Бовт: «Ефремову дадут настоящий срок, иное общество просто не поняло бы»

Георгий Бовт
Иван Панкин и Георгий Бовт в эфире Радио «Комсомольская правда» обсудили особый подход в деле Михаила Ефремова, ситуацию вокруг протестов в США и отток капитала из России.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


И. Панкин:

- Здравствуйте, друзья! Георгий Георгиевич, здравствуйте!

Г. Бовт:

- Здравствуйте.

И. Панкин:

- Ну, конечно же, вы прекрасно знаете, что на этой неделе натворил известный актер Михаил Ефремов, продолжатель славной династии актеров Ефремовых - его отец был прекрасным актером, он сам прекрасный актер, его сын Никита прекрасный актер - и вот что он устроил в центре Москвы. Вечером 8 июня, находясь в состоянии алкогольного опьянения, Михаил Ефремов сел за руль своего внедорожника, вылетел на встречку в центре Москвы, на Смоленке, врезался в машину службы доставки, находившийся за рулем сотрудник компании, 57-летний Сергей Захаров, из Рязани, умер от полученных травм на следующее утро. Сейчас Михаил Ефремов под домашним арестом, а не за решеткой. Вот что вы скажете на это?

Г. Бовт:

- Я скажу, что обычно в таких случаях мера пресечения выбирается гораздо более жесткая и человека отправляют именно в СИЗО. Недавно было изменено законодательство за ДТП в пьяном вождении и, в частности, за ДТП с жертвами или увечьями. Там предусмотрено было ужесточение срока – от 5 до 12 лет – там нет условного срока, насколько я понимаю, и в принципе по таким статьям, практика показывает, что принимается мера пресечения – СИЗО. В данном случае для Михаила Ефремова сделали исключение, как мы понимаем.

И. Панкин:

- Вот! Почему?

Г. Бовт:

- Ну, суд может решать и так, и эдак, и в данном случае суд сделал исключение.

И. Панкин:

- Как вы считаете, почему?

Г. Бовт:

- Почему – надо спросить у судьи. Потому что, я думаю, что судьи у нас… может, вы верите, что они у нас независимые, а я так думаю, что они слушают команды, которые им сверху ретранслируют, в частности, из городского суда или еще откуда-нибудь. И они эти команды выполняют. Если вы верите, что они независимое решение принимают, то вы, конечно, святой человек, я не готов тут с вами соглашаться. Кто давал команду, мы с вами не знаем. Более того, мы не можем всерьез даже обсуждать, что такая команда была, поскольку это будет оскорбление суда. Мы можем лишь предполагать это. Вот я такое предположение и сделал.

И. Панкин:

- Но предположение ваше, прямо скажем, не беспочвенное, потому что всегда, когда дело касается каких-то резонансных дел, оно все время как-то вот так… С обычными людьми все просто – они сразу за решетку отправляются… За исключением, пожалуй, футболистов Мамаева и Кокорина. Но там тоже очевидно было тоже какое-то внешнее вмешательство. Вы согласны? Потому что потом их закрыли, и закрыли надолго, и мы уже прямо даже не знали, когда они выйдут, и они, по-моему, не знали, когда они выйдут. И тоже там проглядывалась рука кукловода, что ли. Согласитесь со мной?

Г. Бовт:

- Конечно, соглашусь. Более того, поскольку там были задействованы довольно высокопоставленные чиновники, а один из этих чиновников был причастен к разработке автомобиля «Аурус», представительского, на котором ездит наш президент, то я думаю, что в общем с довольно большого верха пошла команда наказать их, чтобы не повадно было. И, кроме того, там была задействована одна телеведущая, ее водитель пострадал, она сама испугалась, а эта телеведущая дружит, говорят, с одной известной спортсменкой, гимнасткой. Может быть, гимнастка что-нибудь тоже сказала. Ну, мы можем же найти и другие исключения. Где-то там дитя какого-то милицейского начальника или прокурора набедокурил и ушел от ответственности… такие случаи тоже бывают. Или вот несколько лет назад был случай в Иркутске, когда дочка председательницы местного избиркома сбила двух человек. И было тогда видео, когда она вышла из машины и стала лихорадочно есть мороженое. Для чего она стала лихорадочно есть мороженое? Потому что мороженое, по некоторым поверьям, снижает показания алкоголя в крови и в выдыхаемом воздухе. Ей дали, по-моему, потом сколько-то лет… да, ей дали приговор, но с отсрочкой в 14 лет, а потом по амнистии дело прекратили. Так что Михаил Ефремов не единственное исключение, к сожалению, из общих правил.

И. Панкин:

- Ваш прогноз – дадут ему настоящий срок или нет?

Г. Бовт:

- Я думаю, что дадут ему настоящий срок. Иное в нынешней ситуации общество просто не поняло бы. Если бы это произошло где-то там в глуши, или не под камеры, как произошло с одним довольно известным писателем, который тоже в ДТП попал и там погибла женщина на Дмитровском шоссе, ему потом ничего за это не было. Может быть, как-то это замяли бы дело… дали бы денег, еще чего-то такое… ну, не знаю… а тут, конечно, под камеры, вся страна видела, какой он пьяный вышел. Ну, я думаю, что посадят. Мой прогноз, что дадут лет 7 из 12…

И. Панкин:

- Он не только был пьян, уже есть новости о том, что в его крови нашли наркотики.

Г. Бовт:

- Ну, это все, конечно, жутко отягчает вину, но 12 лет ему не дадут, я думаю, там дети есть несовершеннолетние, раскаяние. Суд это все формально учтет и, я думаю, закатают его лет на 7. Вот так.

И. Панкин:

- И выйдет по УДО он лет через 5, получается?

Г. Бовт:

- Теоретически да.

И. Панкин:

- Ну, он же, наверное, организует там какой-нибудь театральный кружок в колонии…

Г. Бовт:

- Вряд ли ему там позволят читать вирши «Гражданин поэт», поскольку для колонии это будет перебор…

И. Панкин:

- Он придумает новый формат. Он человек творческий!

Г. Бовт:

- Нет, это нужно Быкова рядом сажать тогда с ним, прости, господи…

И. Панкин:

- Слушайте, в век и7нтернета, - я вас умоляю! Давайте я вам расскажу другую классную историю. Я почему начал разговор с того, почему Михаил Ефремов находится под домашним арестом? Тут уже появились новости о том, что с его симки кто-то зашел в Телеграм, а вы говорите, что особо не побалуешься. Хотя, насколько я знаю, при домашнем аресте пользоваться интернетом никак нельзя…

Георгий Бовт

Г. Бовт:

- Минуточку, этому есть уже объяснение. Его дочь сказала, что симкой, скорее всего, пользуется его жена или его директор. У него отняли телефон, у него только есть телефон с WhatsApp. А WhatsApp пользоваться можно, это не выход в интернет.

И. Панкин:

- Ах, вот оно что, как любопытно! Давайте расскажу вам историю. Мне не так давно написала девушку ВКонтакте, из Калининграда, там все и случилось. 6 марта 2017 года ее муж, Сергей Маркевич, находился с соседом в своей квартире, позвонила родственница этого соседа, сказала, что ее снова избивает сожитель. Очень интересный персонаж – наркотиками приторговывал, сам баловался, сидел дважды, в том числе, за разбой. В общем, Сергей Маркевич с соседом пошли к этой родственнице и избили этого дважды судимого наркомана. В какой-то момент Маркевич понял, что пора идти домой, он ушел, а его сосед, видимо, вошел во вкус – дело, как я понял, было около озера. На следующий день Сергея Маркевича прямо с работы забрали в полицию. Забрали и соседа. На следствии и на суде друг, сосед, признал свою вину, подтвердил, что, когда Маркевич ушел, наркоман был жив, а он его утопил. Сначала долго избивал, а потом утопил. Маркевич этого не видел, не причастен к этому. Повторяю – он подтвердил, что Маркевича там не было. Но, как утверждает жена Маркевича, следствие проводилось поверхностно, были предъявлены лишь косвенные улики, семью не пускали на слушания, свидетелям не давали сказать ни слова, из Маркевича выбили явку с повинной, показания какие-то. Дальше – больше. Следователя, который вел дело, уволили за фальсификацию улик, но после суда взяли обратно. Знаете, сколько дали этому Маркевичу, который не убивал дважды судимого наркомана? 15 лет строгого режима. Как вам?

Г. Бовт:

- Да-а-а… ничего себе! Правосудие у нас разное для разных людей. Мы это знаем.

И. Панкин:

- Поэтому хочется задать вопрос. Так как мы с вами каждую программу проводим опрос-голосование, как вы знаете, индекс настроения, не будем в этот раз его проводить, - понятно, что настроение у всех плохое и все довольно тяжело переносят те события, которые происходят в стране и в мире. Мы с вами в этом убедились. Давайте лучше проведем опрос-голосование – узаконить ли индульгенцию? А индульгенция – это когда можно купить право на убийство, что называется… то есть, сейчас Михаил Ефремов заплатил какие-то деньги, окупился бы и поехал домой. В общем, если считаете, что можно узаконить, наберите (495)637-65-18. Если вы считаете, что ни в коем случае нельзя, наберите номер (495)637-65-19.

Георгий Георгиевич, может, действительно, узаконить индульгенцию, как вы считаете?

Г. Бовт:

- Не надо. Ну, это какой-то варварский будет акт, мне кажется. Это мы вернемся во времена русской правды. Можно, конечно, оправдать тем, что мы возвращаемся во времена русской правды, но во времена русской правды за убийство холопа можно было штрафом отделаться, если это благородный человек убивал. А позже потом с этим тоже было не очень хорошо, поскольку помещики, которые убивали крепостных, они тоже не несли уголовного наказания долгое время. Фактически откупались.

И. Панкин:

- Да, по-моему, даже на законодательном уровне это было в Российской империи, если я ничего не путаю. Именно можно было пойти и купить – как вот в киоске газеты покупаете – можно было так же. Ну и, соответственно, в Римской империи тоже была такая практика.

Г. Бовт:

- Ну, была практика и в католической церкви, когда продавали индульгенции в средние века от Папы Римского. Поэтому там за разные грехи были разные расценки. Но давайте не будем возвращаться все-таки в средние века.

И. Панкин:

- Ну, а если чуть подкорректировать, если индульгенция – это не только некая сумма, которую ты платишь государству, но и некая сумма, которую ты строго платишь родственникам, или содержишь родственников до конца жизни…

Г. Бовт:

- Дело в том, что сейчас в подобных случаях суд учитывает обстоятельства. Если вот Ефремов заплатит какие-то деньги родственникам убитого, то суд учтет это в качестве смягчающего обстоятельства. Это формально даже такое есть положение в законодательстве. И это действительно может обойтись Ефремову в снижении срока против тех 12 лет, которые он мог бы получить по максимуму. Поэтому формально это учитывается уже и сейчас – как обстоятельства, смягчающие вину.

И. Панкин:

- Хотите, я вас рассмешу? Сейчас все голосуют в нашем опросе голосования за индульгенцию. 80%.

Г. Бовт:

- Американскому писателю Марку Твену принадлежит такое высказывание. Что, если бы возможность убить и желание убить совпадали бы, то половина страны сидела бы в тюрьме. А если бы за это еще давали индульгенцию – можно поправить Марка Твена – то полстраны было бы убито уже давно.

И. Панкин:

- Любопытный момент. Я хочу сейчас поговорить про протесты, которые продолжают прокатываться по США… Хотелось бы понять, почему нам это все непонятно? Ведь действительно психология американских протестов нам неясна, так? Почему она нам неясна? Вот они переживают за то, что они всю жизнь прижимали негров, причем, реально, всю свою историю. Но почему-то они совершенно не переживают и не извиняются перед коренными американцами – индейцами – которых они действительно вырезали начисто. Память коренных индейцев вообще загнана на самые задворки, они живут тихо, даже музей у них всего один на всю Америку, по-моему. Он бедненький, насколько я знаю. Память про них реально уничтожена. Сами эти индейцы – то, что от них осталось – живут в очень бедных обсервациях, чуть ли не на Аляске… Но что-то американцы не переживают по этому поводу.

Г. Бовт:

- Индейцев в рабство не брали, да, действительно. Это сложный вопрос. С индейцами была война. Они оказались побежденным народом, у них отняли территорию, отняли страну, а самих их посадили в резервации. Не каются и не будут каяться, да. То, что каются перед потомками рабов - это все инспирированная политическая кампания, которую разжигают демократы в своих предвыборных целях. Американское общество достаточно тоталитарно. Все мы помним, как оно поддавалось на разного рода кампании, например, маккартизм был, когда там все ловили коммунистов, ну, многие политики ловили коммунистов, выявляли их везде, как у нас врагов народа. Потом, в недавнее время, стали бороться с харассментом – приставаниями на работе. Потом стали бороться с гомофобией, насаждая альтернативу ее. Ну и так далее и тому подобное. Голливуд вообще пассионарно брался за любую кампанию. Сейчас они включились в кампанию вот эту, которая по своей экзальтации напоминает, конечно, худшие традиции тоталитарного общества. Но все это, я абсолютно уверен, будет использовано демократами в своих предвыборных целях. И если они выиграют выборы, они, конечно, все это дальше как-то свернут. Одновременно, конечно, это служит неплохим таким предохранительным клапаном – американский котел штука сложная, там много кто варится – поэтому периодически надо выпускать пар. Поэтому они сейчас выпустят пар, эти погромщики и бунтовщики, и через несколько недель успокоятся сами собой.

И. Панкин:

- Давайте послушаем, что о ситуации в США рассказывает Валерий Рукобратский, который прямо сейчас находится в Соединенных Штатах Америки.

В. Рукобратский:

- Сегодняшний день я нахожусь в Нью-Йорке, и он был относительно спокойный, здесь прошло всего лишь одно такое шествие по Бруклинскому мосту, без всяких происшествий, и митингующие потом выстроились возле мэрии, требовали прекратить финансирование полиции, ну, всякие лозунги выдвигали. Но без столкновений, без грабежей, без мародерства и т.д. Самая тяжелая ситуация как раз не в Нью-Йорке, а на другом побережье – в Калифорнии, в Сиэтле, где мэрия и центр города удерживается отрядами антифашистов. Там прямо по сути в центре города создан район, где не исполняются американские законы, где люди живут по своим таким социалистическим левым взглядам, идея и ни полиция, никто пока ничего с этим не пытается сделать.

Г. Бовт:

- Как же Валера туда попал, интересно?

Иван Панкин

И. Панкин:

- Это секрет фирмы… Это вы не можете попасть, а наши люди везде могут пройти… Ваш прогноз, кстати, насчет Трампа, потому что у него в это воскресенье, по-моему, день рождения – правда, не круглая дата, ему, кажется, 64 года. А скоро выборы…

Г. Бовт:

- Нет, ему не 64, ему 70 уже с лишним.

И. Панкин:

- Ну, в любом случае, - ваш прогноз? Выберут его заново или нет?

Г. Бовт:

- Если бы выборы были прямо сейчас, то, наверное, он бы выборы проиграл. Но до ноября еще довольно много времени. К тому же, мы не знаем конкретных опросов по так называемым ключевым штатам, которые решают с помощью выборщиков исход голосования, какой там расклад конкретно между ним и Байденом. Он отстает от Байдена сейчас процентов на 12 по общенациональным опросам. Видимо, он проиграл бы выборы, если бы они были прямо сегодня. Но у него есть еще в запасе несколько месяцев. И все посмотрят, когда Байден вылезет из своего бункера, какой он на дебатах, а он в общем ближе к маразму уже на самом деле, и, мне так кажется, что он совершенно непроходной кандидат, и только отчаянное положение в экономике, которое может, конечно, случиться, а также продолжение этих массовых беспорядков, на которые ставят демократы, оно может привести этого старикашку к победе.

И. Панкин:

- Джо Байдену 77 лет, а Трампу – 73. То есть, конечно, чуть-чуть выгоднее перевыбрать Трампа, потому что к концу второго срока ему как раз будет как Байдену сейчас.

Г. Бовт:

- Ну, мы не можем так говорить, что хорошо бы перевыбрать, потому что тогда нас американское посольство обвинит в том, что мы вмешиваемся в американские выборы. Мы должны говорить, что нам по фигу на самом деле, кто там будет президентом, поскольку отношения у нас уже такие скверные, что, мне кажется, что хуже они уже могут быть только в виде военного столкновения, которое все-таки, я надеюсь, мы постараемся избежать.

И. Панкин:

- Кстати, я не добавил, когда говорили про индейцев и про погромы, я не добавил, что совсем прижали полицию американскую, настолько, что она сейчас не может работать. Вот было выступление главы профсоюзов полиции Нью-Йорка Майка О’Миро и вот его цитата: «Хватит обращаться с нами, как с животными и головорезами, начните уже относиться к нам с уважением. Наши законодатели покинули нас, СМИ осыпали нас бранью. Это омерзительно». И ведь действительно, очень плохо, что даже политики отвернулись от полиции. На мой взгляд, это абсолютно немыслимо. То есть, те люди, которые, грубо говоря, отдают им приказы, в общем-то, они работают на власть, что естественно и нормально….

Г. Бовт:

- Есть такое дело. Сейчас пошла настоящая травля. Особенно там демократы у власти, они принимают в массовом порядке всякие законы на местном уровне, на уровне городов и штатов, о том, чтобы лишить финансирования департаменты полиции. В Миннеаполисе вовсе распустили этот департамент…

И. Панкин:

- Мы устраиваем опрос: можно ли купить индульгенцию? Актер Ефремов убил человека и находится под домашним арестом.

Г. Бовт:

- Мы устраиваем такой опрос, потому что Иван Панкин зовет нас в средневековье.

И. Панкин:

- Прямо сейчас 90 на 10 процентов. 90 процентов наших слушателей голосуют за индульгенцию.

Г. Бовт:

- А можно заранее лицензию продавать на отстрелю. Мне кажется, какое-то такое кино было сделано.

И. Панкин:

- Я просто устроил опрос, а вы меня обвиняете.

Г. Бовт:

- Я развиваю вашу мысль, подыгрываю.

И. Панкин:

- Какая мысль?

Г. Бовт:

- Надо довести до конца эту логику и разрешить отстрел. Вот, например, есть у людей какое-то количество личных врагов, они идут в кассу, можно через Сбербанк, можно через госбанк какой-то оформлять это, и покупают лицензию на убийство этого человека Потом они отстреливают. И потом можно по факту еще что-то доплатить. Мне кажется, вот так.

И. Панкин:

- Когда кажется, сами знаете, что нужно делать. А я напомню вас историю, которую я рассказал в самом начале эфире, про Сергея Маркевича, который не участвовал в убийстве, в смысле, не убивал, он соучастник, а сидит пятнашку. Если бы у него были деньги, ему бы вы простили покупку индульгенции?

Г. Бовт:

- Смотрите, если бы у него были деньги, это никак не влияет на то, что он не участвовал в этом убийстве непосредственно.

И. Панкин:

- У него была бы возможность купить себе свободу, например.

Г. Бовт:

- Мне кажется, что не надо платить деньги за то, в чем ты невиновен.

И. Панкин:

- Надо пятнашку сидеть?

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Нет, надо обжаловать этот приговор. Если все так, как написала ваша собеседника ВКонтакте, то мне кажется, что этот приговор может быть обжалован.

И. Панкин:

- Таких несправедливых приговоров по стране – вагон и маленькая тележка. Есть же поговорка: полстраны сидит. Вы сами ее прекрасно знаете. Повторяю вопрос: можно ли в иных случаях, понятно, что не педофилам или насильникам, но ситуации бывают разные?

Г. Бовт:

- А вы коварный.

И. Панкин:

- Ага, поставил вас к стенке! Так вам и надо. Георгий Георгиевич, мы говорили про американцев. Я вас прервал. Конкретика по Трампу – там вы не завершили свою мысль. Ему 74 года исполняется. Помните, четыре года назад считалось, что это наш президент в Америке. Давайте подытожим. Четыре года спустя можно ли сделать вывод, что Трамп был, действительно, нашим президентом? Или лучше было бы, чтобы победила Хиллари Клинтон тогда?

Г. Бовт:

- Я думаю, что при Хиллари было бы еще хуже. И если посмотреть на санкции, то, как их вводил Трамп, то в основном они вводились под действием, под влиянием Конгресса. И истерику там заводили демократы в основном. Они же затеяли расследование. Внутри госаппарата у них довольно сильные позиции. В общем, все это двигалось силами Демократической партии. А если посмотреть на последние два года, то видно, что в 2018-2019 годах никаких существенных серьезных санкций Белый дом против России не вводил. Это все были частные санкции. В развитие каких-то прежних законов. Но ничего серьезного из того, что ожидалось и могло быть введено, введено не было.

Трамп пошел по самой минимальной шкале введения санкций. Согласно тем законам, которые принял Конгресс. Я думаю, что Хиллари бы не церемонилась по этой части. И действовала бы гораздо более жестко. Кроме того, у нее бы возникла масса претензий по поводу всех прав человека, что демократы довольно традиционно ставят в повестку днях наших двусторонних отношений.

Если придет к власти Байден или человек, на которого Байдена заменят на конвенте, а такой вариант не исключен, по моему мнению, в августе, то мне кажется, что отношения наши будут еще дальше деградировать.

И. Панкин:

- Переходим к другой теме. А что мы все про американцев да про американцев? Давайте про наши дела поговорим. Мы начали с Ефремова. Тоже в каком-то смысле наши дела. Но про нашу экономику, например. Чистый отток капитала, согласно данным Банка России, с января этого года по май 2020 года составил 33,5 млрд. долларов. Только в мае отток достиг почти 10 млрд. долларов. Это максимальный ежемесячный объем с начала года. При этом годом ранее он не превышал 1 млрд. Давайте вспомним, что практически все финансовые операции, многие, во всяком случае, два месяца были не то чтобы прекращены, но их количество было минимальным. Два месяца вообще все стояло. И денежные переводы тоже стояли. И тем не менее, 33,5 млрд. долларов.

Г. Бовт:

- Это конвертация в том числе. Это экспортно-импортные операции и конвертация рублевой выручки в валютную и так далее. А также вывод на оффшорные счета прибылей наших госкорпораций, в том числе, которые имеют все оффшоры. И владеют крупными компаниями. У нас на 70 или 80 процентов все это в оффшорах лежит. И им принадлежат контрольные пакеты. Так что тут нет ничего удивительного. У нас были годы, когда отток был гораздо больше. Это не рекорд.

И. Панкин:

- Но это все равно очень много. Более того, санкции, по-моему, подхлестнули тех людей, которые уводили много денег из России. И денежки свои они стали держать по большей части в России. Была такая информация. Какой реально ущерб экономике это нанесло?

Г. Бовт:

- Я бы не преувеличивал такую угрозу от этих цифр. Это может уходить и на рублевые счета, деньги могут уходить и на валютные счета, это тоже будет оттоком капитала. Поэтому в данном случае речь о том, что в стране по-прежнему крайне неблагоприятный инвестиционный климат и в нее не хотят вкладывать. Частично переводят рубли в доллары и покупают акции иностранных компаний за доллары. Поскольку не хотят покупать за рубли российские акции. В этом есть свой резон. Поскольку американский рынок по сравнению с российским рынком гораздо более предсказуем, более понятен и гораздо более прозрачен. И на нем такая штука как инсайдерская торговля, которая у нас сплошь и рядом встречается, она редкость, которая карается в уголовном порядке. А у нас сейчас довольно много появилось физических лиц, которые играют на бирже. Их там уже сотни тысяч. И поэтому вот это тоже вклад в отток капитала.

Когда в стране будет благоприятный инвестиционный климат, тогда деньги сюда и будут вкладываться. А так – не будут. Кроме того, отток капитала и Минфин сам поощряет, когда он, например, продает ОФЗ всякие, и их покупают иностранцы. Порядка трети владельцев ОФЗ – это иностранцы. Они получают свою прибыль – 7-8 %, и потом конвертируют эти рубли в доллары. И это хорошая прибыль, особенно при стабильности рублевого курса. И выводят эти доллары к себе за границу. Вот вам еще один источник оттока капитала – сам Минфин Российской Федерации, например. Потому что, вместо того, чтобы банки кредитовали реальную экономику, Минфин занимается, по сути, финансовыми спекуляциями.

И. Панкин:

- Почти 92 % голосуют за узаконивание индульгенции. Такого количества звонков у меня не было давненько.

Г. Бовт:

- Вы будите кровожадные черты в нашем народе.

И. Панкин:

- С чем это связано?

Г. Бовт:

- Мне кажется, это связано отчасти, я предположу, с тем, что люди понимают, что богатые и так покупают свое правосудие. А бедные могут загреметь, и у них нет шанса откупиться. А так они могут скинуться по всей родне, собрать денег. Но у них нет властного ресурса, чтобы эти деньги всучить. А так они будут уравнены в правах с богатыми людьми. А еще ведь разные фантазии кровожадные возникают. В зависимости от благосостояния человека брать. Как в Финляндии автомобильный штраф. Чем ты богаче, тем дороже платишь. Так и у нас.

И. Панкин:

- В каком-то смысле справедливо. Но это противоречит понятию «закон одинаков для всех».

Г. Бовт:

- Да, противоречит. И понятию справедливости тоже противоречит.

И. Панкин:

- Понятию справедливости – не особо. Потому что по справедливости – он богаче, пусть помогает своей стране в большей степени. Он поделится своим богатством. Бедный поделится своей бедностью.

Г. Бовт:

- А почему он должен в бюджет платить? Он должен платить родственникам.

И. Панкин:

- И родственникам – тоже. Кстати, это любопытный момент, чтобы и родственникам тоже. Это важнейший момент. И Ефремов, я считаю, должен выплатить хорошие деньги пострадавшей стороне. Они смогут положить их в банк и в годовых иметь деньги на проживание. И при этом у них будет какая-то круглая сумма лежать в банке. Разве нет?

Г. Бовт:

- Если люди не умеют пользоваться большими деньгами, я боюсь, они их быстро прокутят.

И. Панкин:

- А вот это уже в данном случае не имеет никакого значения. Мужчина работал курьером. Сколько бы он заработал даже за двадцать лет? Небольшие деньги для Ефремова.

Г. Бовт:

- Я согласен, что все равно он должен заплатить, конечно. И большую сумму. Может быть, положить это на депозит не снимаемый. Но мы не имеем права так рассуждать. Мы можем говорить, что, конечно, он должен заплатить. Я думаю, что он это и сделает.

Программа в студии Радио КП

И. Панкин:

- На парад в Москву не пригласили Зеленского – президента Украины. Всех глав соседних государств, то, что называется СНГ, пригласили. Приедут они или нет – это уже их личное дело. А его даже не пригласили. Песков, пресс-секретарь президента, аргументировал это следующим образом: «Акцент делается на возобновлении приглашений глав государств СНГ. Украина не является де-факто и во многом де-юре участницей СНГ и ни разу не сигнализировала о своем желании разделить радость от праздника Победы».

Г. Бовт:

- А чего его приглашать?

И. Панкин:

- Справедливо или не справедливо? Мы с вами о справедливости говорим.

Г. Бовт:

- Отношения у нас враждебные. Чего врага приглашать на свой праздник?

И. Панкин:

- Чтобы помириться. По крайней мере, сделать шаг к примирению. Мы сегодня индейцев поминали, давайте зароем топор войны уже наконец.

Г. Бовт:

- Вы хотите, чтобы Путин встал на одно колено перед Зеленским?

И. Панкин:

- Приглашение на парад – это надо встать на колено?

Г. Бовт:

- Это фактически будет признание какое-то своей вины или слабости. Показание того, что Путин ищет возможности, заискивает даже перед Зеленским и пытается загладить вину, которую мы не признаем перед Украиной.

- А не вы ли говорили мне, что лучше разговаривать, чем не разговаривать?

Г. Бовт:

- Разговаривать нужно. Но не обязательно звать переговорщика за стол, устраивать застолье, поднимать совместные тосты и делить вместе хлеб. Разговаривать за столом переговоров, за спиной стоят вооруженные силы. Это тоже разговор. Такой разговор и должен быть. А зачем брататься и участвовать в совместных праздничных мероприятиях. Это не разговор уже, а какая-то ерунда, мне кажется.

И. Панкин:

- Даже лидеры Северной и Южной Кореи нашли возможность для того, чтобы как-то встретиться и начать диалог. У них за последние двадцать лет, правда, всего две встречи было. Но одна была год назад, недавно. Даже Трампу хотели Премию мира вручить за то, что он организовал эту встречу.

Г. Бовт:

- Совершенно верно. Но президент Южной Кореи не присутствует на парадах Северной Кореи, и наоборот.

И. Панкин:

- Это пока что. А потом – никто не знает, как оно будет. Но в любом случае, как, по-вашему, наладить диалог с Украиной? Считается, что умный подойдет первым. Разве нет?

Г. Бовт:

- Это не тот случай. Я не согласен.

И. Панкин:

- А я не призываю вас соглашаться со мной. Я спрашиваю вас.

Г. Бовт:

- Во-первых, есть так называемый минский процесс. Минские соглашения, которые надо выполнять. Поскольку мы от них не отступаем, и отступать нам от них совершенно ни к чему. Мы говорим с Украиной с позиции силы. И с какой стати нам менять эту позицию силу и переходить на позицию слабости? Я не очень понимаю. Чтобы получить что? Чтобы получить Украину в составе НАТО? Чтобы получить то, что после возвращения Донбасса в состав Украины там все будут интернированы, репрессированы и перерезаны? Все, кого мы поддерживали? И как это будет воспринято внутри страны, в той части общества, которая была в восторге от проектов «Русского мира» в 2014 году? Это нам зачем? Вернее, не нам, а власти?

И. Панкин:

- Хорошо, я вам торжественно напоминаю, что проект, о котором вы заговорили, который назывался «Новороссия», он торжественно развалился и канул в Лету. Никакой Новороссии нет и не было. Вот такие дела. То, что вы говорите, это правильно, так и будет, про резню, скорее всего. Я с вами согласен. Но вопрос в другом – надо как-то эту ситуацию постепенно разрешать.

Г. Бовт:

- Ее можно заморозить на двадцать-тридцать лет. И никак ее не решать. Я думаю, что все к этому и идет.

И. Панкин:

- Тридцать лет – это как-то многовато. С учетом того, что Украина – стратегический партнер и братский народ.

Г. Бовт:

- Никакой она нам не партнер. А тем более – не братский народ.

И. Панкин:

- Теперь уже не братский народ?

Г. Бовт:

- Да у нас вообще нет никаких братских народов. Это все сопли пропагандистские советского времени. Есть соседи, враги и друзья.

И. Панкин:

- Вот на этой ноте и заканчиваем наш сегодняшний разговор.

Культурный код