространство, в рамках которого идет разговор, но пространство, тем не менее, фактически формальное, то есть, сформированное по определенным правилам. Формальное – это не всегда плохо.

Д. Завгородняя:

- Я встречала не то, чтобы подростков, но отроков, я видела, которые очень не привыкли к тому, что их выслушивают. Родитель – некий такой вещатель на табуретке. И вот что с этим делать?

И. Слободчиков:

- К сожалению, с этим сделать почти ничего нельзя, потому что переделать родителя – это практически не реально. Это процесс долгий, все-таки, и, на мой взгляд, одна из задач школы, хотим мы этого или не хотим, это то, про что вы говорите – дать понимание детям, что они могут говорить и что их могут слушать. И учить их говорить, и учить их слушать себя, друг друга, нас, это требует колоссального количества терпения. Это требует особых немного таких педагогических технологий, когда… Это уже не про то, что я боюсь, что он что-то ляпнет, а я окажусь в неловкой ситуации, это про другое.

Д. Завгородняя:

- Иногда он очень многословный. Ты ему говоришь: расскажи. И он готов весь урок…

И. Слободчиков:

- Вот! Умение работать со словом в данном случае во всех смыслах этого понятия: и научение лаконичности, логики – это те вещи, которые в Древнем Риме когда-то и околоримских территориях называлось основа ораторского искусства. И то с чего начиналось обучение очень рано, всех отроков и не отроков тоже, потому что барышням эту историю тоже преподавали.

Д. Завгородняя:

- Отроки – это младше 14 лет, кто не знает.

И. Слободчиков:

- Да. Причем, их учили не просто ораторскому искусству, а именно публичной речи в контексте умения представлять свою мысль, доказывать ее, аргументировать и так далее. При этом не бояться этого делать. Это принципиально важная вещь. Довольно часто подростку есть, что сказать, но он в силу психологических зажимов боится это делать, боится, что над ним будут смеяться. Это из той серии, если продолжать эту картинку, он боится быть не таким, как все, потому что тут есть масса тонкостей, связанных с общевозрастными вещами. И есть важная проблема, потому что в педагогической среде, что бы мы про это ни говорили, как бы мы ни говорили, очень невыгодно, когда подросток или группа подростков сильно отличается от всех остальных. Это тогда сама педагогическая среда должна быть не стандартной. И это понимается как норма. Вот когда это повсеместно – общее правило, тогда - пожалуйста. А если это один, два, три, пять детей на фоне всех остальных, которые условно стандартные, тогда это сложно.

Д. Завгородняя:

- Мне кажется, что стандартные – надо ставить в кавычки.

И. Слободчиков:

- Конечно.

Д. Завгородняя:

- Потому что я очень часто в педагогической среде сталкиваюсь с мнением, с разделением детей на талантливых, одаренных, продвинутых и на обычных, каких-то середняков. Я не согласна категорически, что нужно считать середняками всех.

И. Слободчиков:

- Нет, конечно. К вопросу о провокациях. Если я скажу, что я, действительно, об этом думаю, меня, скажем так, не очень поймут. Я прямо вслух это озвучиваю. Либо я должен говорить о том, что нет, все дети – каждый имеет свои проявления, не талантливые и так далее. На самом деле, ладно, бог с ним, я не считаю, что все дети одаренные. И все дети талантливые. Я абсолютно убежден, что у нас есть достаточно большая группа, локация детей с так называемыми средними способностями. Другое дело, что это не означает, что они не проявляют индивидуальности, что вот эту индивидуальность нельзя развивать. Далеко не все дети одаренные, не все талантливые, но любой ребенок, из любого ребенка можно извлечь ядро индивидуальности. Даже если он среднестатистический, извините, по всем параметрам, природа его не наделила литературным даром или музыкальным слухом, умением видеть природу или что-то там чувствовать, это вовсе не означает, что он должен потеряться в серой массе. Вот эту историю нужно закладывать в головы педагогам и родителям: ищите в ребенке индивидуальность. И бог с ней, с креативностью и талантом. Это – дело третье. Потому что, на самом деле, если уж разделять, все дети индивидуальны и каждый со своим проявлением, но при этом есть индивидуальность именно как характеристика конкретного ребенка. И есть талантливость и одаренность, как проявление определенных творческих способностей, которые идут выше среднего уровня. Это, между прочим, бывает статистически не так часто, это меньше 50%, причем, прилично меньше. Ну, на фоне общего массива это очень много, но, тем не менее.

Д. Завгородняя:

- Интересная беседа! К сожалению, у нас заканчивается программа. Обсуждали мы творческие способности у детей, как их развить. Пришли к выводу, что надо с ребенком общаться побольше. И не вставать на табуретку, не вещать только одному, давать ребенку слово.

Спасибо, что были с нами. Спасибо, Илья Михайлович! Интересная беседа.