Сазонтов: В школе не учат, в школе показывают планку и говорят: соответствуй ей

Илья Сазонтов

Илья Сазонтов

Александр Милкус и Дарья Завгородняя в программе «Родительский вопрос» поговорили с создателем проекта «Люди» Ильей Сазонтовым о подготовке и сдаче единого госэкзамена.

Скачать передачу [mp3, 42.8 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Милкус:

- Наш сегодняшний гость Илья Сазонтов, блогер, репетитор, популяризатор истории и прославился Илья проектом «Люди»…

Д. Завгородняя:

- Готовит этот проект детей к ЕГЭ и ОГЭ.

И. Сазонтов:

- Да.

А. Милкус:

- И мы сегодня поговорим как раз про ЕГЭ и как к нему готовиться, и вообще, можно ли подготовить к ЕГЭ за оставшееся время. Илья, первый вопрос – когда мне мои коллеги о вас рассказывали, то говорили, что у него двоечники за полгода учатся так, что сдают ЕГЭ на высокие баллы. Это правда?

И. Сазонтов:

- Да, вполне…

А. Милкус:

- Как это можно?

И. Сазонтов:

- На самом деле, есть такая конструкция в школе, как человек становится двоечником и троечником? В тот момент, когда он понимает, что то, чему его учат в школе, ему просто неинтересно и он делает сознательный выбор к этому не готовиться. А делает что-то другое, более приятное. Поэтому, если перед ним стоит задача поступить, или он понимает, что мы гораздо более доброжелательны и нацелены на его результат, он просто начинает работать и все. Неважно, какой у ребенка бэкграунд, ЕГЭ – это довольно схематичный экзамен, к которому можно помочь подготовиться на высокий балл. Лишь бы он работал.

Д. Завгородняя:

- Обвиняют очень часто репетиторов в том, что они занимаются натаскиванием. Не изучением, а как бы преподают некую методику, некую технологию, и потом человек по этой технологии натаскивается, сдает и все. А историю не знает. Что вы на это скажете?

И. Сазонтов:

- Я скажу, что к нам приходят ребята в начале 11-го класса, допустим, в сентябре, или вот сейчас, и на входной диагностике, которую пишут ребята, они пишут не больше, чем на 20% правильных ответов. И тут вопрос в том – разве ЕГЭ виноват в том, что за 11 лет школы школьник не знает историю, обществознание, русский язык, другие предметы настолько, что не способен написать стандартную диагностику на хотя бы 50%? Если отвечать на ваш вопрос напрямую, то, если посмотреть на задания ЕГЭ, которые сейчас есть, там очень много открытых ответов, и почти вся вторая часть построена на умении анализировать информацию или делать какие-то синтетические суждения, то есть, давать новые знания, исходя из материала предложенного, поэтому натаскать на это нельзя. То есть, можно только дать человеку теорию, показать ему правила, как с ней работать, а потом отправлять в свободное плавание. То есть, это уже не тест, где нужно галочку поставить и все…

Д. Завгородняя:

- Вот с этими открытыми вопросами всегда проблема. Мы тут много говорили о том, что дети боятся сами рассуждать, боятся сами строить какие-то мысли, и вообще боятся построить текст. Я с этим столкнулась, когда начала учить писать сочинение.

И. Сазонтов:

- Ну, если говорить о моем опыте, то первое, чему я стараюсь научить всех ребят, это как раз не боятся. Есть два полюса – страх и перфекционизм… И первое, что дети, к сожалению, почему-то не умеют делать, это просто взять и, как вот в бизнесе, тестировать гипотезу, ты должен сесть и сделать, а потом посмотреть и найти, что лучше. Это самый правильный путь дойти до совершенства. А они, никогда не писав сочинения, они хотят сесть и написать его на максимальный балл. Что ненормально, потому что, если ты не писал сочинения, значит, ты нюансов не знаешь. И это первое, чему приходится детей учить. Просто не бойся, просто делай.

А. Милкус:

- Да, многие дети действительно боятся неправильного ответа, боятся сделать ошибку, боятся школы…

Д. Завгородняя:

- Учительница будет ругаться, а товарищи – смеяться.

А. Милкус:

- Да, вот я недавно общался с преподавателями Новосибирского педуниверситета, у них есть курсы для школьников и она говорит – первое, что происходит с детьми, когда они приходят на эти курсы, при упоминании слова «школа» у них дрожат руки и дрожит голос. Они боятся сделать не то. А школа это ведь то место, где как раз ты и должен научиться на основе своего опыта делать ошибки и выходить из них. Что происходит, на ваш взгляд?

Илья Сазонтов

И. Сазонтов:

- Я думаю, мы все помним свою школьную подготовку… Школа – она не является местом, где учат, она является местом, где тебе показывают планку и говорят: соответствуй ей. Яркий пример – это урок физкультуры. Тебе говорят: в 11-м классе ты должен бегать 100 метров за 12 секунд, к примеру. Но я не могу пробежать, потому что я не очень спортивный или мне неудобно, а мне говорят – нам плевать, ты просто должен это сделать и все. И такие нормативы есть на каждый класс… Все сводится к тому, что школьник должен воспроизвести какое-то знание, его озвучить и все – и ты красавчик! Но за этим знанием на самом деле не стоит ни понимание часто, ни умение работать с информацией, потому что часто мы не уходим дальше, чем просто пересказать определение по учебнику. Заучи и перескажи. Но это не образование на самом деле.

Д. Завгородняя:

- Перед учителем зачастую стоит серьезная проблема налаживания дисциплины. Пока идет так называемый оргмомент, пока мы всех успокаиваем и усаживаем на стулья – я с этим столкнулась в школе – у нас очень мало времени для урока остается. И вообще, если творчески строить урок, творчески призывать детей думать, мыслить и действовать… пока ты их разделишь на группы, пока ты игровую создадите ситуацию, есть опасность, что все сорвется и пойдет не туда… Это очень тяжело. А вы как строите свои уроки? Я понимаю, что у вас маленькие группы, наверное…

И. Сазонтов:

- До 15 человек.

Д. Завгородняя:

- Вы индивидуально, наверное, занимаетесь?

И. Сазонтов:

- Нет.

А. Милкус:

- Ну, считается, что, если репетитор тет-а-тет со школьником, результат лучше…

И. Сазонтов:

- Ну, во-первых, у нас методика – перевернутый класс – она хорошо работает со старшими школьниками…

Д. Завгородняя:

- Давайте напомним, что это такое.

И. Сазонтов:

- Это подход, когда мы ни в каком виде не даем теорию на самом уроке. То есть, мы предлагаем школьнику посмотреть теорию дома, до урока. То есть, сначала посмотреть какой-то материал, а потом прийти на урок и попрактиковаться. Именно поэтому, я думаю, у нас групповые результаты часто лучше, чем индивидуальные. Я первые пару лет, когда брал индивидуальных учеников, потом понял, что у меня индивидуальные сдают в лучшем случае так же, как групповые. То есть, а в общей динамике групповые сдают лучше. И я отказался от индивидуальных учеников, потому что, если мы говорим про перевернутый класс, когда теорию я не даю – я ее уже дал (ты ее почитал или посмотрел видео) – то на уроке как раз моя задача сделать так, чтобы эта теория была усвоена и опробована. Поэтому я на уроках делю детей на группы, мы там в чем-то тренируемся, тесты решаем, у нас есть игры регулярно. То есть, самое главное – научить детей взаимодействовать с той информацией, которую они получили. И лучше всего это работает во взаимодействии друг с другом. В разных формах…

А. Милкус:

- То есть, вы не сидите и просто тупо не прорешиваете демонстрационный вариант, что ли?

И. Сазонтов:

- Да. У нас тест, конечно, есть, но тест составляет, может, процентов 30 от всего урока. Ну, чем ближе к ЕГЭ, тем больше, конечно. В первую очередь, задача научить информацией пользоваться.

А. Милкус:

- По сути дела, вы не готовите к сдаче ЕГЭ. Вы выполняете функцию школы.

И. Сазонтов:

- Я не знаю, чью функцию я выполняю, я об этом не задумывался, но, допустим, к ЕГЭ нужно знать всех московских князей, к примеру, и даты их правления. Мы можем сказать – вот на, учи и заучи… Но на уроке мы можем сыграть в игру «Снежный ком»… и мы можем этих князей по кругу вот так прости… чтобы дети лучше запомнили. Потом на этих князей мы можем написать, в зависимости от того, нравятся ли эти князья или нет… ну, например, все любят Донского и не любят какого-нибудь Юрия Даниловича, можно написать какую-нибудь памятку вредных советов Юрию Даниловичу, как профукать Московское княжество, к примеру. И, пока он это пишет, естественно, эти факты он запоминает, а эти факты нужны для ЕГЭ. Ну, просто форма работы с этим материалом немножко другая. Или по обществознанию у нас очень хорошо зашла «Своя игра» - как в телевизоре. Когда делишь детей на две команды, на доске чертишь эту доску с цифирками – сложность по категории – с очками, и дети раскрывают эти категории и отвечают на вопросы. И чья команда больше баллов наберет, тот и победил…

А. Милкус:

- Илья, а сколько вам лет?

И. Сазонтов:

- 30.

Александр Милкус

А. Милкус:

- Когда вы начали заниматься… ну, все-таки вы стали известны, как один из создателей проекта «Люди»… может быть, про него немножко? И вообще, как вы занялись репетиторством?

И. Сазонтов:

- «Люди» мы стали делать в 2014 году – почти шесть лет назад… В общем, преподавать я стал случайно. И репетиторством я занялся тоже случайно. У меня не было такой цели… Я работал в маркетинге, если конкретно – в креативе. То есть, в Екатеринбурге есть такое место, называется «Фэнтези град» - это детский город профессий, в торгово-развлекательном центре «Гринвич» он находится, то есть, там павильончики-домики, где разные сценарии для игр – про пожарных, про полицию… Концепцию этого «Фэнтези града» я написал, и мы вместе с командой разрабатывали наполнение этого фантастического города. То есть, я занимался креативом, я писал тексты… И в какой-то момент, во время работы над маркетингом, я понял, что мне не хватает какого-то взаимодействия с людьми… и я понял, что надо пойти и преподавать. Я отправил резюме в 50 школ и получил 50 отказов.

А. Милкус:

- В екатеринбургские?

И. Сазонтов:

- Нет, в московские…

А. Милкус:

- При этом, вы выпускник МГУ?

И. Сазонтов:

- Философский факультет МГУ, да.

А. Милкус:

- То есть, неплохое образование.

И. Сазонтов:

- Хорошее, да. Но получил 50 отказов. Я думаю, это связано, в первую очередь, со странным профилем, потому что не было ничего из педагогики, было очень много про маркетинг, про продажи, про менеджмент – в резюме, которые я отправлял… И я подумал, раз меня не берут в школу…

Д. Завгородняя:

- Странно. Мальчиков вообще-то любят в школах.

И. Сазонтов:

- Не знаю, может, потому что я двухметровый мальчик, под 150 килограммов, может быть, потому, что я никак не связан был с педагогикой… в общем, я получил 50 отказов и подумал – раз вы не хотите брать меня в школу, придется открывать свою. На тот момент у меня была парочка учеников – я пробовал себя в репетиторстве – и возникла мысль: раз так, надо сделать что-то свое и мы с Андреем, моим партнером по образовательному центру «Люди», встретились буквально спонтанно и решили делать образовательный центр. И стали делать. Вот так мы вошли в тему репетиторства уже серьезно, потому что до этого были ученики, и были неплохие результаты, но все это было такое – дополнительный заработок, чему я не посвящал все свое свободное время… И так мы стали делать образовательный центр, узнали про методику «перевернутый класс», поняли, что мы хотим делать только в этой методике, потому что лекции нам не нравились и мы в университете на лекции не ходили, и вообще студенты прогуливают лекции в университетах чаще всего, и я подумал, что это довольно тупо - рассказывать то, что можно в учебнике прочитать. Поэтому мы взяли на вооружение эту методику, отказались от теории и сразу стали делать центр. У нас было два класса на Никольской улице, мы назывались образовательный центр и потом стали расти и выросли до образовательного центра сейчас на Чистых Прудах…

Д. Завгородняя:

- Сколько там сейчас учеников?

И. Сазонтов:

- 350.

А. Милкус:

- А у нас есть звонок. Сергей из Чехова. Здравствуйте.

Сергей:

- Добрый день. У меня вот сын сдавал после 9-го класса ОГЭ и он 10 лет, грубо говоря, занимался футболом, а не учился… и спокойно сдал, и без всяких репетиторов… Он закончил московский колледж спортивно-педагогический, а дочка сейчас в седьмом классе. И вот она после нового года пошла, учитель по обществознанию задала такой вопрос – вы смотрите передачу Малахова? Потому что будут на экзаменах вот эти вопросы из этих передач. Вы, мол, обязаны смотреть передачу Малахова. Я дочке сказал, чтобы она в следующий раз учителю сказала, что это развратные передачи… Вот представляете, что в школе говорят…

А. Милкус:

- А это московская школа?

Сергей:

- Чехов, Московская область…

Д. Завгородняя:

- А, может быть, учитель как-то пояснила вашей дочери, почему она хочет, чтобы дети смотрели передачи Малахова, может быть, какая-то история ее заинтересовала?

Сергей:

- Нет, вы, наверное, меня не услышали. Потому что на экзаменах будут такие вопросы. Вот так она сказала дочери.

И. Сазонтов:

- Я посмею себе прокомментировать. Возможно, учитель имел в виду, что в экзамене по обществознанию есть направленность на аргументы из социальной жизни, то есть, теорию нужно проиллюстрировать какой-то историей, которая случилась. Может быть, это в СМИ была новость, может быть, в литературе, может, в личном опыте выпускника. И, может быть, учительница имела в виду, что можно будет эти истории посмотреть у Малахова и привести, как аргумент. Вопрос – почему учительница не рекомендует какие-то другие передачи?

Д. Завгородняя:

- Да можно «Комсомольскую правду» читать, у нас огромное количество фактуры здесь в газете…

И. Сазонтов:

- Ну, этого уж я не знаю, почему учительница выбрала такой странный пример. Но, конечно, в экзамене нет раздела про Малахова… это все, конечно же, ерунда…

А. Милкус:

- Ну, дочка молодец, что она обладает в седьмом классе уже критическим мышлением – она пришла и рассказала об этом папе. Значит, хорошие учителя были до седьмого класса.

Дарья Завгородняя

Д. Завгородняя:

- Но на самом деле учительница, может быть, ничего плохого-то и не имела в виду. Просто давайте еще понимать, что у нас некая есть сейчас еще установка на то, чтобы ругать учителей… Так что давайте все-таки будем доброжелательными по отношению к учителям…

А. Милкус:

- Илья, давайте продолжим ваш рассказ про проект «Люди» и про репетиторство. Получается, что хорошие результаты по освоению школьной программы получаются, если не ходить в школу, а заниматься совсем другими, более-менее новыми методиками обучения?

И. Сазонтов:

- Иногда тезис звучит именно так. Если ты хочешь сдать хорошо ЕГЭ, тебе нужно перестать ходить в школу и заниматься только… ну, это логично, если у тебя стоит задача… почему я кстати многим детям съехать до троек в школе и не включаться в эту школьную учебу в 11-м классе. Почему? Потому что всему, чему тебя могли научить до 11-го класса, тебя уже научили, вряд ли что за год поменяется…

А. Милкус:

- Подождите. Есть же целый курс в 11-м классе – допустим, «Новейшая история России»… как не ходить?

И. Сазонтов:

- Ну, почему, можно ходить, но только не заучивать это в таком объеме, в котором требуется… Ну, нет, я думаю, что, если ребенку нужно сдавать историю и обществознание, он в школе будет на эти предметы ходить. Но там же есть еще химия, физика, биология…

А. Милкус:

- Аполитично рассуждаете! Вы знаете, что сейчас как раз с этого года введены всероссийские проверочные работы в 11-м классе как раз именно по тем предметам, по которым не сдается ЕГЭ – как раз именно для того, чтобы в 11-м классе дети учили не только три предмета, которые они выбрали…

И. Сазонтов:

- Но вы же понимаете, что это бесчеловечно по отношению к детям и к семьям, потому что, если сейчас посмотреть на стоимость обучения в вузах, то, если ты не поступаешь на бюджет, то тысяч на 300, а в московских вузах на 700 в этом году цены подняли… То есть, ты за четыре года обучения пару миллионов за это отдашь…

А. Милкус:

- То есть, ваша стратегия – отказ от школы?

И. Сазонтов:

- Не отказ от школы – а намеренное выставление приоритетов… То есть, глупо в 11-м классе требовать от ребенка быть отличником по всем предметам, если ты сдаешь какие-то четыре и они тебе критически важны для поступления в вуз на бюджет. Потому что число часов в день ограничено. Чтобы хорошо и без особого стресса усвоить программу ЕГЭ, нужно 40 недель подготовки к предмету, при этом чтобы ребенок тратил примерно один час в день на этот предмет.

А. Милкус:

- Вы имеете в виду по одному предмету?

И. Сазонтов:

- Да. Это позволит ребенку без особого стресса подготовиться на 85-90+.

А. Милкус:

- А способности тут не учитываются?

И. Сазонтов:

- Ну, этого достаточно… в среднем нужно часов 300, у нас здесь заложено чуть больше, вот в таком подходе. Если вы сдаете четыре или три предмета ЕГЭ, то это 3-4 часа в день…

А. Милкус:

- То есть, это практически школьное расписание?

И. Сазонтов:

- Это полдня. Но там еще есть школа, дорога в школу, еще там что-нибудь… И тут мы входим в такую плоскость, что ребенок с утра идет в школу, из школы он приходит в три-четыре, потом у него какие-нибудь занятия, секции и еще надо час в день уделять каждому предмету… Но смысл в том, что, чтобы все это совместить, очень часто приходится ребенку не спать. То есть, он ложится в три ночи, встает в восемь утра и снова идет в школу. И это супернеэффективная история, потому что, если ты не будешь спать, у тебя не будет ресурса и ты вряд ли что-то запомнишь… И вот тут уже возникает разговор о приоритетах. То есть, я предлагаю всем сначала делать все, что нужно к ЕГЭ, а потом в порядке остаточного принципы делать все, что нужно по школьной программе… Ребята, которые по такой схеме занимаются, у них, естественно, может ползти немножко аттестат вниз, но при этом они идут на ЕГЭ и спокойно сдают на свои крутые баллы и поступают на бюджет, без особого стресса…

А. Милкус:

- А у нас звонок Владимира из Краснодара. Здравствуйте.

Владимир:

- Здравствуйте. Я родитель. В 2019 году моя дочь закончила школу и с ЕГЭ я столкнулся вплотную. На что бы мне хотелось обратить внимание? Во-первых, я за ЕГЭ. ЕГЭ – это прекрасные объективные знания, которые ученик сдает на экзамене. Во-вторых, у меня другой вопрос. Конечно, в ЕГЭ есть много вопросов, потому что я тоже отвечал с дочкой, и, конечно, работать над ЕГЭ нужно… Но я однозначно за ЕГЭ. Это дает объективную информацию по знаниям ребенка.

А. Милкус:

- Спасибо. Еще один звонок. Николай. Московская область.

Николай:

- Здравствуйте. Не знаю, слушали вы или нет, года полтора назад на радио «КП» была встреча с двумя режиссерами документального фильма «Последний звонок». И в сетях просят снять и третью, и четвертую серию этого фильма. То есть, к каким результатам приводит ЕГЭ. И информация на радио «Вести ФМ» была. Американский суд признал Айнвара Джонсона, автора и разработчика так называемой программы оценки знаний школьников… шарлатаном и аферистом. Сам он когда-то еле-еле окончил школу и все ученые звания, степени и дипломы имел, благодаря узкому кругу единомышленников. Эта его система была отменена в США где-то в 2014 году. И за основу сейчас взяли систему, которая очень напоминает советскую. А так как он пожилой человек, то он извинился, мол, с кем не бывает…

А. Милкус:

- Кто взял за основу, которая напоминает советскую?

Николай:

- Американская новая система. Так было сказано…

А. Милкус:

- Ну, я вам скажу, что, к сожалению, на мой взгляд, фильм «Последний звонок» достаточно тенденциозный, он, мягко говоря, передергивает факты о том, как развивается советско-российская система образования – это первое. Второе – Америка уже много лет сдает свои экзамены, это называется SAT-1 и SAT -2 – они очень напоминают наши экзамены по структуре и т.д. Там отличие только такое – что все могут сдавать SAT-1, SAT-2 – это то, что у нас называется, ну, можно грубо сравнить с частью С и эти экзамены нужно сдавать тем, кто поступает в очень крутые вузы, типа вузы Гарвард, Стэнфорд и т.п. Никто от этой системы отказываться не собирается, единственное, что, мне кажется, что нам надо у них посмотреть и перенять – это то, что этот экзамен можно пересдавать в течение учебного года. У нас только в сентябре и то не по всем предметам, а, мне кажется, что один шанс – это сдача экзамена в мае-июне это не очень честно, у них там, по-моему, если ты не очень хорошо сдал первый раз, ты можешь доплатить 50 долларов и сдать второй раз в течение полугода… То есть, это снижает уровень стресса у ребят, которые сдают первый раз…

Илья Сазонтов

И. Сазонтов:

- Ну, там это просто подкреплено, учитывая, что развернутая система частных вузов, которые дают крутое образование… А тесты, конечно, продолжают быть во всем мире – и в Китае, в Японии, в Европе… и в Сингапуре, где одна из лучших система образования считается сейчас. Поэтому, конечно, неточные данные сейчас вот человек озвучил, может быть, они и были переосмыслены, я, к сожалению, не в курсе, но совершенно точно тесты продолжают сдавать…

А. Милкус:

- Я бы не говорил сейчас даже слово «тесты»… когда вот один вопрос и четыре варианта ответов. Этих вариантов уже нет практически ни по одному из предметов… Федеральный институт педагогических изменений, который разрабатывает, называет это очень сложным словом КИМ – контрольно-измерительный материал. Но это не совсем тест, это не совсем угадайка сейчас.

И. Сазонтов:

- Это совсем не угадайка.

Д. Завгородняя:

- Конечно. ОГЭ изменился, усложнился, ОГЭ у детей в этом году по русскому языку сейчас меньше вопросов, но более сложные надо давать ответы на них… И дети сначала этого испугались, а потом поняли, что мы просто поглубже позанимаемся, но ничего страшного не происходит, это такой же нормальный экзамен… то есть, тест стал, грубо говоря, больше похож на экзамен.

А. Милкус:

- Илья, в последние годы стало популярно обучение, репетиторство онлайн. Я знаю, что многие родители по старинке привыкли все-таки глаза в глаза… то есть, практически индивидуальные занятия. Но вы до эфира говорили, что эффект от занятий через онлайн, групповой, оказывается, он даже выше. Насколько можно этому доверять? И как родителю понимать, что эти онлайн-курсы это действительно надежный и гарантированный результат?

И. Сазонтов:

- Давайте начнем с того, что гарантировать вам хороший результат никто не может, потому что и офлайн, и онлайн, и с профессором МГУ, и со студентом примерно 50% того, что вы будете делать, это ваша совесть и ваши действия. Потому что, к сожалению, или, к счастью, репетитор не может сидеть с вами дома и бить учебником по столу, чтобы вы вспомнили, что сейчас надо встать и идти делать историю, к примеру. Но сейчас онлайн действительно очень сильно развивается, по многим причинам, и результаты там отличные у ребят. Почему онлайн развивается? Потому что в онлайне можно предложить гораздо больше взаимодействия материалов и чего бы то ни было, чем офлайн. К примеру, у меня есть онлайн-курс по истории и по обществознанию, который стоит 2800 в месяц. Это три занятия в неделю. То есть, 12 занятий вам обойдутся в 2875 рублей. При этом к каждому занятию есть домашнее задание по второй части ЕГЭ, в котором нужно писать развернутый ответ и вы получаете гарантированно обратную связь с указанием на все нюансы, ошибки, исправления и рекомендации по тому, как лучше его выполнять. И онлайн-школ сейчас довольно много и каждая предлагает примерно схожие условия. То есть, речь идет о том, что в онлайне больше форматов, по которым можно с детьми поработать. Второй момент заключается в том, что онлайн очевидно более доступен для людей, которые живут в городах маленьких или в селах, где просто нет преподавателей. Например, я был в подмосковном Малоярославце, где школьники поделились, что они давно занимаются онлайн, потому что у них там, например, один репетитор по математике к ЕГЭ на весь город, и к нему очередь уже на пять лет вперед… И у них нет выбора, они идут в онлайн и хорошо готовятся и сдают. Поэтому онлайн это не то чтобы там новый формат, это уже данность… Я не беру в расчет такой момент, что онлайн сильно экономит время и силы… Поэтому многие ребята выбирают онлайн по этой причине тоже – чтобы экономить два часа в день на подготовку.

Д. Завгородняя:

- Я не знаю, как заниматься русским языком онлайн… просто бывают такие ситуации, когда трудно сделать онлайн - например, нужно проверить ребенка точечно, что он знает...

И. Сазонтов:

- Это вопрос технологической платформы, через которую вы работаете. Если у вас есть технологические решения, которые позволяют вам вывести его ответ на экран или сразу взаимодействовать внутри интерфейса, чтобы он не писал, а печатал – какая разница, где он жи-ши применяет – на бумаге или так… То есть, онлайн, с одной стороны, действительно немного не такой, как офлайн, но в той же мини-группе, если мы работаем в онлайне, там есть прекрасные приложения, например, ЗУМ, которым пользуются американские вузы лучше…

Д. Завгородняя:

- Ну, еще я бы хотела сказать, что не у всех детей технические возможности высоки.

И. Сазонтов:

- Это правда… Но вообще онлайн-образование хорошо тем, что почти все можно делать через телефон.

Д. Завгородняя:

- Да, но как он тебе будет писать? Не все умеют писать словарный диктант в телефоне – они еще не настолько продвинуты все-таки…

И. Сазонтов:

- Это интересный вопрос… Но, я думаю, что компьютер уже прочно вошел в обиход…

Д. Завгородняя:

- Ну, все равно, какие-то определенные изменения в головах родителей должны произойти еще пока что…

А. Милкус:

- Популярность онлайн-курсов и онлайн-репетиторства – это последние года два-три, наверное, и я еще даже не могу этого осознать, хотя я знаю прекрасно, что на многих курсах это сборная лучших репетиторов страны… То есть, идет очень большой отбор…

И. Сазонтов:

- Да, это так… Но очень многие родители, как ни странно, мне отказывали, когда вот я был репетитором офлайн, когда только начинал и у меня были индивидуальные ученики, многие родители не хотели, чтобы девочки занимались со мной, потому что есть какой-то иррациональный страх, что ли…

А. Милкус:

- Илья, спасибо вам большое.

Отдельная тема с Олегом Кашиным