Самые яркие высказывания, прозвучавшие 11 декабря 2019 года в эфире Радио «Комсомольская правда»

Олег Кашин
Ведущие и эксперты радиостанции вспомнили эпоху Юрия Лужкова, а также обсудили итоги саммита в нормандском формате.
  • Андрей Норкин об эпохе экс-мэра Москвы Юрия Лужкова:

    - Лужковская Москва – это термин, абсолютно состоявшийся. Конечно, фигура противоречивая. Вспоминать его будут долго – кто-то добрым словом, кто-то недобрым словом. Но то, что человек оставил след в истории не только Москвы, но и России, для меня это совершенно однозначно. Достаточно просто выйти на улицу и посмотреть на ту же МКАД, на храм Христа Спасителя или на Сити. Отношение к этим строительным объектам, разное, но ведь это не только стройки были. Он был москвичом. И был единственным москвичом, который руководил Москвой. Он был не только хозяйственником, он был политиком, причем очень крупного масштаба. Поэтому он и позволял себе достаточно самостоятельно вести свою линию. Насколько я понимаю, это и стало причиной конфликта потом с президентом Медведевым, когда Лужков и был уволен.

  • Политолог Михаил Синельников-Оришак о прошедшем в Париже нормандском саммите:

    - Интрига была убита за несколько дней до этого саммита. Интрига заключалась в том, что Зеленский хотел поменять некоторые пункты Минских соглашений местами, он на это рассчитывал. После того как было заявлено, и ему жестко дали понять, что этого не произойдет, интрига была убита. Получился такой дипломатический паровоз, когда очень много свиста, пара и ничтожный КПД. Для любителей фраз вроде того, что мы согласились, что у нас есть разногласия, мы решили договариваться дальше, мы встретились, чтобы встретиться через 4 месяца, можно называть это результатом, можно назвать это ничьей.

  • Журналист Олег Кашин о Юрии Лужкове:

    - На самом деле величайшим политтехнологом постсоветской России был, конечно, Юрий Михайлович Лужков, который придумал ту политтехнологию, которая работает и после него. Он придумал, что региональный руководитель должен делать вид, что он не политик, должен изображать хозяйственника. Посмотрите на любого губернатора, на любого мэра, людей абсолютно политических, конечно, всегда, людей, которые с помощью интриг, политической борьбы приходили к власти, совершенно не по хозяйственной линии. Они немедленно всегда превращаются в таких, которые говорят: я отвечаю за ЖКХ. Когда Лужков даже был во главе партии «Отечество», которая чуть-чуть не пришла к власти, даже тогда он оставался «хозяйственником», и это его главный вклад в российскую политическую культуру, действующую до сих пор... Он был последним мэром Москвы. Собянин, который сейчас, его логичнее назвать федеральным министром по московским делам, комендантом. Он представитель федерального центра, который сидит на Москве. Лужков представлял Москву во власти, и он действительно был последним человеком, который был самостоятельным субъектом во главе московской мэрии.