Стариков о Хабаровске: «Тот, кто пытается апеллировать к высшей власти путем давления, тот просто не знает нашего президента»

Николай Стариков
Владимир Ворсобин и Николай Стариков в программе «По сути дела» поговорили о митингах в Хабаровске, их возможных организаторах и финансировании.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Ворсобин:

- Я – Владимир Ворсобин, 8 тысяч километров между мной и Николаем Стариковым. Я в Хабаровске. Почему я там – говорить не надо. Я тут хабаровский пленник. Больше недели уже здесь. Освещаю протесты.

Н. Стариков:

- Здравствуйте, Владимир.

В. Ворсобин:

- Тема хабаровская – первая. Платят ли людям, которые выходят здесь протестовать, деньги? И вообще, кто это все инспирировал? Или это народные волнения в чистом виде?

Н. Стариков:

- Каждый раз этот вопрос встает. Давайте вспомним – Болотная в Москве. И зададим этот же вопрос: платят ли людям на митинге? Давайте вспомним майдан в Киеве. Платят ли людям на митинге? Есть организаторы, которые действуют в интересах различных структур, заинтересованных в митингах в Москве в определенное время, в Киеве в определенное время. А сейчас заинтересованы в Хабаровске. Обратите внимание, вы сейчас находитесь в Хабаровске. Почему вы недели три-четыре назад не прилетали в Хабаровск? Хабаровск был, Фургал был, хабаровчане были, а вас в Хабаровске не было.

В. Ворсобин:

- Потому Фургал был на свободе.

Н. Стариков:

- Потому что произошло какое-то событие, и вам, как человеку, который профессионально занимается освещением событий, стало необходимо полететь туда. Вот точно так же, как мухи на определенную субстанцию, слетаются не только журналисты, но и организаторы всевозможных информационных потоков, провокаций, митингов.

В. Ворсобин:

- Эх, любите вы нас, судя по образному сравнению.

Н. Стариков:

- Мухи могут и на мед лететь. Я уж не знаю, вы себя к какой субстанции относите.

В. Ворсобин:

- Я вообще себя к субстанции не отношу.

Н. Стариков:

- Это хороший ответ. Есть определенное недовольство людей, которые поверили, доверились и которые пока были довольны работой своего губернатора. И я их прекрасно понимаю. Есть люди, которые хотят на этом спекулировать. Но точно так же всегда мы должны отделить искренние эмоции людей от тех, кто пытается на этом свой политический бульон сварить.

Вот смотрите, в Киеве были люди недовольны поведением Януковича. Конечно, это же не золотой, не платиновый и даже, наверное, не бронзовый президент. При нем и коррупция была, и все, что угодно. Но собирали митинги не для того, чтобы коррупция прекратилась. Вот Януковича нет, а что происходит на Украине? А для решения совершенно других задач. Так и в Хабаровске сегодня. Ровно для решения других задач. Даже не Фургалу собираются помогать. Потому что, если кто-то пытается апеллировать к высшей российской власти путем давления на нее, тот просто не знает нашего президента. И тот не смотрел, видимо, документы Следственного комитета. Потому что арестовывать губернатора так жестко, публично, не имея стопроцентной доказательной базы…

В. Ворсобин:

- И оскорбить жителей Хабаровска.

Н. Стариков:

- Конечно, многих это задело. Это понятно. Но я бы не делал из этого сейчас какого-то события, как пытаются это накачивать. Вот-вот сейчас там что-то произойдет. Через некоторое время страсти улягутся. И я даже назову вам точку, когда эти страсти пойдут вниз. Они пойдут после того, как президент подпишет указ о назначении исполняющего обязанности. Потому что то, что происходит сегодня в Хабаровске, это во многом борьба за кандидатуру или против какой-то кандидатуры будущего исполняющего обязанности.

Просто широкими мазками. Команда Фургала, которая находится в положении, когда она не знает своего будущего, она борется за свое будущее? Борется. ЛДПР, которая может лишиться региона, а может получить нового губернатора от ЛДПР, пока, по крайней мере, исполняющего обязанности. Другие политические силы. Внутриклановая борьба. Центральная власть, которая хочет очистить регион, по крайней мере, мы можем так считать, мне кажется, у нас есть все основания для этого, - от каких-то людей, возможно, связанных с преступлениями. Вот смотрите, сколько интересов.

И все это будет упираться в фамилию того, кто будет находиться в президентском указе. Поэтому как только эта фамилия появится, через некоторое время митинги пойдут на спад. Потому что смысла в них уже не будет никакого.

В. Ворсобин:

- Николай, позвольте мне задать вам вопрос. А почему Песков, пресс-секретарь президента, заявил, что Владимир Путин не считает, что эти митинги проплачены с Запада, что они проплачены Жириновским и так далее? Как расценить это заявление?

Н. Стариков:

- Как абсолютно логичное и адекватное. Вот люди пишут: «У Старикова всегда всем платят». Вопрос: когда я это сказал в сегодняшнем эфире? Вообще даже не говорил. И вы тоже пытаетесь выставить ту идею и ту мысль, которую я высказываю, как будто людям платят деньги. Я этого не говорил, потому что я этого не думаю, это полная глупость. И, конечно, в данном случае Песков говорит очевидные вещи. Конечно, они не платят.

Значит ли это, что ни один человек в Хабаровске не получает деньги, связанные каким-то образом с митингом? Вы можете ответственно это заявить?

В. Ворсобин:

- Я получаю. У меня командировочные. Здесь приехали журналисты – они получают тоже. Блогеры, возможно. Они снимают все это, выставляют все на своих страницах. Так как сайты при этом раскручиваются, они тоже монетизируют это.

Николай Стариков

Н. Стариков:

- Это косвенная монетизация. Я вам хочу донести очевидную вещь. Говорить, что все получили деньги за митинги, это полнейшая глупость, не соответствующая действительности. Ровно так же говорить, что никто не получает денег, точно такая же глупость. При этом вы сводите в какую-то косвенную сферу – блогеры, монетизация. Это все ерунда. Конкретные люди прилетели и занимаются конкретным…

В. Ворсобин:

- Какие люди? Объясните.

Н. Стариков:

- Так вы находитесь в Хабаровске.

В. Ворсобин:

- Я их ищу.

Н. Стариков:

- Вы мне докажите, что ни один человек не получает деньги.

В. Ворсобин:

- О презумпции невиновности слышали что-нибудь?

Н. Стариков:

- А я никого ни в чем не обвиняю. Я просто хочу, чтобы вы мне доказали. Вы пытаетесь меня поставить в такую ситуацию. А давайте наоборот. Докажите.

В. Ворсобин:

- Я вас прекрасно понял. Еще один вопрос. Почему беспрецедентную паузу взял Кремль? Я не помню таких пауз перед назначением следующего губернатора. Обычно день в день. День снимают, в этот же день назначают. Сегодня весь Хабаровск и я ждем, потому что даже Жириновский сегодня обещал. И снова Песков говорит, что не подписан указ. Что случилось, по-вашему?

Н. Стариков:

- Я думаю, что виноваты часовые пояса. Но только не в деле назначения, а в деле вашей памяти, уважаемый коллега. Потому что, если вы просто зайдете в интернет и почитаете информацию, как и когда назначали исполняющих обязанности после каких-то арестов предыдущих губернаторов, вы увидите, что иногда дело доходило до нескольких месяцев.

В. Ворсобин:

- Например?

Н. Стариков:

- Я фамилии предыдущих губернаторов, честно говоря, в памяти не держу. Но я знаю, что это каждый раз было по-разному. Поэтому ничего из ряда вон выходящего не происходит. Я могу только порассуждать на эту тему. Нужно назначать человека такого, который бы привел к успокоению ситуацию. Это очевидно. Нужно это сделать тогда, когда с точки зрения президента это будет вовремя. Это, может быть, будет через неделю, через две. Так что можно придумать любую теорию, почему надо завтра назначать. Можно придумать теорию, почему надо через две недели.

В. Ворсобин:

- Здесь безвластие, здесь нет губернатора. Губернатора арестовали так скоропостижно, что он не подписал никаких указов по поводу назначения преемника. Нет права подписи ни у кого. Целый регион остался без власти.

Н. Стариков:

- А что страшного произошло в регионе за это время?

В. Ворсобин:

- Ничего. Это доказывает, что и власть у нас такая, что и без нее можно.

Н. Стариков:

- Значит, будет назначен сегодня, если Жириновский обещал. Я уж не знаю, насколько он знал точно. Я думаю, что это назначение произойдет в ближайшие часы. Поэтому давайте без этого – «регион гибнет». Да нет, ничего там страшного такого сейчас не происходит. Я предлагаю, мы уже обсуждали ситуацию в Хабаровске, просто мы уже по второму кругу начинаем ходить, давайте поговорим о ситуации армяно-азербайджанского конфликта. Это очень важно.

В. Ворсобин:

- Наш слушатель пишет: «В Пермском крае тоже месяц ждали». «Вопрос о защите территориальной целостности России. В статье 67 конституции декларируется запрет на действия, направленные на отторжение российской территории».

Н. Стариков:

- За исключением делимитации и демаркации. Для того, чтобы убедиться, почему эти слова были включены в поправку конституции, зайдите на сайт Госдумы, президента, возьмите текст этой поправки полностью. Там сразу после текста этого пункта идет объяснение. Оно входит в этот пункт. Что такое делимитация, что такое демаркация. Там четким юридическом языком объясняется. Я же скажу коротко, человеческим языком. Речь идет о том, что могут быть ситуации увеличения российской территории. Это первое. Разграничения какого-то пограничного. Если вы прямо так гвоздь забьете, что нельзя ни сантиметр ни туда, ни сюда, тогда возникнут какие-то неприятные истории. Но речь идет именно о том, что меняется суть. Нельзя передавать российскую территорию.

В. Ворсобин:

- «А не кажется ли вам, что это лазейка для японцев, финнов и прочих партнеров, желающих откусить от России пусть не кусок, пусть кусочек?»

Н. Стариков:

- В советской конституции вообще не было никаких лазеек ни для финнов, ни для японцев. Откусили треть страны. Или четверть. Развалили страну. Так что главное – это все-таки то, как потом выполняется конституция. И, конечно, важно, что в ней написано, но это не гарантия ничего.

Андрей из Краснодара:

- С Хабаровском все понятно. Так или иначе, конечно же, есть организаторы, есть какая-то команда, что у него осталась, люди заинтересованы в том, чтобы он там рулил по-прежнему. Понятно, что хотят забрать у него что-то. Тоже без денег ничего не бывает. Какая-то есть обида, видимо. Но мне непонятно, почему люди его так поддерживают. Я на Кубани живут, у нас губернатора ненавидят почти так же, как президента, как личных врагов. Спрашиваешь людей: почему? Ты что-то знаешь о нем? Для нас же это просто люди в телевизоре. И чем Фургал, интересно, смог так людей купить? Неужели этими завтраками? Говорили: популизм. Наш великий президент тоже сейчас завтраки дал. Это говорит о том, что вообще крайняя бедность. Что из-за завтраков люди могут вот так выйти, тратить свое время.

В. Ворсобин:

- Николай, как вы думаете?

Н. Стариков:

- Надо спрашивать у жителей Хабаровска и области, чем им нравится или не нравится данный губернатор. Потому что я могу питаться только слухами.

Владимир Ворсобин

В. Ворсобин:

- Давайте тогда я отвечу на вопрос. Потому что все на противопоставлении с предыдущим губернатором. Здесь был губернатор Шпорт. А перед ним был Ишаев, которого в крае не то что обожали, но относились к нему с уважением. И после Шпорта, который был человеком закрытым, замкнутым и совсем не популистом, приходит человек свежий, который сразу пытается понравиться народу. А народ от этого уже отвык. Он отвык от того, что он может выбрать себе губернатора в противопоставление Москвы. То есть борется с Москвой и выбирает себе своего. Не того, которого Москва хотела. Это местным понравилось. Когда Фургал начал стараться нравиться народу, вот это растопило местное суровое сердце хабаровчанина. И вот получилось то, что получилось.

Н. Стариков:

- Слушайте, не наговаривайте на сердце хабаровчанина.

В. Ворсобин:

- Я не нашел здесь человека… Я нашел только двоих – чиновника и еще одного человека – журналиста, которые относятся к нему скептично. Представляете, за десять дней командировки здесь я нашел только двоих скептиков по поводу фигуры Фургала.

Н. Стариков:

- Я тоже позволю себе прокомментировать. У нас получается странная ситуация. Я ничего не хочу сказать, но если в каком-то регионе ставится губернатор от "Единой России", почему-то в этом регионе на выборах побеждают кандидаты "Единой России". Наверное, совпадение. Если был поставлен или выбран в данном случае, что, в принципе, одно и то же, губернатор от ЛДПР…

В. Ворсобин:

- Как – одно и то же?

Н. Стариков:

- Подождите. Одно и то же, потому что я выступаю за назначение губернаторов. Оказался губернатор от ЛДПР, и удивительное дело, дальше во всех советах на выборах 2019 года в Госдуму стала побеждать исключительно ЛДПР. Видимо, тоже совпадение. Я напомню вам, что Николай Николаевич Платошкин в 2019 году участвовал в выборах в Госдуму, набрал там достаточно неплохой результат. Вика Цыганова заняла третье место. Поэтому говорить, что там все исключительно поддерживают Фургала, нельзя.

В. Ворсобин:

- Нет, конечно.

Н. Стариков:

- Но вы сказали, что только двух видели, кто к нему скептически относится.

В. Ворсобин:

- Вообще у него рейтинг около 70 %. Поэтому вероятность встретиться с человеком, который уважает Фургала, намного выше, чем с человеком, который его не уважает.

Н. Стариков:

- Я вспомнил исторический пример. Когда люди поверили молодому, свежему, новому, которого выбрали, который потенциально хороший. Я фамилию его назову чуть позже. Если бы в те годы этого молодого, хорошего, потенциально такого свежего взяли бы и приняли под белы рученьки, думаю, что митинги в его защиту были бы огромные. Знаете, как его фамилия? Михаил Сергеевич Горбачев. Вот если бы его приняли и сказали, что этот человек развалит Советский Союз, что у него в прошлом, возможно, есть какая-то связь с кем-то, вербовка или еще что-то, что будет влиять на развал великого государства, все бы возмущались, говорили, что это хотят остановить, что это кровавый Кремль убирает конкурентов. И так далее. И тому подобное.

Поэтому, уважаемые товарищи, давайте не считать, что если человек хорошо говорит и даже что-то хорошо делает, это не значит, что он святой. Это не значит, что он, действительно, собирается в плюс народу работать. Давайте будем объективными.

В. Ворсобин:

- Выслушаем мнение народа.

Виктор из Владивостока:

- Все считают, что люди выходят за Фургала, потому что он такой хороший. Может быть, выходят не из-за того, что он хороший, а потому что, наверное, он стал неугодным кому-то? Я из Владивостока. К Хабаровску никак не отношусь. Но все знают прекрасно, на всю страну прогремело задержание Пушкарева, который просто тоже, наверное, стал неугодным кому-то.

Н. Стариков:

- Не очень понял вашу реплику. Логика такая: люди вышли защищать не потому, что он хороший, а потому что как-то восприняли…

В. Ворсобин:

- Такая наглость Москвы.

Н. Стариков:

- Вот смотрите, как интересно. Вы перелетели на Дальний Восток и перестали быть москалем. Как-то стали другим дальневосточником. Я боюсь, что будет с вами, Владимир, если вы в Киев переедете по заданию редакции. Наверное, портрет Бандеры наденете на что-нибудь? Такого не произойдет?

В. Ворсобин:

- А почему вы сравниваете дальневосточников с бандеровцами?

Н. Стариков:

- Нет, я сравниваю вашу измененную психологию, как только вы перелетели куда-то. Отвечаю уважаемому позвонившему. За Фургала именно по этой причине и проголосовали. Это объективная реальность. Проголосовали за Фургала, а на самом деле голосовали против Шпорта. Сейчас по тому же принципу. Вы арестовали Фургала, за которого мы голосовали против Шпорта, значит, вы за Шпорта, мы будем за Фургала. Это такой праздник непослушания в размерах области. И люди абсолютно искренни. Обратите внимание, как действует власть. Не разгоняет несанкционированные митинги. Очень правильно поступает.

Я еще раз настаиваю, мы с вами в начале программы, перед подготовкой, говорили, что мы будем в основном говорить об армяно-азербайджанскому конфликту. Давайте перейдем туда. Это очень важно.

В. Ворсобин:

- Договорились. Мы переходим к армяно-азербайджанскому конфликту. Этот конфликт каким-то образом переметнулся уже в Россию. Я знаю, торговцы конфликтуют в Москве. Что для нас это значит?

Николай Стариков

Н. Стариков:

- Я не хочу разбирать какие-то проблемы на каком-то продовольственном рынке в Москве. Это для нас с вами неинтересно. Но мы не должны думать, что азербайджано-армянский конфликт – военный, потенциальный – является чем-то происходящим за границами России. Главная опасность этого конфликта для России, подчеркиваю, для Армении и Азербайджана все очевидно – люди будут убивать друг друга, оспаривая кусок земли, который совсем недавно был нашим общим.

Так вот, смотрите, армяне. В Армении живет около 3 млн. армян. Вопрос: сколько армян проживает на территории Российской Федерации? Ответ – около 2 миллионов. Это чтобы было понятно. Всего в мире около 11 миллионов. Армяне живут в России с незапамятных времен. Еще Петр I, Екатерина II создавали места компактного проживания армян на юге России. В Советском Союзе, в империи огромное количество армян в элите. Лорис-Меликов – министр внутренних дел. Это фактически, можно сказать, армяне – это коренная народность России.

Берем ситуацию с азербайджанцами. Мало кто знает, что азербайджанцы, действительно, являются коренной народностью России. Почему? Очень просто. Места компактного проживания азербайджанцев есть в Дагестане. И там азербайджанцы являются официально коренной национальностью. Там проживает около 130 тысяч азербайджанцев. Это местные. А теперь – диаспора. Сколько азербайджанцев в России? Много их в Москве, в других крупных городах. Я думаю, что мы не ошибемся, если от полутора до двух миллионов человек. Вот теперь представьте, между двумя как бы независимыми государствами, которые как бы не имеют отношения к России, начинается военный конфликт. И по два миллиона человек, относящих себя к этой национальности, живут внутри России. Как мы можем относиться к этому как к чему-то происходящему далеко?

Второй аспект. Армения является членом военного блока ОДКБ, членом Евразийского Союза и членом Таможенного Союза. Азербайджан не является. Казалось бы, в этом смысле Россия должна на одной стороне конфликта находиться. А теперь возвращаемся – два миллиона с одной стороны, два миллиона с другой стороны. И самое главное – государственный переворот, называемый цветная революция, который произошел недавно в Армении. И огромное количество недружественных жестов в отношении России.

Маски-шоу на Южно-Кавказской железной дороге. Вытеснение российского капитала из Армении. В том числе российского армянского капитала из Армении. Открытие тысяч НКО, куда закачиваются американские деньги на территории Армении. И, наконец, два дня назад постановление регулятора армянского о фактическом запрещении и сокращении вещания российского телевидения. Это что, действия союзников и друзей? Согласитесь, очень странно себя ведет новое армянское руководство.

В. Ворсобин:

- То есть армянам во время этого конфликта надо припомнить, сообщить им наше недовольство, что у нас к ним накопились некие претензии? Вы думаете, сейчас время об этом поговорить?

Николай, когда пришла такая беда – конфликт, а мы считаемся союзниками с Арменией, надо ли сейчас поднимать эти темы межгосударственных проблем, то ли время мы выбрали, для того чтобы пнуть Ереван, что он делает что-то не так, что нужно Москве?

Н. Стариков:

- Официальные структуры Российской Федерации ничего подобного сейчас не говорят, а мы с вами те люди, которые должны рассказать людям и дать им объемную картину происходящих событий. Потому что многие могут задать вопрос: а почему тогда Россия не поступает очень просто? Есть какой-то конфликт, в котором в той или иной степени участвует один из участников ОДКБ. Значит, Россия должна сразу встать на одну сторону конфликта. А все гораздо сложнее. Еще раз напомню, что по 2 миллиона представителей обеих национальностей внутри России, по большому счету, и армяне, и азербайджанцы – коренные жители Российской Федерации. Азербайджанцы, я напомню, потому что официально в Дагестане признаны, а армяне – потому что Екатерина II их в России расселяла.

Второе. Что выигрывает Россия от этого конфликта? Ровным счетом ничего. Именно поэтому, создавая нам сложности и внутри, и на наших границах, наши геополитические противники подталкивают обе стороны конфликта к войне. Турция, с одной стороны, делает позицию Азербайджана более неуступчивой. Поставки вооружения, воспитание офицеров, обучение – подталкивание. Обратите внимание, Турция сразу выступила безоговорочно на стороне Азербайджана. Турция хочет, чтобы Россия занялась какими-то другими делами и не мешала турецким интересам (так, как они это понимают) на территории Ливии, Сирии, Ирака. Так что здесь позиция Турции понятна.

А теперь вспоминаем государственный переворот, который произошел в Армении. Это важно вспомнить, для того чтобы понять, что на сегодняшнее руководство Армении, к сожалению, оказывают давление, в том числе США, которые подталкивают нынешнее руководство Армении к определенной жесткой позиции.

В. Ворсобин:

- К войне? Вы хотите сказать, что Армения ответственна за начало приграничных военных действий с Азербайджаном?

Н. Стариков:

- Владимир, вы очень плохо меня слушаете. В ситуации, когда люди сидят в окопах десятилетиями, кто выстрелил первым, не разберешься. Нет там правых и виноватых. Я еще раз хочу сказать, что два центра силы, находящиеся вне пределов Российской Федерации, оказывают давление, каждый на одну из сторон конфликта, побуждая ее отвечать жестко, делать жесткие заявления, провоцировать националистические настроения внутри страны. Потому что и американцам, и туркая нужна война, для того чтобы втянуть туда Российскую Федерацию.

Для тех, кто плохо знаком с географией. Общей граница между Россией и Арменией нет, между нами находится Грузия. Общая граница с Азербайджаном есть. В случае начала войны между Арменией и Азербайджаном Россия оказывается в сложнейшей ситуации. Посмотрите, ведь наши западные партнеры – везде войны вокруг наших границ, и не только наших, кстати, вокруг Китая тоже провоцируют. Китай они пытаются столкнуть в войне с Индией, Россию пытаются столкнуть в войне с Украиной. Дальше поддерживают националистов в Румынии, чтобы вызвать, не дай бог, какие-то катаклизмы в Молдавии. И тогда наши солдаты в Приднестровье окажутся в сложной ситуации. Начнись война Армии и Азербайджана, наши солдаты на территории Армении тоже окажутся в таком же положении. Это борьба за ослабление России, за втягивание ее в войну.

Прочитаю, здесь интересно очень люди пишут. «Единственный союзник у России – Белоруссия, ничего за 30 лет не изменилось».

Вы не правы, дорогие друзья. Белоруссия это не союзник России. Белоруссия и Россия – это единое целое. Левая рука не может быть союзником правой, это уже, знаете, шизофрения. Так вот, лучшее выражение о том, кто является союзником России, принадлежит, напомню, императору Александру III. Он сказал, что единственными союзниками России являются наша армия и флот. Вот в этом смысле за 130 лет точно ничего не поменялось. Единственное, наша территория стала меньше, и части нас теперь являются независимыми государствами, но они от этого нашими союзниками не становятся.

В. Ворсобин:

- По вашей логике, получается, что США через Армению провоцируют войну. В этом случае, вы намекаете, армяне провоцируют войну с Азербайджаном. Таким образом, Америка хочет поставить Россию в трудное положение. Отсюда вопрос. В случае конфликта как надо действовать России в военном плане?

Н. Стариков:

- Владимир, еще раз скажу, вы неправильно меня то ли слышите, то ли очень хотите, чтобы я сказал какие-то слова, которые вы почему-то хотите услышать. Еще раз говорю. США провоцируют войну через давление на Ереван. Турция провоцирует ту же самую войну через давление на Баку. Нет правых и виноватых.

Владимир Ворсобин

В. Ворсобин:

- Какая будет наша позиция в случае начала войны? Как должна среагировать Россия?

Н. Стариков:

- Россия уже среагировала. Войска подняты по тревоге на юго-западном направлении. Мы показали свою боеготовность, что обязательно нужно в ситуации роста напряженности. Дальше Россия должна сделать все, чтобы эта война не состоялась. Потому что единственной, кому эта война вообще не нужна, является Россия. У Азербайджана могут быть какие-то идеи, почему она ему нужна, в Армении тоже, может быть, власть ищет какой-то выход из своей сложной ситуации. Туркая нужна война, США нужна война. России она вообще не нужна. Поэтому Россия должна сделать все (и она делает все), чтобы этот конфликт вновь загасить в его зародыше. Но проблема заключается в том, что в рамках независимых Армении и Азербайджана этот вопрос не решаемый в принципе. Потому что есть территория Нагорного Карабаха. Азербайджан говорит «это моя территория», Армения говорит «нет, это моя территория». Это невозможно решить без какого-то объединения. Еще важно понимать, на наших глазах провоцировался и провоцируется, создавался и создается конфликт между Россией и Украиной.

В. Ворсобин:

- Подождите. Вы хотите объединить Армению, Азербайджан и Россию в одно государство, я вас правильно понимаю, для того чтобы решить этот застарелый конфликт? Или я опять вас не понимаю?

Н. Стариков:

- Владимир, вы очень мелко мыслите. Для начала нужно по-настоящему объединить Россию и Белоруссию. Дальше к этому объединению (или в ходе этого объединения) присоединить Украину. А дальше, поверьте, все пойдет, как по маслу, и мы восстановим большое геополитическое пространство. И вы увидите, что вам, во-первых, в Хабаровск не надо будет летать, потому что в стране будет тихо, потому что люди будут понимать, что происходит важнейший вопрос восстановления единства народа.

Во-вторых, война на территории постсоветского пространства тоже прекратится, потому что вернется Россия, которая никому не даст воевать. Как заканчивались все обиды и войны, когда приходил русский солдат. Ушел русский солдат – началась война. Когда русский солдат придет, война закончится.

В. Ворсобин:

- Интересный проект. «Короче говоря, раскошелится Россия», - пишет наш слушатель. За всю эту музыку кому придется платить?

Н. Стариков:

- За какую музыку?

В. Ворсобин:

- Армения, кстати, нищая, по большому счету. Украина… Мы вспоминаем, что есть метрополия, а есть эти окраины. Обычно метрополия платит. Она снова восстанавливает экономику. Мы снова получаем Закавказье, получаем Среднюю Азию. Что, мы будем снова их восстанавливать?

Н. Стариков:

- Да, началась любимая либеральная тема – надо отдать детям и пенсионерам. Владимир, вы жили при Советском Союзе. У Советского Союза была 5-миллионная армия. У сегодняшней Российской Федерации миллионная армия. Скажите, те затраты, которые Советский Союз тратил на армию, пенсионерам и детям это как-то помогло, после того как он перестал тратить? Стали лучше жить пенсионеры? Нет. Дети стали лучше жить, не только в России, но и в других государствах? Нет. Поэтому вопрос от обратного. Как только сильное мощное государство, так и люди живут хорошо.

В. Ворсобин:

- А я вам скажу, что, в конце концов, лучше стали жить. Потому что я вспоминаю эти очереди, дефициты. Я помню, сколько на эти деревянные рубли можно было купить. Вы всё подзабываете. Вы такой хороший советский романтик.

Н. Стариков:

- Вот вы и раскрылись.

В. Ворсобин:

- Почему? Я говорю объективно. Если взять пенсионера 78-79-го годов и поместить его в сегодняшний супермаркет, пусть даже с этой пенсией… Помните, как пенсионеры стояли в гигантских очередях за всем, что можно? Можно поехать на Кубу и посмотреть этот осколок социализма. У нас было то же самое – стояли за сапогами, за колбасой. Все ездили в Москву за продуктами.

Н. Стариков:

- Владимир, вы хотите сказать, что путь решения товарного дефицита – это крушение государства? Съездите в Китай с лекциями, а то они не знают. По-моему, существует другой путь – путь реальных экономических реформ, для того чтобы люди жили лучше. И магазины наполняются, но при этом сохраняется государство, сохраняется контроль над политической властью. Поэтому не надо говорить, что либо развал государства и гражданские войны, либо полные магазины. Это ерунда. Не надо нам войн, не надо развала государства. А магазины сейчас полные – ну и хорошо. Можно было их наполнить и при Советском Союзе. При Сталине были полные магазины. Так что не надо все это рассказывать, это неправда.

В. Ворсобин:

- Николай, мы с вами никогда не согласимся по некоторым определяющим вопросам. Может быть, поэтому наша передача и слушается нормально.

Отдельная тема с Олегом Кашиным
[НЕ]фантастика - подкаст о будущем, в котором [ТЕПЕРЬ] возможно всё! Известные визионеры - писатели, бизнесмены, политики - обсуждают, каким стал мир в эпоху коронавируса. А самое главное - что нас ждет дальше: завтра, через год или даже десятилетие.
В программах «Наследие Санкт-Петербурга» мы расскажем, что уже сделано для исторического облика северной столицы страны, что непременно стоит посетить в Петербурге и какие достопримечательности будут открыты совсем скоро.
В программах «Наследие Санкт-Петербурга» мы расскажем, что уже сделано для исторического облика северной столицы страны, что непременно стоит посетить в Петербурге и какие достопримечательности будут открыты совсем скоро.