«Палки, стучалки, крики, голые фанатки»: чем живет самый защищенный от коронавируса спорт

Николай Валуев
Николай Валуев и Валентин Алфимов в программе «Большой спорт» пообщались с блогером Павлом Голубевым о том, как чувствует себя киберспорт в ситуации, когда из-за коронавируса весь остальной спорт встал на паузу.

Скачать передачу [mp3, 43.5 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Н. Валуев:

- Добрый вечер, дорогие друзья. В студии Валентин Алфимов и Николай Валуев. Сегодня у нас в гостях Павел Голубев, блогер, специалист по киберспорту. Наверное, никого не удивляет, что сегодня темой нашего разговора мы избрали киберспорт. Павел, вы наверняка понимаете, почему вас пригласили. Пандемия косит народ. Россия, слава богу, держится. Спортивные мероприятия отменяются одно за другим. Количество тех, кто может собраться на одном небольшом пространстве, все меньше и меньше. Конечно, и спорт тоже уходит в киберпространство. Поэтому сегодня, мне кажется, аудитория киберспорта будет в геометрической прогрессии расти.

В. Алфимов:

- Николай Сергеевич, я бы вас поправил. Не то что спорт уходит в киберпространство. Я думаю, что киберспорт, который официально признан видом спорта, у нас есть федерация киберспорта, по-моему, в олимпийскую программу хотят его включить.

П. Голубев:

- Пока только планируют.

Н. Валуев:

- Ко мне в Государственную Думу, когда в прошлом созыве я работал в комитете по спорту, ребята приходили, приносили еще тогда, когда киберспорт не был сертифицированным видом спорта в РФ, не был признан, мы тогда министру Мутко писали письма, чтобы он был признан. Они молодцы, они начали очень быстро прогрессировать, открыли все необходимые региональные федерации. И это позволило в достаточно быстром порядке признать как вид спорта.

П. Голубев:

- На самом деле федерации киберспорта уже около 20 лет.

Н. Валуев:

- Я имею в виду, что надо было соответствовать.

П. Голубев:

- Конечно.

В. Алфимов:

- Накануне закрыли главное зрелище в России…

Н. Валуев:

- Опять футбол?

В. Алфимов:

- Конечно. Российскую Премьер-лигу. Что теперь делать всяким диванным спортсменам, никто не знает. С нами на связи Андрей Вдовин, наш спортивный обозреватель. Андрей, ты присутствовал при том, как вновь избранный глава российской Премьер-лиги господин Прядкин закрывал российскую Премьер-лигу.

А. Вдовин:

- Как он объявлял об этом. Закрывали они на несколько часов раньше, чем пригласили нас, журналистов. Да, я присутствовал на этой трагической, надо сказать, пресс-конференции. И началась она, честно говоря, для нас несколько неожиданно. Потому что у всех журналистов измерили температуру при входе в Премьер-лигу, а потом отправили всех без исключения мыть руки.

В. Алфимов:

- Что говорили, почему закрывают?

А. Вдовин:

- Достаточно очевидно, почему закрывают. Есть некоторые государственные указания, циркуляры - как в Москве, так и в других городах России не могут проводиться массовые мероприятия. В том числе сегодня Министерство спорта тоже выпустило рекомендации прекратить все спортивные соревнования на территории страны до отдельного объявления, до отмены всей этой тревожной ситуации. Так что было понятно, что чемпионат России по футболу, как и другие турниры, на какое-то время прервутся. Вопрос - на какое время. Назначили некую дату 10 апреля. Я сразу хочу сказать, что 10 апреля это не тот день, когда все возобновится. 10 апреля, об этом Сергей Геннадьевич Прядкин говорил отдельно, Премьер-лига соберется еще раз, чтобы выработать дальнейший план действий. И 10 апреля, в зависимости от той ситуации, которая будет с коронавирусом, с пандемией, с эпидемией, будут приниматься и более жесткие решения, такие как приостановка чемпионата, а может быть, и отмена чемпионата.

В. Алфимов:

- Есть какой-то план, что будет того же 10-го числа, по каким критериям они будут определять? И чем вообще будут заниматься клубы, футболисты, сама Премьер-лига все это время?

А. Вдовин:

- Как раз этот вопрос я и задал Сергею Геннадьевичу. Клубы будут сами решать, чем они занимаются. Насколько я знаю, многие клубы сейчас распустили своих футболистов по домам - некоторые на неделю, некоторые на две недели, вплоть до 1-2 апреля, и только потом будут созывать их обратно на тренировки. А так они дома должны будут отдельно готовиться на самоизоляции, как сейчас принято говорить. Это первое. А сама Лига делает календари, чтобы или так, или сяк доиграть чемпионат, или не доигрывать его, поставить точку именно на нынешней турнирной таблице, где «Зенит» лидирует, «Локомотив» второй, «Краснодар» третий и т.д.

В. Алфимов:

- Закрыли абсолютно всё - и футбол, и хоккей, баскетбол. В общем, в России спорта нет. Но остается киберспорт. Причем в киберспорт уходят даже профессиональные клубы. Замечательная игра прошла. В английской Премьер-лиге сейчас тоже все отменили, но футбольный клуб «Уотфорд», который должен был играть с «Лестером», решил провести этот матч в футбольном менеджере.

Н. Валуев:

- Здесь надо объяснить, как это происходит.

В. Алфимов:

- Они решили провести матч в футбольном менеджере. Короче, тупо на компьютере между собой сыграли, по сути.

Н. Валуев:

- Все игроки играли? Как это вообще происходит?

Павел Голубев

П. Голубев:

- Футбольный менеджер это достаточно своеобразная игра для киберспорта. Это больше симулятор, пиар-повод, скорее всего. Да, сейчас весь футбол поглядывает в сторону FIFA от Electronic Arts либо на Pro Evolution Soccer от Konami. Как это происходит? Киберспорт это дисциплина (помимо карт, шахмат и других похожих дисциплин), которая может проводиться в онлайне.

В. Алфимов:

- Каждый может сидеть дома. И не надо собираться больше 50 человек, что сейчас запрещено.

Н. Валуев:

- Тут есть один момент. Это же как с шахматами. Постоянная история - что такое спорт? Здесь есть факт соревнования. Но, как в шахматах, все сидят перед экраном. Физическая активность присутствует, руки должны быть задействованы. Причем быстрота двигательных реакций тоже здесь имеет место быть, и это очень важно. Как киберспортсмены тренируются? Мне интересно, как выглядит тренировка киберспортсмена.

П. Голубев:

- Давний спор - киберспорт это спорт вообще или не спорт?

Н. Валуев:

- С покером такая же история.

П. Голубев:

- На днях пошла шутка, что 2019 год: киберспорт это не спорт, 2020 год: киберспорт это единственный спорт, который есть сейчас.

В. Алфимов:

- Я считаю, что киберспорт это не спорт, это игра. Ты сидишь, рубишься в компьютер. Почему это должно быть спортом? Даже шахматы спортом не называют.

П. Голубев:

- Мы можем сейчас очень долго спорить на эту тему.

Н. Валуев:

- Надо объяснить.

П. Голубев:

- Во-первых, стоит отделить гейминг от киберспорта. Гейминг это история, когда люди просто сидят, играют, они могут часами играть. А киберспорт это систематизация игры.

В. Алфимов:

- Тот факт, что мой сын сидит в телефоне, это не означает, что он киберспортсмен. Притом, что он рубится в одну и ту же игрушку, у них там команда какая-то есть…

П. Голубев:

- Абсолютно не означает. Киберспорт, как и реальный спорт, это систематизация, то есть подход к тренировкам, к расписанию. Если вам ребенок говорит: «Папа, я тут киберспортом занимаюсь, в Доте сижу по 12 часов в сутки», - это не совсем правда. Это просто повод не делать уроки, не ходить гулять, а просто повод классно провести время. Хотелось бы заметить, что есть и обратная сторона, когда родители не понимают своего сына, который действительно хочет заниматься киберспортом, который хорошо играет, у него есть предрасположенность, но родители говорят: да это игрушки, ты просто хочешь играть. Нужно разделять эти вещи. Если ребенок говорит, что хочет стать киберспортсменом, нужно в этом ему помогать, говорить: вот есть онлайн-школа, либо ты сам себе налаживаешь тренировочный процесс и играешь, либо я не буду слушать твои отмазки, буду считать, что это игрушки.

Н. Валуев:

- Где та грань, где гейминг переходит в профессиональный спорт?

В. Алфимов:

- И в каком возрасте?

Н. Валуев:

- Очень интересный вопрос - есть ли здесь ветераны?

П. Голубев:

- Начну с детей и возраста. В чем одно из ключевых отличий, у киберспорта есть владелец. То есть та или иная игра принадлежит какому-то разработчику либо издателю принадлежат на нее права. В принципе допуск к контенту игры обусловлен возрастным ограничением этой игры. Допустим, есть Counter-Strike - стрелялка, жестокость и т.д. По идее, к ней не надо допускать подростков. Тем не менее, играют и в 13, и в 14 лет, и подписываются некоторые составы - молодые ребята.

Что касается ветеранов. У нас есть ветераны, которым по 33 года. Не опыта игры…

Н. Валуев:

- Это ветераны?

П. Голубев:

- Да, считается, что все, что старше 30, это уже такие папы киберспорта. Есть ребята 34-35 лет, которые уже много лет играют, например, в Counter-Strike, и считаются легендами киберспорта.

В. Алфимов:

- Если с этими 35-летними ребятами все понятно, они могут быть спортсменами… Мы говорили, что спорт отличается именно систематичностью подхода ко всей этой истории. Самый молодой спортсмен, про которого вы знаете или слышали? Именно спортсмен, который профессионально занимается, тренируется, отрабатывает элементы.

П. Голубев:

- Имя, к сожалению, не вспомню сейчас. Есть 13-летний спортсмен, он выступал на чемпионате мира по Fortnite. Это такая игра, жанр Battle Royale. В Америке, на огромном стадионе, призовой фонд был 30 млн. долларов.

Николай Валуев

Н. Валуев:

- Огромный стадион, вы сказали. Там что, присутствуют зрители? Как это происходит? Чемпионат мира - это что. Это какая-то площадка, где голубые экраны, которые выводят изображение играющих спортсменов?

П. Голубев:

- Это кибератлеты. Давайте рассмотрим на примере популярной игры Дота-2. The International - есть такой чемпионат мира, все спортсмены его ждут, все хотят на него попасть. Представьте себе какой-нибудь стадион, где играются игры NBA. Просто он немножко переформатируется под киберспортивные нужды. Это обычно 360 градусов сцена, 5 компов на одной стороне, 5 компов на другой стороне, подвесной куб либо какие-то другие медиаповерхности, на которые выводится процесс игры. Спортсмены садятся, играют на компьютерах, как они играли бы, например, дома. Но они играют вместе, и напротив них сидит такая же пятерка спортсменов, которые играют против них.

В. Алфимов:

- И сидит 10 тысяч человек, которые смотрят телек, как играют 10 человек друг против друга.

Н. Валуев:

- А как происходит скандирование?

В. Алфимов:

- Там есть какая-то поддержка? Футбол, баскетбол, хоккей мы знаем. Там заряды, фанаты, может быть, файеры. А здесь что?

П. Голубев:

- До такой степени, с файерами, не дошло. Но в принципе если с футбольного стадиона убрать футболистов, убрать газон и поместить туда 10 компьютеров и 10 киберспортсменов, примерно то же самое, атмосфера абсолютно такая же, как на футбольном или хоккейном матче. Палки, стучалки, крики, голые фанатки, возможно.

Н. Валуев:

- Кошки выбегают у вас там между компов?

П. Голубев:

- Пока не выбегают.

В. Алфимов:

- Очень важный вопрос. Мы знаем, что многие дети подвержены зависимости от игр. Понятно, что они геймеры, а не спортсмены. Является ли игровая зависимость, например, первым шагом к киберспорту?

П. Голубев:

- Вряд ли. Игровая зависимость это бесконтрольное потребление игрового контента. А киберспорт все же ближе к систематизации. То есть у тебя есть 4 часа, за которые ты должен достичь каких-то определенных результатов - повысить свой внутренний рейтинг или еще что-то.

В. Алфимов:

- У нас на связи детский и семейный психолог Татьяна Ночкина. Мы говорим про киберспорт и пытаемся сравнить киберспортсменов, то есть людей, которые серьезно подходят к своему делу, к тренировкам, к играм и т.д., с геймерами с зависимостью. Мы знаем, что сейчас дети в очень маленьком возрасте садятся за телефоны, планшеты и не отлипают от них никогда. Зависимость от гаджетов, от игр может перерасти во что-то серьезное или нет?

Т. Ночкина:

- Вы имеете в виду, может ли она перерасти…

В. Алфимов:

- В серьезное увлечение.

Т. Ночкина:

- По большей части, этого не происходит. Если мы возьмем какую-то статистику, 100 детей, то из них будут именно больные компьютерной зависимостью, которые будут отрезаны от реальности, и успехов в киберспорте они тоже не будут достигать. Это на уровне невралгии, нервных состояний детей.

Н. Валуев:

- Если у нас есть ветераны спорта, соответственно, есть уже профессиональные болезни этого спорта. Тяжелая атлетика - это травмы опорно-двигательного аппарата, к примеру. А здесь?

П. Голубев:

- Сейчас, может быть, будет смешно. Это туннельный синдром.

Н. Валуев:

- Надо объяснить, что это за синдром.

П. Голубев:

- Симптомы - боли в запястьях.

В. Алфимов:

- Татьяна, как мне как отцу ребенка, у которого, допустим, есть зависимость, перевести это в нормальное, человеческое русло, чтобы он не просто просиживал и игрался, а чтобы это пошло во благо?

Т. Ночкина:

- Очень важно родителю научить ребенка пользоваться компьютером определенное время, чтобы он не выпадал из реальности. В современном мире родители, честно говоря, просто не обладают информацией, не могут пользоваться родительскими контролями, настройками, и они просто с детьми ругаются. Это всегда стресс, это вранье. Дети все равно ныряют в гаджеты, в компьютеры. Основная задача - выработать у ребенка здоровое отношение к компьютеру, обозначив, что ты можешь сидеть за компьютером такое-то время. И ребенок должен самостоятельно регулировать себя, чтобы следить за тем, чтобы не пересиживать это время. Или он посидел, поиграл, например, час-два, ему необходимо встать, размяться, пройти, прогуляться, потом он может продолжить, например, если это выходные. Это родители закладывают в ребенка спокойно, когда они его предупреждают, что если сегодня ты будешь дальше так же долго сидеть за компьютером, значит, ты будешь 2-3 дня отдыхать без компьютера. Когда ребенок выполняет это условие, отстраняет ребенка от компьютера на 2-3 дня, то ребенок начинает сам себя регулировать. Он начинает понимать, что необходимо сделать домашнее задание, необходимо убраться, погулять. И только после этого он может сесть, погрузиться в мир онлайн. Кстати, это очень важный навык, на который родителям следует обращать внимание.

Н. Валуев:

- Я сейчас своей супруге поаплодировал.

Валентни Алфимов

В. Алфимов:

- Я слушаю и думаю, что вы, Татьяна, рассказываете нам про какую-то параллельную вселенную. Не может быть так. Обычно дети начинают ругаться, они психуют. И потом назло вообще ничего не делают.

Т. Ночкина:

- Это когда уже запущенные отношения, когда родитель позволил такому быть. Но в любом случае это исправляется, и исправляется очень просто. Когда родитель раз и навсегда для себя определяет: если мой ребенок будет бесконечно находиться за гаджетами, за компьютером, это будет вредить моему ребенку. Во-первых, все родители отмечают, что дети становятся более агрессивными, более плаксивыми, они могут спать плохо. Здесь секрет в том, что родитель ни в коем случае… А большинство родителей делают ошибку, они начинают со своими детьми вступать в эти переговоры.

В. Алфимов:

- Про возраст говорили, в какой момент примерно спортсмены становятся профессионалами, но, а если взять обратную ситуацию? Сейчас подняли пенсионный возраст, надо чем-то заниматься, опять же, мы знаем, что у многих 40-летних мужчин происходит переоценка ценностей и многие понимают, что надо менять сферу деятельности и т.д… Я вот могу в 35-40 лет серьезно этим заняться и стать настоящим киберспортсменом? При том, что у меня опыта нет.

Н. Валуев:

- Валентин, ты в контексте внесения этого в трудовую книжку?

В. Алфимов:

- Ну, нет, я так понимаю, что киберспортсменов в трудовую книжку не вносят… нет, больше как самореализация, как средство заработка, то есть, сделать это своей профессиональной деятельностью.

П. Голубев:

- Ну, вообще я сторонник такого, что возможно все. Если сильно захотеть, можно и в космос полететь. А что касается игр, где требуется реакция, ну, маловероятно. Если брать какие-то интеллектуальные игры, которые требуют просчетов, логики, где можно посидеть, взвесить, стратегию выработать – возможно, да. Но тоже крайне сомнительно. Но если взять покер тот же самый, там же люди достаточно взрослые играют. А есть кибердисциплины, в которых очень многое зависит от интеллекта.

Н. Валуев:

- А как продлевают активный возраст кибенспортсмены? В спорте существует допинг, к примеру.

В. Алфимов:

- А у вас допинг есть?

П. Голубев:

- Ну, энергетик это слабый очень допинг, потому что он имеет эффект спада, поэтому какое-то время ты можешь быть в тонусе, но опять-таки это может быть и гипертонус. Да, на некоторых соревнованиях, особенно больших, когда собирают стадионы, выборочно проверяют киберспортсменов, которые могут употреблять различные ноотропы…

Н. Валуев:

- Да ладно! Обязанность существует всем проходить тест?

П. Голубев:

- Обязанности нет, просто выборочно проверяют.

В. Алфимов:

- Кто проверяет? ВАДА?

П. Голубев:

- Если говорить про ВАДА, то есть международная спортивная федерация, которая аффилирована с ВАДА. Но, поскольку крупные соревнования проводятся не международной спортивной федерацией, проверяют сами организаторы.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Мы знаем, что все, что связано со спортом, - биатлон, лыжи, легкая атлетика – нас ВАДА душит, нас хотят закрыть, посадить и вообще ни в коем случае никуда не выпускать, есть ли в киберспорте такая предубежденность среди международных организаций или организаторов к российским спортсменам?

П. Голубев:

- Нет. Хотя наши спортсмены считаются игроками хорошего уровня. В принципе, я не помню каких-то допинговых скандалов в киберспорте. То есть, это пока еще достаточно молодой вид спорта, у нас пока что не развита система социального лифта в киберспорте, есть большой провал между профессиональной сценой и огромным количеством тех людей, которые хотят туда попасть. И сейчас профики ценятся тем, что они имеют опыт выступления на больших мероприятиях, на стадионах, а у молодых совсем такого опыта нет, ими никто не занимается, поэтому и с допингом такой же проблемы нет…

Н. Валуев:

- Дорого ли стать профессиональным киберспортсменом? На самом деле вот сейчас просто речь за социальные лифты зашла, вот есть ли статистика, кто приходит в киберспорт? Вот бокс, я знаю, ну, его еще называют спорт бедных, да, но мы не обижаемся, а в киберспорте что?

П. Голубев:

- Если бокс – спорт бедных, то в какой-нибудь хоккей стоит очень дорого попасть, в профессиональный. Ну, наверное, так же можно сказать и про киберспорт кобробокс. То есть, если у тебя есть возможность ходить в компьютерный клуб, если у тебя есть желание стать спортсменом, развиваться, тебе нужен компьютер как минимум. Сейчас игровой сетап можно собрать тысяч за 40. Это минимальный вариант, который тебе позволит влиться и развивать свой скил.

Н. Валуев:

- Федерация предоставляет какие-то преференции самородкам, талантам?

П. Голубев:

- Пока, к сожалению, нет таких программ, которые бы отсеивали, скаутили, развивали, подписывали… Сейчас начинают появляться такие программы, есть в России такая организация, не будем называть ее, чтобы не сочли рекламой, ребята занимаются, они имеют большую структуру и компьютерных клубов, и свои профессиональные команды содержат, они начинают по этому пути идти. То есть, они предоставляют минимальные удобства для потенциально хорошего спортсмена, то есть, рабочее место игровое и питание. Если он показывает свои таланты, он мог быть и подписан.

Н. Валуев:

- Киберспортсмены, помимо киберспорта, чем еще занимаются? То есть, совмещают ли они или, грубо говоря, они с утра до вечера тренируются, навыки свои оттачивают и все прочее?

П. Голубев:

- Вообще многие киберспортсмены, даже профессиональные, забывают про свою медийную составляющую. Большинство киберспортсменов все-таки интраверты, замкнутые в себе люди, которые не очень любят публику, тем не менее, хороший киберспортсмен это не тот, кто умеет клавиши нажимать вовремя, это еще и некая личность, у которого есть фанатская база, которую покупают, допустим, спонсоры. То есть, чтобы ты был высокооплачиваемый, тебе необходимо еще развивать узнаваемость свою, свой бренд.

В. Алфимов:

- Спонсоры, бренд – все прекрасно. Вы сказали, чтобы заниматься этой историей, нужно хотя бы 40-50 тысяч рублей… А это окупится?

П. Голубев:

- 50 на 50.

В. Алфимов:

- Вы понимаете, что я перехожу к вопросу – а можно ли на этом заработать?

П. Голубев:

- Безусловно, можно. То есть, все мы видим историю про огромные призовые фонды, миллионы, десятки миллионы долларов, но нужно понимать, что это как в инфобизнесе, да. Вот я там успешный бизнесмен, я заработал, ты тоже сможешь, но никто не видит тех, кто не смог. То есть, все видят вот этих миллионеров молодых, но никто не видит тех, кто шел таким же путем и не дошел ввиду многих обстоятельств.

Н. Валуев:

- А как вообще пропагандируется киберспорт? Ролики практически о любом виде спорта существуют, они где-то там и в пространстве интернета, и по телевизору, и фильмы снимаются. А что с киберспортом происходит? Мы понимаем, что молодой вид спорта, все понятно. Но надо же как-то позиционировать, надо завлекать большее количество участников в процесс?

Программа в студии Радио КП

П. Голубев:

- Здесь простой ответ. Как я уже говорил, у дисциплин есть владельцы – разработчики, либо издатели. Для них киберспорт – это маркетинг. То есть, они сами вкладывают деньги в проведение турниров зачастую, создание каких-то новостных информационных поводов. И вокруг этого выстраивается достаточно большая экосистема организаторов турниров, тех, кто делает прямые трансляции, те, кто комментирует, анализирует игры, спортивные СМИ, журналисты. Соответственно, киберспорт сам себя промотирует… Вот у нас есть спортсмен отечественный, который снялся в рекламе Head & Shoulders, например. В рекламе Gilette снимаются ребята уже. Есть такой спортсмен, который играет сейчас за иностранную команду – Роман Кушнарев – он снимался в рекламе Head & Shoulders.

В. Алфимов:

- Мы знаем примерно доходы футболистов… их не берем. В российском чемпионате футбольном спортсмены могут зарабатывать там 500 тысяч долларов в год… А средняя зарплата киберспортсмена какая?

П. Голубев:

- Среднюю сложно сказать, учитывая, что у нас достаточно небольшая выборка. Есть так называемые тиры – тир-1, тир-2, тир-3 команды и, если брать тир-1 – это самая топовая команда мирового уровня, зарплаты могут колебаться от 5 до 25 тысяч долларов в месяц, но на них особо никто не смотрит, потому что есть призовые фонды…

В. Алфимов:

- А призовые фонды какие?

П. Голубев:

- Миллионы долларов могут быть.

В. Алфимов:

- А зарплата такого…

П. Голубев:

- Если брать пониже уровень, полторы тысячи долларов. Это такой стартовый тир-3 игрок. Ну, это условное разделение абсолютно, есть там еще дальше киберспортсмены… но надо понимать, что таких игроков не очень особо много. Это просто на виду их зарплаты, про них говорят…

Н. Валуев:

- А это все по белому? Налоги и все прочее?

П. Голубев:

- Конечно.

Н. Валуев:

- А киберспорту как таковому приход государства вот в эту сферу вообще необходим?

П. Голубев:

- Вообще в принципе да, если у нас признана федерация компьютерного спорта. Понятно, что она не от государства. Она признана государством, но она не является частью. Они получили право проводить официальные чемпионаты России, кубки региональные, под это выделяются деньги какие-то…

Н. Валуев:

- Мастера спорта за что дают?

П. Голубев:

- Сейчас мастера спорта, насколько я знаю, еще не дают. Дают разряды. По-моему, вот недавно получил Соло то ли первый, то ли еще какой-то разряд, хотя он играет уже очень давно, выступал на престижнейших мировых соревнованиях, занимал первые места в составе команды, у него куча призовых, он авторитетный человек, ему только недавно дали первый разряд и комьюнити все обсуждала, зачем он ему…

Программа в студии Радио КП

Н. Валуев:

- Ну, наверное, это логично. Если это вид спорта, он признана, соответственно, у федерации появляется право эти звания… только должен быть классификатор соревнований, на которых… спортсмены могут претендовать на разряд.

П. Голубев:

- Да. Но опять-таки игра принадлежит издателю. То есть, федерация не может повлиять ни на разработчика, ни на издателя. Если он скажет – ребята, а я в России не буду проводить соревнования свои и мне как бы плевать…

Н. Валуев:

- Но разработчики вообще стремятся к какой-то систематизации процесса? Или они так сами в себе?

П. Голубев:

- В зависимости от дисциплины. Есть, допустим, популярная очень в мире игра – Лига Легенд – ребята сделали закрытую франшизную лигу, которая регулируется самим разработчиком, он развивает киберспортивную тему, проводится огромное количество соревнований по различным регионам, чемпионат мира смотрят десятки миллионов людей. То есть, они эту историю развивают. А есть, условно, Valve, это издатель и разработчик Dota 2 и Counter-Strike, который все отдает на откуп сторонних организаторов. Да, они регулируют, они ввели систему очков, но сами они стараются не погружаться в тематику киберспорта. Они отдали киберспорт на аутсорс, можно так сказать, и дают людям на этом зарабатывать. То есть, они предоставили продукт – у них две игры – ребята, у нас есть огромная фанатская база игроков, хотите делать турнир, пожалуйста, проводите, но соблюдите вот такие условия. Можете продавать рекламу, можете продавать права на трансляции, еще что-то – в общем, делайте, что хотите, но вот есть небольшой перечень правил – пожалуйста. В зависимости от дисциплины опять-таки.

В. Алфимов:

- Какое будущее у киберспорта в России?

П. Голубев:

- Очень любят у нас надувать систему киберспорта, что это прямо супер быстро растет… Да, безусловно, он растет, но не такими темпами, какими хотелось бы… Какое будущее? Ну, трудно отрицать, наверное, что есть игры, в которых люди соревнуются и они будут продолжать соревноваться, поскольку вообще сам киберспорт вылез из подполья, так сказать, когда людям просто хотелось соревноваться, они соревновались и некоторые другие люди увидели в этом коммерческий потенциал и начали его реализовывать. Так появились большие стадионы, команды, спонсоры. Поэтому все будет расти – в любом случае, мы видим рост и по финансам, и по аудитории, и все будет хорошо у нас.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Есть смысл мне моего сына, который любит футбол и ходить на тренировки по футболу, но в то же время любит порубиться в телефон, перенаправить с футбола на телефон?

П. Голубев:

- Перенаправить, наверное, нет. Можно диверсифицировать и что дальше даст больший результат, туда можно дальше направлять ребенка.

Н. Валуев:

- Да, сейчас много соревнований отменяется и будет отменено, но киберспорт – не может быть, чтобы здесь не были представлены компании, которые делают ставки. Букмекерские компании у вас как?

П. Голубев:

- Они у нас есть.

Н. Валуев:

- Ну, понятно, что они есть. Сейчас будет какой-то возросший интерес опять же самих компаний букмекерских к вашему виду спорта?

П. Голубев:

- Безусловно. Потому что мы видим, что отменяются и футбол, и теннис, и хоккей, и баскетбол, и все, что угодно… ну, есть прецеденты, вот недавно отменился крупный турнир по Dota – большой прямо ивент – его перенесли…

В. Алфимов:

- Потому что коронавирус?

П. Голубев:

- Да, потому что должен был быть большой стадионный турнир и организаторам, видимо, сказали, что не нужно и его, к сожалению, перенесли. Но опять-таки, сейчас идут большие соревнования по Counter-Strike, которые проходят в онлайне, либо в небольших студиях, для создания качественного кантента, который не отменяется. То есть, у киберспорта есть явные преимущества в виде того, что они могут проводиться в онлайне и я больше чем уверен, букмекеры обязательно будут более активнее смотреть в эту сторону.

Н. Валуев:

- Мы, помнится, вот с Валентином предполагали, что какие-нибудь поставят на футбольном стадионе огромные мониторы, где болельщики будут сидеть все вместе в условном пабе… так, получается, что в связи с коронавирусом даже этого невозможно… То есть, пустые трибуны и трансляция с того места, где соберутся эти болельщики условные, тоже невозможна…

П. Голубев:

- И даже пустые пабы, я боюсь…

В. Алфимов:

- Ужас! Только тетрис в телефоне!

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Читайте также
Мария Захарова и Сергей Лавров