Бовт: «Средиземноморская манера лобызаться и обниматься при встрече, она привела их к тому, к чему привела»

Георгий Бовт
Иван Панкин и Георгий Бовт обсудили обращение Владимира Путина и предложенные им меры по борьбе с коронавирусом.

Скачать передачу [mp3, 42.7 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


И. Панкин:

- Георгий Георгиевич, здравствуйте!

Г. Бовт:

- Здравствуйте.

И. Панкин:

- Вы, конечно же, по скайпу, потому что надо выполнять наказ президента, данный им вчера?

Г. Бовт:

- Я выполняю наказ президента. Он сказал сидеть дома, я сижу и носа на улицу не кажу.

И. Панкин:

- А продуктов-то накупили, вам хватит на какой-то период?

Г. Бовт:

- Продукты он разрешил покупать выходить. А престарелым родственникам мы заказали продукты через систему доставки.

И. Панкин:

- А вы со своими детьми, с дочерью, например, пересекаетесь как-то?

Г. Бовт:

- Пересекаемся, это не запрещено пока.

И. Панкин:

- Я не об этом. А к тому, что вроде как детям рекомендуют с родителями не пересекаться. У родителей слабенькое здоровье… ну, так считается, по крайней мере…

Г. Бовт:

- Да, я скажу, что меня надо опасаться. Панкин велел меня не трогать…

И. Панкин:

- Ну, не то чтобы велел – так просто, рекомендовал… Георгий Георгиевич, вы вчера смотрели обращение президента, какие выводы сделали из него, кроме того, что дома надо сидеть? Может быть, что-то заметили, чего не заметили мы?

Г. Бовт:

- Ну, я обратил внимание на то, что его обращение было выдержано в спокойных и не истеричных тонах. Вот некоторые мировые лидеры, так сказать, драматизируют ситуацию – отечество в опасности, самый сильный вызов со времен второй мировой войны и т.д. Вот этой терминологии, слава богу, не было. Люди, которые боятся, и так уже достаточно испугались, а те, которые не боятся, этим все по барабану будет и так. Поэтому сам по себе тон был сдержанный. Что касается содержания, то я обратил внимание, что содержание его речи были мягче и лаконичнее, особенно в части жесткости предпринимаемых мер, чем последующие действия, которые были предприняты, а именно, например, вот прекращено авиасообщение со всем миром, но президент об этом не сказал ни слова. Мог бы и сказать, но он не любит сообщать неприятные новости, судя по всему, электорату, предпочитает, чтобы это делали другие. Что, может быть, и правильно, с точки зрения политического пиара.

И. Панкин:

- А как вам заявление о том, что налогом в 13% будут облагать процентные доходы по каждому вкладу более миллиона рублей? При этом счета суммироваться не будут.

Г. Бовт:

- На самом деле я не вижу в этом особого драматизма. Когда Путин говорил, что такие вещи облагаются доходами, то это так. В ряде европейских стран облагаются… ну, не буду я подсказывать, что там еще облагается, но вот процентный доход по вкладу облагается в ряде стран, по депозиту. Причем, не начиная там с миллиона, что примерно составляет 30 тысяч долларов – нет, с гораздо меньшего объема облагается. В этом нет ничего ужасного и это не является неподъемной суммой для тех, кто имеет такие вклады.

И. Панкин:

- Вот среди прочего, вот основные тезисы, которые озвучил президент, следующая неделя будет нерабочей, транспорт и органы власти будут работать, эту неделю нерабочую оплатят. Всем семьям, которые имеют право на материнский капитал, будет выплачиваться по 5000 рублей на ребенка до трех лет. Компаниям малого и среднего бизнеса предоставят отсрочку на полгода по всем налогам, кроме НДС. Все доходы, уходящие в оффшоры, должны облагаться повышенным налогом. Для тех, кто выводит доходы на зарубежные счета, предлагают поднять ставку с 2% до 15%. Вот этот момент особенно интересен мне. Что вы о нем скажете? Сейчас, по-моему, особенно никто никуда ничего не выводит, потому что смысла в этом не особенно много, ситуация в России на данный момент получше, чем во многих странах.

Г. Бовт:

- Нет, выводят. И потом, нужны подробности. На самом деле многие уже имеют на счетах какие-то доходные акции или еврооблигации, или еще что-то. По российским еврооблигациям, например, весьма высокий купонный доход – от 6% бывает и так далее. И эти еврооблигации могут лежать на иностранном счету. Если они будут считаться выведенными, а не уже лежащими там, а, я думаю, что, скорее, будет первый вариант, чем второй, то, соответственно, купонный доход с них тоже будет обложен налогом.

И. Панкин:

- Так же глава государства отметил, что все мероприятия, которые были запланированы в рамках его визита в Санкт-Петербург, он отложил. Но он участвовал по видеосвязи в этом мероприятии в Санкт-Петербурге, встречи с предпринимателями из своего дома в Ново-Огарево. Как вы считаете, президент тоже не будет совершать никаких лишних телодвижений? Об этом информации, насколько я понимаю, не очень много. Как вы считаете, он в Ново-Огарево будет сидеть или все-таки будет совершать какие-то поездки?

Г. Бовт:

- Я видел сегодня информацию, что он будет по видеосвязи участвовать в «двадцатке» из Константиновского дворца под Санкт-Петербургом. Я думаю, что он где-то там засядет. Ну, и будет летать на вертолете туда-сюда. А встречаться? Я думаю, что он сократит количество встреч с губернаторами, министрами и т.д. Тем более, что действительно нет необходимости встречаться лично, можно это делать посредством видеосвязи. Я не знаю, пользовался ли до сих пор Владимир Путин скайпом, вряд ли будет пользоваться, но, мне кажется, что ФСО придумает какую-нибудь видеосвязь специально для таких случаев. Чтобы можно было в глаза смотреть. Путинский взгляд, он же неподражаем, перед ним многие таят из его подчиненных.

И. Панкин:

- Сегодня Владимир Путин заявил, что пандемию этого коронавируса в России, возможно, удастся победить в течение двух-трех месяцев. Два-три месяца – это же мрак, Георгий Георгиевич. Мы-то надеемся, что вот пара недель и все более-менее рассосется. Но три месяца – это какой-то баснословный срок.

Георгий Бовт

Г. Бовт:

- Китаю понадобилось два месяца на это. И мы все знаем, какие меры предпринимал Китай, для того, чтобы это было сделано. Мы, правда, не знаем, каков результат может быть, если не следовать китайским мерам и послушать некоторых вирусологов, которые говорят, что за два-три месяца эпидемия даже при более мягких карантинных мерах пойдет на спад, потому что большинство переболеют этой заразой, большинство переболеют в мягкой форме, слава богу, но будут, конечно, наверное, и повышенное количество смертей в этой связи. Тут сложно предсказать. Мы с вами говорили, что два варианта есть борьбы с этой китайской коронавирусной угрозой. Одна – это вот то, что сейчас происходит в Европе и готово пойти в Америке – это полный lock-down так называемый. Когда они устраивают тотальный свирепый карантин, военное положение и поэтому по сравнению с этим это просто вольная вольница. И есть другой пример. Это Южная Корея, Япония и отчасти Сингапур, Гонконг и Тайвань, где упор сделан на точечный трекинг зараженных, инфицированных, контактировавших с ними и т.д. Это высокие технологии тоталитарного контроля и пока мы видим, что этим азиатам удается сдерживать распространение эпидемии лучше, чем демократическому западу.

И. Панкин:

- Что касается Японии, у меня есть предположение. Все-таки там были Хиросима и Нагасаки, и в 2011 году тоже повторялось, поэтому, мне кажется, что у них сильный иммунитет, у японцев. Плюс они соблюдают дистанцию в метр, близко они не подходят друг к другу, у них так не принято. Может быть, еще и поэтому, кстати говоря.

Г. Бовт:

- Да, кстати, это имеет значение, я думаю, что средиземноморская манера лобызаться и обниматься при встрече она привела их к тому, к чему привела. Я с удивлением узнал, что у русских социальная дистанция очень маленькая. Примерно где-то до 90 см. Это на уровне такой горячей страны, как Аргентина и, кстати говоря, близко к итальянскому показателю. Объяснить это я не могу. Может быть, тем только, что под русскими вот эти западные исследователи, которые проводили исследования, имеют в виду всех нас, включая кавказцев и прочих, которые действительно общаются теснее. Это по моим субъективным наблюдениям. У них социальная дистанция меньше.

И. Панкин:

- Вы имеете в виду, что русских пока что спасает тот факт, что мы не особенно любим друг с другом общаться, но вы только что сказали, что 90 см – я что-то не очень верю в эту цифру. У японцев метр, как правило, а у нас 90 см? По-моему, мы на расстоянии вытянутой руки все равно друг к другу подходим, насколько я могу судить.

Г. Бовт:

- Вытянутая рука это и есть примерно это расстояние. А что касается этой дистанции, то, я думаю, что есть такое объяснение у меня лично. У нас круг общения вообще уже. Наш круг общения в меньшей степени включает совсем уж чужих людей. Мы не особенно любим с какими-то посторонними людьми тусоваться. Это только если молодежь. А с родственниками и близкими людьми у всех народов социальные дистанции меньше, чем в среднем. Поэтому еще может быть и такое объяснение. Ну, а если уж вашу версию взять спасительную за правду, то у нас был Чернобыль и, по идее, значит, нам тоже зараза такая должна быть меньше страшна, но я, честно говоря, не очень склонен тут с вами соглашаться.

И. Панкин:

- Георгий Георгиевич, а вы знаете, что сегодня, 26 марта, ровно 20 лет, как Владимир Путин у власти?

Г. Бовт:

- Да, и еще подумал, как неудачно все сошлось! 20-летний юбилей и тут такая зараза нахлынула на нас. А могли бы праздновать, вместо того, чтобы тревожно вглядываться в телеобращение президента!

И. Панкин:

- Собственно, можно не тревожно, но вслушиваться. Сегодня в 20.00 как раз спецпроект, который называется «Миллениум Путина» - к 20-летию президентства. Вы, кстати, в нем участвуете, вы помните, наверное?

Г. Бовт:

- Да, я слышал рекламу, но я даже уже и не помню, что я чего-то говорил…

И. Панкин:

- Ну, давайте сейчас коротко резюмируйте 20-летие, пожалуйста, президентства.

Г. Бовт:

- Я считаю, что первые два срока его были весьма удачными. И с точки зрения проведенных реформ административных и некоторых иных, и так далее. А вот третий срок – смешанные у меня оценки, потому что было принято слишком много репрессивных законов. Я не думаю, что многие из них оправданы. С другой стороны, присоединение Крыма стало важным геополитическим событием, которое, пожалуй, стало главным событием его третьего срока. Четвертый срок оценивать пока трудно, потому что два эпохальных события – это вот пока что пенсионная реформа и коронавирусная эпидемия. И они все затмевают, между прочим, к сожалению. Поэтому во многом об успехах его правления в четвертом сроке будут судить по тому, как он справится с экономическими последствиями этой борьбы с вирусом. Некоторые считают их чрезмерными, в любом случае, они уже наступают, и наступят еще, когда эпидемия будет заканчиваться, и все оглядят руины мировой экономики и будут понимать, что с этим делать.

И. Панкин:

- Теперь снова к новостям, которые нас не могут радовать. Я забыл вас спросить о мерах, которые предприняты как раз на следующую неделю, которая вроде как выходная, но оплачивается. Я так понимаю, что по улицам будут ходить сотрудники Росгвардии, полиции, ко всем подходить, как в лучшие годы правления Андропова, черные волги, возможно, будут по улицам ездить, и задавать вопрос людям – куда вы направляетесь, зачем, где вы живете? Потому что я уже слышал, что некоторых людей на трассе останавливают, смотрят прописку и разворачивают. По крайней мере, вот мне знакомый об этом рассказал, который из Питера в Москву ехал. Как вы смотрите на эти меры?

Г. Бовт:

- Они не были анонсированы и не были объявлены, поэтому они будут восприниматься, как некая самодеятельность со стороны силовиков, но, конечно же, они санкционированы. Это тогда будет еще один пример того, что президент не сказал всех мер, которые будут проводиться. На деле режим будет гораздо более жесткий, чем просто каникулы. Я думаю, что силовики будут, скажем, ну, вот если кто-то, допустим, собрался поехать на шашлыки, я думаю, что они будут призывать их прекратить это безобразие и вернуться домой. На каком законном основании? А ни на каком.

И. Панкин:

- Ну как? Собянин накануне, по-моему, сказал, что все парки и большинство магазинов будут закрыты. Сидите дома.

Г. Бовт:

- Ну да. Но можно же не в парк поехать, а в лес, например. Тут есть такой момент, что не все прописано юридически. Если тебя сотрудник полиции останавливает, разворачивает и говорит, что не надо тебе ехать из Питера в Москву, то придется тебе ему подчиниться. В общем, чрезвычайные полномочия у него, очевидно, какие-то есть, они не оговорены в данном случае, не прописаны, людей это будет отчасти возмущать, но в то же время пугать и сдерживать по факту, чтобы они меньше шатались по улицам.

И. Панкин:

- Вы согласны с этими мерами или нет?

Г. Бовт:

- Надо было о них тогда рассказать.

И. Панкин:

- Это не прерогатива Путина. Вот Собянин сказал – будет закрыто все. Ну и губернаторам и мэрам, наверное, надо как-то своему населению это разъяснять.

Г. Бовт:

- Мне кажется, что есть моменты, когда это прерогатива именно президента и он должен брать на себя ответственность такие вещи проговаривать.

Иван Панкин

И. Панкин:

- Я понял вашу позицию. Идем дальше. Любопытная новость на фоне эпидемии коронавируса. Китай закупил у России рекордный объем нефти, пользуясь низкими ценами на российскую марку Urals и падением спроса в Европе. Причем, эта закупка является, насколько я понимаю, рекордной. О чем это говорит? Может быть, господин Сечин и не прогадал, когда говорил, что все будет в порядке?

Г. Бовт:

- Мы не знаем цену закупки сечинской нефти, а именно «Роснефть» является основным поставщиком нефти в Китай, как я понимаю. Причем, эти поставки как бы законтрактованы на многие годы вперед, потому что Роснефть сильно закредитована Китаем. Китай со своей стороны сильно выиграл, конечно, потому что нефть сейчас дешевая и я не верю, что она будет оставаться на уроне 27 по Brent, Urals чуть ниже, значит, должен быть 25, может быть, еще ниже. Я не верю, что она будет оставаться на таком уровне годами. Я думаю, что к концу года она действительно отрастет по мере восстановления мировой экономики, если вот эта эпидемия не затянется, вернее, если не начнется второе ее пришествие. Потому что сейчас ее все-таки, наверное, подавят в течение месяца-двух, в зависимости от того, когда это началось, а потом люди расслабятся, выйдут на работу, а вирус где-то затаится и может начаться все сначала. Мы еще не имеем дела длительного с этим вирусом. Он, судя по всему, очень коварен.

И. Панкин:

- А что конкретно вы имеете в виду? Что в России не такой агрессивный штамм, как в Италии той же? Или что?

Г. Бовт:

- Мы этого не знаем. Может быть, штамм не такой агрессивный, может быть, он на наших людей действует иным образом, чем на итальянцев. Потому что есть разная совершенно картина смертности в Корее той же самой, Германии и Италии. В Германии гораздо меньшая смертность, чем в Италии.

И. Панкин:

- А в Италии климат лучше.

Г. Бовт:

- Ну да, у нас все в соплях ходят постоянно всю зиму и весну, и осень, и, может быть, этой заразы через нас проходит столько, что уже… Это было бы хорошее объяснение и я был бы рад в него поверить…

И. Панкин:

- В общем, как мне кажется, правильный момент с тем, что мы действительно, у нас климат более суровый, ну и во всех странах, которые вы перечислили – возьмем ту же Италию, Испанию, в Германии чуть попрохладнее, там ниже статистика смертности… а в Испании и той же Италии еще и раздолбайство. Я недавно был и в Испании, и в Италии, но, когда я приехал, я выхожу из метро, передо мной магазин сладостей, я решил зайти. И там на входе стоит человек с подносом, на котором лежат сладости для пробы. И лежит такая китайская палочка, только не одноразовая, а как бы постоянная. И все, кто проходит мимо магазина, могут подойти, посмотреть, взять палочкой на руку, кто-то в рот кладет… В общем, Испания так себе соблюдала меры предосторожности, и отсюда такая статистика, как мне кажется.

Г. Бовт:

- Может быть. Я не знаю. В Иране тоже высокая смертность, надо сказать. И это тоже настораживает, потому что это тоже южная страна. В Турции я не знаю, насколько высока там смертность, судя по всему, власти там контролируют не только смертность, но и статистику. Там огромное количество беженцев, которые вряд ли живут на социальной дистанции должной. Вот это большой проблемой может быть, мне кажется, там.

И. Панкин:

- Мне кажется, турки очень сильно скрывают настоящую статистику. У меня есть такое опасение.

Г. Бовт:

- Может быть. Я думаю, что вы правы.

И. Панкин:

- А что касается нашей статистики. Власти, как вы считаете, скрывают реальное положение дел?

Г. Бовт:

- Я думаю, что, если и скрывают, то несильно. Я думаю, что в Италии, наоборот, как бы сейчас у всех умерших, у кого установили коронавирус, их объявляют умершими от коронавируса. А у нас говорят, что коронавирус обнаружен, но этот человек был настолько плох, что непонятно от чего он умер…

И. Панкин:

- Это разный подход, но, если присмотреться повнимательнее, то все-таки умирают не от самого коронавируса как такового, вы же знаете. Умирают от каких-то болезней, а коронавирус их просто усугубляет. Ну, от хронических заболеваний, которыми болен тот или иной человек. А от самого коронавируса как такового, никто еще не умер, насколько я понимаю.

Г. Бовт:

- Нет, смерть от коронавируса в чистом виде можно считать вот эту самую вирусную пневмонию, которую он вызывает. Это такой сопутствующий отягощающий фактор, который можно считать подписью этой болезни…

И. Панкин:

- Вот что нам пишет Юра Шахов: «Спасибо за передачу». Вячеслав Берг: «Выходные объявлены для предотвращения распространения вируса. Вынужденные. Это правильно. Так сидите дома. И не стоит устраивать праздники во время чумы». «Рост цены на нефть начнется с конца апреля – начала мая. И значительный», - пишет тот же Берг. Света Бондарева пишет: «В Бовте разочаровалась. Нет той искренности, что была раньше». А я вам постоянно говорю, что вы злой.

Г. Бовт:

- Злой, конечно. Но искренне злой.

И. Панкин:

- Дмитрий Блохин: «Только выходные нужно объявлять для всех. А то бюджетники работают. Детсады работают. Большинство частников работают».

Г. Бовт:

- Никаких детских садов, никто не будет работать.

И. Панкин:

- Школы и университеты закрыты. Вернемся к росту цены на нефть. Будет ли это?

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Этого никто не знает. Еще никому не удалось предсказать точную цену на нефть в горизонте даже одной недели, не то что месяца. Рано или поздно она начнет расти. Вопрос в том, до какого дна цена упадет. Тут прогнозы разнятся. Некоторые говорят, что если анализировать Brent, близкий к Urals, то до 20, другие говорят, что до 12, я видел прогнозы – до 8. И даже апокалипсический прогноз, что регионально она может падать до отрицательных величин. Чтобы нефтетрейдеры доплачивали за то, чтобы у них брали нефть, которую просто некуда девать. Я не очень верю пока в последний прогноз. Я думаю, что теоретически падение действительно может еще продолжиться и упасть ниже 20. Но вот в однозначные цифры тоже не очень верю.

И. Панкин:

- Америка объявила мировой финансовый кризис. Bank of America ожидает, что этот кризис окажется одним из сильнейших в истории. Уже во втором квартале ВВП рухнет на 12 %, это рекорд со времен второй мировой войны. Ключевые причины – спад деловой активности и снижение потребительских расходов из-за коронавируса. Экономика США впала в рецессию.

Г. Бовт:

- Я видел даже еще более страшные прогнозы. Goldman Sachs прогнозировал падение чуть ли не на 30 % во втором квартале. Но затем быстрое восстановление. Никто не знает, до какого дна все это упадет. Вот в чем проблема. Если бы знать, так можно было озолотиться.

И. Панкин:

- Если в США начинается кризис, везде начинается кризис?

Г. Бовт:

- Да. Абсолютно так.

И. Панкин:

- Чего нам ждать?

Г. Бовт:

- Если в США будет кризис, то у нас будет еще более глубокий кризис. В 2008 году наше падение было более глубоким, чем во многих других странах.

И. Панкин:

- С этого момента прошло уже 12 лет. Нас подкрепили санкции, по крайней мере, так пишет The New York Times. Что Россия подходит к кризису самой боеспособной, как раз за счет тех санкционных мер, которые были предприняты против России в 2014 году. Что скажете?

Г. Бовт:

- Частично санкции нас укрепили. И мы стали чуть более самодостаточной страной в части продовольствия, например. Тут можно хотя бы голода не опасаться. Надо постучать по чему-нибудь деревянному. А что касается нашего основного экспорта, то, в общем, мы по-прежнему остаемся сырьевой державой. И экспортируем сырье. Если мировая экономика падает, то наше сырье становится гораздо менее нужным. Если падает энергопотребление, то падают цены на нефть.

Средняя цена добычи нефти в России, ее себестоимости никак не ниже 30 долларов за баррель. Некоторые оценки дают выше 40, ближе к 44, это примерно американский уровень. Если нефть стоит 20, а добывать ее стоит 40, то тут много не наторгуешь. Падает энергопотребление, падает экспорт. Куда деваться? Будем падать вместе со всеми и даже сильнее.

И. Панкин:

- Это понятно. С другой стороны, мы будем экономнее какое-то время. Нам даже не страшна цена за доллар в 80 рублей. Разрыв сделки с ОПЕК, это время, которое мы сейчас переживаем за счет эпидемии коронавируса, идеальное время для разрыва сделки с ОПЕК.

Г. Бовт:

- Сложный вопрос. Многие критиковали, что два шока наложились. Что шок от коронавируса наложился на шок от разрыва сделки с ОПЕК, и поэтому нефть могла бы не так сильно упасть. Я думаю, что доля истины в этом есть. Если бы страны продолжали совместное сокращение добычи, то, возможно, падение цен на нефть было бы не таким сильным. Но все равно оно было бы. Можно сейчас повести войну на взаимное уничтожение между Россией и Саудовской Аравией, прежде всего, или с американцами еще. Но это ничего хорошего не будет иметь. Потому что у нас гораздо меньше финансовых ресурсов для того, чтобы поддерживать своих нефтяников.

ФРС сейчас опустила ключевую ставку практически до нуля. Это значит, что тот же американский нефтяник, который добывает сланцевую нефть, может перекредитоваться под нулевые проценты фактически на будущее. А у нас какая ключевая ставка? Оставлена 6 %. А на международном рынке наши нефтегазовые компании, находясь под санкциями, не имеют возможности кредитоваться под меньший процент. Вот вам и весь расклад. Поэтому долгую войну мы не очень хорошо выдержим в данном случае.

И. Панкин:

- На рынке нефти три крупных игрока были: США – у них добыча сланцевая, она дорогая, Россия и Саудовская Аравия. Самая дорогая нефть была у американцев. У нас средняя цена. И в саудитов была самая дешевая. Сейчас мы американцев с этого рынка на какое-то время выгоняем. Нам просто нужно заново договориться с саудитами и пройти к какому-то выводу по цене на нефть. Или распределить рынок, кто кому продает и по какой цене. Мы сможем договориться?

Г. Бовт:

- Я с вами не могу согласиться. Наша себестоимость добычи нефти в среднем приближается к американской в Мексиканском заливе. Это выше 40 долларов за баррель. По новым месторождениям – в Арктике, еще где-то, на шельфе – она еще выше у нас. У саудитов себестоимость нефтедобычи 17 долларов. Она дешевле. С другой стороны, наш бюджет более устойчив, чем саудовский. Потому что там он балансируется при цене около 80 долларов за баррель, а у нас, видимо, около 50 долларов за баррель он балансируется. Этого точно никто не знает.

Американцев мы с рынка не вытесняем. Во-первых, потому что мы не можем нарастить существенно нефтедобычу. Это клинический факт. У нас нет ресурсов для наращивания. Впрочем, у саудитов в долгосрочном плане тоже нет ресурсов для большого наращивания. Потому что у них истощаются месторождения. Американцы, получив неограниченную поддержку от своего правительства, имеют возможность выдержать этот натиск в течение длительного времени. В том числе и перекредитовавшись под нулевые проценты. Поэтому расчет на то, что мы откуда-то вытесним американцев, он неверный. Не вытесним.

И. Панкин:

- Алексей пишет: «Красноармейский район, Приморский край. Создана дежурная группа в деревенском детском саду. Мужчины». Я не совсем понимаю, зачем, если всех заставили дома сидеть.

Г. Бовт:

- Не всех. Некоторые обеспечивают непрерывное производство. И какие-то критические службы. Поэтому не с кем оставить детей. Это весьма вероятно.

И. Панкин:

- Мы с вами усомнились в том, что будут работать некоторые бюджетные учреждения, детсады, школы. Нам пишут: «В Тюмени 90 % всех частных компаний будут работать. Для кого Путин говорил вчера?». Бюджетники будут дома сидеть. «Моя жена работает в школе. Никаких приказов о выходных у них еще пока не было». «Детсады в Севастополе будут работать, сегодня объявили. Все сотрудники будут на работе».

Г. Бовт:

- Я думаю, что в регионах просто не догоняют правительственную мысль. И в ближайшие дни, а может быть, часы им будет все разъяснено. Никакие детские сады и школы работать не будут. И тех, кого можно будет отправить на каникулы, всех отправят.

Программа в студии Радио КП

И. Панкин:

- К другим темам. Мы активно помогаем итальянцам гуманитарной помощью. Там много наших врачей находятся. Их туда отправили спецбортами. Италия не успевает справляться с приемом нашей гуманитарной помощи. Правильно ли мы делаем, что мы помогаем итальянцам?

Г. Бовт:

- Это хороший благородный жест – помогать тем, кому трудно. Я считаю, что президент принял правильное решение в данном случае. Благодарности от них, конечно, ждать не приходится. И как только они очухаются, они об этой помощи забудут. Но мы делаем это не только для них, но и для себя самих.

И. Панкин:

- А в чем помощь нам самим?

Г. Бовт:

- Мы тем самым, как бы это выразиться, укрепляем в себе чувство собственного достоинства. И, как ни пафосно это звучит, обращаемся к лучшим своим историческим традициям.

И. Панкин:

- Итальянская газета La Stampa назвала бесполезной большую часть российских поставок для помощи в борьбе с коронавирусом. Издание ссылается на высокопоставленные источники, при этом не называет их. Пишут, что Россия может преследовать свои политические и дипломатические интересы. А премьер-министр Италии Джузеппе Конте мог принять гуманитарную помощь из желания укрепить личные отношения с Москвой.

Г. Бовт:

- Пусть бы этот источник перечислил, что им там именно не нужно. И надо посмотреть на реакцию итальянской общественности, насколько это адекватная оценка. Что касается другого положения, что они недовольны, что военные прилетели, в том числе высокопоставленные, а кто должен был прилететь? Если у нас есть опыт подготовки к биологической войне, то военные и должны были прилететь. А в данном случае мы имеем дело фактически с ситуацией биологической войны. В принципе, это грязное какое-то мнение. И не делает чести итальянцам.

И. Панкин:

- В данном случае – конкретной газете.

Г. Бовт:

- Совершенно верно.

И. Панкин:

- Мы можем судить о многом по соцсетям. И о тех людях, которых мы знаем, которые живут в Италии, я со многими общаюсь. Они говорят, что итальянцы искренне благодарят русских за то, что мы пришли на помощь. Этому много подтверждений.

Г. Бовт:

- Я не особенно видел, чтобы вообще было принято даже, когда бывали землетрясения, кто-то присылает помощь, и никогда никто не пишет гадости в ответ. Что бы на этой руке помогающего не было – одеяло или еще что-то, всегда говорят спасибо. А вот так говорить на официальном уровне, тем более если там какой-то источник был официальный, если это правда, что, мол, не нужна нам ваша помощь, что это чистая политика, ну да, политика тут есть, конечною. Как без политики? И мы подразумеваем примерно, какая.

Вот Америке я бы помощь не посылал, например. Или тому, кто особенно злобствует по поводу наших санкций. А итальянцы – слабое звено в санкционной цепи европейской. Поэтому может быть расчет на то, что они проломятся в будущем и вспомнят, что мы им помогали. И это сыграет свою роль. Но это все-таки одно, а помощь – это другое. И даже сочетание этих вещей нисколько не умаляет факт этой помощи итальянцам.

И. Панкин:

- В США зафиксировали рекордное число заявок на пособие по безработице. Оно выросло до 3 млн.

Г. Бовт:

- У них есть такой показатель, они каждую неделю фиксируют число новых заявок. И это число превысило 3 миллиона. Это колоссальный скачок. А чего было ожидать, когда бизнесы закрываются. А многие там на почасовой оплате. Это показывает масштаб подобных карантинных мер. Надо готовиться, что и у нас будет такой же скачок, пропорционально тому количеству работающих. Если у нас 70 млн. занятых, то, соответственно, сотни тысяч могут уже в течение ближайших двух недель остаться без работы. Им просто нечем будет платить зарплату.

И. Панкин:

- Как выкручиваться из этой ситуации будет правительство?

Г. Бовт:

- В Европе принято, когда были объявлены меры отсрочки по налогам, по кредитам и так далее, во-первых, там не отсрочку по налогам сделали, а каникулы налоговые. Это не то, что ты должен позже заплатить. С тебя снимают фактически часть налогов. Это раз. А во-вторых, когда Борис Джонсон закрыл бизнесы, типа ресторанных, в Великобритании недавно, то он предложил правительственную компенсацию бизнесам напрямую. Потому что они же должны платить зарплату своим простаивающим рабочим. Так вот, эта компенсация составляет 80 % от их потерь. Никакой компенсации нашим бизнесам, которые сейчас закрываются, даже близко не предусмотрено.

И. Панкин:

- Мишустин же объявлял какие-то меры поддержки.

Г. Бовт:

- Это все пока что на уровне слов и болтовни. Никаких реальных мер поддержки, кроме отсрочки платежей уже назначенных, нет.

И. Панкин:

- Какие бы меры вы посоветовали принять нашему правительству?

Г. Бовт:

- Рано или поздно понадобится прямое субсидирование бизнеса, который рухнет после карантинных мер.

И. Панкин:

- Спасибо.

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на вест день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!
Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на вест день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!