Бовт: «Володин коммунистов, конечно, терпеть не может, на мой взгляд»

Георгий Бовт
Иван Панкин и Георгий Бовт обсудили снятие блокировки с Telegram, советы Виктории Нуланд, инцидент на границе КНДР и Южной Кореи и интервью, которое политолог взял у Вячеслава Володина.

Мы предлагаем полный текст радио передачи.


И. Панкин:

- Здравствуйте! На связи по скайпу известный российский политолог и журналист Георгий Бовт. Здравствуйте!

Г. Бовт:

- Рад вас слышать.

И. Панкин:

- Взаимно. Я еще я буду рад, когда вы будете в студии со мной, надеюсь, следующий четверг это произойдет.

Г. Бовт:

- Я надену маску одноразовую и костюм химической защиты. И приду к вам вести программу.

И. Панкин:

- Надеюсь, это не ирония? И вы будете в студии, как и сказали мне в переписке.

Г. Бовт:

- Готовьтесь. И сами будьте, пожалуйста, в маске. Можно даже без перчаток.

И. Панкин:

- Не волнуйтесь. Вы не настолько заразны, поэтому я не переживаю по этому поводу, с вашего позволения.

Давайте начнем обсуждать новости. Я хотел начать с вашего интервью, которое вы взяли для Газеты Ру с председателем Госдумы Володиным Вячеславом. Но чуть подвинем этот момент. Интересное интервью. О России после Путина. Правильно ли я формулирую сейчас.

Г. Бовт:

- Конечно, правильно. Володин не сказал «после Путина». Он сказал, что после Путина будет снова Путин.

И. Панкин:

- Отличный анонс. Шикарный.

Но происшествие в Москве. В некоей квартире в Москве стрельбу устроил 22-летний Севастьян Путинцев. Парень пришел к девушке, которая отказала ему. И убил ее и всю ее семью, в том числе, трехлетнего ребенка. После этого он застрелился сам. Есть даже видео. Я вижу, как он заходит в подъезд, у него футляр от какого-то музыкального инструмента. В нем, я так понимаю, винтовка или какое-то оружие. Полных деталей нет. Будем ждать.

Тут сложно формулировать вопрос.

Г. Бовт:

- Тут нет никаких политических выводов, которые можно комментировать. Такие трагедия бывают сплошь и рядом во всех странах мира. Вне зависимости от того, есть карантин или нет. Это несчастная любовь, можно сказать.

И. Панкин:

- И всю семью он убил тоже из-за несчастной любви.

Г. Бовт:

- Ну, да. Бывает, убивают гораздо больше из-за несчастной любви. Вы разве не знаете? Вы просто не испытывали, наверное, никогда несчастной любви. Поэтому вам никого не хотелось убить.

И. Панкин:

- Я этого комментировать не буду. Надеюсь, вы не испытывали такой несчастной любви, из-за которой хотели бы убить кого-либо.

Г. Бовт:

- Вот из-за которой хотел бы убить, такой нет.

И. Панкин:

- Слава богу. В этом мы с вами сходимся.

Давайте поговорим по мере поступления. Перейдем к интервью, которое вы взяли, как колумнист Газеты Ру. Какие у вас впечатления от общения с Вячеславом Володиным?

Г. Бовт:

- Интересно было с ним поболтать. Беседа шла около двух часов. Не все вошло в окончательный вариант интервью, но, в общем, ничего там существенно, трепа, в общем, не вырезали. Содержательно. Я могу сказать, что вошло все.

Всегда интересно беседовать с теми, кто считается одним из главных ньюсмейкеров страны. И смотреть, анализировать, как он отвечает на вопросы. Как он не отвечает на вопросы. На какие вопросы отвечает, на какие нет. И так далее. И как не отвечает. Любопытно.

И. Панкин:

- Выдайте инсайт какой-нибудь родной «Комсомолочке». На какие вопросы он не ответил? От чего он корректно ушел?

Г. Бовт:

- Ну, это видно из интервью. Я бы не сказал, что он ушел от этого, но мы довольно долго обсуждали тему, почему он не предложил, когда писал свою статью по поводу изменений в конституции, сразу же вот и сроки президентские поменять, начать отсчитывать заново. Ну, довольно долго разговаривали на эту тему. И потом вышли на формулу, что вот Терешкова, когда предложила, то это было уже, так сказать, невмоготу терпеть. Но я думаю, что он все-таки, не ответил на этот вопрос, почему он не написал.

И. Панкин:

- Кстати, почему, как вы думаете, он не ответил на этот вопрос? В чем проблема? В чем секретность?

Г. Бовт:

- Я думаю, что вопрос о президентских сроках в рамках вот этой внутриэлитной этики, логики, он не может предлагаться в одностороннем порядке никем, не посоветовавшись с президентом. Озвучивание данной темы, на мой взгляд, предложение, инициатива может быть только после того, как президент дал на это согласие. А на момент, значит, написания этой статьи, такого согласия не было. Или команды не было. Этого мы не знаем.

И. Панкин:

- Я прочту вот такой момент. Самое главное, о чем он поведал, что ждет Россию после Владимира Путина. Вот этот момент растолкуйте.

Г. Бовт:

- Ну, в данном случае не прозвучало ничего такого подробного, что можно было бы сравнить с программой «Единой России»-2020. Помните, такая была, где подробно расписали образ будущего. И потом на этом попались.

И. Панкин:

- В «Российской газете» был напечатан этот материал в 2008 году, правильно?

Георгий Бовт

Г. Бовт:

- Да. И там было много всяких таких фантазий, которые ни одна из них не подтвердилась. Но, на мой взгляд, вот то, что этот план провалился, это не повод не составлять новых планов. Потому что, все-таки, нации нужна некая мечта, хотя бы как ориентир. И если эта мечта не сбывается, она не может не сбыться во всем на 100%. В чем-то, может, сбудется. А в чем-то надо будет задать себе вопрос, потом почему не сбылся тот или иной пункт.

Но у нас теперь боятся мечтать. Строить конкретные планы, чтобы их потом на этом не подловили. Мне этого лично не хватило в интервью, но я не могу винить спикера в том, что он не стал брать на себя такой политический риск. И вдаваться в политические фантазии. Это его дело. А мое дело спросить, а его дело в данном случае занять свою позицию. И уйти от ответа конкретного, избегая конкретных деталей. Сколько, например, будет доход на душу населения в 2036 году. Этого вам никто не скажет. А фантазировать на эту тему можно. И, мне кажется, что нужно. А ему, как действующему политику, кажется, что фантазировать опасно. И кто из нас более прав? Я не знаю.

И. Панкин:

- Вот вы его спрашиваете. Вы говорите: вы автор крылатой фразы «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России». Сейчас принимаются поправки в конституцию, которую многие трактуют, как создание системы на после Путина. Вы согласны с этим определением? На что господин Володин вам отвечает: а после Путина будет Путин. Тут вы его уточняете: новый? А он вам толком, насколько я понимаю, ничего не объясняет, разве что говорит: если мы с вами говорим о сильной России, то после Путина будет Путин. Все, что после президента Путина будет происходить, будет происходить по лекалам, которые он заложил. Россия может быть только сильной. Путин это сделал, он заложил систему, которая Россию делает сильнее с каждым годом.

Согласны ли вы с ответом? Вы не комментируете постфактум, нет никакого вашего комментария на Газете Ру.

Г. Бовт:

- Мне кажется, что Володин сходится с тем, что писал Сурков, когда имел в виду, что России нужен сильный президент.

И. Панкин:

- Тысячелетие Путина или как называлась эта статья?

Г. Бовт:

- Что-то такое про путинизм он писал. Мне кажется, что Володин имеет в виду то же самое, будучи как бы здравым человеком, он вряд ли допускает, что Путин, во всяком случае, допускает в 2020 году, что Путин, как физическое лицо, может существовать вечно. Хотя к 2036 году говорят, что биотехнологии сделают такой прогресс, что смогут продлять жизнь отдельных людей практически до бесконечности. Ну, Там лет до 120, скажем. Это уже с нашей с вами точки зрения будет вечность,

В 35-м году, если кто доживет, он задаст Володину вот этот вопрос уже ближе к делу насчет бессмертия физического Путина. Он же имел в виду в данном случае Путина политического. И в этом плане он видит Россию только во главе с тем президентом, который обладает теми же полномочиями, что и Путин.

К сожалению, у нас не хватило времени, но это отдельная тема, на разговор о том, а кто мог бы стать таким Путиным-2 или Путиным-20, помимо самого Владимира Владимировича. Но, мне кажется, что пускаться в эти рассуждения сейчас не один действующий политик не рискнет. Поэтому я надеюсь, что когда-нибудь в будущем мы с кем-нибудь из действующих политиков побеседуем на эту тему, когда они рискнут. Пока, мне кажется, не рискнут, поэтому чего задавать зря вопросы.

И. Панкин:

- Но зря. Вопрос имеет место быть.

Г. Бовт:

- А почему не рискнут, это вы и сами понимаете. Потому что все действующие политики, которые в нынешней системе действуют, они опасаются Владимира Владимировича. И, в общем, всякие свои публичные речи произносят с оглядкой на него.

И. Панкин:

- Я не успел вам задать два вопроса. А как вам Володин. Мы упоминали преемника некоего, постоянно идут разговоры о преемнике некоем. Как вам Володин, как преемник? Вы с ним пообщались напрямую. Мы с вами как-то обсуждали преемников, а теперь я вам задаю вопрос про Володина.

Г. Бовт:

- Я, кстати, называл Володина, когда мы с вами обсуждали преемника. Володин, в отличие от некоторых других политиков, прошел курс публичной политики на практике, поскольку он начинал еще в 90-е годы. И избирался на разных уровнях. Он проходил тогда еще вполне конкурентные избирательные кампании. И он мастер, надо сказать, конкурентных избирательных кампаний.

Потом у нас не стало конкурентных избирательных кампаний в подлинном смысле этого слова. Но, мне кажется, эти навыки он сохранил. Поэтому он, конечно, умеет себя держать на публике, умеет нравиться публике, и в этом плане у него манера публичного политика построена хорошо. Он, конечно, может сыграть и популиста, и консервативного популиста левого толка весьма неплохо, но такого умеренного левого толка. Потому что коммунистов он, конечно, терпеть не может, на мой взгляд. Но умеренного чуть левее центра, он вполне может выступить в качестве эффективного политика. Публичного именно. Если для этого сложатся в России соответствующие обстоятельства. Пока я, честно говоря, не вижу того, чтобы в России развернулась бы равная конкурентная борьба за место, которое сейчас занимает Владимир Путин. По той простой причине, что это место занято. И освобождать его пока никто не собирается. Никто – это сам Владимир Владимирович. Поэтому никаких конкурсов на вакантное место пока не объявлено. Когда будет объявлено, то, мне кажется, у Володина будет шанс выступить в первой десятке, может, даже в первой пятерке претендентов на это место.

Мы не знаем, когда это произойдет, строго говоря, в поправках нет обязательства Путина баллотироваться еще два раза после 24-го года. Он может и не баллотироваться, хотя я в это не верю. Но а сколько, в какой форме будет Володин вы 36-м году, мы не знаем.

И. Панкин:

- Ему сейчас 56 лет. И тут важно заметить, что выберут по понятным причинам того человека, на которого покажет сам Владимир Путин.

Г. Бовт:

- О, вы знаете, я бы уже не согласился с этим. Потому что времени может пройти много, ситуация может измениться сильно. И вовсе не обязательно это будет человек, на которого укажет Владимир Путин. Может, это будет человек, на которого Владимир Путин и захотел бы указать, но постесняется это сделать, чтобы ему не помешать. Потому что, мне кажется, что даже у Владимира Путина, рано или поздно, может исчерпаться ресурс народного доверия. Он не может быть вечным. Это не волшебство. Это вот да.

И. Панкин:

- И еще вопрос. Вы говорили среди прочего про снятие ограничений доступа к социальной сети телеграм. Роскомнадзор, кстати, снял требования по ограничению доступа. Ваше мнение по этому поводу? Это же просто анекдот.

Г. Бовт:

- Ну, как? Я задал вопрос. И сразу сняли. Какое тут может быть мнение? Должны понимать, с кем имеете дело по влиятельности.

И. Панкин:

- Так я понимаю! Я в свое время поэтому и просил вести с вами эфир.

Г. Бовт:

- Вот поэтому на следующий день, как этот вопрос был задан, Володин уехал из студии, позвонил в Роскомнадзор, сказал: не занимайтесь этой херней! А снимите блокаду, потому что у меня в доме лежит законопроект, на который мне надо будет реагировать. И здравый смысл, а мы обсуждали этот законопроект, который внесли эсеры о разблокировке. И здравый смысл диктует, что, в принципе, надо эту блокировку снимать. Поэтому избавьте меня от этой тяготы и сделайте это своими собственными ручками, которыми вы это все закрутили. Вот я думаю, что это было сделано так. А уж шучу я или говорю серьезно, это вы сами подумайте.

Иван Панкин

И. Панкин:

- В первый раз телеграм пару лет назад отмазал Рамзан Кадыров, Теперь вот Володин. Все сходится. Просто надо до нужных людей донести информацию о том, что происходит беспредел. Странно только, что Вячеслав Володин до этого не видел, что происходит и никак не анализировал ситуацию.

Г. Бовт:

- А мы ему раскрыли глаза. Вот в этом роль свободной прессы.

И. Панкин:

- Я вам отправлял ссылочку на статью, которую написала очень известная в России американская, не знаю, назвать ли ее политиком Виктория Нуланд.

Г. Бовт:

- Я думаю, что она написала эту статью с прицелом на то, чтобы вернуться в действующие политики.

И. Панкин:

- Она очень любит Россию. Просто обожает. Долгое время она тусовалась на Украине. И замечена там со многими выдающимися нашими современниками. В свое время друзья Порошенко, потом не друзья Порошенко, с Порошенко она тоже тусовалась. Это, конечно, в кавычках, Россию она любит примерно так же, как мы любим Украину. В общем, владеет русским и французским языками. Любопытный момент. В России она, в принципе, разбирается. Она официальный представитель Госдепартамента США с 11-й 13-й год, помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии. И она написала статью. Мне тяжело перевести заголовок этой статьи, но насколько я понимаю, он звучит так: «Придавить Путина. Как уверенно Америка должна вести себя с Россией». Правильно?

Г. Бовт:

- Пригвоздить, скорее. Пригвоздить Путина и как Америке вести себя с Россией.

Ушат такой приличный. Тележку говна она там вылила. Но, в принципе, обвинения, они довольно традиционны. В целом, статью можно считать программной статьей демократической партии предвыборной. Это вот, мне кажется, что демпартия, если она придет к власти в лице Байдена или того, кем его могут заменить, они будут руководствоваться именно вот такими положениями.

Первая часть статьи не очень интересна. Обвинения стандартные, клишированные. И про гонку вооружений, которую мы провоцировали. И про то, что мы такие агрессивные, от этого всего скулы вянут. Уши, вернее.

А вот последняя часть, где она предлагает, как иметь дело с Россией, она весьма любопытна. И я вот эти тезисы не раз встречал. Там содержатся идеи, которые (не слышно) можно считать вполне конструктивными. Потому что до этого, в том числе, демократы, говорили и мне некоторые дипломаты говорили, вообще, мы не хотим с Россией больше никакого дела иметь. И ни о чем с ней не разговаривать. И пошли вы в баню!

И. Панкин:

- Георгий Георгиевич, очень плохая связь. Невыносимо слушать. Переберите господина Бовта.

Пока порассуждаем, что стоит за этой статьей. Я считаю, что за этой статьей стоит будущее предвыборное, выборной противостояние США, внутреннее противостояние США. Понятно, что, с одной стороны, Дональду Трампу будет переизбраться крайне тяжело с учетом того, что сейчас происходит в США. С другой стороны, кто его противник? Престарелый гражданин, которому лет больше, чем Трампу? Избирать его как-то особого смысла нет. Тем не менее, в США, по крайней мере, элита уверена, что этим обязательно воспользуется Россия. И Россия снова поможет Трампу переизбраться, чем это грозит им, страшно представить.

Вот Георгий Георгиевич снова присоединяется.

Г. Бовт:

- Мне в ее статье не виделось такого страха, что кто-то вмешается в выборы, в том числе, русские. Она писала не об этом. Она писала о том, как иметь дело с Россией в будущем, после того, как придут к власти демократы. И там есть весьма любопытные предложения. Например, она предлагает безвизовый въезд для россиян в возрасте от 16 до 22 лет в Америку.

И. Панкин:

- Ничего себе! Вербуют?

Сайт я называть, где опубликована статья, не буду. Широкой известности этот портал не имеет, насколько я понимаю.

Г. Бовт:

- Это довольно солидный в Америке журнал, который читают все, кто имеет отношение к внешней политике и выработке внешнеполитического курса.

И. Панкин:

- Широкого успеха в России он точно не имеет.

Г. Бовт:

- Ну, причем здесь Россия? Она же для своих пишет. А мы обсуждаем, как могут вырабатывать эти «свои» для нее…

И. Панкин:

- Вот первый раз, сколько мы с вами делаем программу, я вижу что-либо на этом интернет-портале, что заслуживает нашего с вами внимания. Вы здесь должны со мной согласиться, выхода нет.

Г. Бовт:

- Как я могу с вами согласиться?

И. Панкин:

- Вредничаете, ладно.

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Продолжу. Идея в том, чтобы молодежь видела американский образ жизни. И прониклась любовью к этому американскому образу жизни. Она там выступает за расширение грантов, программ обучения для молодежи. И чтобы общаться с российским обществом напрямую, минуя Путина и его чиновников.

Это будет сделать весьма трудно, поскольку ограничено финансирование иностранное российских НКО. Как они это будут делать, я не знаю. Может, в чемоданах деньги перевозить? Или в посольстве раздавать? Но задача такая поставлена.

В то же время есть призыв активнее работать через фейсбук, ВКонтакте, через русскоязычный твиттер. А так же для правящего класса России предложить некую витрину, как она выразилась, в том числе, дорожной карты и снятия постепенно санкций в обмен на то, что мы будем идти навстречу Америке в целом ряде вопросов.

Интересное предложение там содержится относительно договора ОСНВ, который кончается в 21-м году. И это уже будет не при этой администрации Трампа. Она предлагает не подключать к нему Китай. И это резко отличается от нынешней позиции нынешней администрации, а вести двусторонние переговоры с Россией, но включить туда весь комплекс вооружений, включая гиперзвуковое оружие, так называемое кибероружие, то есть, войны в интернете. И конвенциональное оружие. И вести эти переговоры один на один. И под эти условия даже продлить временно договор СНВ на год или два. То есть, не обнулить его в 21-м году.

Это, мне кажется, новый подход. Демократы могут этот вариант подхватить. Надо быть к нему готовым.

Статья не совсем бессодержательная. И помимо вот этих злобных выпадов, там есть рациональное зерно, к которому стоит присмотреться. Но если Америка пойдет тем путем, который предлагает Нуланд, мне кажется, наши отношения не улучшатся. Совсем. Поэтому просто надо быть готовым, что этот вариант, скорее, возьмет на вооружение демпартия, если она придет к власти.

И. Панкин:

- Вот вы про молодежь сказали, которую явно веруют, а что бы вы сказали этой самой молодежи? Стоит ли думать о том, чтобы переехать в США?

Г. Бовт:

- Вы знаете, я бы сказал молодежи, что надо поехать и посмотреть. Вот это точно. Подавляющее большинство, теперь я уже скажу «подавляющее», хотя раньше бы я сказал половина или больше половины, они вернутся обратно. А сейчас я скажу, что подавляющее большинство вернется. Пусть они посмотрят на американское общество изнутри. Сколько в нем проблем, которые не видны снаружи. Если ты миллионер, если ты гениальный компьютерщик, скрипач или пианист, выдающийся спортсмен уровня Маши Шараповой, то флаг вам в руки. Там будет больше возможностей, чтобы разбогатеть. И решить свои проблемы на совершенно ином материальном уровне, что, впрочем, можно сделать и здесь. Маша Шарапова тоже от российского гражданства, в результате, не отказалась. Потому что оно удобно.

Многие увидят, что это очень жесткое общество. В нем очень трудно пробиться. Гораздо труднее, чем пробиться даже в российском обществе, как это ни странно прозвучит для многих. Вам придется там соревноваться с китайцами, индусами, прочими латиноамериканцами, которые будут из кожи вон лезть, чтобы занять ваше место. А тут конкуренции меньше. Но вот для того, чтобы все это понять, надо туда съездить, поработать, покрутиться. Начать что-то с нуля. Многие из тех, кто в 90-е годы там покрутился, сейчас сюда приехали и весьма неплохо себя чувствуют, в том числе, крупные предприниматели или известные телеведущие, например. Или журналисты. Они поняли, почем фунт лиха.

Это хорошая программа. Надо ей воспользоваться и поехать на халяву, ну, не совсем, а там поработать в «Мадональдсе». Пособирать помидоры на плантациях Калифорнии. И, в общем, многое станет ясно.

И. Панкин:

- В этом ничего плохого нет?

Г. Бовт:

- Ничего плохого. Очень хорошая программа. Пусть будет.

И. Панкин:

- Джон Болтон, бывший советник Дональда Трампа по национальной безопасности, еще некоторые называют, по внешней политике, это же одно и то же?

Г. Бовт:

- Госсекретарь, скорее, по внешней политике. А по нацбезопасности да, но больше с уклоном в нацбезопасность.

И. Панкин:

- Он приезжал в Москву, может, год назад. Они сидели за столом с Путиным, улыбались друг другу. Он считается ястребом, человеком, который не особо любит Россию и Путина, но, тем не мене, у него был с путинным очень интересный разговор. И сейчас этот человек, которого не так давно Трамп уволил, он написал книгу, которая пока не издана. К книге уже очень огромное внимание. И ее хотят запретить, потому что в ней содержатся сведения, которые он гласности вроде как не имеет права. Называет Болтон в этой книге Трампа лжецом, смеется над его представлениями о внешней политике, потом считается, что вроде как там пишется о том, что уже и ближний круг – республиканцы – начинают топить Трампа незадолго до выборов.

Трамп, конечно, уже заявил, что этой книгой Болтон выдает секретную информацию и нарушает закон. Насколько я понимаю, об этом говорит не только Трамп, Минюст и какие-то ближайшие окружения Трампа выступили с заявлениями о том, что Болтон не имеет права эту информацию предавать гласности.

Есть отрывок, напечатанный в «New York Times». Если некоторые говорят, что там содержится секретная информация, Болтон предатель в этом смысле? Вот такой вопрос.

Г. Бовт:

- Он обиженный. Можно его, конечно, назвать предателем, но он обижен. Его Трамп выгнал очень некрасиво. Увольнение состоялось в унизительной форме. Болтон о нем узнал в самый последний момент. И фактически не от Трампа.

И. Панкин:

- Из твиттера.

Г. Бовт:

- Да. При этом Болтон, вы назвали его «ястребом», но он благородный ястреб. Он вот каких-то подлых гадостей, он совершенно искренне свою ястребиную политику проводил и в отношении России, например, но Лавров о нем отзывался всегда очень хорошо. Как о человеке. Он вот такой есть. Он просто в это верит.

А его сначала Трамп предал. Он обижен. И сейчас вываливает ушат говна на бывшего своего начальника. Я позволю себе рискованное сравнение. Когда Дмитрия Анатольевича Медведева настоятельно попросили уступить кресло, вот если бы он тогда ушел, хлопнув дверью, значит, не стал бы быть премьером, и сразу бы написал мемуары, где бы изложил всю подноготную о своих многолетних отношениях с Путиным. Вот это примерно то же самое, что делает Болтон. Конечно, это не укладывается в нашей голове. Такие мемуары у нас просто невозможны. А в Америке они довольно быстро издают мемуары сразу после ухода с госслужбы. Но тут буквально и года не прошло, как он уже книжку накрапал. Мне кажется, что ее запретят.

И. Панкин:

- Итак, продолжаем. Вы слышали, что произошло на границе КНДР с Южной Кореей? КНДР взорвала офис связи с Южной Кореей.

Г. Бовт:

- Они молодцы. Дают все время шороху инфомационным агентствам.

Программа в студии Радио КП

И. Панкин:

- Они же вроде бы подружились? Пару лет назад президенты прошлись под ручку, договорились, что все будет нормально.

Г. Бовт:

- О них забыли. Им стало обидно. Все коронавирус, коронавирус! Нефть, еще что-то. О Северной Корее забыли. Америка на них больше внимания не обращает, у них там негры бунтуют, какая Северная Корая? Им стало обидно. Они хотели о себе напомнить. И напомнили довольно мирным образом. Могли бы ядерную бомбу рвануть где-нибудь, ракету пустить, которая не долетела бы до Калифорнии километров сто. А они гуманно поступили. Рванули здание. По-моему, на него порядка восьми миллионов долларов южнокорейцы потратили. Это красивое здание из стекла и бетона.

И. Панкин:

- И что вы скажете по этому поводу?

Г. Бовт:

- Бедовые совершенно ребята. Я скажу, что на их фоне мы смотримся абсолютными зайчиками для Запада.

И. Панкин:

- Понимаете, чем это грозит? Опять Трамп пошлет войска туда для урегулирования ситуации.

Г. Бовт:

- Да ну какие войска?

И. Панкин:

- Они же пытались уже зайти туда.

Г. Бовт:

- Да не будет они никаких войске туда посылать. Там их и так достаточно. Не будет Трамп делать вмешательств до конца своего президентства. Он не такой президент. Ну, позвонит он этому пухляку. Но теперь, видимо, надо его сестре звонить, она, видимо, там всем заправляет уже. А он как-то уже поблек.

Девушка эта решительная. Надо ее как-то уважить. Букет цветов, что ль, послать. Бутылку шампанского с конфетами. Но что-то надо как-то… Она страдает без внимания больших мужчин, больших стран.

И. Панкин:

- А еще говорят, что женщины более миролюбивы.

Г. Бовт:

- Женщина, страдающая без мужчины, это просто ад кромешный! Вы чего?

И. Панкин:

- Откуда вы знаете? Страдающая она или не страдающая.

Г. Бовт:

- Поверьте мне.

И. Панкин:

- По фотографии такой вывод сделали? Или у вас и с ней готовится интервью?

Г. Бовт:

- У меня огромный жизненный опыт. Я видел всякое.

И. Панкин:

- Вот это заявление!

Ладно. Вот вы сказали, что Трамп не такой президент. Действительно, он один из немногих или единственный президент, который не развязал ни одной войны. Это правда.

Г. Бовт:

- Молодец. Да.

И. Панкин:

- Но любопытный момент. При нем были несколько эскалаций. И по Сирии он бомбанул тогда, и ходили разговоры, что и до войны недалеко. И с Ираном были проблемы, причем, и корабли туда шли, и были опасения, что будет небольшая победоносная или нге победоносная войнушка. Или они так же завязаны там, как и в Ираке, и в Афганистане. И с Северной Кореей были, до стрельбы не дошло, но и корабли туда ходили.

Я бы на вашем месте не был бы так уверен.

Г. Бовт:

- Я уверен. Я могу с вами и на это поспорить.

И. Панкин:

- Будто вы выигрывали пари у меня!

Г. Бовт:

- Я постоянно у вас выигрываю пари.

И. Панкин:

- Я вас умоляю!

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Вы забываете все время. Все пари проиграли! И все время на новые выходите.

И. Панкин:

- Я с вами еще не успел ударить по рукам.

Дальше. Тут американец Пол Уилан получил 16 лет колонии за шпионаж в России. Его посадили.

Г. Бовт:

- Было дело такое.

И. Панкин:

- У меня впечатление… 16 лет – очень большой срок. Мне кажется, его обменяют на кого-нибудь. Годик-два… Будет, на кого обменять. Его ми посадили для этого, чтобы на кого-нибудь обменять.

Г. Бовт:

- Вы знаете, после Второй мировой войны, насколько я помню, ни один американский шпион не досидел до конца своего срока в Советском Союзе, а так же в России. Их всех меняли. Но сейчас обстановка, действительно, другая. И у нас отношения хуже, чем в годы холодной войны. Тогда у нас хотя бы были какие-то правила, понятия и взаимодействия по каким-то каналам, которые были по правилам. А сейчас правила кончились. Общения нет. Диалога нет. Пола Уилана можно было бы освободить, обменять, если бы мы о чем-то друг с другом разговаривали.

Дро конца этой администрации он досидит точно, мне кажется. А как там будет следующая администрация?.. И, потом, так, как ведут себя американцы с точки зрения наших политиков, в общем, а чего им делать добрый жест? Освобождать какого-то Уилана. Незачем. Не за что.

И. Панкин:

- А Бутину при каких обстоятельствах отпустили?

Г. Бовт:

- Бутина отсидела 18 месяцев.

И. Панкин:

- Ее настолько посадили и отпустили? По истечении срока.

Г. Бовт:

- Нет, она пошла на сделку со следствием. Причем, в условиях… Я знаком с этом делом. Оно сфабриковано, в отличие от дела…

И. Панкин:

- Удивили!

Г. Бовт:

- Нет, в отличие от дел Бута и Ярошенко, которые не сфабрикованы, они сидят за дело, дело Бутиной сфабриковано от начала до конца. И посадили ее на 18 месяцев только потому, чтобы не сажать мордой в грязь ФБР, которая в тот момент была с той же администрацией Трампа в весьма натянутых отношениях. А так это дело девушки, которая хотела остаться в Америке любыми средствами. И пыталась наладить какие-то влиятельные связи тоже любыми средствами. Ни с какого боку это не является выполнением задания Путина, Патрушева или Бортникова по внедрению в ряду американского правящего класса. Вот и все.

Она стала самой крайней в этой разборке российско-американской. И, по идее, ее надо было отпускать, но поскольку они залезли в это достаточно глубоко, то это все равно, что… Вот Пол Уилан, пожалуйста. По его версии что было? Он с кем-то тут сдружился. Тот якобы ему принес на флешке фотографии, которые они снимали где-то на совместном отдыхе, а там оказалась секретная информация. А вот представьте себе, что там, действительно, он ждал фотографий? А ему, действительно, подсунули секретную информацию для того, чтобы посадить и поставить галочку. Но вот сейчас как можно отступить во втором случае, сохранив лицо ФСБ? Никак. Так и с делом Бутиной.

И. Панкин:

- Ну, что ж… Было бы неплохо, чтобы его обменяли впоследствии, если будут обстоятельства. Хотя, надеюсь, что не будет.

Всего доброго!

Максим Калашников: Коронавирус - это четко спланированная спецоперация
Майя Санду выступила за вывод российских войск из Приднестровья
Кирилл Кабанов.