Поклонская: «Моя задача, как русской украинки, помочь Украине ожить»

Наталья Поклонская
Депутат Госдумы Наталья Поклонская в преддверии шестой годовщины присоединения Крыма и своего собственного юбилея в интервью Роману Голованову рассказала о тоске по Украине, «оборонительном» референдуме в Крыму и о том, что происходит с полуостровом сегодня.

Скачать передачу [mp3, 38.4 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Наталья Владимировна, первая история – это коронавирус. Куда уж без него? Вы заразиться не боитесь?

Н. Поклонская:

- Наверное, сейчас все боятся заразиться. Потому что такая паника. Невозможно спокойно дышать даже, боишься, через раз. Психологически большая роль самовнушения. И кажется уже, ты себе придумываешь эти симптомы.

Р. Голованов:

- А чего-нибудь уже замечали?

Н. Поклонская:

- Горло чешется. Насморк может появиться. Чихнешь – все уже. У меня дома кошечка, она подавилась водой, чихает. Я говорю: Карамелька, нечего на окнах с воронами разговаривать долго! А то сейчас на живодерню сдадим. Шучу. Правда, страшно. Потому что паника. Если бы не было такой паники. Непонятно, почему такой сильный ажиотаж. Ответы приходят. По всей видимости, из-за того, что никто не знает о последствиях этого коронавируса. Если бы это были обычные простудные симптомы, грипп, то да. Наверное, либо народ чего-то не знает, либо все чего-то не знают. Или же от нас что-то скрывают. Поэтому такой страх и присутствует.

Р. Голованов:

- Новое всегда пугает. А на работе в Госдуме как-нибудь сказалось? Заставляют температуру измерять или маски надевать на заседание?

Н. Поклонская:

- Завтра будет первое заседание пленарное после той недели, с аккордом в четверг Владимира Вольфовича, когда под раздачу попал Катасонов, побывавший во Франции.

Р. Голованов:

- И который не пошел на самоизоляцию и карантин.

Н. Поклонская:

- Та неделя была закончена Катасоновым. А завтра будет заседание, посмотрим, как и что будет происходить у нас в Думе. Потому что я знаю, что Верховная Рада якобы приняла решение о закрытии работы до 14 или 12 апреля.

Р. Голованов:

- На такие меры нам пора идти?

Н. Поклонская:

- Этого я не знаю. Работают специалисты. Пусть они уже принимают решения, нужно – не нужно.

Р. Голованов:

- Я слышал, в Думу приходили, даже чего-то там специально обрабатывали какими-то средствами.

Н. Поклонская:

- Да, после Катасонова. Пришлось приходить лаборантам по специальными химическими какими-то жидкостями. И обрабатывали полностью двери, холлы, кабинеты, вентиляцию. Что-то делали, чем-то спрыскивали. Не знаю, чем.

Р. Голованов:

- Какое вообще настроение у депутатов? За руку не здороваются? Ногами друг друга приветствуют?

Н. Поклонская:

- Ну да, сейчас не только депутаты, но, наверное, все так немножко друг на друга с опаской смотрят. Хотя те вирусы, которые для человека привычны, это вирусы разных гриппов, простуд, герпеса, что еще, много-много этих вирусов, уже прижившихся в человеческой среде, может быть, они соберутся и уничтожат этот незнакомый вирус? Не знаю. Но как-то справятся с этой новинкой страшной. Люди, конечно, проявляют предосторожность. И в Думе – тоже.

Р. Голованов:

- Вы даже поездку в Крым отменили из-за коронавируса.

Н. Поклонская:

- Я должна была вручать благодарности от председателя комитета по международным делам нашим прокурорским сотрудникам, которые были на момент проведения референдума в прокуратуры, члены моей команды. Но я не смогла поехать, потому что у меня ребенок в Москве. Я побоялась мер будущих возможных по закрытию перелетов. То есть отмены авиасообщения. И так бы у меня дочь осталась в Москве, а я была бы в Крыму. И я решила не рисковать. И плюс ко всему, инфекционисты и врачи советуют тем людям, которые ведут активный образ жизни, общественной жизни, не общаться и не приходить к своим родителям. Потому что для нас это не смертельно, мы можем выздороветь. А вот наши родители под огромной опасностью. И мне подсказали врачи: Наталья, ты лучше не ставь под опасность своих маму с папой. Пусть они в Крыму там сидят. И ни ребенка не отправляй, и сама сейчас старайся с ними не общаться.

Р. Голованов:

- А дочка сейчас в школу ходит? Или уже на домашнем обучении?

Н. Поклонская:

- Я ее оставила дома на домашнее обучение. Ходит только к репетитору.

Р. Голованов:

- А сама рвется в школу?

Н. Поклонская:

- Как ни странно, у нее попытки были. Когда нельзя в школу идти, она тут вспомнила про сочинение, про ОГЭ в апреле. Говорит: мама, я же сочинение не сдала! Я пойду в школу хотя бы на один день. Я говорю: нет, сиди дома.

Р. Голованов:

- Мы подходим к важному дню – 18 марта. Тут сразу несколько событий. Давайте начнем с главного – дня рождения. Как-то повлияет эта истерия, этот коронавирус на отмечание, на празднование?

Н. Поклонская:

- По всей видимости, да. Потому что я пригласила очень много иностранцев на свой юбилей в Крым. И все уже купили билеты, собрались ехать. Это мои друзья из Италии – Роберто Биаджини, это знаменитый итальянский модельер. Из Индии руководители площадки по правам человека БРИКС. Это из Турции депутат парламента Фикрет Шахин???. Это другие коллеги, которые работают в разных странах, много стран. И они должны были приехать, уже настроились 22 марта в Крыму отметить и день рождения, и крымский референдум. Но в связи с принятыми мерами Италия, Турция, Индия – все перекрыли. И поэтому друзья не приедут из этих стран. Но я пока думаю, как быть. может быть, даже перенести празднование дня рождения на другую дату. Посмотрим, как дальше будет развиваться ситуация.

Р. Голованов:

- Это как новости покажут, так и поступите?

Н. Поклонская:

- Да, как ситуация будет опубликована. Потому что мы все узнаем только из открытых источников. Закрытую секретную информацию депутатам точно никто не передает. Знаю только одно, что это все не шутка. И в парламенте Вячеслав Викторович часто шутит. Но что касается коронавируса, там шуток нет. Я вначале хотела усмотреть в лице Вячеслава Викторовича, что он где-то там подшучивает, - нет, там шуток нет.

Р. Голованов:

- 18 марта второе событие – это крымский референдум. С чем внутри подходите? Вы – человек, который есть символ этого дня, символ этого события. Спустя те годы с 2014-го, что внутри осталось?

Н. Поклонская:

- Ой, внутри то же самое осталось. Это… Я не могу сказать, что это подвиг. Я могу сказать, что это наше общечеловеческое, общекрымское стремление показать всему миру, прежде всего – себе, что мы боремся за свою Родину. Еще хочу поблагодарить наших «друзей», которые и подвигли нас на проведение референдума. Это преступники, организовавшие переворот в Украине и вооруженный захват власти. Турчинов, Кличко, Яценюк, весь «Правый сектор» (запрещенная в РФ экстремистская организация — прим. ред.) и другие радикалы, националисты. Именно благодаря их усилиям мы смогли провести крымский референдум. Так что им огромное спасибо.

Р. Голованов:

- В 2014 году, я уверен, у вас были какие-то свои представления о жизни в России. Есть нынешняя история, ваша история депутатская, до этого – прокурорская. Все ли сбылось? Все ли ожидания исполнились, которые были в 2014 году?

Наталья Поклонская

Н. Поклонская:

- Нет, в 2014 году, честно, я даже не думала о том, что в России во всех отношениях где-то будет лучше, где-то будет хуже. Именно эти вопросы были не то чтобы на последнем плане, - их вообще не было. Их не стояло на тот момент, в 2014 году. Потому что в 2014 году один-единственный вопрос – это как нам провести этот референдум, чтобы нас приняла Россия. Потому что никто до конца не знал, какое решение вынесет Владимир Владимирович. Он нам заранее не говорил, что, ребята, вы там проводите референдум, и я вас потом приму. Нет, такого не было. И 18 марта ждали все как какого-то дня икс, когда все это свершится. И сто процентов от президента все крымчане услышат, что да, мы берем крымчан под наше крыло, в Россию. Нет, такого не было. Стоял вопрос о спасении. Спасении жизни, спасении Крыма.

Я уже говорила раньше, что референдум – это необходимая оборона. Крайняя необходимость. Если смотреть через призму уголовного законодательства, то крымчане действовали, и я действовала, в условиях необходимой обороны. Поэтому и мысли были только о том, как бы спастись. Но мы не думали, что мы проведем референдум, потому что в России круче, там зарплаты лучше, там пенсии, там социальная обеспеченность. Нет, такого не было. Мы спасали свои жизни. Реально нас вынудили это сделать. А так бы мы еще, кто его знает, сколько бы жили в Украине. И никто бы не собирался проводить референдум. Потому что первый раз обманули, в 1991-м обманули, в 1996-м обманули крымчан. Никто не слушал нас, подделали все результаты голосования. А сейчас нас вынудили на такие меры.

Р. Голованов:

- Нет тоски по Украине? Часто смотришь ваши публикации и то, о чем вы выступаете в прессе, это в основном украинская тема. И многие журналисты обвиняют как раз в этом: хватит жить в Украине, уже вы русский депутат.

Н. Поклонская:

- Конечно, есть тоска. За Украиной. За нормальной Украиной. Мы ведь не чужие для Украины люди. Каждый крымчанин, мы жили, мы развивались, у каждого какие-то планы были. Кто-то переезжал в Киев, кто-то – в Запорожье, кто-то еще куда-то. Была страна. Сейчас этой страны нет. Именно поэтому я говорю о спасении Украины. Потому что, если так дальше пойдет, то мы все потеряем ту настоящую Украину, которая и является Украиной. Украинскую культуру, украинские традиции, веру, гордостью. День Победы, в конце концов, не будут отмечать в Украине. Если так дальше оно с радикалами все будет разворачиваться. Поэтому моя задача как русской украинки – доказать и помочь Украине ожить, прийти в себя, убрать этих клопов, клещей, не знаю, как их еще назвать, паразитов, которые сосут кровь из этой страны.

Р. Голованов:

- Русская украинка – что это такое?

Н. Поклонская:

- Очень много русских украинцев. Это все русскоязычные люди, которые проживают в Украине, родились в Украине. Так уж сложилась судьба, жизнь, что в 1991 году Украина стала независимым государством. Но все мы вышли из одной купели. Но потом получилось, что гражданство есть Украины, гражданство России. Национальность – украинская. Русский. Но я родилась в Луганске. Это была Украина. Поэтому я являюсь украинкой. Но я русская по духу, по языку русская. Но считаю, что нужно четко разграничивать – украинцы и гражданство Украины. Потому что на сегодняшний день украинцы не должны стесняться, что они являются украинцами. К сожалению, мало кто хочет называть себя гражданином Украины.

Р. Голованов:

- Это после чего? Почему так?

Н. Поклонская:

- После переворота в Киеве в 2013-2014 году, когда Украину уничтожили, когда просто стала другая страна.

Р. Голованов:

- Когда я говорил про «скучаете – не скучаете по Украине», я имел немножко другое в виду. Это вернуться туда. Вернуться назад. Это история, когда вы писали по посла России, который будет жить в Киеве. То, о чем вы сделали заявление. Желание туда вернуться есть или нет?

Н. Поклонская:

- Чтобы организовать референдум?

Р. Голованов:

- Референдум какой?

Н. Поклонская:

- Референдум с таким вопросом к людям, к народу Украины: а как вы дальше хотите жить? Чью память чтить? В какую победу верить? 1 января хотели бы вы, чтобы в столице страны выходили с портретами убийц – Шухевича и Бандеры на факельное шествие?

Р. Голованов:

- То есть вы хотите вернуться туда, чтобы вот это все уничтожать?

Н. Поклонская:

- Да.

Р. Голованов:

- А это возможно?

Н. Поклонская:

- Я не знаю.

Р. Голованов:

- Есть же мечты, а у этих желаний и представлений есть какое-то продолжение в голове. Вы как себе это рисуете? Может это как-то взять и случиться?

Н. Поклонская:

- Да вообще все, что угодно, можно. Мы даже не могли представить себе, что когда-то возможен крымский референдум. Но благодаря бестолковости радикалов и преступников в Киеве, которые организовали весь переворот, у нас это получилось. Может быть, они и дальше так будут продолжать? В таком же направлении? И получится Украину спасти. Пусть их глупость их же и уничтожит.

Р. Голованов:

- Бывший помощник президента Сурков сказал, что Украины не существует, существует только украинство. Вы с этим согласны?

Н. Поклонская:

- Нет, я с этим не согласна. Украина как таковая есть. И это факт. И есть украинская нация. Это тоже надо признавать. И это надо уважать. Когда мы начнем принимать и уважать вторую сторону, риторику как бы поменять немного, тогда, наверное, надеюсь, что со второй стороны тоже немного все изменится.

Р. Голованов:

- А что в этой риторике не устраивает?

Н. Поклонская:

- Постоянно идет акцент и накаливание обстановки в отношении украинцев. Что это хохлы, что сало…

Р. Голованов:

- Кстати, Сурков там и назвал «хохлы – ребята хитрые», что ли.

Н. Поклонская:

- Так нельзя. Я категорически с этим не согласна. Потому что есть люди, к примеру, Великая Отечественная война. Мои деды были украинцами. Они жили в Украине. Национальность – украинец. И они воевали. Они погибали. И как мы можем всех людей равнять под эти смешки такие? Сало, хохол… Нет, не нужно. Люди погибают, люди должны гордиться своей национальностью. Они не виноваты в том, что развелись эти клопы бандеровские. Вот это – хохлы. Вот это – негодяи. Их надо уничтожать.

Р. Голованов:

- А возможно присоединение Украины к России?

Н. Поклонская:

- Я считаю, что необходимо примирение Украины с Россией. По поводу присоединения, это уже такой вопрос, который необходимо рассматривать и решать просто людям, народу.

Р. Голованов:

- То есть, это референдум опять?

Н. Поклонская:

- Это мнение людей. Это вот как они хотят. Хотят ли они присоединения? Это второй вопрос, третий, четвертый, десятый, может быть. Главное - примирение сторон. Украина, она независимая. Пусть будет независимое государство. Но братское нам государство. Пусть оно будет процветающее государство, но братское нам государство. И мы вместе будем развиваться и идти дальше.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Может быть, это и пугает как раз украинцев и всю Украину, когда у нас постоянно говорят - мы вас присоединим, мы на вас смотрим, как на младшего брата, которого всегда можно взять за грудки… Может, это пугает в нашей риторике?

Н. Поклонская:

- Такой риторики в принципе не должно быть. Нужно уважительно, вот как президент наш, Владимир Владимирович, он ведь не говорит, никогда из его уст не было такого, чтобы он неуважительно высказался об украинцах. Либо сказал, что мы когда-то присоединим Украину. Такого не было. И он не позволит себе этого сказать. Нужно брать пример с Владимира Путина. Потому что такие вещи говорить нельзя. И думать об этом тоже не нужно. Нужно уважать вторую страну, независимую, суверенную и просто в нормальных взаимоотношениях строить политику, направленную на развитие наших обеих стран.

Р. Голованов:

- Кстати, у Путина тоже было выступление по украинцам, помните, по истории, и оно сводилось к тому, что…

Н. Поклонская:

- …что мы все с одной купели? Да, это действительно так. Но история так сложилась, что мы были с одной купели, но превратились в разные страны. Но это же ход истории, это же человеческая деятельность. В результате развития, прогресса, времени так получилось, что мы создали две страны - Украину и Россию. Ну и теперь нужно дальше идти. Так бывает.

Р. Голованов:

- Наталья Владимировна, вот вы часто выступаете про Украину, но сейчас это по-другому звучит. Вот если мы отъедем назад на несколько лет, там вы говорили совершенно другие вещи. Вот как раз та риторика, мне казалось, звучала, которая и пугала Украину, пугала украинцев. Что поменялось?

Н. Поклонская:

- Это я говорила радикалам, которые развалили страну. Знаете, когда действуешь в крайних условиях, в условиях необходимой обороны, это морально очень подстегивает к высказываниям резким. Потому что там на кону стоит очень многое - ну, все, что есть. Поэтому сейчас, исходя из того, что я стала политиком, что я смотрю за ситуацией развивающейся у нас в стране, в Украине, в Крыму, я прихожу к более таким своим выводам, которые могут меняться.

Р. Голованов:

- Вот тогда, в 2014 году, никто не стоял за вами? Как вот, допустим, Сурков… мы же многие думаем, что везде конспирология, везде заговор. И вот для многих Поклонская - это такой проект, который был создан тогда, в 2014 году - ну, кого-то надо было взять на знамена - и вот приписывают вас к разным - что к Суркову, что к Володину - говорят, вот, они создали Поклонскую и пустили в бой. Поэтому и была такая риторика, поэтому было так. Как было на самом деле?

Н. Поклонская:

- Суркова я по сей день не видела ни разу. Личной встречи у меня с ним не было. Разговора с Сурковым у меня ни по телефону, никак - не было. Вот то, что по телевизору показывают, в интернете - я могу посмотреть, фотографию Суркова - все. Поэтому знать я его не знаю. Володина впервые встретила, когда мне было предложено идти на выборы в Госдуму - это в 2016 году. Собственно, вот ответ на вопрос - я точно ничей не проект, действовала душевно, это мой порыв был, это мои чувства были, которые я получила в Киеве, видя безобразие на улицах и преступление, которое было совершено против украинского народа в целом, поэтому все, что я сделала, это сделано от души и искренне, меня никто не учил этому, никто не наставлял, не подсказывал. Да, единственное было - это Сергей Валерьевич Аксенов говорил, что, Наталья, нужно почаще выступать в прессе, потому что людей это интересует и нам надо рассказывать, что на самом деле происходит. Собственно, я этим и занималась.

Р. Голованов:

- С того времени что поменялось? Вы тоже стали по-другому выглядеть и в прессе, и вот даже последняя фотосессия, которую можно вспомнить, это такая как смена образа… там, кстати, откопали старые фразы… Что произошло, что поменялось?

Н. Поклонская:

- Знаете, когда человек стоит на месте и не меняет своего отношения к чему-либо, вообще не меняется ни в чем, то тут надо подумать - что-то не то происходит с этим человеком. Значит, он застоялся. То есть, что это за жизнь? Жизнь - это перемены, изменение, развитие. Я тоже меняю свои разные отношения к определенным событиям, в том числе, и к Хэллоуину этому. Меня больше всего заели, конечно, украинские тыквы, поэтому я тут начала заступаться за украинские тыквы. Но на самом деле, правда, я меняюсь. Вот сейчас тоже, видите, волос не такой светлый - покрасила ближе к своему цвету. Поэтому - да, я меняюсь.

Р. Голованов:

- Эти изменения уже приписывают к 2021 году, что это специально для того, чтобы пробраться в Госдуму. Я, когда готовился, отыскал вот эти сообщения в Телеграме.

Н. Поклонская:

- Нет, некоторые изменения - это чисто женские, потому что женщине свойственно меняться. Ну, хочется по-разному выглядеть. Изменение к политическим каким-то вопросам связаны с тем, что у меня меняется мировоззрение - то есть, отношение к тем или иным вопросам. Я не знаю, в пользу это пойдет в 2021 году, либо во вред. У меня нет политтехнологов, которые просчитали бы мне кучу шагов на будущее и сказали, что здесь нужно говорить так, а здесь нужно улыбнуться, а волос перекрасить в рыжий цвет, а 24 марта в белый цвет - и тогда у тебя все будет хорошо. Нет, такого у меня нет и я не готовлюсь к 2021 году.

Р. Голованов:

- А есть желание пойти в Госдуму?

Н. Поклонская:

- Я пока не знаю. Если будет такая возможность и действительно инициатива от людей, то я пойду.

Р. Голованов:

- А тут важнее от людей или от партии?

Н. Поклонская:

- Если говорить бюрократическим, чиновничьим языком, то партия, как и раньше, решает, наверное, многое. Но я люблю людей. Посмотрим, как будет развиваться дальше ситуация. Я не знаю, «Единая Россия» будет меня приглашать на эти выборы либо нет, с учетом пенсионной реформы и всех других моментов, с которыми я шла вразрез партии, - будет видно.

Р. Голованов:

- Часто на вас ругается начальство за то, что вы говорите то, что хотите, делаете то, что хотите? Ну, как-то вообще отдельно от партии вы, кажется, существуете?

Н. Поклонская:

- Нет, на меня не ругается начальство вообще. Вот только по пенсионной реформе именно руководство фракции высказывалось…

Р. Голованов:

- Именно потому, что против всех пошли, да?

Программа в студии Радио КП

Н. Поклонская:

- Ну да. А Вячеслав Володин, вот, к примеру, даже ситуация с «Матильдой» - и то он один-единственный из числа руководства, который меня выслушивал, просто говорил - Наталья, пожалуйста, будь осторожней, внимательней, не надо резких высказываний. Но он давал мне возможность высказывать свое мнение. Не было такого, чтобы он мне сказал - запрещаю то-то и то-то. Нет. Он свое отношение высказывал к ситуации, которое не соответствовало моему отношению. Тем не менее, он позволял мне, как политику, действовать самостоятельно.

Р. Голованов:

- А он понимал, что это искренне?

Н. Поклонская:

- Да, он понимал, что это искренне. На самом деле, я ему благодарна за это. Он дает возможность политику принимать решение, делать выбор. Кстати говоря, по пенсионной реформе тоже ведь на самом деле никто с топором над головой не стоял у депутатов. И выбор всегда есть. И всегда человек принимает самостоятельно это решение.

Р. Голованов:

- Но этот топор появится потом. Вот опять, 2021 год - у многих мечта вернуться в парламент - а тут скажут: вот ты проголосовал не как мы - и не сможет он сделать карьеру опять.

Н. Поклонская:

- Если бы я была на месте руководства фракции, я бы, наоборот, вот такую Поклонскую позвала бы. Знаете почему? Потому что единственное мнение - это важно, это так видно, это так наглядно, что у меня есть собственное мнение, что есть группа людей, которые понимают, что можно обратиться ко мне и даже в тенденции общего какого-то отношения к какому-либо вопросу важному, я могу пойти в противовес этого решения. Это важно для фракции.

Р. Голованов:

- Кстати, ведь при нашей такой монолитности власти, может быть, это, наоборот, невыгодно? То, что кто-то вырывается всегда один и полностью конструкция может от этого рухнуть.

Н. Поклонская:

- А дело в том, что монолитность власти людей не очень устраивает. Поэтому как раз таки это и выгодно. Показать, что у нас нет монолитности власти, у нас есть нормальная политика, у нас есть свободная политика, где есть другие политики, имеющие свое собственное мнение, а не под общую тенденцию идут. Это важно. Я считаю, что этим надо пользоваться и как-то в свою пользу все перекручивать.

Р. Голованов:

- Хорошо, тогда давайте по этому пути пойдем. Есть история, которая была у нас в великий четверг - это сначала чуть не самороспуск Думы, а потом Владимир Путин приехал и принял такое предложение от Терешковой, что может идти на новый срок в 2024 году. Вы это поддерживаете?

Н. Поклонская:

- Да, я проголосовала за. Я хочу сказать, как крымчанка, вот, к примеру, я не вижу другого президента, потому что именно Путин тогда нас принял, и мы всегда об этом будем помнить. И мы отличаемся этим от других субъектов Российской Федерации…

Р. Голованов:

- Что вы всегда будете за него голосовать?

Н. Поклонская:

- Потому что мы ему обязаны, потому что мы помним то, что он нас спас. Вот реально это так. Это мое личное, мое субъективное отношение. Я благодарна Владимиру Путину за 2014 год. И я по-другому просто не смогу. Мне моя совесть не позволит сказать что-то против.

Р. Голованов:

- Можно сказать, что теперь Путин навсегда у нас?

Н. Поклонская:

- Навсегда-навсегда это очень такой абстрактный вопрос, но то, что я за Путина и то, что Крым за Путина - это действительно так.

Р. Голованов:

- А, может быть, уже пора перестать стесняться и признать, что мы живем в империи, которая называется Россией, что у нас есть царь, многие, кстати, так относятся к Путину, что для нас он царь. Может, пора просто отбросить все стеснения перед всеми демократиями и сказать, что да, у нас так?

Н. Поклонская:

- Нет, нельзя, у нас есть Конституция, конституционный строй, государственное устройство и, если говорить об изменении всех этих устоев государства, то нужно проводить всенародное голосование, по-другому я не согласна. У нас есть президент. И, если будет какой-нибудь Иванов Иван Иванович, к примеру, который скажет - слушайте, не хочу терпеть эти санкции, давайте Крым вернем - вот я не уверена в том, что какой-нибудь Иванов Иван Иванович так не сделает…

Р. Голованов:

- Ну, теперь будет Конституция, где будет запрещено раздавать русские земли.

Н. Поклонская:

- Вот это правильно! Но всегда в каждом правиле есть свои исключения и при желании… знаете, закон, как дышло, куда повернешь - туда и вышло. Конституция - то же самое может быть. Поэтому здесь я - за Путина.

Р. Голованов:

- Хотелось бы теперь перейти уже не к такому формализму, а к более личной истории. Я смотрел ваше интервью на RT с Иваном Сурвилло и там вы сказали, что мне стыдно говорить про свои квартиры. Я, конечно, когда увидел этот заголовок, немножко так… А что такого стыдного? Хоромы огромные?

Н. Поклонская:

- Отсутствие таковых. Я участник Крымской весны, помню, из Киева приехала и мне не было где жить в Симферополе, и мне приходилось ездить за 80 км в деревню, либо в кабинете ночевать.

Р. Голованов:

- В Уютное?

Программа в студии Радио КП

Н. Поклонская:

- Да, в Уютное, к родителям. У меня до сих пор нет, к сожалению, своего личного жилья. Квартира прокурорская, служебная, в Симферополе, ее не разрешают мне приватизировать. А здесь в Москве квартира от Думы служебная, она до 2021 года. Но я уже строю дом, поэтому …

Р. Голованов:

- Большой?

Н. Поклонская:

- Ну, для нас с Настей - нормальный. У нас один этаж, а второй будет мансардный этаж, то есть, без отопления.

Р. Голованов:

- Такие в расследования Навального не попадают обычно?

Н. Поклонская:

- Не знаю, мне кажется, хиленько как-то.

Р. Голованов:

- А еще проблема есть с квартирой в Крыму, которую не приватизировали.

Н. Поклонская:

- Да, квартира в Крыму как раз таки прокурорская, служебная, я ее ни приватизировать не могу, ни отдать не могу.

Р. Голованов:

- Почему?

Н. Поклонская:

- Потому что прокурор Чайка, который был, генеральный, он мне не разрешил приватизировать ее, написали ответ, что вы не прослужили в органах прокуратуры России 10 лет. Я пишу - так я 13 лет прослужила в органах прокуратуры. Но - так то не в России! А указ Путина о том, что все приравнивается, как-то не распространился на эти все моменты.

Р. Голованов:

- И решить никак не получается?

Н. Поклонская:

- Я к новому генеральному прокурору еще не обращалась, но - посмотрим.

Р. Голованов:

- Вторая тема - там же прозвучало в интервью - про развод. Вы же говорили, что не будете…

Н. Поклонская:

- О, я не комментирую.

Р. Голованов:

- А почему там решили открыть…

Н. Поклонская:

- Нет, у меня Иван спросил, какой самый тяжелый период ушедшего года и я сказала - это период развода. Но это действительно самый неприятный и тяжелый был период ушедшего года, но самый, слава богу, хорошо закончившийся, потому что вокруг меня только люди искренние, родные и любимые, те, кто не будет…

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- А вас все поддерживали в этот период родные?

Н. Поклонская:

- Очень меня поддерживали. У меня, если честно, ребенок переживал, она говорила - мама, если ты поменяешь свое решение, я соберу вещи и завтра же уйду из дома. Даже так было. Представьте, вот до какой степени надо было начудить!

Р. Голованов:

- А родители?

Н. Поклонская:

- А родители меня поддерживали.

Р. Голованов:

- Они не расспрашивали ничего?

Н. Поклонская:

- Они все это видели. Очевидцы были. Но он очень хороший человек и я ему желаю счастья и в личной, и не в личной, и в разных частях жизни.

Р. Голованов:

- Кстати, вот когда сегодня готовился, ты забиваешь «Поклонская» и больше, чем Поклонская, новостей про экс-людей, которые были с Поклонской. Так экс-духовник, экс-муж… Как вы с этим живете?

Н. Поклонская:

- Я с этим живу как-то нормально, по-честному, по крайней мере, а вот как они с этим живут, это вопрос.

Р. Голованов:

- Ну, экс-духовник он от вас отрекся, да?

Н. Поклонская:

- Да, слава богу, все хорошо.

Р. Голованов:

- Ну, и не пытается влиять как-то на жизнь?

Н. Поклонская:

- Нет, конечно, да он и не влиял, и никакого отношения к моим решениям не было с его стороны. Просто кому-то очень надо было публично показать, что у меня есть духовник и это именно он. И я постоянно выступала и говорила, что нет у меня духовника. Не влияет на мои решения монах, игумен, ну, нет такого. Если у меня есть духовник, то об этом точно никто не узнает.

Р. Голованов:

- Наталья Владимировна, спасибо вам большое за интервью.

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Читайте также
Эльман Пашаев и Михаил Ефремов