Эксперт: Трамп понимает, что Украина для США — пассив, который нужно продавать

Дональд Трамп
В эфире программы Радио КП «Простыми словами» Андрей и Юлия Норкины обсуждают с Геворгом Мирзояном, доцентом департамента политологии Финансового университета, политику Трампа, нелегкую ношу Зеленского, экологию и другие важные события последних дней.

Скачать передачу [mp3, 41.8 МБ]

Мы предлагаем читателям полный текст радиопрограммы.

А. Норкин:

- В студии Андрей и Юлия Норкины.

Ю. Норкина:

- Здравствуйте, все. У нас в студии хороший гость.

А. Норкин:

- Да он предатель.

Ю. Норкина:

- Зато умный предатель.

А. Норкин:

- Знаете, о ком мы говорим? Мы говорим о Геворге Мирзояне, доценте департамента политологии Финансового университета при правительстве. Здравствуйте, Геворг Валерьевич. Что-то вы перестали на программу «Место встречи» на НТВ ходить?

Ю. Норкина:

- Так, ладно, свои личные разборки оставьте.

А. Норкин:

- Хотелось бы понять ваше мнение по поводу очередной беды президента США. В Америке сейчас тема номер один – Украинагейт. Суть нападок заключается в том, что президент Трамп в разговоре с президентом Зеленским несколько раз очень настоятельно требовал, чтобы украинская сторона открыла все данные о деятельности бывшего вице-президента США Джо Байдена на Украине. Это коррупционное дело. В противном случае Трамп якобы пригрозил прекратить выплачивать деньги Украине. Но самое интересное не это. Этот разговор Трампа и Зеленского был подслушан одним из сотрудников американских спецслужб. И этот офицер подал рапорт по команде, что с его точки зрения, президент ведет себя очень нехорошо, он давит на главу иностранного государства, и вообще все это безобразие. За этот рапорт тут же ухватились демократы, и сейчас опять всерьез идет разговор об импичменте. Это насколько укладывается в демократические принципы?

Г. Мирзоян:

- Об импичменте говорят те, кто давно мечтает об импичменте, но его не получает. Тут вообще никаких оснований для импичмента нет. Что сделал Трамп, в понимании вменяемых людей?

Трамп потребовал от главы иностранного государства предоставить доказательства того, что известный политик США совершил должностное преступление. А именно, будучи вице-президентом, Джозеф Байден вмешался во внутренние дела Украины, потребовал уволить генпрокурора потому, что генпрокурор начал расследование против фирмы, где работал сын Байдена на Украине, и где он совершал различные коррупционные схемы.

Это классическое преступление, за которое в нормальных приличных странах человек прощается со своей политической карьерой.

Байдену тогда это сошло с рук, потому что это замяли. Сейчас Трамп, как государственный деятель, требует все это раскрыть. А то, что Джозеф Байден – это вероятный главный соперник Трампа на президентских выборах, так это ж демократия.

А. Норкин:

- Вы мне про демократию объясните. Глава государства, наверное, имеет определенные полномочия в области внешней политики. Может быть, он ошибается, или не ошибается, но Трамп так ведет разговор с президентом другой страны. Имеет ли право, может быть, не рядовой, достаточно высокопоставленный офицер спецслужб, который прослушивает переговоры главы государства, делать вывод, что президент, мягко говоря, не прав?

Г. Мирзоян:

- Он имеет право делать любой вывод. Потому что он свободный человек. Но никто не имеет права прослушивать главу государства. Это гостайна.

А. Норкин:

- Вы свободный человек, ходите на «Россию», и не на НТВ.

Ю. Норкина:

- 4225: «Во народец, стукач на стукаче. Демократический принцип».

А. Норкин:

- Должна быть какая-то субординация. Спецслужбы – силовая структура. Президент – главнокомандующий. А тут получается, чувак подслушал и побежал стучать.

Геворг Мирзоян

Г. Мирзоян:

- Передал наверх, и потом это все слили в прессу. Как сливали все документы в администрации Трампа. И пошло-поехало. Это нормально. Администрация Трампа уже давно течет как Ниагарский водопад в этом плане, различного рода слухами, документами и данными. Здесь я не вижу ничего странного.

Ю. Норкина:

- Чем все это закончится?

Г. Мирзоян:

- Да ничем не закончится. Даже если они докажут, что Трамп давил, оснований для импичмента здесь нет. Трамп требует расследования в отношении нарушений одного из американских политиков. Здесь некоторые могут сделать вывод, что Трамп валит своего конкурента.

А. Норкин:

- А что, не так?

Г. Мирзоян:

- Пока не так.

А. Норкин:

- А как? Говорят, что по социологии Байден там прилично впереди.

Г. Мирзоян:

- Где-то Байден опережает своих ближайших соперников процентов на 10-12. Но праймериз еще не закончены, там может выскочить какой-то вменяемый кандидат. Байден – фаворит, но только по одной причине. У демократов нет вменяемого среднего умеренного кандидата. Там все радикал на радикале. Единственный вменяемый – это Байден, который может выйти и выиграть общие выборы.

А. Норкин:

- Сколько ему лет?

Г. Мирзоян:

- Под 80. На мой взгляд, сейчас никто публиковать никаких компроматов на Байдена не будет. Если вы сейчас опубликуете, он проиграет праймериз, демократы найдут какого-нибудь вменяемого молодого кандидата, на которого не будет компромата. Если компромат на Байдена вбрасывать, то надо это делать в начале года, в середине следующего года, когда пройдут праймериз, когда Байден станет фаворитом.

А. Норкин:

- У американцев такая краткосрочная память?

Г. Мирзоян:

- Информация устаревает. Если информацию постоянно не подпитывать чем-то, о ней забудут. А СМИ в Америке демократические. Это не как они полощут Трампа два с лишним года по фейковому делу о российском вмешательстве. Там это все быстренько заткнут и замнут. Потому что СМИ симпатизируют демократам. Поэтому нужен взрыв. И нужен взрыв краткосрочный, я рассчитываю на середину года.

Ю. Норкина:

- Не получился сейчас никакой взрыв.

Г. Мирзоян:

- А пока еще никто его и не взрывал.

А. Норкин:

- В Конгрессе говорят, что сейчас надо опубликовать стенограмму этого разговора. Типа, Трамп обязан это сделать. Он действительно это обязан?

Г. Мирзоян:

- Нет. Конгресс может потребовать, я не знаю процедуру, обязан ли Трамп слушать Конгресс. Но президент является главой исполнительной власти. И в этом плане он имеет право на свои частные переговоры. Конгресс в Америке уже давно вмешивается в полномочия исполнительной власти. Это для них уже стало нормой. Но президент ведет переговоры, никто не ожидает, что переговоры будут идти с политесом. Но все мы предполагаем, как за кулисами, когда никто не слышит, разговаривают лидеры мира сего друг с другом.

А. Норкин:

- Мы слышали, как Сергей Викторович Лавров учил Милибэнда.

Г. Мирзоян:

- И как Сергей Викторович Лавров разговаривал с уважаемыми товарищами из Катара, что с ними будет, если они продолжат нападения на российских послов.

В этом плане Трамп абсолютно никакой политкорректностью не страдает. Он поставил господина Зеленского перед выбором, обозначил ему варианты.

Ведь не случайно этот визит, который сейчас будет господина Зеленского в США, он несколько специфичен. Зеленский не летит с полноценным государственным визитом. Трамп с ним просто предварительно встречается в Генассамблее.

В Вашингтон Зеленский пока не приглашен. И советник Зеленского говорит, что это не государственный визит. Это просто Зеленский приезжает на Генассамблею, там в кулуарах встречается с Трампом. Такая нулевая встреча перед возможным визитом. А вот одарит ли Трамп Зеленского государственным визитом – будет зависеть от того, как Зеленский себя поведет и на какие уступки пойдет.

Юлия Норкина

Ю. Норкина:

- А как Зеленский может себя повести?

Г. Мирзоян:

- Есть два варианта. Зеленский может сказать: да, мой белый господин, я даю тебе все документы, которые ты хочешь. Либо Зеленский может сказать: извините, мы разберемся, мы подумаем, в расчете на то, что он сделает ставку на противников Трампа.

Зеленский сейчас должен выбрать, с кем он – с Трампом, и тогда он должен давать документы на Байдена, или с демократами, и тогда он должен рассчитывать на то, что демократы выиграют в 2020 году. Трамп здесь политкорректностью и дипломатичностью не страдает. Он работает по принципу: либо ты со мной, либо ты против меня.

Ю. Норкина:

- А если погадать, у кого больше шансов?

Г. Мирзоян:

- У Трампа. Но мы понимаем, что Зеленский не совсем в этом плане тоже самостоятелен. Там огромное количество будет переменных, которые он должен учесть, чтобы сделать этот, безусловно, сложнейший для него выбор. Порошенко сделал выбор в свое время и ошибся. И за это Порошенко пострадал очень сильно. Трамп его унижал и растирал, как только можно, именно за то, что Порошенко сделал ставку на демократов и сыграл против Трампа.

Ю. Норкина:

- Мне кажется, они ошиблись уже в том, что они вообще на Америку сделали ставку.

А. Норкин:

- Еще одну утечку я вас попрошу прокомментировать. «Вашингтон Пост» пишет, ссылаясь на источники, что якобы Трамп сказал в разговорах со своими помощниками, что действия США на Украине бессмысленны, раздражают Россию, с Россией надо дружить, а Украина вообще никого не волнует. Правда?

Г. Мирзоян:

- Правда, конечно. Трамп придерживался этой позиции еще во время выборов. Тогда она у него была чуть менее красиво оформлена. Из серии того, что мы должны нормализовать отношения с Москвой.

Даже в какой-то степени, может быть, уходить с постсоветского пространства. Это давняя позиция Трампа, она абсолютно прагматична. Он прекрасно понимает, что на Украине сейчас американцам уже ловить в плане стратегии нечего. Всего, чего они хотели, они добились. Они разорвали российско-украинские отношения надолго, они разорвали российско-европейские отношения.

Ю. Норкина:

- Кому хуже от этого?

Г. Мирзоян:

- Не им.

Ю. Норкина:

- Нам тоже не плохо.

Г. Мирзоян:

- Нам плохо от этого, мы проиграли Украину. Сейчас мы пытаемся просто минимизировать ущерб.

Ю. Норкина:

- Но нам не настолько плохо, как Украине.

Г. Мирзоян:

- Самой пострадавшей стала Украина.

Ю. Норкина:

- У меня ощущение, что нам придется расхлебывать эту историю.

Г. Мирзоян:

- Очень долго.

Андрей Норкин

А. Норкин:

- Тебе хочется, чтобы американцы продолжали там присутствовать?

Ю. Норкина:

- Они уже поняли, что это беспонтово.

Г. Мирзоян:

- Не беспонтово. Они своей цели добились. Они просто выводят оттуда, капитализируют свой выигрыш, фиксируют его. Сейчас продолжение американской дестабилизации Украины требует от США бессмысленной траты ресурсов, и злить Россию, с которой нужно договариваться американцам по иранскому, китайскому и некоторым другим вопросам.

Ю. Норкина:

- Все равно не понимаю смысл. Вот они поссорили нас, они сделали то, что они хотели сделать. У меня было ощущение, что они рассчитывали еще на экономические бонусы. На территорию, на шахты, что можно взять.

Г. Мирзоян:

- Здесь не скажу, на что конкретно они рассчитывали. Товарищи типа Болтона могли рассчитывать на то, что они фактически разместят американские базы в районе Харькова.

А. Норкин:

- Байден немножечко подзаработал.

Г. Мирзоян:

- Они оставляют это нам. Трамп – чистейший прагматик. Он понимает, что это уже пассив, от пассива надо избавляться. Но не выбрасывать, а продавать. Это четкое понимание. Трамп готов нам толкнуть Украину. Если бы все от него зависело, он бы толкнул. К сожалению, зависит не от него.

В США есть гораздо более глупые люди из числа Конгресса, которые до сих пор пытаются держаться за украинский кейс, чтобы злить Россию. Конфликт с Россией ради конфликта. Абсолютная глупость, которая не должна приходить в голову вменяемым государственным деятелям, но они такие.

А. Норкин:

- Мы подписали Парижское соглашение по климату. Подпись поставил премьер-министр Медведев. В конце прошлой недели были по всему миру климатические демонстрации. Там сейчас новый лидер общественного мнения – шведская девочка Грета Тунберг, которой 16 лет. Она ведет за собой людей мира в защиту климата, что хорошо и правильно. Там есть интересные нюансы, что Россия, с ее точки зрения, наносит самый большой ущерб климату, потому что мы добываем полезные ископаемые. Г. Мирзоян:

- Где-то мы это проходили.

А. Норкин:

- Американцы чихать хотели на эту парижскую климатическую историю. И поэтому Макрон очень переживает. А мы ее взяли и подписали. Это что значит?

Г. Мирзоян:

- Российская Федерация против Парижского соглашения особо и не выступала. По поводу девочки.

Я всегда с большой осторожностью отношусь к фанатикам. Даже если человек вроде как выступает за благое дело. Но фанатики – такие ребята, они могут разворачивать свои эмоции в любые стороны.

Что касается Парижского соглашения, здесь у Трампа опять же, с его точки зрения, прагматичный подход. Он считает, что любые соглашения, так или иначе ограничивающие американские промышленные мощности или требующие от них дополнительных расходов на экологическое оборудование, это вредит конкурентоспособности США.

Трамп четко понимает, что американским избирателям важна не экология, им важна экономика. За экологию топят левые демократы, которые в любом случае за Трампа голосовать не будут. А его конкретные избиратели – им плевать на экологию, им нужны рабочие места, им нужен экономический рост и так далее.

Ю. Норкина:

- Им выживать надо.

А. Норкин:

- А у нас какое отношение? Если мы говорим про экологические проблемы, понятно, у нас история номер один – это мусор. Не занимались этой проблемой никогда. Со всем остальным? Мы чего-то будем подписывать, выполнять эти требования или нет? Какие обязательства накладывает на страну присоединение к Парижскому соглашению? Китайцы его не подписывают.

Г. Мирзоян:

- Это китайцы. У них совершенно другой подход. Китайцам нужно поддерживать десятипроцентный экономический рост.

Программа в студии Радио КП

А. Норкин:

- А нам не нужно, что ли?

Г. Мирзоян:

- Нам надо хотя бы дойти до 10-процентного роста для начала. Чтобы его поддерживать как-то. У нас этого роста нет.

Ю. Норкина:

- Это будет нескоро.

А. Норкин:

- Но если мы сейчас будем еще и дополнительные на себя брать обязательства. Это как история с ВТО. 18 лет туда долбились, теперь не понимаем, зачем туда вошли.

Ю. Норкина:

- Мы вернулись из Твери, у меня ощущение, что люди, которые живут там, коренные жители, они действительно мало озабочены экологией. А вот ростом экономическим, в частности, наличием рабочих мест, возможности как-то себя кормить, они озабочены так же, как и простые американцы.

Г. Мирзоян:

- В идеале рабочие места можно создавать уже такие, которые будут хотя бы как-то соответствовать экологическим нормам. Если вы сделаете предприятие с нуля, вы изначально можете туда закладывать какие-то экологические нормы.

Переоборудовать предприятие под новые экологические стандарты иногда бывает гораздо сложнее, чем построить новое.

И в этом плане, если наши власти начнут использовать те сверхдоходы, которые у нас кладутся в кубышки в России или за ее пределами, на создание в той же Твери промышленных мощностей с соблюдением экологических современных норм, никто против не будет. Люди будут за.

Но у нашего правительства, по всей видимости, несколько иной подход к использованию тех денег, которые у него есть. Поэтому люди в Твери озабочены хотя бы каким-то созданием рабочих мест. И уже не думают, будут они экологичны или не будут. Дайте работу людям!

А. Норкин:

- Я не очень понимаю нашу генеральную линию в связи с тем, что мы подписали это соглашение. Есть мнение, что Трамп в 2017 году вышел из Парижского соглашения, заявил, что глобальное потепление является мистификацией.

Г. Мирзоян:

- Здесь есть разные точки зрения. Одни говорят, что это антропогенное, другие говорят, что это просто цикл пошел такой – потепление на несколько градусов.

А. Норкин:

- Если мы сейчас в тех экономических условиях, которые у нас есть, когда их нет на самом деле, берем на себя дополнительные обязательства, ограничивающие развитие экономики, мне кажется, это неправильно.

Дима Глушков спрашивает: «А точно ли это девочка? От этих шведов держать нужно ухо востро». Девочка очень серьезно больна. У нее синдром Аспергера, обсессивно-компульсивное расстройство, селективный мутизм. Как она сама говорит, она общается только тогда, когда считает, что это крайне необходимо. А сейчас такой момент. Она в 11 лет впала в депрессию, полностью перестала разговаривать. И сейчас из этого не очень психически здорового ребенка сделали символ.

Г. Мирзоян:

- Из нее сделали знамя.

А. Норкин:

- 5380, по сути, говорит то, что я говорю: «Нам бы детей накормить, а вы про экологию». Мне, честно говоря, тоже как-то не очень понятно. Не так страшно у нас все-таки было, за исключением мусора. И мы сейчас будем сами опять себя по рукам связывать?

Г. Мирзоян:

- Соблюдение экологических норм все равно необходимо. Это не просто вывоз мусора.

А. Норкин:

- Я говорю о том, что страны, которые действительно озабочены тем, чтобы у них был рост экономики, такие как Америка, Китай, они на все эти международные бумажки чихать хотели.

Программа в студии Радио КП

Г. Мирзоян:

- А мы должны быть озабочены тем, чтобы у нас был рост экономики, но при этом было нормальное здоровое население. Потому что Парижское соглашение по климату требует ограничить выбросы. Посмотрите на наши некоторые зауральские города, где жить невозможно. Это вопрос серьезный. Не надо недооценивать перспективность зеленой экономики. Перспективность высокотехнологичных отраслей экономики, которые заточены под экологические нормы.

А. Норкин:

- Вы сказали, что все это будет очень нескоро. Когда нам в правительстве говорят, что рост экономики не является самоцелью, нам нужно сохранять бюджетный баланс, а вовсе не вкладывать деньги в развитие экономики, то теперь любой человек, который работает в правительстве и на таких позициях стоит, он скажет: да, плюс еще Парижское соглашение по климату, мы его подписали, оно нам не разрешает делать то-то.

Г. Мирзоян:

- Корень проблем не в Парижском соглашении, а в нежелании правительства вкладывать деньги в реальный сектор экономики. Экологично, не экологично – без разницы.

Ю. Норкина:

- Я даже не уверена, что это нежелание правительства. У меня ощущение, что на местах людям настолько плевать, кто приходит к власти.

Г. Мирзоян:

- Это большой привет вертикали власти.

Ю. Норкина:

- В Твери вагоностроительный завод. Спор идет уже не одно десятилетие, то ли его реконструировать, что с ним делать. Это было градообразующее предприятие.

А. Норкин:

- Большое предприятие.

Г. Мирзоян:

- Вопрос вертикали.

Ю. Норкина:

- В 90-х пробовали вырастить Бабу Ягу в собственном коллективе. Выбирали на местах. Кто пришел? Из братвы пришли ребята.

Г. Мирзоян:

- 90-е годы и 2010-е – это немножечко разные годы. И если вы не будете людей, пусть даже на ошибках, учить ответственности за сделанный ими выбор.

Ю. Норкина:

- Разговариваю с людьми, говорят: каждый приезжает, карман набивает.

Г. Мирзоян:

- Здесь ключевое слово – приезжает. Я не люблю ставить в пример США, но там местный чиновник крайне заинтересован быть крайне успешным на местах. Не смотреть в рот Вашингтону, что там прикажут и что подать изволите, а сделать свою экономику, собрать своих избирателей, набрать очки дома. И это для него будет трамплином в Вашингтон.

А. Норкин:

- Он не смотрит в рот Вашингтону, потому что у каждого штата достаточно большие полномочия, в том числе и законодательные. Там есть федеральные законы, но…

Г. Мирзоян:

- Вертикаль власти прекрасна, когда вы собираете страну после раскола.

А. Норкин:

- Антон нам пишет: «Работаю на Тверском вагоностроительном заводе. Стало лучше. Заказов есть лет на пять вперед».

Ю. Норкина:

- Хоть какая-то радостная весть.

Программа в студии Радио КП

А. Норкин:

- Тот же поезд «Ласточка», технологию мы купили у «Сименса». Но сейчас мы эти вагоны делаем на Урале, сами. А «Сапсаны» опять купим. Почему мы их не можем сами сделать?

Г. Мирзоян:

- Не заинтересованы чиновники, не заинтересованы власти. Они распилят деньги и уйдут. Это вопрос государственной идеологии, государственничестве как таковом. Я понимаю ситуацию, когда нам нужно проложить тот же «Северный поток-2», мы не строим с нуля корабль-трубоукладчик, а арендуем его у швейцарцев. Потому что он нам не нужен потом будет. Все компании так делают. А «Сапсаны», если мы хотим строить нормальные железные дороги, если у нас наши мечты по тому, чтобы Россия была транзитным пунктом по доставке товаров из Юго-Восточной Азии в Западную и Восточную Европу, эти проекты протяжки нашей железной дороги через Корею, к Южной Корее, различные другие варианты, - нам нужно уметь строить нормальные современные железнодорожные поезда.

Ю. Норкина:

- Антон написал, что поставляют «Иволги» и в Москву.

А. Норкин:

- 0724 пишет, что «Парижское климатическое соглашение нужно лишь затем, чтобы ограничить экономический рост других стран».

Г. Мирзоян:

- Каких других стран? По идее, его должны были все подписать. Если бы это был проект коллективный западных стран только для стран третьего мира, чтобы ограничить их возможности, - да, наверное. Но ведь западные страны тоже его подписали. Европа его подписала. Что, Ангела Меркель не хочет добиться экономического роста у себя, не хочет сделать немецкие товары более конкурентоспособными? Хочет.

Ю. Норкина:

- У немцев и так с экономикой все более-менее прилично.

А. Норкин:

- Взяли они и после «Фукусимы» закрыли у себя все атомные станции. Логика понятна. А французы сказали: не будем. Потому что у них прекрасные технологии. Они строят атомные электростанции по всему миру. Это тоже идет вразрез с этим трендом.

Г. Мирзоян:

- Ангела Меркель не первый раз пошла на поводу у популистов. Это была чисто популистская мера. Закрываем АЭС, избиратели потребовали, зеленые потребовали – она это закрыла. В этом плане Макрон пошел на поводу у своих экономистов.

А. Норкин:

- И мы идем на поводу у наших экономистов. У нас в финансовом секторе – бухгалтеры. Не хочу сказать, что бухгалтеры – это плохо.

Г. Мирзоян:

- Бухгалтеры физически не могут заниматься развитием. Бухгалтер занимается подсчетом и сметой.

А. Норкин:

- У нас получается, что экономическим развитием страны занимаются бухгалтеры.

Ю. Норкина:

- Может, они знают о том, что готовится еще больший новый кризис? Поэтому они сидят и говорят, что не время сейчас вкладывать деньги в экономику.

Г. Мирзоян:

- Давайте будем вкладывать деньги в другие вещи. Они вкладывают в облигации под минимальный процент.

Ю. Норкина:

- Наш слушатель из Твери Антон написал, что оператор станков ЧПУ получает в среднем 50 тысяч. Сварщики – чуть больше. Слесаря – от 35 до 70 тысяч, все зависит от разряда.

А. Норкин:

- Росстат дал цифры, что сварщик – то ли третья, то ли четвертая позиция по размеру зарплаты, 231 тысяча.

Г. Мирзоян:

- Антон говорит о конкретном заводе.

Программа в студии Радио КП

А. Норкин:

- Мы из этого не можем делать вывод. У нас в среднем зарплата по стране получается 46 тысяч. Поди набери, где у нас люди получают по 46 тысяч. Мы остановились на том, куда деньги вкладывать. Вы сказали, что вкладываем мы деньги в облигации.

Г. Мирзоян:

- Мы сохраняем наши деньги в том числе и в валюте. Потому что считается, что это наиболее стабильно. Ничего с этим не будет, не прогорит, не украдут. Считается, что это не разгонит инфляцию. Есть такая мантра у нашего правительства: если мы будем вкладывать огромные деньги в развитие реального сектора экономики, сразу вырастет инфляция. Это так, законы экономики говорят об этом. Но это маразм. Вы ходите добиться экономического рывка в стране, но при этом не поднимаете реальный сектор.

А. Норкин:

- Чем занимается Финансовый университет при правительстве?

Г. Мирзоян:

- Я там преподаю.

А. Норкин:

- Вы говорите очевидные вещи. Почему у нас правительство этого не делает?

Г. Мирзоян:

- Мы студентов учим, они еще не стали… Возможно, кто-то пишет докладные записки наверх. Но вы уверены, что их читают? Некоторое время назад я общался с представителем Администрации президента, и мне сказали, что там крайне недовольны теми докладными записками, которые им пишет один очень известный институт, который занимался тем, что их обслуживал. Уровень был крайне низкий.

Ю. Норкина:

- Есть дорога, которая соединяет Тверь и Ржев. Туда ездят экскурсии. Колоссальные бои и потери были во время Великой Отечественной войны. Там большой мемориал, куда возят в том числе и иностранцев. Дорога не просто ужасающая – это просто кошмар. Это позор. Если вы не можете решить, федеральная это дорога, тверская или какая-нибудь еще, разберитесь и сделайте. Потому что это стыдно. Хотя бы в этом разберитесь.

Г. Мирзоян:

- Здесь еще одна дилемма. Мы можем вкладывать деньги, регулярно перекладывать дороги, сделать асфальт, а потом жаловаться, что мы не можем положить такой же асфальт, как в Северной Европе, потому что у нас регулярные перепады температуры. Можно вложить деньги в создание нормального дорожного покрытия. И его класть на десять лет.

А. Норкин:

- Первое, о чем они говорят, это дороги. Эти бесконечные перестройки, реконструкция трамвайных путей, которые наконец вроде решено убрать. И многие говорят, что это невозможно. В Твери средняя зарплата 18 тысяч рублей. О чем тут вообще?

Нам пишут: «Вы путаете Тверской вагонзавод с Торжокским. Тверской – современное предприятие, переоснащенное, выпускающее электропоезда собственной разработки, двухэтажные вагоны дальнего следования, не уступающие зарубежным».

Ю. Норкина:

- А «Ласточки» выпускает «Уралвагонзавод».

А. Норкин:

- Тогда почему в одном месте можно? Мы не так давно забирались гораздо дальше в российскую провинцию, чем Тверская область.

Ю. Норкина:

- Там все неоднозначно. Мне стало очень грустно из-за Твери. Хороший народ у нас. Терпеливый и трудолюбивый. Но мне просто очень жаль людей. Каждый приезжающий туда мэр и губернатор настолько равнодушен.

Г. Мирзоян:

- Ключевое слово – приезжающий. В этом и проблема. Он приезжает и понимает, что от его успехов на месте, особенно дальше, его карьера его карьера зависеть не будет.

А. Норкин:

- «Липецк – 25 тысяч предел», - пишет нам 1275. Мы к вам приедем в середине октября.

Ю. Норкина:

- «Угробили тверской трамвай. А как бабушки теперь будут ездить?»

А. Норкин:

- Геворк Мирзоян был у нас в гостях. Спасибо. Спасибо.

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Читайте также
Андрей и Юлия Норкины