Бовт: Готовьтесь голосовать за Медведева, во второй раз будет легче

Дмитрий Медведев
Известный политолог Георгий Бовт и его соведущий Иван Панкин в эфире Радио «Комсомольская правда» обсудили преемника Владимира Путина и выборы 2024 года.

Скачать передачу [mp3, 35.0 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


И. Панкин:

- Здравствуйте, друзья. В студии Иван Панкин и известный политолог Георгий Бовт. Между прочим, интрига-то сохраняется. Оказывается, президент Владимир Путин готовит себе преемника.

Г. Бовт:

- Сколько он у власти, вокруг него все время какая-то интрига.

И. Панкин:

- Тут не кто-нибудь об этом говорит, а Дмитрий Киселев, ведущий программы «Вести недели», гендиректор МИА «Россия сегодня». Давайте послушаем, что он сказал конкретно по этому поводу.

Д. Киселев:

- Путин говорил уже несколько раз, отвечал на вопрос, тут нет ничего неожиданного. А потом Путин один раз уже это сделал, он подготовил преемника. Им стал Дмитрий Анатольевич Медведев в свое время. Поэтому здесь никаких неожиданностей нет. Он сказал тогда, что Дмитрий Анатольевич – достойный преемник. Дмитрий Анатольевич прошел горнило выборов и получил народный мандат. Сейчас, я думаю, логично Путину сделать то же самое. Было бы для Путина безответственно не оставить преемника. Это нормальная международная практика. Обама готовил себе преемника – Хиллари. Другое дело, что ее не избрали. То же самое может быть и в России. Олланд, например, подготовил себе преемника Макрона, и его избрали. Си Цзиньпин тоже является преемником. Меркель готовит себе преемника. У нас широкий выбор, у нас все хотят стать президентами, даже Собчак. Вопрос – за кого проголосуют. Собчак набрала 1,5%. Это вопрос президента – кого он сочтет своим преемником.

И. Панкин:

- Георгий Георгиевич, согласны ли вы с Дмитрием Киселевым?

Г. Бовт:

- Он ничего не сказал спорного. Там есть фраза «я так думаю, что это будет нормально». Если Путин уйдет в 24-м году с поста президента, и не будут править конституцию, то он предпочтет видеть на своем посту такого человека, которому он доверяет. Конечно, он не пустит это дело на самотек, он вообще ничего не любит пускать на самотек. Но будет ли этот человек полновластным президентом, это большой вопрос. Потому что, как мы помним, Дмитрий Анатольевич Медведев, хоть и был преемником, но мы не можем его назвать первым лицом государства по факту, не де-юре, а де-факто, при наличии Путина-премьера. А каким будет Путин после 24-го года, мы пока не знаем. Может быть, он выберет вариант Назарбаева, например, а может быть, еще какой-то вариант выберет.

И. Панкин:

- Соответственно, столицу тогда переименуют.

Г. Бовт:

- Нет. Зачем нам эта азиатчина, мы своим путем пойдем. Он может скромно сидеть во главе Совета безопасности, например, вместо Патрушева, и этот Совет безопасности будет усилен полномочиями. Кстати, я слышал, что вариант возвращения Медведева является одним из… Поэтому готовьтесь голосовать за Дмитрия Анатольевича снова. Мне кажется, что во второй раз уже пойдет легче.

И. Панкин:

- Вы обмолвились о переписывании конституции. Между прочим, ее уже разок переписали – было 4 года, а стало внезапно 6, и никто об этом не узнал. Куда дальше-то переписывать, до 10 лет, что ли?

Г. Бовт:

- Пока этот вариант, мне кажется, не особенно рассматривается, поскольку можно обойтись без правки конституции. Но если ее будут править, не найдя никакого работоспособного варианта и придя, мне кажется, к не очень хорошему варианту автоматического продления полномочий Путина в роли президента, это такой крайний случай все-таки.

И. Панкин:

- Мне кажется, это крайне возможно. Потому что Владимир Путин устал, это очевидно.

Г. Бовт:

- У меня есть такое впечатление, что он увлечен только геополитикой, а все эти прорывы дамб в далекой Сибири утомили уже. Не может же он все дамбы собой затыкать.

И. Панкин:

- Я бы не сказал, что ему все равно.

Георгий Бовт

Г. Бовт:

- Нет, конечно, ему не все равно. Но сам факт того, что он является пожарной командой в лице одного человека, я думаю, его утомило. Со всем же идут к нему, чтобы он все разруливал. А ему надоело, я думаю, разруливать все.

И. Панкин:

- А разве не он сам такую систему устроил?

Г. Бовт:

- Он сам. Но одно другому не противоречит.

И. Панкин:

- А почему вы, например, не верите в вариант, чтобы, как Ельцин ровно 20 лет назад, перед Новым годом Путин не скажет: я устал, я ухожу? Возможен ли такой вариант, как вы считаете?

Г. Бовт:

- Если он будет уверен, что тот человек, которого он назначит преемником, будет 100-процентно гарантировать ему то же бытие, которое он гарантировал Ельцину и его семье. Я не думаю, что окружение Путина согласно с таким вариантом. Мне кажется, что если он так поступит, они между собой все передерутся. Им нужен человек, который над ними стоит, ими управляет, в том числе манипулирует (в хорошем смысле этого слова) и не дает им сожрать друг друга. А если он уйдет, то начнется такая война всех против всех. Есть что делить.

И. Панкин:

- А как насчет варианта с Дудем? Много говорят, что Дудя готовят (по аналогии с Зеленским) на президентские выборы 2024 года.

Г. Бовт:

- Можно и самого Дмитрия Киселева выдвинуть тоже, мне кажется. Дудь против Киселева – это будет такая постмодернистская избирательная кампания, которая будет интересна по-своему. Но мне кажется, что Дудь, при всем уважении к тому, что он делает, не обладает достаточным количеством знаний и образования.

И. Панкин:

- Но и Зеленский тоже.

Г. Бовт:

- Зеленский поумнее Дудя будет.

И. Панкин:

- А Дудь помоложе будет.

Г. Бовт:

- Тогда ему надо в университет пойти и что-нибудь закончить. У него просто катастрофические провалы в базовых знаниях, мне кажется, в том числе гуманитарных.

И. Панкин:

- Мне очень нравится, что Киселев сказал, что это международная практика. В чем заключается эта международная практика? Он про какую международную практику говорил? Международная практика в демократических странах вообще-то не позволяет готовить себе преемников. Или очень условно.

Г. Бовт:

- В нашем смысле преемников нет. Но подготовка какой-то смены себе – это нормальная работа для партийно-политической системы. И вообще одна из функций любой политической партии – карьерная. В рамках ее растут люди. Вот Гельмут Коль готовил себе преемника в лице Ангелы Меркель. Которая, правда, его потом кинула. В тюрьму не посадила, но предала отчасти. Тем не менее, ее можно считать преемницей Коля. Си Цзиньпин – преемник, но в Китае вообще другая система. Она базируется на том, что там все-таки коллективное руководство. До Си Цзиньпина она вообще выращивала новое поколение руководителей, и каждые 10 лет это поколение руководителей сменялось – прежнее поколение уходило, а новые приходили. Си Цзиньпин был продуктом некоего компромисса. Все-таки его не единолично назначал предыдущий председатель КНР, а коллективное руководство. Другое дело, что сейчас Си Цзиньпин выглядит как вполне авторитарный правитель, и похоже, что он не собирается уступать свою роль вопреки сложившейся после Дэн Сяопина традиции.

И. Панкин:

- Другая тема. Россия списала задолженности стран Африки на сумму свыше 20 млрд. долларов. Об этом заявил президент Владимир Путин.

Г. Бовт:

- Она не сейчас это сделала.

Иван Панкин

И. Панкин:

- Но новость-то свежая.

Г. Бовт:

- Потому что ее подхватили все, она хорошо продается, кликуется.

И. Панкин:

- Приведу слова Владимира Путина: «Наша страна участвует в инициативе по облегчению долгового бремени стран Африки. К настоящему времени общая сумма списания задолженности превышает 20 млрд. долларов». Об этом Путин заявил на пленарном заседании экономического форума «Россия – Африка» в Сочи.

Г. Бовт:

- «К настоящему времени». Это в основном долги Советского Союза, которые списывались не в этом году и даже не в прошлом, а они списывались постепенно, в том числе до Путина. Я не хочу защищать эту безумную цифру списания долгов, потому что ее уже сравнивают, например, с бюджетом на социалку всех регионов страны. Можно сказать, лишили детских садиков, пособий и прочего на 20 млрд. долларов. С другой стороны, эти долги все равно было бы не вернуть.

И. Панкин:

- Но мы и странам Латинской Америки не так давно прощали какую-то гигантскую сумму. Зачем мы это делаем?

Г. Бовт:

- Мы Кубе простили больше 30 млрд. долларов. Зачем мы это делаем? Потому что мы умеем давать безнадежные кредиты.

И. Панкин:

- Почему что мы добрые? Или потому что мы богатые?

Г. Бовт:

- Нет. Потому что мы умеем давать безнадежные кредиты под политические обязательства. Мы считаем, что мы тем самым покупаем себе лояльность. Классический случай – Венесуэла, например, которой мы тоже дали до фига денег.

И. Панкин:

- Но мы с нее хотя бы что-то имеем.

Г. Бовт:

- Правильно. Это мы умнеем. Мы что-то с нее имеем, но, я думаю, все-таки с Венесуэлой мы по-прежнему в глубоком минусе. Но за это мы имеем конкретные интересы конкретных нефтяных компаний, которые там получают конкретную прибыль. Что мы имеем с африканских стран? Мы имеем заказы для российских оборонных предприятий, которые под эти кредиты поставляют туда оружие, за которое они не расплачиваются, но с оборонными предприятиями расплачивается российский бюджет.

И. Панкин:

- Поговорим про отток капитала из России, который с момента распада Советского Союза составил около 1 трлн. долларов.

Г. Бовт:

- Глазьев не впервые озвучивает эту цифру.

И. Панкин:

- Да, добавлю, что заявил об этом министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Сергей Глазьев. Что вы можете сказать по этому поводу? Мало того, что прощаем, так еще позволяем выводить капиталы.

Г. Бовт:

- Я могу сказать, что если Глазьев будет такие заявления делать, то его и из комиссии уволят, как уволили из советников президента.

И. Панкин:

- Напомните, что он был советником президента…

Г. Бовт:

- Да. Он выступал довольно резко против политики Центробанка и Минфина. И вообще против тех, кого называют либеральным экономическим блоком правительства. Он считает, что в России нужно ужесточить валютную политику, облегчить кредитование внутреннего рынка, прежде всего, производственного. Ограничить свободную конвертацию рубля и вывоз капитала, чтобы больше денег оставалось на родине. Он также выступал противником политики Центробанка по поддержанию высокой ключевой ставки. Она сейчас составляет около 7%. Он считал, что на этой высокой ставке деньги получают финансовые спекулянты, которые на том, что берут на Западе деньги дешево, а здесь потом конвертируют их доллары и выводят на Запад, они просто обескровливают российскую экономику. В общем, смысл есть в его рассуждениях. Но я знаю также, что Глазьев нажил себе достаточно много врагов во влиятельных кругах России, которые на этом играют, на финансовых спекуляциях. Если вы посмотрите на российский фондовый рынок, то это сплошной инсайд и спекуляции. Фондовый рынок у нас в последние месяцы растет, можно сказать, как на дрожжах, а экономика в полудохлом состоянии находится. Такого нет, пожалуй, ни в одной стране мира, чтобы экономический рост был менее 1%, а фондовый рынок рос на какие-то офигительные проценты. В общем, Глазьев во многом прав, мне кажется.

Программа в студии Радио КП

И. Панкин:

- Я позвонил господину Глазьеву с вопросом, как остановить отток. Но он был недоступен. Поэтому спрашиваю у вас.

Г. Бовт:

- Тут нужны политические решения, на которые, я думаю, наша страна не готова. Потому что, если пойти на серьезные ограничения конвертации рубля и пр., то не факт, что экономике станет лучше. Равно как и если пойти на механическое выполнение требований Глазьева и до недавних пор солидаризировавшегося с ним Титова (омбудсмен по правам предпринимателей) и облегчить кредитование, то не факт, что у нас это кредитование будет осуществляться по здоровым принципам. Это может быть тот же самый распил денег, невозврат кредитов. Понимаете, можно же взять кредит, а потом сказать, что ты обанкротился. И вот этот распил под низкий процент при нашей коррупции может привести к более худшим результатам, чем то, что происходит сейчас. Сейчас это все-таки близко к рынку и его условиям. А если административно выдавать бабло, то инфляция будет не 4%, как сейчас, а опять может вернуться к двузначным цифрам. Низкая инфляция это, в общем, заслуга политики Центробанка.

И. Панкин:

- Мы начали сегодняшний эфир с разговора о возможном преемнике Владимира Путина. И тут в топ Яндекса выбилась новость о том, что в Кремле прокомментировали вопрос о преемнике Путина. В настоящее время там не думают об этом преемнике – до выборов еще далеко. Угадайте, кто об этом заявил? Конечно же, пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. Думаете, просто рядовое заявление?

Г. Бовт:

- Думаю, да. Я думаю, Киселев не имел в виду поиски конкретного преемника. А Песков сделал дежурное заявление по поводу по поводу того, что не надо размусоливать сейчас интриги и спекуляции на тему, кто может сменить Путина. Мы же говорили о том, что окружение может передраться между собой, если сейчас запустить эту тему о том, кто будет преемником. Поэтому Песков правильно сделал, что все это пресек.

И. Панкин:

- Назовите фамилию человека, который прямо сейчас мог бы в альтернативной реальности сменить Владимира Путина на посту президента. Хороший кандидат, по вашему мнению?

Г. Бовт:

- Во-первых, при всем отвращении большинства избирателей к фамилии Медведев, это Медведев.

И. Панкин:

- Сильный аппаратный игрок как минимум.

Г. Бовт:

- У него есть опыт управления страной. И если бы его не сдерживал Путин в годы его четырехлетнего правления, неизвестно, как бы оно сложилось. Поскольку Медведев был связан по рукам и ногам. Это Собянин. Почему нет? Мне по-прежнему кажется, что Сергей Иванов рано ушел на пенсию. И есть целый ряд других кандидатов. Я думаю, что Игорь Иванович Сечин мнит себя преемником, как минимум – премьер-министром.

И. Панкин:

- Я думаю, что эту кандидатуру люди не примут.

Г. Бовт:

- Люди примут все, что…

И. Панкин:

- На кого покажет Путин.

Г. Бовт:

- И кто провисит в программе того же Дмитрия Киселева - полгода каждый день его показывать, и все будет хорошо. А потом есть же технологии. А Собянин чем вам не нравится?

И. Панкин:

- Я ничего не говорил про Собянина.

Г. Бовт:

- Ну вот, Собянин, например, вариант.

И. Панкин:

- Я про Сечина говорил, потому что какая-то отрицательная энергетика вокруг него витает в воздухе. Кто хоть раз что-нибудь хорошее про Сечина сказал? Я не помню. Владимир Путин как-то сказал, что он крутой топ-менеджер, он хорошо делает свою работу. И это единственное хорошее, что я слышал про Сечина. Поэтому я и говорю, что люди отнесутся к его кандидатуре отрицательно.

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Есть Нарышкин. Есть Козак. Есть тот же Чемезов, которого некоторые телеграм-каналы усиленно толкают в премьеры. Лавров. Ну и, наконец, Шойгу. В России еще такого правителя не было, тувинца по национальности.

И. Панкин:

- А это разве плохо? У нас многонациональная и многоконфессиональная страна.

Г. Бовт:

- Я просто говорю, что в России были правителями либо немцы, либо русские, либо грузины, либо украинцы.

И. Панкин:

- Давайте поговорим про Сноудена. Около 7 лет назад, когда он совершенно случайно очутился в аэропорту «Домодедово» и прожил там какое-то время. Я напомню, это американец по национальности, работал он в АНБ. Он был программистом в этой организации.

Г. Бовт:

- Он был программистом. И оказался стукачом.

И. Панкин:

- В какой-то момент он решил раскрыть всю правду о США.

Г. Бовт:

- О масштабах прослушки и проглядки.

И. Панкин:

- Там какие-то фантастические вещи всплывали, которые, на мой взгляд, вообще затмевают всю нашу историю с Солсбери и аналогичные. Но как-то мы за Солсбери получили сполна, а Соединенные Штаты за Сноудена не получили ничего, включая Сноудена. Потому что Сноуден прописался в России, он здесь пребывает и по сей день. И прямо сейчас критикует Россию. Так вот, бывший сотрудник американских спецслужб Сноуден признался, что пребывание в России не облегчает его жизни, что он чувствует себя здесь, у нас, в ловушке. Такое заявление он сделал в интервью известному американскому комментатору. Он напомнил, что на самом деле направлялся в Латинскую Америку, но американские власти аннулировали его паспорт, из-за чего он оказался в России.

Г. Бовт:

- Пусть скажет спасибо. Потому что он направлялся в Эквадор, который его согласился приютить. А что сделало посольство Эквадора в Лондоне с Джулианом Ассанжем…

И. Панкин:

- Мы все, конечно, помним. Но они долго держались. Сноуден после всего, что мы пережили вместе, критикует Россию, которая его защитила. Я помню, как Владимир Путин его защищал тогда, 7 лет назад. При этом он как-то очень аккуратно это делал, говорил, что мы не собираемся делать никакой скандал, мы его приютили, но особо какой-то предрасположенности мы к этому парню не испытываем. Владимир Путин вел себя достаточно аккуратно и по-умному. А этот человек говорит: «Мне не доставляет удовольствия здесь жить, но я чувствую, что это необходимо. Я ни с кем не связан, не испытываю любви к российским властям. Я не выбирал быть здесь». Причем открыто критиковал в Твиттере российские выборы и президента Владимира Путина. А вы помните, его сам Кучерена бесплатно защищал, между прочим. Жилье его предоставили здесь. В общем, подтверждает поговорка, которая гласит: предавший однажды предаст снова. Я еще 7 лет назад говорил: почему мы все прыгаем вокруг этого Сноудена? Это обычный предатель, который предал свою страну. Какой бы она ни была, это его страна. Он выбрал работать в спецслужбах. Он что, предварительно не понимал, чем занимаются спецслужбы?

Г. Бовт:

- У него есть одно обстоятельство, которое делает ситуацию не столь однозначной, мне кажется. Там не было корысти, он не за деньги это делал.

И. Панкин:

- А кто говорит, что была корысть? Давайте вспомним скандал в Солсбери, связанный с российскими спецслужбами.

Г. Бовт:

- Скрипаль работал за деньги на британскую разведку.

И. Панкин:

- Это предатель? Да. Сноуден предатель? Предатель.

Г. Бовт:

- Супруги Розенберг, которые сдали нам ядерные секреты и сели на электрический стул, предатели?

Программа в студии Радио КП

И. Панкин:

- У них была идея. Она заключалась в том, что одна страна не должна владеть ядерным оружием.

Г. Бовт:

- А у Сноудена тоже была идея.

И. Панкин:

- Нет, это разные вещи.

Г. Бовт:

- У него тоже была идея. Когда он во все это вник, он пришел к выводу, что страна не имеет права так следить за своими гражданами. Он за неприкосновенность частной жизни выступил фактически.

И. Панкин:

- И параллельно слил слежку за лидерами других государств.

Г. Бовт:

- Да, слил. Потому что считал, что это тоже неприлично – следить за своими союзниками.

И. Панкин:

- Да никакого вреда от работы разведок нет. Наоборот, если мы друг о друге знаем, как говорил известный банкир Лебедев, который до этого работал в разведке, как мы знаем, никакого вреда от разведчиков нет. Потому что, по крайней мере, все в курсе, кто чем занимается.

Г. Бовт:

- Я думаю, он сильно продвинул и понимание, и технологии наших спецслужб (я думаю, он с ними сотрудничает) в том, чем он занимался в АНБ в Америке. Поэтому я не исключаю, что тут имеет место двойная игра. Он строит из себя оппонента российским властям, отлично понимая, что это очень удобная позиция, и после таких слов его Путин никогда не выдаст Америке. Потому что это будет выглядеть как то, что вот ты нас критикуешь, а мы тебя отдадим злому Трампу.

И. Панкин:

- Я вот что знаю про нашего президента. Российский президент Владимир Путин, так или иначе, не сдает своих, какими бы тони ни были…

Г. Бовт:

- Во-вторых, не любит предателей.

И. Панкин:

- Но и Сноудена открыто он не сдаст. В этом я убежден абсолютно.

Г. Бовт:

- И Сноуден понимает, что он его не сдаст.

И. Панкин:

- Я даже не кому прокомментировать, хорошо это или плохо. Я просто уверен, что не сдаст. Вот одна из его цитат: «Но вопрос вот в чем. А какая альтернатива? Российские власти могут подставить меня. Но они могли подставить меня, даже если бы я ничего не говорил. Так должен я замолкнуть и сидеть тихо перед лицом того, что я считаю несправедливым, потому что так будет безопаснее?»

Г. Бовт:

- Он ничего такого страшного и разоблачительного о действиях российских властей не говорит. На самом деле это все слова.

И. Панкин:

- Ну, немножко покритиковал выборы.

Г. Бовт:

- Ну и что? И мы можем покритиковать выборы. Поэтому Сноуден безобиден.

Программа в студии Радио КП

И. Панкин:

- Следующая тема. К чему приведет договоренность Владимира Путина и Эрдогана о прекращении военной операции Турции в Сирии? Турция решила еще немного повоевать в Сирии. Они вошли, чтобы устроить геноцид курдов, проживающих на территории Сирии, что противоречит полностью нашим интересам, американским интересам. Всем интересам, кроме эрдогановских. Давайте послушаем, что сказал по этому поводу специальный корреспондент «Комсомольской правды» Александр Коц.

А. Коц:

- Сейчас решается вопрос о том, чтобы перекинуть в Сирию из России дополнительные силы российской военной полиции. Я знаю, что буквально сегодня-завтра должно прибыть новое подразделение (до роты), которое также будет переброшено в сторону сирийско-турецкой границы. Российские военные будут на бывших сирийских пограничных заставах, ежедневно будут патрулировать свои участки границы, причем совместно с турецкими военными. Мне сейчас сложно предположить, каким образом это будет выглядеть. Я все-таки склоняюсь к тому, что турецкие военные будут патрулировать границу со своей стороны. А также к границе перебрасываются силы сирийских пограничников, и это событие для Сирии историческое, потому что северо-восточные границы Дамаск не контролировал с начала конфликта.

И. Панкин:

- Что скажете, Георгий Георгиевич?

Г. Бовт:

- Ответ очень простой. Это приведет к разделу сфер влияния России и Турции в Сирии.

И. Панкин:

- То есть к расколу Сирии, получается?

Г. Бовт:

- Нет, не обязательно. Северная часть Сирии будет находиться под влиянием турок, которые хотят обеспечить себе зону безопасности от нападения курдов, с которыми они воюют уже десятилетия. Мы фактически поддержали турок в войне в курдами.

И. Панкин:

- По-моему, мы курдов поддерживали.

Г. Бовт:

- Курдов мы поддерживали при советской власти. А когда курды пошли на союз с США, мы перестали их поддерживать. Мы им говорили: курды, идите-ка вы к Башару Асаду и заключите с ним нормальное соглашение, он вам даст автономию, и вы перестанете добиваться отделения от Сирии. Они говорили: идите вы на фиг, мы пойдем к американцам, они нам обещали оружие и т.д., и будем вместе с ними бороться с ИГИЛ, запрещенным в России. Они боролись вместе с американцами против ИГИЛ, достигли немалых успехов, потеряли порядка 11 тыс. человек в этой войне. После чего американцы их кинули. После чего в Москве, я думаю, радостно потерли лапки и сказали: ну, вот вам и союзнички, а надо было нас слушаться. Поэтому теперь идите и договаривайтесь с Асадом, чтобы вас турки не переехали танками. Вот такая позиция, вполне циничная, вполне нормальная и вполне прагматичная.

И. Панкин:

- Смотрите, что происходит. Россия отправит в Сирию больше военной техники (совсем свежая новость). Зачем, как вы считаете? Об этом заявил Лавров, между прочим.

Г. Бовт:

- Отправят, чтобы защищать Асада по-прежнему. Откажется ли Эрдоган от идеи свержения Асада?

И. Панкин:

- Мы же оттуда уходили, потом США оттуда уходили. Но сейчас снова отправляем оружие.

Г. Бовт:

- Отправляем оружие и отправляем людей.

И. Панкин:

- То есть из-за Турции, возможно, боевые действия продолжатся?

Г. Бовт:

- Не думаю, что они продолжатся. Я думаю, что договоренность есть, и она пока выполняется. Кошмарный сон, конечно, можно представить себе – прямое боестолкновение между российскими и турецкими войсками, но, мне кажется, до этого не дойдет.