Бовт о Любимовой: «Если вспомнить, чем депутаты занимались в подростковом возрасте, многим будет неудобно и стыдно»

Георгий Бовт
Георгий Бовт и Алексей Иванов в эфире Радио «Комсомольска правда» обсудили скандальные фото и публикации нового министра культуры Ольги Любимовой, готовящиеся поправки в Конституцию и эпидемию в Китае.

Скачать передачу [mp3, 32.5 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Иванов:

- В прямом эфире Георгий Бовт, здравствуйте!

Г. Бовт:

- Здравствуйте!

А. Иванов:

- Мы говорим о самых волнующих темах дня и недели. Депутаты Госдумы сегодня в первом чтении одобрили законопроект о поправках в Конституцию. «За» - 432 депутата. Как вы думаете, сколько против? Ноль. Воздержались – ноль. Почему такое единодушие? Иногда Госдума его проявляет, а вот когда утверждали премьера Мишустина, коммунисты воздержались.

Г. Бовт:

- Происходит ускоренное принятие поправок в Конституцию. Дума построена под эти поправки ее спикером Володиным. Президентская администрация в теме и в доле, как говорится. Они будут приняты в том виде, в котором они внесены фактически. Может, там появятся некоторые другие дополнения. Пока ни одной буквы в президентском законопроекте не поправила так называемая рабочая группа о семидесяти пяти человек. Непонятно, зачем ее создавали. Дума в первом чтении внесла уточнения, что и работающим пенсионерам тоже будет индексироваться пенсия. Это внесено теперь в Конституцию. Осталось только написать процент, на который будет индексироваться. Потому что можно индексировать на 0,01% и это будет выполнением Конституции.

А. Иванов:

- Там есть слово «регулярно» - регулярно индексировать пенсии. То есть, не ежегодно.

Г. Бовт:

- Регулярно можно раз в десять лет. Но это такая хорошая, не хочу говорить слово «подачка», но это подарок избирателям в обмен на то, что они проголосуют за все остальное. Хочу напомнить, что все поправки в Конституцию к 22-м статьям будут голосоваться одним пунктом.

А. Иванов:

- Пакетом.

Г. Бовт:

- И за Госсовет, который непонятно что, потому что он не прописан в своих функциях. И за пенсии проголосуете как миленькие. Либо ты враг народа, примерно так.

А. Иванов:

- Давайте напомним основные поправки в Конституцию, которые Владимир Путин предложил. Там есть то, что касается населения, в первую очередь, регулярная индексация пенсии и закрепление нормы того, что МРОТ не может быть ниже прожиточного минимума. Есть политические поправки о том, что, например, президент страны должен не менее 25 лет проживать в России. Запрет очень важный, как мне кажется, на двойное гражданство элите, высшим чиновникам России. Сейчас, скорее всего, дипломатов туда же тоже добавят.

Г. Бовт:

- У нас много дипломатов с двойным гражданством?

А. Иванов:

- Кстати, интересный вопрос.

Г. Бовт:

- Хочется узнать фамилии этих людей. Это было бы любопытно, на самом деле.

А. Иванов:

- Госдума будет утверждать премьер-министра - тоже не совсем понятно. Ее статус вроде бы повышается в результате этих поправок.

Георгий Бовт

Г. Бовт:

- Я не видел повышения. Повышается, усиливается возможность всяких торгов закулисных и разговоров. Повышается статус спикера Госдумы. У него появляются дополнительные переговорные возможности, чтобы торговаться по кандидатурам министров. На минуточку хочу обратить внимание, что у Думы, во-первых, не она называет премьера, министров, а премьера называет президент, а министров называет премьер, названный президентом. И у Думы после этого будет неделя на то, чтобы это одобрить. Вот и все. Особенно тут не поторгуешься. Я уже видел предложение, что если она не одобрит, то есть, будет затягивать, как выразился один из сопредседателей рабочей группы, процесс утверждения, то ее могут распустить. Я не вижу тут никакого усиления полномочий Думы именно как института. Я вижу, что спикер получает возможность поторговаться за кулисами с администрацией президента.

А. Иванов:

- Мне кажется, что в 90-х у нас была похожая история, когда Ельцин вносил Черномырдина несколько раз, тогда был оппозиционный парламент и его отклоняли.

Г. Бовт:

- И что? Сейчас они отклонят, им скажут, что неделя истекает. Если не утвердите, вы будете распущены.

А. Иванов:

- В нынешних реалиях невозможно представить, чтобы Госдума отклонила кандидатуру, которую предложил президент. Возможно, в будущем, если у нас изменится конструкция власти, то это уже будет.

Г. Бовт:

- И что? Троекратное отклонение премьера означает тоже роспуск Думы. Депутаты тоже люди. Они хотят получать свои 450 тысяч рублей в месяц. Поэтому куда они будут распускаться? Проголосуют с третьего раза.

А. Иванов:

- Госсовет, тоже…

Г. Бовт:

- Про Госсовет мы пока ничего не знаем. Мы знаем только, что его формирует президент.

А. Иванов:

- Он существует, на самом деле. В спящем таком режиме.

Г. Бовт:

- С председательством президента по должности. Госсовет не прописан в поправках. Более того, есть первая глава, которую нельзя менять без референдума и конституционного собрания, там написано, что государственную власть осуществляет у нас суды, Совет Федерации, Дума и президент. Все.

Теперь появляется некий другой орган, который тоже осуществляет, получается, власть. Но там написано, что он осуществляет публичную власть. Что такое публичная власть? Я не знаю. В Конституции этого термина нет. Он встречается где-то в законодательстве. Юристы пусть это изучают. Это такое жонглирование терминами. Про Госсовет ничего не понятно, кто его формирует и как. Из кого. И в каких он, с позволения сказать, сношениях будет относиться с президентом. Потому что то, что я вчера в поправках прочитал, президент усиливается по сравнению даже с Владимиром Владимировичем Путиным по факту. Кто будет этот человек? После того, как Путин уйдет, если он уйдет в 24-м году, мы не знаем. И куда пойдут Владимир Владимирович Путин? Я вот не верю, что он пойдет на пенсию. И ничего не делать. Он не такой.

А. Иванов:

- Владимир Путин – это ресурс достаточно сильный.

Г. Бовт:

- И я думаю, что большинство населения не поймет. Ожидают, что он останется в каком-то качестве. Если он останется в качестве председателя Госсовета, то на фоне суперпрезидента с суперполномочиями, что же будет тогда во главе Госсовета?

А. Иванов:

- Мне кажется, совершенно неважно, на какой должности останется Владимир Путин, главное, что он Владимир Путин.

Г. Бовт:

- Согласен. Его политический ресурс больше, чем все эти институции, которые где бы то ни было были прописаны. Вот когда после Путина, вот это тогда непонятная конструкция, как она будет работать. Если представить на этих постах каких-то ныне действующих людей, то можно заподозрить, что все это вообще развалится. Потому что когда все держится на Путине, я понимаю, вся система. По факту. Он обладает тем политическим ресурсом, который может разрешить любую спорную, кризисную и иную ситуацию в нынешней политической системе. А вот после него кто это будет разруливать? Пока не могу представить никак.

А. Иванов:

- Больше недели прошло с тех пор, как мы узнали об этих предложениях по конституционным поправкам. И до сих пор трактовки различаются на 180 градусов. В западных СМИ я читал, что Путин решил остаться на вечную власть. В России говорят, что это то ослабление президента, то усиление. Совершенно в вакууме информационном мы пребываем. Вы, кстати, понимаете, что за всенародное голосование, на котором мы должны все это принять? Это не референдум?

Г. Бовт:

- Я понимаю, что это попытка избежать референдума. И попытка избежать созыва конституционного собрания, поскольку правятся… Они формально не правятся, первая и вторая главы Конституции, но по сути, вносятся изменения, которые правят те статьи, которые есть в этих двух главах. Я уже назвал одну. Появление Госсовета, который не прописан, как орган, отправляющий государственную власть. Затем изменения местного самоуправления. В первой главе написано, кажется, статья 12, что оно не является частью системы государственного управления. А позже внесли, что вот, по сути, является.

И с международным правом. В 15-й статье написано, что в случае, если противоречие между международным правом и внутренним российским действует международное, а поправили 79-ю статью так, что трактовки межгосударственных органов типа международного суда, они идут лесом типа, если нам это не нравится.

А. Иванов:

- В каком виде может быть это всенародное голосование? Мы должны пойти на участки?

Г. Бовт:

- Думаю, на участки попросят явиться. Совсем было бы прикольно, если это будет совмещено и с участками, и с электронным голосованием. Эта система была опробована в Москве. Она дала довольно спорные результаты. Мне кажется, это не имеет уже никакого значения.

Алексей Иванов

А. Иванов:

- И еще одно важнейшее событие – назначение нового правительства. И достаточно интересные сюжеты закручиваются вокруг персоналий, новичков правительства. И наиболее лихо закручивается сюжет вокруг министра культуры Ольги Любимовой. Не сказать, что этот человек был известен широкому кругу населения, она занималась поддержкой кинематографии при Владимире Мединском. Но самое главное, в чем весь хайп? Нашли сначала фотографию, где она стоит в майке, там нецензурная лексика.

Г. Бовт:

- Прикольная майка.

А. Иванов:

- Вся интеллигенция порадовалась, но нашлись люди, что это не достойно министра культуры. Потом нашли ее старые записи в интернете в М. Шевченко: от 2008-2010 года, в которых она вела откровенный дневник и говорила о том, что она часто врет, не любит ходить по театрам, по выставкам, была в Париже, но не была в Лувре. И тут пошла настоящая волна возмущения в том же интернете, как может у нас быть такой министр культуры? Но есть люди, которые знают ее намного лучше. Наверняка это деятели культуры и кинематографисты. Мы хотим сейчас пообщаться с Юрием Крымовым, известным режиссером.

Ю. Грымов:

- Здравствуйте!

А. Иванов:

- Вы знаете Ольгу Любимову? Что вы можете о ней сказать?

Ю. Грымов:

- Я с ней лично не знаком. Я знаю, что она делала, видел документальные фильмы, которые она продюсировала. Работала по православию. Лично не знаком.

А. Иванов:

- Какая у нее репутация в отрасли?

Ю. Грымов:

- Я взрослый человек. Много что понимаю, как мне кажется, по времени уже происходящего с властью. И то, что происходит, что вы обсуждали, и события эти, ЖЖ, что она писала. Я не хочу это даже обсуждать! Знаете, почему? Давайте мы дождемся каких-то движений? Если новый министр будет доступен к диалогу, не к монологу, а предыдущий министр был монолог. Это очень важно. А если мы говорим про современных управленцев, это диалог. Искать новые идеи, решения, но ключевое – не решение проблемы, нужно не создавать проблемы. Если министерство будет создавать проблемы, а потом их будет успешно решать – тупик. Мы это видели.

А. Иванов:

- А вас не смущает, что эта женщина десять лет назад говорила, что она ненавидит ходит в театр, на выставки.

Ю. Грымов:

- Если это правда, мы это обсуждаем, что это факт, а не фейк, конечно, это странно. Более того, это человек из очень культурной семьи театральной.

А. Иванов:

- Родословная выдающаяся.

Ю. Грымов:

- Поэтому я ставлю под сомнение.

А. Иванов:

- Скорее, это был эпатаж.

Ю. Грымов:

- Правильно. С языка сняли. Это была такая, как молодые назло всем, да? Вот так я! Или это довольно сильная откровенность с градусом « я вам всем покажу, как я могу говорить вот так открыто, хлестко, противоречиво». Поверьте, не надо это все тиражировать. Это все неправильно. Важно, чтобы появились люди, которые открыты к диалогу, в разговорам. Когда одни и те люди при министерстве культуры сами и комиссия, и сами и снимают кино, это что? Значит, нет диалога и это отдельный мир. Давно все потеряли уже берега.

А. Иванов:

- Спасибо! Может ли министр культуры ругаться матом, Георгий Георгиевич?

Г. Бовт:

- Да. У нас вся страна ругается матом. Может, процентов 40 не ругается. Опросы были давно. Кроме того, она в свое время работала на телевидении, а мы с вами прекрасно знаем, что в СМИ российских матом разговаривают.

А. Иванов:

- Вне радиоэфира.

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Матом разговаривают. Я работал в одной ежедневной газете довольно долго. И когда ты не можешь объяснить корреспонденту с пятого раза, что надо делать, а дедлайн подступает, то у тебя кончаются аргументы. Это примерно как в армии.

Она работала на телевидении. Думаю, она совершенно нормальная тетка. Но вот ее назначение – акт постмодерна, мне кажется, в кадровой политике. И все обсуждают Ольгу Любимову. И никто не обсуждает первого вице-премьера Белоусова, который означает приход консерватора-государственника, правда, умеренного.

А. Иванов:

- Это гораздо важнее для страны в целом.

Г. Бовт:

- Вместо всех этих либералов на экономическую политику.

А. Иванов:

- Сейчас в мировой политике засилье шоуменов, которые могут вызвать бурные обсуждения. Наверное, Ольга Любимова в этом тренде. Она сейчас еще не прокомментировала записи десятилетней давности. Если она выйдет и скажет, а что такого?

Г. Бовт:

- Мне кажется, нам надо обратиться к молодежи, мне с высоты своих лет и сказать, все, что вы пишете в интернете, может быть использовано против вас неизвестно когда и неизвестно кем. И когда вы выставляете кто что может, учтите, что через тридцать лет вас могут назначить каким-нибудь там… Ну, не министром культуры, но придете вы устраиваться на работу, у вас попросят, а это уже сейчас делается, аккаунты в соцсетях. Даже в американском посольстве при получении визы просят аккаунт и изучают. Ну, зачем вам надо, чтобы дядька из Госдепа или из первого отдела какой-нибудь госкорпорации изучал ваши молодежные фотки в бикини?

А. Иванов:

- Это самоцензура уже.

Г. Бовт:

- Да.

А. Иванов:

- Мне кажется, до нас докатилась западная мода. Помните, много скандалов на западе, связанных с тем, что кто-то в 90-х, вот канадский премьер Трюдо, помните? Нашли молодую фотку, где он покрасил лицо гуталином. И его обвинили в расизме. И то, что происходит у нас, это такая примета толерантности.

Г. Бовт:

- Нет, это пример идиотизма. Ныне приличные дяди и тети, которые сидят в Думе, если вспомнить, чем они занимались в подростковом возрасте, многим будет неудобно и стыдно. Но это нормально! Я такое читал про руководителя Совета Федерации, не буду говорить, какого времени, что… Если бы тогда был интернет, во время, когда этот руководитель был молодой или была, вот уши бы завяли и оставшиеся волосы встали дыбом. Но не было интернета.

А. Иванов:

- Тут пишут нашему Виктору Баранцу, что «вам предложили должность зама Шойгу, а вы отказались». Я знаю Виктора Николаевичу. Думаю, что ничего такого не было, спешу вас успокоить. Он остается радиоведущим «Комсомольской правды».

Г. Бовт:

- А мне кажется, было бы прикольно.

А. Иванов:

- Безусловно. Если бы он отвечал за связи с общественностью.

Г. Бовт:

- Он бы всех заткнул за пояс. Сразу. И все бы говорили, что прокомментировал Баранец от лица Минобороны. Весь мир бы это обсуждал.

А. Иванов:

- Нам бы было жалко.

Г. Бовт:

- А он мог бы совмещать.

А. Иванов:

- Хороший вариант. Надо постараться пролоббировать этот момент.

Кстати, о кадровых назначениях. Сегодня премьер-министр Михаил Мишустин провел новые назначения и пристроил бывших министров правительства Медведева Максима Топилина – это бывший министр труда – стал председателем правление Пенсионного фонда России. Скворцова – бывший министр здравоохранения – возглавила Федеральное медико-биологическое агентство. А бывший глава ПФР ушел в замы министра финансов. Не самые популярные, честно говоря, были министы. Стоило ли их пристраивать на такие теплые должности?

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Во-первых, скамейка запасных очень коротка. Со стороны туда не попадают. И если ты уже попал в обойму, как-то очень сильно не проштрафился, не проворовался, не будем рассуждать на тему Дроздова, что про него писали в интернете, то тебя оставят. Но вот еще Максима Орешкина осталось пристроить. Вроде он не пристроен. Его прочили на место Белоусова, что он уйдет в помощники президента.

А. Иванов:

- Это, скорее, повышение.

Г. Бовт:

- Да черт его знает. Но не бросят. С одной стороны, его сняли за то, что нет роста экономического, нацпроекты буксуют. Но ничего, пристроят. И со Скворцовой. Ее же не отправили куда-то врачом в сельскую местность, правильно, как бы поступили с ней в Китае. В годы культурной революции.

А. Иванов:

- Надеятся на то, что изменится политика того же Пенсионного фонда, не стоит в связи с Топилиным?

Г. Бовт:

- А что там может измениться?

А. Иванов:

- Ну, хороший вопрос. Может, нововведения нас ждут?

Г. Бовт:

- Какие? Может, Топилин не сразу построит себе какую-нибудь виллу на Кипре. Может, вообще не построит. Может, ему не нравится Кипр и все.

А. Иванов:

- У нас по поправкам в Конституции люди не должны иметь двойного гражданства.

Г. Бовт:

- Можно виллу построить без двойного гражданства. Построил и приезжай по выходным. По визе можно ездить.

А. Иванов:

- Пишут нам, наполовину поменяли лица…

Г. Бовт:

- Из 21 министра 8 новых.

А. Иванов:

- Значит, меньше.

Г. Бовт:

- Они же не пришли с улицы, их не взяли из рядов оппозиции, из ЛДПР или «Справедливой России». Их взяли из той же номенклатурной обоймы. Они все где-то работали. Министр просвещения новый работал в Рособрнадзоре, но в школе никогда не работал. И что? А чем отличается? Политика Рособрнадзора была отлична от политики Минобра? Да ничем? Я не вижу… Будет чуть-чуть лучше, четче. Всякая новая метла метет по-новому, поэтому там шарики и винтики закрутятся побыстрее. И выполняемость решений будет получше. Дисциплина и так далее. Но выше 2% ВВП роста не будет экономического. Потому что для этого нужны другие перемены, реформы, институциональные изменения. А их нет.

Программа в студии Радио КП

А. Иванов:

- У нас осталось немного времени. Обсудим международную тему, но она, мне кажется, касается и нас. Эпидемия в Китае, коронавирус. Сегодня китайский Ухань, в нем живем 12 миллионов человек…

Г. Бовт:

- Это село по китайским меркам.

А. Иванов:

- По меркам России это практически Москва.

Г. Бовт:

- И там второй город изолировали.

А. Иванов:

- Представляете, его просто закрыли. На карантин. Туда нельзя въезжать, оттуда нельзя выезжать.

Г. Бовт:

- Два города закрыли. Второй город Хуанган. Это еще меньшее село, там проживают жалкие 7 с половиной миллионов. А китайские власти очень эффективны в таких операциях. Это примерно как у нас вот в 70-е годы, когда была эпидемия холеры, у нас войска перекрывали юг. И делали жесткую изоляцию. Они этим сильны, да. перекрыть они могут город и 10 миллионов, и 7 миллионов. Если надо, и в 20 миллионов город перекроют. Это плюс в данном случае.

А. Иванов:

- Представляю состояние людей, которые в этом городе живут. Это какая-то антиутопия, мы это видели только в фильмах раньше.

Г. Бовт:

- Несколько было голливудских фильмов вокруг темы эпидемии. Если понадобиться, они и стрелять будут на кордонах людей, которые попытаются оттуда убежать.

Высокая очень смертность, вот что я вам скажу. Если сейчас из 600 заболевших уже 17 умерло, посчитайте, это высокая смертность для гриппа. Вот из Гонконга периодически приходит какая-то зараза, чуть ли не каждый год.

А. Иванов:

- Года три назад была эбола.

Г. Бовт:

- Она была в Африке.

А. Иванов:

- Но тогда был такой же вокруг шум. Даже Барак Обама тогда сказал, что есть три угрозы: ИГИЛ, российские хакеры и эбола.

Г. Бовт:

- Что-то четвертое было. По-моему, Северная Корея.

А. Иванов:

- И эта эбола закончилась не начавшись.

Г. Бовт:

- Эбола была нам не страшна, потому что она даже в нынешнем слабом нашем морозе не живет, а вирус этот - коронавирус живет. Более того, нынешняя мягкая погода благоприятствует его распространению. Поэтому не дай бог, если китайские туристы, а их тут тысячи последнее время…

А. Иванов:

- Миллионы я бы сказал.

Г. Бовт:

- Многие тысячи приезжают в Россию, поэтому если они сюда завезут, я не уверен в такой же мобилизационной готовности нашей медицины, как китайской.

А. Иванов:

- Пока вроде не о чем беспокоиться. Была проверка в Санкт-Петербурге, где два человека заболели, но сегодня официально сказали, что никак это не связано с этим коронавирусом.

Г. Бовт:

- Это вопрос времени, не хочу вас успокаивать. Поскольку нет изоляции Китая как такового, то это вопрос времени. Думаю, пара недель и мы будем иметь представление о масштабе распространения этой эпидемии.

А. Иванов:

- Вопрос, как быстро найдут лекарство. На этом мы завершаем нашу передачу. Спасибо!

Г. Бовт:

- До свидания!