Домрин: В США можно сжечь национальный флаг, а за сожжение флага ЛГБТ американца осудили на 16 лет

Американские флаги на фасаде здания
Александ Домрин и Игорь Измайлов в программе «Голос Америки» поговорили о попытке нижней палаты парламента США ограничить полномочия президента в том, что касается Ирана, и американском законодательстве вообще.

Скачать передачу [mp3, 35.3 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Домрин:

- Добрый день, Россия! Доброе утро, Америка! Первая программа в этом году. Как пел Майк Науменко в группе «Зоопарк»: «Вот и наступило то самое завтра, о котором я что-то слышал вчера». Это «Голос Америки». Но не тот «Голос Америки», который я в своем детстве слушал, а программа на радио "Комсомольская правда"! Это «Голос Америки» русскими словами, русским языком. Меня зовут Александр Домрин. Вместе со мной Игорь Измайлов.

И. Измайлов:

- Добрый день!

А. Домрин:

- В Америке сегодня напряженное утро. Пока мы спали, в Америке очередное обострение между демократами и республиканцами. Между Трампом и его оппонентами.

И. Измайлов:

- Есть повод?

А. Домрин:

- Оппоненты до сих пор не могут понять, почему они оказались в помойке истории в ноябре 2016 года. Они очень боятся оказаться там же, откуда, собственно, они и не вылезали, в ноябре этого года. И для этого все, что нужно – уесть Трампа. Для этого у них сейчас есть новый повод. Не было бы повода, надо было бы его придумать. Но это отношения между Соединенными Штатами и Ираном. Это ситуация обострения отношений между США и Ираном по всем тем причинам, о которых, если вы не проспали все эти новогодние праздники, вы могли слышать по радио или смотреть на телевидении. Сегодня ночью в Палате представителей, которая контролируется демократами – оппонентами Трампа, была принята резолюция, направленная на то, чтобы ограничить полномочия Трампа как верховного главнокомандующего в том, что касается военных, военно-политических действий в отношении Ирана.

И. Измайлов:

- Но это еще не ограничили. Только намерения?

Александр Домрин

А. Домрин:

- Это резолюция Палаты представителей. Она объявила импичмент президенту Трампу. Просто из-за того, что есть большинство в этой палате. Дальше эта резолюция идет, как и ситуация по импичменту, в верхнюю палату – в Сенат, который контролируется уже республиканцами. Любят республиканцы Трампа, не любят? Большинство из них не любят Трампа. Но он является их президентом, президентом их партии. Ничего лучше Трампа республиканцы найти не смогли ни в ноябре 2016-го, ни сейчас. Поэтому сейчас это, точно так же, как и ситуация с импичментом, это не более чем декларация о намерениях, не более чем вотум недоверия в отношении президента Трампа.

И. Измайлов:

- А что значит – лишить его военных полномочий? Мы вспоминаем истории других стран. У нас, чтобы провести внешнюю операцию, надо получить согласие Совета Федерации. А там что?

А. Домрин:

- В значительной степени наша конституция в тех нормах, которые касаются Совета Федерации, была списана с американской конституции. Если в Палате представителей для того, чтобы принять какое-то решение, нужно простое большинство, в Америке всего две партии. Если у нас – четыре, то в Америке – всего две.

И. Измайлов:

- С одним смыслом, как и у нас.

А. Домрин:

- В любом случае, одна из этих партий имеет большинство. Эта партия может принять любое решение, просто из-за того, что у нее есть большинство.

И. Измайлов:

- Такая единая Америка.

А. Домрин:

- Да. Но дальше – есть Сенат. А в Сенате, когда принимаются решения, как, например, о ратификации договоров, о назначении министров, о назначении послов и так далее, или все по тому же импичменту, две трети нужно. Конечно, у республиканцев двух третей в Сенате нет. Но все равно, даже в случае, если какие-то демократы будут перебегать на сторону республиканцев в Сенате, что крайне маловероятно, у этой резолюции, так же, как у импичмента, вариант прохождения равняется нулю.

Игорь Измайлов

И. Измайлов:

- В чем глубинный смысл? Принимая подобного рода резолюцию, рано или поздно президентом станет демократ и будет в той же самой ситуации находиться, не имея полномочий. Что она дает?

А. Домрин:

- Это тот самый контрольный барьер. Почему две палаты в Соединенных Штатах, как и в России, кстати, в отличие от многих других парламентов, где только одна палата. Более того, вспомните, что в ряде стран, включая Прибалтику, просто президента избирает парламент, а не народ. Но в данном случае, посмотрите, вы справедливо задали вопрос. Давайте посмотрим такое зеркальное отражение, давайте перевернем стол. О чем эта резолюция? О том, что президент Трамп превысил свои конституционные полномочия, когда нанес удар по Ирану, когда убил боевого генерала Сулеймани.

И. Измайлов:

- По Ираку.

А. Домрин:

- Он ударил по Ираку, убив иранского генерала. Тем более, на территории третьей страны. Когда Обама был президентом, на территории какой страны Усаму бен Ладена замочили? Если это действительно произошло, в чем есть много сомнений.

И. Измайлов:

- А старуха Хиллари, которая ударила и потом хохотала сидела.

А. Домрин:

- Вспомните эту ситуацию. Я в это время преподавал в Оклахомском университете. Это весна 2011 года. Когда Америка, Обама вместе со старухой Хиллари ударили по Ливии, когда убили Каддафи. В тот момент, 2011 год, в Палате представителей подняли тот же самый вопрос, только уже оппоненты Обамы, который был президентом от демократов. Поставили вопрос: а какую роль вообще играет Конгресс в боевых действиях за пределами США? Я прекрасно помню, когда Обама направил в Конгресс отписочку в лучших традициях советских бюрократов. На двух страницах. Обаму обвинили в том, что он превысил свои конституционные полномочия. Напомню, что по американской конституции, действительно, Конгресс США имеют право объявлять войну. Кто имеет право вести войну? Президент США.

И. Измайлов:

- После того, как Конгресс объявил войну.

А. Домрин:

- Это в классической традиции, интерпретации конституции, которая была принята в конце восемнадцатого века.

И. Измайлов:

- То есть они должны словами сказать: мы объявляем войну тому-то.

Программа в студии Радио КП

А. Домрин:

- И уполномочиваем президента США эту войну вести. В каких войнах, сколько раз Конгресс США объявлял войну? Шесть раз за все это время с конца восемнадцатого века. Последним был Рузвельт. Это вторая мировая война. Там было несколько резолюций Конгресса. Сначала объявили Японии, потом Германии, потом Италии. Последний раз объявили войну в июне 1942 года Болгарии, Венгрии, Румынии. После этого – ни Корея, ни Вьетнам, ни Ирак, ни Афганистан, - не объявляли войну. Был составлен перечень, сколько раз американские вооруженные силы находились за пределами США, где вели какие-то боевые действия. Список занимает 56 страниц.

И. Измайлов:

- А объявляли войну только шесть раз.

А. Домрин:

- Значит, когда Обама бьет по Ливии, это в пределах допустимого.

И. Измайлов:

- И ему не надо разрешение спрашивать?

А. Домрин:

- Да. Но когда Трамп наносит удар, это не объявление войны, это даже не начало войны.

И. Измайлов:

- Но и ему не надо спрашивать разрешение?

А. Домрин:

- А вот его за это сегодня уели его оппоненты.

И. Измайлов:

- Америка в этом по-прежнему едина. Кто бы не был президентом, бомбить он может совершенно спокойно где угодно, кого угодно и когда угодно.

А. Домрин:

- Этот год принципиально важен для Трампа, для Америки. Если Трампа не переизберут в ноябре этого года, а его переизберут, то Америка будет другой. Есть в Америке такие персонажи типа Барбры Стрейзанд или Меган Маркл, которые заявляли о том, что если изберут Трампа, а до этого – если изберут Джорджа Буша-младшего, то они эмигрируют куда-нибудь в Канаду, в Израиль, Австралию. Но почему-то не эмигрируют и почему-то… Кстати, как и русские либералы. Мучаются, страдают под этой кровавой гэбней, вместо того, чтобы уехать из России.

И. Измайлов:

- Из них многие сидят в Лондоне и там страдают.

А. Домрин:

- Страдальцы для того, чтобы уехать в Лондон, должны обладать очень серьезным состоянием. Конечно, сейчас, поскольку у нас это первая программа, новогодняя, мы меньше всего хотели пересушить эту программу и говорить только о Трампе и прочих серьезных вещах. Как Америка провела эти праздники? В Америке праздники закончились 2 января. Америка вышла на работу.

И. Измайлов:

- Как и во многих странах.

А. Домрин:

- Среди ведущих индустриальных держав, посмотрите, какой средний отпуск. В США – 7 дней. И это касается не только отпусков. В штате Айова беременная секретарша профессора в четверг работала, в пятницу ее не было, в понедельник она появилась на работе уже без живота. Мне было страшно – что-то случилось. Я подошел к ее коллеге и спросил. Она сказала: мальчика родила! Родила в пятницу, в понедельник пришла на работу. В Америке принято, что папа сидит с ребенком, если мама зарабатывает больше.

И. Измайлов:

- Страшная страна. Семь дней отпуска – максимум. А таких дней, как у нас новогодние, майские передышки, они этого вообще лишены?

Программа в студии Радио КП

А. Домрин:

- Четыре или пять общенациональных праздников. День Труда, День Мартина Лютера Кинга, Рождество, День Независимости. Ни в коем случае не страшная страна. Цитирую Гребенщикова: «Если б мы жили в поле такого напряга…», то и для нас это было бы в порядке вещей. Если бы русские женщины не получили избирательные права по конституции Советской России 1918 года, то американские женщины никогда бы их не получили в 1920 году. Первый случай, когда восьмичасовой рабочий день был установлен, это была Советская Россия.

Я юрист. И мне хотелось бы поговорить об американском законодательстве и его парадоксах. Почему в Америке есть такое парадоксальное законодательство? Брадобреям, парикмахерам нельзя есть лук с семь утра до семи вечера. Есть логическое объяснение этому?

И. Измайлов:

- Конечно. Делай чего хочешь, к тебе просто клиенты не придут потом. У нас же полная свобода – что хочешь, то и делай, никаких проверок тебе, ограничений. Кошмарить бизнес нельзя.

А. Домрин:

- Америка более легалистская страна. Там нужно прописать. Америка – федерация. Какие-то подзаконные акты можно принимать и на уровне муниципалитета, и на уровне конкретного штата.

И. Измайлов:

- Получается, все надо регулировать?

А. Домрин:

- Крайне зарегулированная страна. Я всегда говорил моим американским коллегам, что Россия куда как более свободная. И начинаю приводить примеры. Легалистская страна. Почему в штате Калифорния есть закон, который запрещает облизывать лягушек? Вы думаете, они с дуба рухнули, эти законодатели?

И. Измайлов:

- Права лягушек ущемляются.

А. Домрин:

- Или вы думаете, что это экологи, которые думают, что каждый американец в штате Калифорния пытается найти царевну лягушку и жениться на ней? Ничего подобного. Просто это южный штат, пупырышки у лягушек галлюциногенные. У нас не запрещено облизывать мухоморы, а вот они взяли и запретили. Во Флориде двери всех зданий должны открываться только наружу. В случае пожара чтобы можно было выбежать быстрее. В Аризоне запрещено охотиться на верблюдов. Во время второй мировой войны в качестве тягловой силы американцы взяли и привезли кучу верблюдов в Аризону. А местные жители увидели их и подумали: вдруг они из Мексики пришли? А вдруг у них горбы вкусные? И они начали охотиться на верблюдов. Согласно американскому законодательству, можно сжечь американский флаг. Это неподсудное действие. А в Айове местный житель, когда увидел, что на его церкви вывесили флаг ЛГБТ, сорвал этот флаг, сжег и за это пошел в тюрьму. Получил 16 лет тюрьмы. А мы Pussy Riot посадили на два года. Знайте свои права.

Программа в студии Радио КП

И. Измайлов:

- Если вы сожжете флаг, вам тоже ничего не будет?

А. Домрин:

- Я не гражданин США. Американская конституция защищает граждан Соединенных Штатов. Если иностранец сожжет американский флаг, я бы этого делать не рекомендовал.

Одна из наших любимых тем – политкорректная Америка. Как забыть обо всех обвинениях со стороны демократов в адрес Трампа? Он – марионетка Кремля. Сговор. Наняли независимого прокурора – Роберта Мюллера. Он долго работал. И что он нашел? Ничего! Гора родила мышь. В американских СМИ, тем более в демократических, эта тема России, которая избрала Трампа и в 2020 году опять изберет Трампа, она продолжается. И это отражается в моей любимой сатирической программе на американском телевидении - Saturday Night Live. Действие сюжета происходит в Кремле. Главный действующий герой – Владимир Путин и его окружение. Они обсуждают, является ли Трамп русским агентом.

- Кремль. Все согласны, посылаем больше военных в Крым.

- Что дальше у нас на повестке?

- Вы слышали новости из Америки?

- Да, университет Северной Каролины проиграл в баскетбол в мартовском безумии.

- С ума сойти!

- Расследование Мюллера. В американских новостях говорят, что оно завершено.

- А, слышал. Ну и хватит об этом. У нас еще много дел.

- Еще один маленький момент. В докладе Мюллера говорится, что никакого сговора с Россией не было.

- Но этого же не может быть! Американский президент ведь работает на Россию. Так?

- Ну, ребята…

- Нам нужно знать, работает Трамп на Россию или нет?

- Нет.

- Ой, ну вы что?

- Да что ж такое! Два года каждая американская газета, комики на телевидении говорили: Трамп работает на Россию. Это ж были отличные новости! Мы так ждали этого доклада, думали, все под колпаком у Мюллера! Чтобы мир увидел всю мощь России. Мы так радовались этому.

- Я хотел праздник устроить.

- Знаю, это было бы прекрасно. Но что есть, то есть. Давайте дальше двигаться.

- Господин президент, но почему вы говорили, что Трамп работает на вас?

- Нет, я такого не говорил. Другие это говорили, а я всегда говорил: нет!...

А. Домрин:

- Этот скетч крайне характерный для американского телевидения. Вся эта программа под колпаком Демократической партии. Американцы высмеивают сами себя. И это хорошо, когда американцы смеются над собой. Давайте мы тоже немножко посмеемся над политкорректными американцами. Одна из наших любимых тем – политкорректность. Приведу несколько других примеров, когда нужно политкорректно обращаться к американцам. Нельзя больше в Америке называть наркоманов наркоманами. Чтобы их не обижать, их надо называть людьми, страдающими химической зависимостью.

И. Измайлов:

- Если вдуматься, это уход от научности, что ли, как таковой в познании мира, в повседневности. Чтобы одним словом назвать явление, придумывается термин. А они это в обратную сторону раскручивают. Что ничто ничем не называется. И все не имеет имен.

А. Домрин:

- В английском есть фраза: сознательное отрицание реальности. Под прикрытием того, что вроде как чтобы вас не обижать. Нельзя называть уборщика, мусорщика. Можно называть специалистом по гигиене окружающей среды.

И. Измайлов:

- И у нас уборщиков называют клинингами, что ли.

А. Домрин:

- Или инженер по санитарии.

И. Измайлов:

- Как бандита назвать, чтобы он не обиделся? Человек, занимающийся антизаконной деятельностью.

А. Домрин:

- У них есть неологизм – бэнкстеры. Это совмещение из двух слов – банкир и гангстер. Человек, работающий в банке. Нужно как можно больше избегать слов, в составе которых имеется слово «man - человек». Феминистки, политкорректные персонажи стараются избегать даже таких слов как «человечество».

Алексей Пушков