Дмитрий Пучков (Гоблин): У нас нет никаких рычагов воздействия на Лукашенко, мы его не можем заинтересовать

Обсуждаем главные события дня
Надана Фридрихсон и Дмитрий Пучков (Гоблин) обсуждают, стоит ли помогать Белоруссии, кто придумал коронавирус, будет ли честным расследование убийства полицейским при задержании в Новосибирске

США потратили 5 миллиардов долларов на то, чтобы довести Украину до сегодняшнего ее состояния

Н. Фридрихсон:

- То война, то мир; то мир, то война - в общем, у целого мира какие-то эмоциональные качели, друзья мои. До конца и не поймешь, к чему это все в итоге и приведет. Ну а пока мир так штормит и качает, с вами сегодня в студии в Москве Надана Фридрихсон, ну а в Северной Пальмире Дмитрий Юрьевич Пучков.

Д. Пучков:

- Привет, привет!

Н. Фридрихсон:

- Привет! Ну что, давайте на нашу с вами любимую прекрасную тему. Россия и Белоруссия. Давайте конкретнее - встретились два президента. Александр Григорьевич Лукашенко посетил Сочи, где встретился с Владимиром Путиным. Долгое время все гадали, что там за черный чемоданчик-то Александр Григорьевич привез. Разные были варианты, но Александр Григорьевич сказал, что в этом чемоданчике некие документы, которые вообще перевернут представление мира о самом себе. Но перед тем, как мы попробуем угадать, что же там было на самом деле, давайте о прагматичном.

Итак. Россия готова выделить Белоруссии кредит. Некоторые считают, что это как-то облегчит Минску давление санкциями, некоторые считают, что не облегчит. Дмитрий Юрьевич, вы были большим сторонником вот этой посадки самолета и вообще всех этих событий, вы их объясняли - вам не кажется, что сажал Лукашенко, а отвечаем и платим мы с вами, в том числе?

Д. Пучков:

- Мы с вами ничего не платим, это государственные деньги, которые к нам никакого касательства не имеют. Если у нас с ними, например, военный союз и мы союзники, то мы друг другу помогаем. Они одним, а мы другим. Если у нас денег больше, чем у них, непонятно, почему не надо давать им деньги. Надо давать.

Н. Фридрихсон:

- А нам зачем прагматичная Белоруссия? Нам, как государству российскому?

Д. Пучков:

- А зачем нам нужны танки и ракеты НАТО возле наших границ? Вот зачем? Нет, я не сомневаюсь, что у нас в стране есть люди, которым они нужны, они без этого жить не могут, они так и ждут, когда же танки НАТО поедут по Красной площади, но такие люди нам не товарищи.

Н. Фридрихсон:

- Подождите, мы будем поддерживать Лукашенко и давать деньги, и спасать, только для того, чтобы в Белоруссии не появились натовские танки, так, что ли?

Д. Пучков:

- В том числе и поэтому. Да, мы военные союзники.

Н. Фридрихсон:

- Смотрите, вот несколько раз уже об этом говорилось, на разных площадках, экспертных, журналистских - у России современной есть одна проблема. Мы стараемся выстраивать отношения с элитами той или иной, например, постсоветской страны и как-то игнорируем общественный настрой. Нам это аукнулось на примере Януковича, который в итоге был вынужден покинуть свою страну, ну а дальше произошло то, что произошло. То есть. я к чему веду? Иногда улица берет свое.

Д. Пучков:

- Общественный настрой создают СМИ. Например, СМИ, подконтрольные Соединенным Штатам Америки. Вот Янукович не может победить СМИ, подконтрольные Соединенным Штатам Америки. Соединенные Штаты не таясь говорят, что они потратили 5 миллиардов долларов на то, чтобы довести Украину до сегодняшнего ее состояния. Ну, тут я с вами полностью согласен - а мы вот тоже им деньги даем, а в результате все это оборачивается против нас. На мой взгляд, какая-то бестолковость и совершенно неправильная внешняя политика. С Батькой пока что правильная.

Н. Фридрихсон:

- Ну, тем не менее, мы все обращаем внимание, что Александр Григорьевич не признает Крым российским, хотя союзник, партнер. А так же наша гражданка Софья Сапега по-прежнему не отправлена в Россию, о чем неоднократно здесь говорили. Знаете, от малого - к крупному.

Д. Пучков:

- Разрешите вопрос. А почему она должна быть отправлена в Россию?

Н. Фридрихсон:

- Потому что она гражданка Российской Федерации.

Д. Пучков:

- А преступления совершала против Белоруссии?

Н. Фридрихсон:

- А вообще не доказано, совершала ли она какое бы то ни было преступление.

Д. Пучков:

- Но это ж она писала в Телеграм канале - вот вам адреса белорусских мусоров, вы знаете, что с ними делать. Она писала, да? Это терроризм, между прочим.

Н. Фридрихсон:

- Что мешало ее в Россию отправить?

Д. Пучков:

- Вот есть, например, такой Владимир Бут, который сидит в Соединенных Штатах Америки и что-то за него как-то не слышал, чтобы так яростно вписывались. А за какую-то Сапегу столько шума…. А вот если ее сюда отправят - ее будут судить, мне вот интересно?

Н. Фридрихсон:

- Ну, как вариант, например, на территории России.

Д. Пучков:

- А есть ли там международный договор о выдаче подобных персонажей?

Н. Фридрихсон:

- Я думаю, что проблем никаких нет вообще.

Д. Пучков:

- Вот сидит какой-нибудь гражданин Невзлин, который какой-нибудь такой же персонаж, как и Михаил Борисович Ходорковский, сидит в Израиле и Израиль его не выдает, несмотря на то, что он совершал преступление на территории Российской Федерации. Может, и тут так же?

Н. Фридрихсон:

-- Нет. Тут явно не так же. И если бы Сапега была на территории России, мы хотя бы были спокойны в том плане, что у нее точно будет адекватная защита. А в данном случае мы несколько слепы и не знаем, как проводится ее допрос. Ну, не мне вам рассказывать, что при определенных обстоятельствах и вы признаете, что вы английская королева.

Д. Пучков:

- Полностью с вами согласен - не вам мне рассказывать. Я специалист по ведению допросов и, осмелюсь вам заметить, допросы там проводятся со всем соблюдением законов. А вы выдумываете.

Н. Фридрихсон:

- Крым. Лукашенко его так и не признал российским.

Д. Пучков:

- Ну, тут вопрос сложный. Совершенно ясно, что для нас союз с Белоруссией выгодный и объединение с Белоруссией для нас выгодное, а выгодно ли это для Белоруссии и выгодно ли это, например, для Лукашенко? Не будем отрицать роли личности в истории - чего мы ему предлагаем? Стать каким-нибудь губернатором, которого назначают сверху и так же сверху убирают? Возможно, ему это неинтересно. Возможно, у нас нет никаких рычагов воздействия на него. Во-первых мы его не можем заинтересовать - раз. Во-вторых, нечего предложить, я так думаю. Ну, поэтому и кривляется он. Так бывает.

Н. Фридрихсон:

- А тот факт, что мы его выручаем, помогаем, поддерживаем - видимо, это не довод для него?

Д. Пучков:

- А он вам как любой нормальный человек ответит - а это я сам.

Н. Фридрихсон:

- Понимаете, просто меня это все время и коробило - с одной стороны, даже вы говорите, что Россия с Белоруссия союзники, в том числе, по военной части, поэтому, конечно, надо помочь поддержать. При этом, когда мы играем в обратную, Александр Григорьевич Лукашенко не признал независимость Абхазии и Южной Осетии, хотя обещал. Он не признал Крым российским, хотя это довольно странное партнерское отношение. Не выдает гражданку Российской Федерации - я это последним пунктом ставлю. И много чего другого еще происходило. Давайте вспомним, как поступали с российскими журналистами, которые освещали, между прочим, протесты в Белоруссии. И трудно было заподозрить Семена Пегова, например, в том, что он ведет подрывную информационную деятельность. Но мы все видели эти кадры. И потом даже Маргарита Симоньян Лукашенко высказывала - что, Александр Григорьевич, были некие очень странные моменты. Понимаете, когда такая копилка, возникает вопрос - зачем после всего этого такого сложного партнера поддерживать? Не проще ли поставить на другого?

Д. Пучков:

- А есть другой? Я лично не знаю. Что значит поставить на другого, если народ Белоруссии голосует за него? Это вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Лично я других там просто не вижу. Вот не вижу и все. Точно так же, как и у нас - я других не вижу. Вот нет их и все. Так исторически сложилось, что в настоящий момент никого нет. Поэтому а на кого менять-то?

Н. Фридрихсон:

- Смотрите, вы сами признаете силу медийной машины. Некогда и про Зеленского никто не думал, что он вообще будет баллотироваться на пост президента. Такое даже в страшном сне никому не могло присниться. Но он начал. Заработала медийная машина…

Д. Пучков:

- Только не американцам, которые его выдвинули и назначили.

Н. Фридрихсон:

- Ну, коли уж мы живем в таком мире и там идет игра не совсем в шахматы, а иногда и в Чапаева, так, может быть, тоже имеет смысл поиграть в это? Найти другого политика, договороспособного, понятного для нас партнера. Вы правы, Белоруссия важная страна для России в геополитическом, в стратегическом плане. Но с Лукашенко-то у нас не получается.

Д. Пучков:

- Почему не получается? Отлично получается. Есть некие шероховатости, есть некие трения. Например, Зеленский - этот клоун, назначенный американцами, он почему-то к нам не ездит. Почему? Потому что он клоун. А вот Лукашенко к нам приезжает, общается с Путиным. Ну, наверное, тут какое-то взаимодействие отлажено. И я считаю, что взаимодействие добротное. Ну да, есть какие-то шероховатости, как это говорят, косяки, но в целом все, на мой взгляд, нормально. Иначе Путин не разговаривал бы.

Н. Фридрихсон:

- Ну, пожалуй, да. МИД Белоруссии заявил о подготовке провокаций российскими олигархами летом 2021 года. Как вы считаете?

Д. Пучков:

- Ну, когда без фамилий, то не совсем понятно. У нас есть бывшие олигархи, типа Михаила Борисовича Ходорковского, который, вполне возможно, спонсирует всю эту сволочь, которая затевает государственный переворот в Белоруссии. Я не знаю. Денег не видел, документов не видел, но могу предположить. Да, возможно с его стороны. Нашими внутренними действующими так сказать олигархами я сильно сомневаюсь. Нельзя отрицать, но сильно сомневаюсь. Зачем им это надо?

Н. Фридрихсон:

- Нет, все-таки еще раз - МИД Белоруссии заявил о подготовке провокаций российскими олигархами летом 2020 года, прошедшего года. Да, финансирование российскими олигархами белорусской оппозиции в июне прошлого года так же сообщал президент Белоруссии Александр Лукашенко. То есть, к чему я вела мысль? Получается, Россия в этом смысле не монолит и тоже в России есть некие силы, может быть, они и далеко не олигархи, а находятся в вертикали власти, которые, может, работают на то, чтобы Лукашенко заменить все-таки.

Д. Пучков:

- Они работают и на то, чтобы и нашего президента заменить. Это они спонсируют Лешу Навального, который готовит государственный переворот в Российской Федерации. Готовил. Да, там есть разные силы. Разные силы хотят разного. И выделяют на это деньги, безусловно.

Н. Фридрихсон:

- В общем, с Белоруссией ясно пока только то, что в общем-то до конца еще ничего неясно, но, что называется, поживем - увидим. Тем более, что лето-то уже завтра. Завтра начинается лето. Сегодня последний день весны. И есть мнение, что лето будет жарким. По крайней мере, в отдельных странах. Не знаю, будет ли в их числе Белоруссия или нет, но, я думаю, через какое-то время некие точки над и будут расставлены, ну а мне кажется, что было бы все-таки правильно, чтобы Александр Григорьевич Лукашенко был бы чуть более последователен в партнерских отношениях с Москвой. Вот у меня такое есть маленькое пожелание.

Давайте пойдем дальше. Тут еще одна животрепещущая тема - это COVID-19 - ну, казалось бы, о чем тут еще говорить? Да, появилась эта пандемия, Россия первой создала вакцину и даже есть большие успехи, несмотря на политический аспект, «Спутник V» покоряет те или иные страны. Хотя политическое противодействие колоссальное, казалось бы. Но вот что происходит. Соединенные Штаты Америки, засучив рукава, по новой стали разворачивать компанию по обвинению Китая. Что именно Китай виноват в том, что ковид появился - то есть, он искусственный, создали его в Китае и что Китай в ответе за эту пандемию. Вот, в частности, ученые из Англии и Норвегии утверждают, что у них есть доказательства искусственного происхождения коронавируса. Британская разведка допустила утечку COVID-19 из лаборатории в Ухани. Но я напоминаю, что Джо Байден тоже заговорил о том, что Китай, возможно, виноват и дал разведке 90 дней на то, чтобы провести это расследование. Дмитрий Юрьевич, с чем вы связываете тот факт, что Байден вдруг тоже решил напасть на Китай? Он же вроде не Трамп.

Д. Пучков:

- Ну, это чистая политика. То есть, направленная против коммунистическая Китая. Тут думать даже не надо. То есть, а почему вы сразу, вот как только вся эта зараза появилась, почему сразу не проводили исследования?

Н. Фридрихсон:

- Пытались.

Д. Пучков:

- Погодите. Если с точки зрения этого самого Байдена достаточно 90 дней разведки, для того, чтобы установить - это только разведке - а есть еще, наверное, биологи медицинские какие-то, которые могут этот вирус разложить на атомы и посмотреть, что это, как это. Ну, у нас уже год как пандемия идет, за год-то можно было разобраться, нет? Я вас уверяю, что эти мысли же изначально проскакивали. Вот как только пандемия началась, сразу этот крик поднимался, что это специально сконструированный вирус, который вырвался на свободу и обвинение в этом китайцев. Вопрос сложный. Тут не только американской разведке, тут надо поработать китайской разведке и, например, выдвинуть свою версию, что это люди из Америки привезли из американских лабораторий вирус в Китай и там его выпустили, например. Это ж обоюдоострое оружие. Если вы можете вот так, то и мы можем так же. Ну а происходит это все исключительно для того, чтобы дискредитировать Китай.

Н. Фридрихсон:

- А Китай сможет противостоять здесь США? Вы же правильно отмечали, что у американцев есть колоссальная медийная машина, они могут настроить и другие страны, и общество в этих странах на историю, что именно Китай создал COVID-19 и выпустил его на волю. У американцев есть все механизмы.

Д. Пучков:

- Могут, да. Они в этом плане гораздо более могучие, чем китайцы. Но это повлияет на окружающих. Понимаете, как совершенно верно сказали, вот есть тигр Шерхан, а вокруг него бегающий шакал. То есть, шакалы, которые группируются вокруг Шерхана, они, безусловно, поддерживают… всякие прибалтийские гауляйтеры, украинские гауляйтеры и другие интересные персонажи будут это изо всех сил поддерживать. Неважно, правда это или неправда. Поступила команда из вашингтонского обкома, они будут вот так делать. Да. Как китайцы от этого отбиваться будут? Ну, посмотрим. Мы с вами как в китайской поговорке - толковый китаец сидит на дереве и смотрит, как внизу дерутся тигры. Мы ни участия принять не можем, ни воздействовать на это как-то. Такое мое мнение.

Н. Фридрихсон:

- Мне кажется, в стране мы едва ли сможем остаться, потому что попытка обвинить Китай в создании коронавируса, как мне видится, это только первый шаг. Я сомневаюсь, что Байден, допустим, что-то докажет и все скажут - а, все, разобрались, идем дальше. Конечно же, это первый шаг. Дальше пойдут последствия. Раз Китай виноват, значит, нужны какие-то экономические санкции, какое-то политическое давление. Тут еще американцы силы из Афганистана пытаются в Центральную Азию перекинуть. То есть, будет какая-то компания, очевидно?

Д. Пучков:

- Ну, вы ж понимаете, что это никакого отношения к какому-то доказыванию не имеет абсолютно. То есть, то, что изначально говорили, что это военный вирус, созданный в военных китайских лабораториях… для военного вируса у него какой-то уровень смертности просто смехотворный. Конечно, это не грипп, но я не могу сказать с точки зрения боевых отравляющих веществ и прочее… это ж не чума…

Н. Фридрихсон:

- Да ладно! Посмотрите показатели по Америке! По Индии! Вы что? Там колоссальные цифры!

Д. Пучков:

- Вы знаете, вот от гриппа умирает 1-2%, а от ковида - 7. Не 30 и не 50. Это не военная болезнь. Это не построенный специально вирус, который выпущен для уничтожения населения. При этом, а какой смысл выпускать ее у самих себя? Вообще непонятно. То есть, вы ж помните, у них там были всякие свиные гриппы, от которого смертность была сильно выше. Какая-то там атипичная пневмония. Вся зараза она с Юго-Восточной Азии идет всю жизнь. Начиная с европейской чумы, которую привезли с китайскими крысами. Чего-то тогда не было желающих там всех уничтожить и обвинить неведомо в чем. Оно там живет. Там жарко, тепло и влажно, и там вся эта зараза постоянно распространяется. Зачем китайцам-то это? В чем смысл?

Н. Фридрихсон:

- Подождите. Теоретически. Допустим, в Китае проводили подобные исследования. Допустим, химичили то ли с панголинами, то ли с летучими мышами… я не говорю, что они целенаправленно сами у себя эту пробирку могли разбить. В конце концов, могла быть просто утечка. Да, химичили, да, экспериментировали, но что-то пошло не так. Теоретически.

Д. Пучков:

- Да, бывает. Вот, например, в бывших республиках Советского Союза американцы повсеместно размещают бактериологические лаборатории и в ближайших районах к местам обитания американских лабораторий, например, постоянно вспышки эпидемий свиного гриппа, в результате которых надо уничтожать все свиное поголовье на территории Российской Федерации в тех местах, которые близко к американским лабораториям. Ну, как так получается? Это что-то убегает из американских лабораторий или они специально там разрабатывают какую-то заразу, которую потом закидывают к нам? Вот американцев в этом заподозрить это абсолютно нормально, это их естественный ход событий. Зачем это китайцам, я просто даже понять не могу. Зачем?

Н. Фридрихсон:

- Как говорится, главное, во время расследований не выйти на самого себя. То есть, получается, мировая общественность - и мы с вами, как часть этой мировой общественности, так и не узнаем, откуда взялся клятый COVID-19. Потому что каждая из сторон будет использовать политические механизмы, прочие механизмы и ответа не будет?

Д. Пучков:

- И будет бесстыдно лгать, как это они обычно делают. Потому что средства массовой информации вовсе не для того, чтобы доносить до граждан, до нас с вами какую-то правду. Они для того, чтобы зарабатывать деньги и пропихивать нужную политическую точку зрения. Ни для чего другого.

Н. Фридрихсон:

- Как вы думаете, если у американцев все-таки получится качнуть Китай. Сначала обвинения, потом вот эта переброска сил, потом поднять уйгурский вопрос, потом поднять еще какой-нибудь внутрикитайский вопрос - в общем, если они попытаются его качнуть. Как качнули Украину, как качнули Ливию, как качали Сирию. Насколько это будет опасная история, в том числе, для России?

Д. Пучков:

- Я думаю, что у них, во-первых, не получится. Китай несколько по-другому уже давно организован. То есть, воздействовать на Китай внутри Китая они не смогут. Как вот они бесновались там сначала с Тибетом, где там древнюю культуру проклятые китайцы порушили. Забывая рассказать, что Тибет 700 лет был в составе Китая не как Крым - 300 - в составе России. А 700 лет. Что там китайцы делают, как делают и прочее - это их не интересует. Освободите Тибет! Приезжаю в Венецию, в Венеции через трафареты нарисовано - Освободите Тибет! Вы в своем уме? Вам какое дело до этого Тибета? Потом они с уйгурами давай - все сидят в концентрационных лагерях! Ну, если ты сепаратист, если ты негодяй и если ты сеешь религиозную рознь и хочешь разорвать страну на куски, ну, наверное, к тебе применяются какие-то меры. У самих вон в Капитолии толпа зашла как на экскурсию, там без затей кого-то убили, а остальных теперь сажают. И это нормально! Это внутренние террористы. А уйгуры - это нет, это другое, это борьба за свободу. Ну, лицемеры и сволочи, чего про них говорить-то? Всю жизнь у них одно и то же. Китайцы - не знаю, внутрь к себе они ничего подобного не пустят. То, что американцы изо всех сил будут пытаться душить их экономически, на мой взгляд, уже поздно. Это еще про Трампа говорили, что, когда он заговорил о том, что надо переносить производство в Китай - ну, вы уже лет на 20 опоздали. Уже все развернули в Китае сами. Уже все производится в Китае. Это самая главная мастерская мира. А вы чего? Ну, вот остается только в бессильной злобе пускать пену и распространять идиотские слухи, склоняя всех - а давайте не будем с ними дружить! А это похоже уже как на наш «Северный поток», да? А давайте закроем «Северный поток»? А немцы говорят - нет, мы его не закроем. Ну, как же не закроете, если это Россия, а она вредная? Нет, не закроем. И обратите внимание, как Байден-то засбоил. Орали, орали - нет, не можем мы с немецкими партнерами ссориться. И с Китаем так же.

Н. Фридрихсон:

- Дмитрий Юрьевич, с одной стороны, если у американцев получится обвинить именно Пекин в том, что ковид появился, а тем более началась пандемия, если мы вспомним события в Гонконге незадолго до пандемии коронавируса, когда были акции протеста, если мы возьмем еще проблему уйгуров, и если у американцев получится настроить против Китая добрую часть мирового сообщества, вам не кажется, что все эти факторы все-таки смогут сработать как внутренний детонатор?

Д. Пучков:

- Посмотрим. Я повторю, это как с «Северным потоком». Орали-орали, а потом: «Вы знаете, с немецкими партнерами нам как-то не хочется портить отношения», - сказал гражданин Байден. Я предполагаю, что примерно то же самое будет и здесь. Поскольку в силу устройства капитализма масса предприятий вынесено в Китай, от них зависит весь глобус в отличие от США, например. США как рынок сбыта – да, прекрасен, но мастерская мира – это Китай. Зачем с ними ссориться, мне абсолютно неясно. Даже айфоны делают в Китае, между прочим, самые известные высокотехнологичные изделия, не говоря про всякие кроссовки, штаны и прочее. Как ссориться-то? Лично я не понимаю. Гадить будут, безусловно. Как гадили в Гонконге – не смогли нагадить. То же самое и здесь. Я надеюсь, и здесь тоже не смогут.

Н. Фридрихсон:

- Ну, будем следить за этой ситуацией. Потому что если все-таки процессы начнутся динамичные, я глубоко убеждена, что Россия не сможет в этом смысле остаться в стороне, поскольку Китай не очень далеко от нас. А еще между нами лежит Центральная Азия, и Россия будет, мягко говоря, не в восторге, если эффект домино приключится, в том числе и в этом регионе.

Давайте от внешних рубежей перейдем к внутренним событиям. Суд арестовал полицейского, который случайно застрелил мужчину в Новосибирске. История в чем? Полицейский преследовал автомобиль «Тойота», водитель которого не остановился по требованию. Через некоторое время машина свернула к придорожной гостинице, из нее выбежали несколько человек и попытались скрыться. Одного из них инспекторы задержали, но когда вели к патрульной машине, его попытались отбить. Полицейский с пистолетом в руке пытался скрутить одного из нарушителей и непроизвольно нажал на спусковой крючок. Молодой человек получил ранение в голову, а позже скончался в больнице. Дмитрий Юрьевич, как такое вообще могло произойти?

Д. Пучков:

- Ну, я такое всегда с изумлением слышу. То есть автомобиль – это средство повышенной опасности, он представляет угрозу жизни и здоровью граждан. Если за рулем находится пьяный дегенерат, то задача сотрудников полиции – пьяного дегенерата остановить. Когда я служил, закон об оружии был несколько другой, там было применение и использование оружия. Оружие используется для того, чтобы автомобиль остановить, например, ему стреляют по колесам, этому автомобилю, для того чтобы он остановился. Или вот автомобиль остановился сам, по нему не стреляли. Сотрудники задерживают негодяя, одного из них. При этом на них набрасываются подельники. Любые попытки физического воздействия на сотрудника полиции, если у него есть пистолет, сотрудник полиции воспринимает как попытку завладеть оружием. А как только он оружие извлек из кобуры, он по-другому вообще и не думает. То есть любая попытка приблизиться к сотруднику полиции трактуется как попытка завладеть его оружием. В соответствии с законом о полиции он имеет право открывать огонь на поражение. И то, что произошло, случайно он выстрелил, не случайно, это результат действий вот этих дегенератов. Никак по-другому это трактовать нельзя. Нельзя подходить к сотруднику полиции при исполнении служебных обязанностей ни под каким соусом. Вы же не подходите к полицейской собаке потрогать ее за нос. Почему? Потому что укусит. Вы не суете пальцы в розетку. Почему? Потому что ударит током. Ну, вот и здесь то же самое – нельзя. Закон должен быть в таких случаях целиком на стороне полицейского всегда.

Дальше зададимся вопросом - что это за персонажи, они какой национальности?

Н. Фридрихсон:

- А это вы к чему спрашиваете? Это имеет значение?

Д. Пучков:

- Важнейшее. Какой национальности эти персонажи?

Н. Фридрихсон:

- 19-летний молодой человек.

Д. Пучков:

- Ну, это не ответ.

Н. Фридрихсон:

- Давайте национальности в сторону уберем.

Д. Пучков:

- Если вы этого избегаете, значит, это представители некой диаспоры, это даже обсуждать не надо. Дальше вопрос. Вот представители этой диаспоры, скорее всего, поехали к полицейскому околотку, угрожая убить сотрудников, их родственников, еще что-нибудь. 154%, что так и было. Вот у нас, например, непрерывно фотографируют, снимают какие-то массовые беспорядки, которые тупорылые пособники Навального организуют. Там всех снимают, фотографируют и немедленно находят. Вот здесь были все сфотографированы, есть видеозаписи, записи угроз, которые поступают в адрес сотрудников? По всей видимости, нет, ничего не происходит.

Далее. Если это представители некой диаспоры, мне интересно, а руководители этой диаспоры уже пришли на местные телевизионные каналы каяться и говорить: «Вы знаете, мы совершенно не понимаем, как среди представителей нашего замечательного народа образовались вот такие дегенераты, которые ездят пьяные за рулем и нападают на сотрудников полиции. Мы требуем, чтобы они были наказаны по всей строгости российских законов». Этого нет? Я вас уверяю, этого нет. А как раз наоборот, сейчас вся эта свора набросится на этого сотрудника, его назначат виноватым, занесут денег судьям, угрожать будут следствию. И все будет, как обычно.

Н. Фридрихсон:

- Давайте так. Вы всё это предполагаете.

Д. Пучков:

- Я же вам задал вопрос, кто это такие. Вы не отвечаете.

Н. Фридрихсон:

- Потому что это не имеет никакого значения.

Д. Пучков:

- Имеет самое прямое значение. Потому что как только вы озвучите национальность, все будет так, как я сказал.

Н. Фридрихсон:

- Это некая странная штамповка. Поэтому давайте остановимся на этой части. Теперь смотрите. Во-первых, пока общественности неизвестно, были ли эти ребята, которых останавливали в той самой злосчастной «Тойоте», под алкогольным опьянением. Может быть, они не были пьяны, может быть, они просто придурковатые чуть-чуть были.

Д. Пучков:

- И они нападают на сотрудников полиции.

Н. Фридрихсон:

- Нет, они не нападали. Они убегали, уезжали. Потом одного поймали, и они решили отбить.

Д. Пучков:

- То есть «они пытались его отбить», вы так это трактуете. Что значит отбить? Это от слова «бить», я правильно понимаю?

Н. Фридрихсон:

- Если брать русский язык, да, но это слово имеет более широкое значение.

Д. Пучков:

- Отбить у сотрудников полиции?

Н. Фридрихсон:

- Дмитрий Юрьевич, я вообще против того, чтобы к полицейским гражданские лица применяли какое бы то ни было насилие. Я большой поклонник российской полиции и с недавних пор считаю, что, сравнивая нынешнюю полицию с милицией или с полицией, которая была 5 лет назад, это небо и земля. Я вообще против того, чтобы полицейским хамили, плевали в них, швыряли в них стаканчики. Собственноручно по голове бы настучала за такое поведение. Потому что когда прижмет, к первым побегут именно к полицейским.

Тем не менее, я не могу не обратить на это внимания. Если бы все было, как вы описываете, полицейский, защищая себя, достал табельное оружие и в защиту себя выстрелил, вопросов, наверное, было бы меньше. Но здесь подчеркивается, что это произошло случайно.

Д. Пучков:

- Кем подчеркивается? У вас, как обычно. Вы оглашаете результаты следствия, я правильно понимаю?

Н. Фридрихсон:

- Я зачитываю новость, которую дают, в том числе «РИА Новости».

Д. Пучков:

- Это написали ваши коллеги, которые ничего в этом не понимают. Вот я вам только что объяснил, что после того, как сотрудник извлек оружие из кобуры, подходить к нему нельзя, что любое приближение (не физические действия, а шаг в его сторону) он расценивает как попытку завладеть его оружием, а значит, угрозу его здоровью и жизни. Вам это журналисты рассказали? Случайно, не случайно – ты лезешь на вооруженного сотрудника.

Н. Фридрихсон:

- Дмитрий Юрьевич, полицейский с пистолетом в руке попытался скрутить одного из нарушителей и, по данным Следственного комитета, непроизвольно нажал на спусковой крючок. Вот что, собственно, у всех вызвало некое удивление, мягко говоря.

Д. Пучков:

- У кого «у всех»? Надана, у вас есть юридическое образование? Вы как считаете, законами кто должен заниматься, юристы или собравшиеся на улице бараны, которые будут прыгать, скакать и орать «распни его»? Кто законы трактовать должен?

Н. Фридрихсон:

- Ну, конечно же, юристы, это очевидно.

Д. Пучков:

- Я тоже с вами полностью согласен. Вот я, например, юрист. Я вам объясняю, что произошло, и как это выглядит с юридической точки зрения. Извлек пистолет, и даже не извлек – не подходи к нему, это запрещено. Я другое вам скажу. Наверное, им надо выдавать какие-то Taser, как в Америке, знаете, который током бьет, и он, как свинья, бьется в грязи на земле. Если человек дурак и не понимает, что ему говорят, не доходит словами, ну, дойдет вот так до тебя. Надо их лупить какими-нибудь дубинами, еще чем-нибудь. А самое главное, за это надо сажать без разговоров. Вот на каждом сотруднике должна висеть камера. На этой камере записано, как в его адрес орали – тебя покарают штрафом. Записано, как ты рукоприкладством занимался – три года.

С моей точки зрения, после того как он извлек оружие, ни о каком произвольно, непроизвольно, речи вообще быть не может. Не подходите к полицейскому при исполнении служебных обязанностей. Выслушивайте его четкие команды и делайте то, что он говорит. Всё.

Н. Фридрихсон:

- Почему Следственный комитет делает именно такое заявление? Почему Следственный комитет не встал, скажем так, на вашу логику?

Д. Пучков:

- Понятия не имею. Может быть, диаспора уже денег занесла.

Н. Фридрихсон:

- Ну, перестаньте…

Д. Пучков:

- Чего переставать-то? Понимаете, то, что вы не говорите, кто это, четко говорит о том, что это представители какого-то национального меньшинства. Вот эти персонажи немедленно должны быть высланы из страны и им запрещено 90 лет заезжать в Российскую Федерацию. Как недавно было, когда в Карабахе конфликт был, и какие-то конфликты между азербайджанцами и армянами. Езжайте к себе и устраивайте всё это там, а здесь себя так вести нельзя ни русским, ни не русским, никому так себя вести нельзя категорически. Но только если за русских никакая диаспора не прибежит, то за людей других национальностей диаспора прибежит, безусловно. Это отвратительно. О чем это говорит? Вот для этих законы одни, а для нас законы другие, а у нас деньги есть, а мы всё купим. И вот этот несчастный мент, который крайний окажется в итоге…

Н. Фридрихсон:

- Ну, не мент, а полицейский.

Д. Пучков:

- …это крайне подбодрит всех сотрудников полиции на фоне того, что творится на улицах. Вот она, система, как она тебя защищает, вот как о тебе заботятся, вот что с тобой будет, случись чего. Не подходи ни к кому, не делай ничего. Бери деньги спокойно, и все у тебя будет хорошо. Вот к этому ведут подобные вещи. Такого быть не должно.

Н. Фридрихсон:

- Это допущение, насчет денег, мы не знаем, были там деньги или нет. Но еще очень важный момент. Против инспектора возбудили уголовное дело по двум статьям – о превышении должностных полномочий и о причинении тяжкого вреда здоровью. Но когда парень, в которого он выстрелил, умер, было переквалифицировано дело на причинение смерти по неосторожности.

По поводу статьи о превышении должностных полномочий. Вам не кажется, что исходя даже из того, что вы сейчас говорили, может быть, ее стоит упразднить, отменить эту статью? И в принципе чтобы не было понятия «превышение должностных полномочий»?

Д. Пучков:

- Что же вы такое говорите? Полицейский, например, подойдет к вам на улице и даст по башке дубинкой.

Н. Фридрихсон:

- А вы не берите такого на работу.

Д. Пучков:

- А где вы других возьмете? Знаете, как говорил товарищ Сталин, «Извините, других писателей у меня для вас нет». Ну, так и тут. Вы не поверите, их там серьезно отбирают, и отмороженных туда не берут.

Н. Фридрихсон:

- Значит, статья есть, и она нужна, как вы считаете. Тогда почему вы так сейчас возмущались, что достал оружие – не подходи? Но вот же есть уголовная статья.

Д. Пучков:

- Я вообще не понимаю, что у вас в голове творится. Человека убили. Должно быть возбуждено уголовное дело. Оно возбуждено. Далее давайте устанавливать обстоятельства по делу. Занимается этим следствие, а не мы с вами в ходе передачи определяем, виноват, не виноват, расстрелять, повесить или отпустить на волю. Следствие должно быть проведено - превышены служебные полномочия или нет, видел ли сотрудник угрозу своему здоровью или жизни или нет? Повторю, почему на нем не висит видеокамера, почему не записывает то, что происходит с ним и вокруг него? Если на него набрасываются с побоями, он имеет право извлекать оружие, если считает, что его жизни и здоровью угрожает опасность, что его табельным оружием пытаются завладеть. Но если ничего этого нет, то какой-то странный подход. Давайте слушать каких-то балбесов, которые будут вам врать. Это уголовники, которые будут вам врать все время. Давайте слушать их.

Н. Фридрихсон:

- Ну, зачем же в такие крайности-то впадать?

Д. Пучков:

- А какие крайности? Это уголовники. Когда закончится передача, я полезу, посмотрю, узнаю перво-наперво национальность.

Н. Фридрихсон:

- Почему вы зацепились конкретно за эту национальность?

Д. Пучков:

- Если в деле замешана диаспора, значит, будут предприняты определенные действия. Значит, соберется кодла негодяев, будет оказываться давление на следствие, давление на сотрудников, угрозы, будут таскать деньги. Это все проходит всегда по одному сценарию. Если вам кажется, что это не так, то разочарую. Кстати, когда я служил, нам запрещено было озвучивать, какой национальности преступники. По единственной причине. Потому что картина будет ужасающая. Кому это надо в многонациональной стране? Никому. Но картина преступности, она именно вот такая.

Н. Фридрихсон:

- Как вы считаете, надо ли все-таки, с учетом всего того, что вы сказали, и другие люди говорят и пишут, расширять полномочия полицейских в России? Некоторые сравнивают с полномочиями в США, некоторые сравнивают с другими странами.

Д. Пучков:

- Я повторю, что у полицейского на груди должна висеть камера, все это должно быть записано. Обложили матом – штраф, поползновения на причинение физических побоев каких-нибудь – срок, попытки завладеть оружием – срок. И стрельба тогда будет выглядеть совершенно по-другому. Вы обратите внимание, что у нас не Америка, у нас полиция стреляет с такой редкостью, что сложно представить вообще. Это случай из ряда вон выходящий. Но, тем не менее, сотрудника-то чем-то спровоцировали. Зачем он доставал пистолет? И зачем он стрелял? Если он его извлек, он дослал патрон в патронник, он выстрелил, то есть пистолет был снят с предохранителя, наверное, обстановка уже способствовала тому, чтобы сотрудник предпринимал вот такие действия. Сколько их там было - сколько было сотрудников, сколько было правонарушителей, превосходящее число или нет? Может быть, он действовал строго по закону. Давайте как-то разбираться, следствие проводить. Все подобные вещи крайне отрицательно сказываются на общественных настроениях вообще и на настроениях сотрудников полиции, на которых всем плевать. Случись чего, тебя посадят. Не дегенерата, который пьяный носился на машине (интересно, они уже все задержаны?). Не того, который на тебя нападал, пытаясь отнять у тебя оружие. Не того, кто тебя бил. Но он же не человек, он же функция, он чиновник государственный. Как говорится, нападение на человека-короля, это нападение на короля. Ты на власть нападаешь, а не на конкретного человека. Ну, и закон один для всех, из этого вообще надо устраивать показательные процессы, с приглашением туда всех на свете. А то, как по журналисту Голунову, тут недавно услышал, что там всех уже посадили, а суд секретный, никто не знает. «Секретно все, мы не скажем». Прикольно, когда вы не скажете. А как же свобода слова? А как же негодяи, а как же полицейские? Мы хотим всё знать.

Н. Фридрихсон:

- Как вы думаете, сегодня полицейские в России чувствуют, что государство их защитит, что они не жертвы, не агнцы, а что они служат государству, которое на их стороне? Если брать по России, а не по Москве или Питеру.

Д. Пучков:

- Сильно по-разному. Но чувствовать они могут, когда что-то происходит и заканчивается каким-то результатом. Если так, как вот здесь, и это закончится осуждением сотрудника, - нет, не чувствуют. Как в Америке сейчас не чувствуют.

Н. Фридрихсон:

- Это тревожный симптом, Дмитрий Юрьевич. Я думаю, мы с вами еще поговорим на эту тему. А сейчас, к сожалению, время заканчивается, потому что с Пучковым оно летит незаметно. Счастливо.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts, CastBox и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!