Владимир Сунгоркин: «Мы живем в таком цейтноте, что каждое заявление кабмин должен через 15 минут уточнять, а не через сутки»

Владимир Сунгоркин
Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин в программе «Что будет» обсудил с Романов Головановым скандальные слова и действия российских чиновников, первые шаги и первые медийные промахи нового правительства и эпидемию в Китае.

Скачать передачу [mp3, 42.9 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- В студии главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин.

В. Сунгоркин:

- Добрый день.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, самое интересное для нас с вами, мне кажется, поговорить о правительстве, потому что да, уже весь ажиотаж спал, а что будет дальше? Вот первые шаги, которые мы видим, давайте попробуем и разобрать. Например, история, которая всплыла, что силовики получат доступ к перепискам, доступ ко всем чатам россиян, а потом говорят, что нет, теперь будет все в электронном формате происходить. Это такой тренд на то, что будет все цифровым. То есть, в мир роботов, мир матрицы, мир терминаторов уходим, что ли?

В. Сунгоркин:

- Тут главное в данном сюжете не то, куда мы уходим… но мы туда уходим, да, в мир матрицы, роботов и т.д. Мне кажется, важнее то, что существует очень пристальное внимание оппозиционно настроенной публицистики или, скажем мягче, критически настроенной от… у нас есть такая традиция, которой лет 200 – со времен Белинского, Чернышевского и Добролюбова – всегда ждать от любой власти гадостей, поэтому, как только они открывают рот и что-то говорят, тут же раздается дружный крик: «А-а-а, так вот оно что…» Любое неосторожное распоряжение словом сейчас, а они уже проявили себя – я имею в виду новое правительство – попали уже в этот капканчик, оно приводит к тому, к чему привело. В частности, несколько перлов за эти дни пришлось правительству дезавуировать. Первый какой там?

Р. Голованов:

- МРОТ они хотят снизить… и всем кирдык нам…

В. Сунгоркин:

- Да, и всем кирдык, все опять обеднеют. Это министр труда, по-моему, сказал. После чего премьер Мишустин ругался и делал выговор своей пресс-службе и говорил – ну, это же не так, это же чисто статистическая система отчетности и т.д. После чего вот эта роботизация на марше – все наши персональные данные отдадут злому майору, он будет сам читать и торговать этим на рынке… Опять пришлось объясняться. Я думаю, сейчас правительство проходит такой курс молодого бойца, целиком оно не вывернется по пиару по своему, все равно их будут разоблачать с утра до вечера, но в принципе мораль-то какая? Ну, ладно, там Мишустин сказал, этот оговорился… всякое бывает. Но мне кажется, то, что сейчас происходит, это показывает и неотмобилизованность медийной машины, государственной.

Р. Голованов:

- Ну, они такие же чиновники, кажется, тяжеловесные, неповоротливые…

В. Сунгоркин:

- Да, они не торопятся, они ждут подтверждения, уточнения, разъяснения. А в итоге слово не воробей, оно вылетело, уже летает, уже толкуется… И обычно через сутки примерно государственная машина устами своих медийных рупоров говорит – граждане, это было не то, что вы подумали. А сейчас мы живем в таком цейтноте, что надо все это делать моментально, через 15 минут уточнять. Должен сидеть некий диспетчер высокопоставленный, мониторить…

Р. Голованов:

- Ну, как у нас вот на сайте ребята-новостники сидят и за одну секунду все…

В. Сунгоркин:

- Да, и он должен сидеть и ловить… опаньки, это что за хрень такая пошла?.. и это правительственный медийный человек должен быстро со всеми полномочиями в течение часа гасить очередной медийный пожар.

Р. Голованов:

- Но все равно, если так кидаться на каждый фейк, на каждую нелепость, то никакой пожарной машины медийной не хватит.

Владимир Сунгоркин

В. Сунгоркин:

- О, Рома, совершенно правильно. Есть две теории в медийной истории сейчас. Первая теория – ты ее сейчас огласил – да чего мы там из-за этих козлов будем там постоянно себя опровергать, уточнять, объясняться… все равно они козлы… Вторая теория – она мне больше по душе и я считаю ее более правильной – объясняться. Даже если ты не совсем уверен, что тебе есть что сказать, все равно объясняйся. На одно слово есть два других слова – и другого способа нет. Иначе осадок остается у населения… Это, кстати, не новая история, это было и в 1917 году… Вот, наверное, царь был не подарок и не идеал, и его правительство, но то, что думало о нем население и что привело к революции, вообще не имело ничего общего с правдой жизни. Тогда же ночью разбуди любого дворника на Петроградской стороне и он скажет тебе, что от царицы есть провод в ставку кайзера, царица каждый вечер разговаривает с немцами и рассказывает им все новости… ну и царь тоже предатель… Распутин там всех перетоптал, кого только мог и не мог… и, собственно, долой царя! Ну что, в итоге и реализовалось.

Р. Голованов:

- Ну, вот мы же обсуждаем первые шаги нашего правительства и вот министр экономического развития Максим Решетников, его заявление – надо поддерживать те регионы, которые растут, тех, кто развивается… Это 20-25 ведущих регионов.

В. Сунгоркин:

- Да, это, кстати, тоже из серии «хочешь стой, а хочешь – падай». Ну, одно дело, когда это говорит какой-нибудь философ, экономист безответственный, на радио «КП», например. Мы можем себе рассуждать – а вот хорошо бы выбрать регионов 25, их поддерживать и т.д. Ну и черт с нами, как говорится, мало ли о чем мы рассуждаем. А когда это говорит член правительства, ответственный за экономическую политику, это воспринимается совершенно дико. Полстраны, услышав это заявление, прикинули – у нас же 80 регионов, значит, 20-25 поставят на хорошее довольствие и будут за них бороться, а остальным, что, ложись и помирай? Мать, собирай-ка вещи, будем думать, куда нам из нашего Забайкальского края уезжать…

Р. Голованов:

- Ну, как обычно, - в Москву!

В. Сунгоркин:

- Нет, ну, сейчас Решетников нам дал немножко больше вариантов… но в любом случае министр экономического развития не должен был так рассуждать, потому что он уже министр. Он должен четко выбирать слова. Насколько я помню, вот несколько часов назад уже опять тоже растолковывают – да нет, имелось в виду, что 20-25 будут приоритетными, но в остальных тоже никто не умрет, мы будем беречь, лелеять и т.д.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, так что будет с регионами? Все останется как есть? Вот нам тут пишут наши радиослушатели: «Да хрен ли вы обсуждаете? Все как было, так и будет». Или реально пойдет развитие?

В. Сунгоркин:

- Да, да. Вот. «Не понял, так провод был или нет в ставку кайзера?». Отвечаю – провода в ставку кайзера не было. Хотя весь российский народ, разбуди его ночью, знал, что есть провод и эта чертова немка сообщает все про наши позиции на фронте.

Теперь про развитие регионов. Что будет. Я думаю, того, что было до сих пор, в таких дозах, мне кажется, уже не будет. То есть, сконцентрированность на Москве и немножко на Питере. Потому что, насколько я наблюдаю за заявлениями всего высшего руководства, есть единодушный консенсус, что надо перекладывать часть финансовых радостей в регионы тоже. И это не от того, что все вдруг просветлели и поумнели резко. Просто озлобленность населения растет, а это все влияет на управляемость страны, на сепаратистские настроения…

Р. Голованов:

- Из новых шагов правительства есть еще один интересный, важный и мощный шаг. Вице-премьер и новый куратор строительного сектора Марат Хуснуллин сказал, что будем убирать все, что мешает строить… И уже сказал, что по всей стране реновации не получится…

Программа в студии Радио КП

В. Сунгоркин:

- Ну, сейчас вообще время такое нервное, турбулентное… и эти заявления, как правило, тоже вызывают самые широчайшие толкования. Первое, что сказал Хуснуллин, - будем заниматься реновацией по всей стране… но после чего сказал, что по всей стране-то не получится, потому что столько денег, как у нас в Казани было и как в Москве, в стране нет. И население страны опять охнуло и сказало – ну да, мы же про это и говорим, вы там с жиру беситесь! И понеслось!

Р. Голованов:

- Ну, вообще страна удивлялась, думала, что в Москве там все долбанулись! Почему они выходят на митинг, когда им обещают за старую хрущевку новую квартирку?

В. Сунгоркин:

- Ну да…

Р. Голованов:

- Ну, и мы тут подошли через эту реновацию всероссийскую к такому заявлению. Как мать Марата Хуснуллина стала британской подданной?

В. Сунгоркин:

- Да, тоже страшно интересная история. У нас же в эти дни идут еще и волнами разоблачение нового правительства или отдельных ярких его представителей… Хуснуллин, на мой взгляд, совершенно правильно сказал. В чем его обвинили? Что его мама британская подданная, руководит какой-то фирмой под британской юрисдикцией, и вообще погрязла в этих британских делах по самые ноздри и ворочает миллиардами под британской крышей… И он спокойно сделал заявление, что, граждане дорогие, мама моя живет, по-моему, в городе Чистополе, если не ошибаюсь, в Британии она никогда не была, а все, что рассказывают про ее мохнатые дела – это все чушь собачья… Мне кажется, что несложно проверить его заявление, я почему-то склонен верить ему в этом плане. В наше время вообще сложно что-то прятать. И это вот яркий пример того, что, с одной стороны, Хуснуллин правильно сделал, что объяснился, хотя в 90% случаев есть всеобщая у начальства установка – не надо объясняться… собаки лают, караван идет и так далее…

Р. Голованов:

- Я разве хорошо, что не будет никакой связи у чиновников с заграницей? Ведь Петр вообще всех туда отправлял пожить, посмотреть, как там устроено, чтобы они мозги проветрили, чего-то нового понабрали и уже здесь это внедряли…

В. Сунгоркин:

- Тут сравнение хромает, на мой взгляд. Одно дело – студенты поехали и научились, и узнали, что ружья кирпичом не чистят в Англии… А когда там проживают семьи, там у них замки, дома… ну, как минимум – это меньше угроза ядерной войны. Как постоянно оппозиция ржет и веселится, что, ну вряд ли вы будете в Майами направлять ракеты… Ты знаешь, я был в Майами год назад, ездил на майские праздники, и там целые улицы в самом шикарном районе Майами, мне показывают – это улица российских мэров. Правда, большинство из них беглые, в розыске, на них есть уголовные дела, но вот они либо сами там, либо их жены, мамы… Но все это ужасно на самом деле, конечно.

Р. Голованов:

- Но ведь не один Хуснуллин… тут про Мишустина выпускают расследование… Тайный миллиардер – Мишустин!

В. Сунгоркин:

- Ну, Мишустин должен сам объясняться по этому по этому поводу. Но, когда мы только что обсуждали британскую маму Хуснуллина, я не исключаю, что такая же «британская мама» и у Мишустина за всем этим стоит… Я вот с конца 80-х работал в бизнесе… примерно в те годы, когда и Мишустин начинал. Давайте возьмем начало 90-х. Те, кто уходил в бизнес, денег было дикое количество. Это с одной стороны. Зарабатывали очень много. Сейчас ничего похожего на тот клондайк нету. Мишустин года два занимался компьютерами. Его партнером был Борис Федоров покойный… Борис Федоров зарабатывал тогда в год несколько миллионов долларов. Потому что мы с ним были хорошо знакомы и он не скрывал тогда своих доходов… допустим, он зарабатывал в год тогда 10 миллионов. А 10 миллионов тех лет это примерно как 200 миллионов долларов сейчас. Почему? Покупательная способность была тогда несопоставимая. Мне тогда предлагали купить дачу Людмилы Зыкиной за 5000 долларов. Сколько она сейчас стоит? Вся эта Рублевка тогда стоила копейки по нынешним временам…

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, вот удивительную историю мы наблюдали в эти дни с Чувашией. Сначала глава Чувашии Михаил Игнатьев сказал, что надо мочить неугодных журналистов, потом извинился за это. Ну, вроде скандала такого громкого не было, а потом он на святое покушается – заставляет офицера прыгать за ключами от новой машины. Тут сразу же выступает Турчак, говорит – из партии выгнать, Ревенко – из партии выгнать… И в итоге указ Путина и на его место приходит новый человек – Олег Алексеевич Николаев.

Программа в студии Радио КП

В. Сунгоркин:

- В этой истории много интересного, много знакового и много по разделу что нового происходит, что приближается. На самом деле, эти шутки юмора, типа поднял руку… а он же еще высокий, он под два метра дядька. Значит, он поднял эти ключи, тот машинально, видимо, подпрыгнул, кстати, за что ему, этому офицеру, потом вломили по линии министра МЧС Зиничева, который сказал – ты чего прыгаешь вообще?.. Вот эта – я считаю – шутка, неудачная, дурная, какая угодно, - ее несколько лет назад никто бы не заметил. Но начинается новое время, Путин много раз говорил – ребята, уважайте население, прекратите изображать из себя дворянство новое, ведите себя пристойно…

Р. Голованов:

- Ну, он первый попадает под раздачу?

В. Сунгоркин:

- Нет, он уже не первый. На уровне губернатора, пожалуй, первый, а вот, помнишь, до этого одна там из Саратова про макарошки сказала, ее сняли. Из Иркутска тоже там про какое-то быдло порассуждала… В Екатеринбурге девушка, которая сказала «вас не просили рожать»…

Р. Голованов:

- Сегодня продолжение в Керчи – глава администрации приходит к блокадникам и выдает вместе с грамотой пирожок с мясом… то есть, намек – вы голодали, вот поешьте…

В. Сунгоркин:

- Ну, может, она хотела, как красивше… И вот наконец, «тятя, тятя, наши сети притащили» целого губернатора, да. Он же перед этим ляпнул насчет того, что плохих журналистов надо мочить… кстати, он хорошим журналистам, по версии чувашского губернатора, говорил, что надо мочить плохих журналистов, которые клевещут и т.д. И вот это все как-то собралось в одно… Я понимаю это как очередной сигнал со стороны московской власти, - это, кстати, сигнал, за которым стоит и забота о безопасности власти. Что, ребята, прекратите, здесь вам не тут… настала другая эпоха, будьте осторожны со всеми вашими шутками-прибаутками и с невоздержанностью в словах. И я думаю, это очень здорово… Да, в итоге его там сняли из партии, потом и из губернаторов его сняли. Я думаю, что это очень правильно, это такой важный сигнал чиновничеству, что – ребята, будьте внимательнее.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, но ведь есть куча чиновников, которые могут воровать и могут чего угодно делать, и их не замечают до одного момента… когда вот щелчок откуда-нибудь не придет и все сразу стаей, ордой на него кидаются и начинают пинать, бить ногами…

В. Сунгоркин:

- Ну, здесь примерно так выглядело, да. Ты знаешь, все-таки это не самый плохой конфликт, когда они все в борьбе за хорошее начали его стаей… то это не самое плохое. Но я бы добавил еще интересную деталь, которая знаковая. На его смену пришел не правоверный труженик из «Единой России», а пришел человек, который был вторым в предвыборной предыдущей гонке, он представляет «Справедливую Россию», и вот этот второй парень сейчас возглавил Чувашию и это очень случай, что пришел не правоверный, и не приезжий там какой-нибудь, а пришел человек, который претендовал в ходе выборной компании на лидерство. Я бы еще сюда добавил, если рассуждать про новые чудеса в сфере властного пиара, - это 5 или 6 полицейских, арестованных по делу журналиста Голунова, которому подсунули наркотики. С этими наркотиками история чуть ли не августовская, да… потом ее замяли… Нет, все-таки их арестовали. И это очень важно. Потому что только такими вещами, как с чувашским губернатором, как с шестью этими полицейскими, только так можно останавливать некий беспредел. Вот сейчас, я тебя уверяю, в любом отделении полиции, в любом городке, уже знают, что просто так лучше не баловаться. А раньше ж это было повально – надо план выполнить, деньжат заработать – у всех полицейских есть пакетик какой-нибудь дури, которую подсунули, за шкирку и потом ходи, доказывай, что ты не верблюд. Или плати. У меня есть знакомые, которые платили деньги – вот так детей своих, что называется, отмазывали… я даже случайно узнал таксу. Знаешь, сколько у меня знакомые заплатили? 10 тысяч долларов за то, чтобы было закрыто дело по этому пакетику по пресловутому. Я не знаю, действительно ли был пакетик, или подсунули… 10 тысяч и все тихо, спокойно.

Р. Голованов:

- Но ведь это время не закончилось, все равно же оно продолжится…

В. Сунгоркин:

- Очень часто у нас идет такая пикировка со слушателями, что, типа, да ничего не меняется, да все, как всегда… Нет, меняется. Нет, цивилизованность возникает… Но это долгий и трудный процесс.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- А у нас звонок. Нам дозвонился Вадим из Самары. Здравствуйте.

Вадим:

- Здравствуйте. У меня есть два небольших комментария к деятельности нашего руководства. Первое. Это половинчатое решение по поводу создания чрезвычайной комиссии по этому самому вирусу. Половинчатость заключается в том, что там только одни руководители и нет прямых специалистов, которые бы конкретно могли бы скорректировать ту или иную инициативу в конкретных практических вариантах. То есть, это получится так – что приняли какую-то инициативу, она не очень эффективно работает… пока до верха что-то дойдет… а здесь нужна именно оперативность. Поэтому я предлагаю немедленно включить туда двух-трех эпидемиологов хороших, инфекциониста и, по возможности, иммунолога…

В. Сунгоркин:

- Спасибо большое, Вадим. Я уверен, что все эти специалисты там есть… Вот Голикова нам сегодня рассказывала, что, по-моему, в Новосибирске работает огромный коллектив по выработке этой вакцины…

Р. Голованов:

- А теперь к самому важному. Мы вообще выживем? Потому что на нас идет какой-то смертельный вирус из Китая. Что это такое, расскажет главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин.

В. Сунгоркин:

- Я думаю, мы выживем, потому что угроза этого вируса не в том, что вымирает человечество… а это новый вирус, чьи характеристики пока непонятны. Но человечество, к сожалению, ежедневно, ежечасно, ежеминутно и даже ежесекундно умирает от огромного количества известных вирусов. От пневмонии, от гриппа и так далее. Поэтому вся вот эта огромная озабоченность реальная, которая существует, и все эти комиссии, все эти мероприятия – сегодня закрыты границы России с востока…

Р. Голованов:

- Закрыты-то фиктивно, мне кажется. Потому что самолеты все равно могут летать. В Пекин все равно можно доехать.

В. Сунгоркин:

- Тем не менее. Все, что можно будет, делается. Там же есть некие графики, которые специалисты строят, при которых пик этой угрозы возникнет где-то в районе 10-15 февраля, а потом он пойдет на спад, потому что мероприятия эти все скажутся. Так вот, про РЖД и про иммунологов. Вот сегодня глава РЖД рассказывал, какое огромное количество людей выходит сейчас проверять температуру, симптомы по линии только РЖД, в приграничных районах, чтобы вылавливать… И там такая трагикомичная ситуация по ходу этой работы… значит, вылавливается огромное количество заболевающих людей… ну, такая профилактика, вовсе не связанная с этим вирусом, а просто огромное количество людей, которые не подозревали, что они болеют, а им врачи уже говорят – слушай, у тебя пневмония, у тебя ангина, у тебя бронхит…

Давайте немного пробежимся по вопросам, которые сыпятся… Давай отсюда – «Как наказали Ворсобина за крымский материал?» Никто не наказали. Похвалили и дали премию за прекрасный материал. «Что с расследованием свердловской прокуратуры по группе Дятлова?» Свердловская прокуратура в принципе основную часть работы провела и у них есть свои выводы, мы даже стали готовить пресс-конференцию в «Комсомольской правде» по итогам работы свердловской прокуратуры. Но смена генпрокурора немножко это, видимо, сейчас отдалит…

Р. Голованов:

- У нас книга есть про перевал Дятлова, вы можете ее купить и все там прочтете.

В. Сунгоркин:

- Да, да, там наша версия. «Когда Платошкина выбросите из сетки? Пора уже ему отправиться к Шевченко». Ну, вот наш народ сейчас, как только я оглашу, что пора Платошкина из сетки выбросить, тут же набежит фан-клуб Платошкина и предложит выбросить нас с вами… Свободу Платошкину!

Р. Голованов:

- Жириновского тоже нужно отозвать!

В. Сунгоркин:

- Да, Жириновского тоже надо, он там ходил, барствовал... Ну, Жириновский же сверхпопулярный! Это не мы его создали в студии радио или телеканала, Жириновский сам себя создал и его любят. И с этим надо считаться.

«Почему с Марданом ведущая Фридрихсон? Есть Кочнева и другие нормальные ведущие, что за блат? Зачем так портить передачу?» Ну, передам Мардану…