Делягин о «московском деле»: государственный организм ощущает реальность угрозы

Кунцевский суд
Михаил Делягин в программе «Экономика» на Радио «Комсомольская правда» разбирался, чем можно объяснить приговор по делу Егора Жукова и множеству похожих.

Скачать передачу [mp3, 43.3 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


М. Делягин:

- Здравствуйте, дорогие друзья. Наш традиционный опрос. Что для вас правоохранительные органы Российской Федерации? Считаете ли вы, что они в большей степени обеспечивают исполнение закона и обеспечение порядка? Или же они осуществляют репрессии против граждан? Защитники они или опасность для вас?

Сегодня вынесли несколько приговоров участникам московских беспорядков. Приговоры достаточно мягкие. Единственный реальный срок – один год колонии получил 22-летний программист, который под камеру пихал в грудь полицейского и вину свою не признал. Причем полицейский боли не почувствовал, но пихание было на камеру. И это трактовал суд определенным образом.

Знаменитый Егор Жуков, ролики которого с призывами к экстремизму, как посчитал суд, набрали 13 миллионов просмотров. Он получил три года условно. Но это нетипичная ситуация. У человека папа – космонавт. И за человека вписалась вся Высшая школы экономики, вся наша либеральная тусовка. И он на выходе из суда получил работу в «Новой газете» и на «Эхе Москвы». Судя по всему, у нас появилась своя Грета Тунберг. Человек на свободе. И это некоторый плюс. С моей точки зрения, вещей, которые тянут на реальный срок, здесь невозможно даже нафантазировать.

27-летний мерчендайзер получил два года условно. Вина человека в том, что он потянул за форму бойца Росгвардии, который избивал девушку, по версии подсудимого и его адвоката. Девушки бывают разные. У Джека Лондона был написан чудесный рассказ о ситуациях, в которых бить женщину нормально даже для джентльменах. Может, эта девушка – невинная жертва. Но человек не нападал на бойца Росгвардии, он потянул за форму. Претензий к нему нет. Он единственный кормилец для бабушки 74 лет и для прабабушки 91 года.

И 120 тысяч рублей штраф получил человек, который ударил пластиковой бутылкой с водой несколько раз полицейского, чтобы не дать кого-то задержать. У полицейского претензий нет. Все это происходило в разных судах, разные судьи. Человек потянул полицейского за форму – получает два года условно. Другой человек бьет бутылкой с водой – прямой акт агрессии, получает 120 тысяч рублей штраф. Я не призываю к более жестким срокам. Но обращаю внимание на то, что даже эти сроки, которые восприняты как мягкие, для меня являются избыточно жестокими. Если вспомнить результаты прошлых дел, то избыточная жестокость приговор присутствует.

А чем она вызвана? Говорить: все они людоеды, ах, какие у нас плохие судьи? Я сталкиваюсь с реальными ситуациями в судах, и при всем моем негодовании по поводу нашей судебной системы в целом и при диком количестве несправедливых приговоров, даже откровенно беззаконных, говорить, что все судьи негодяи, - невозможно. А почему суды выносят часто избыточно жестокие приговоры по таким политическим делам? Про телефонное право тоже не надо рассказывать. Не совсем тот случай.

Моя гипотеза заключается в том, что государственный организм ощущает реальность угрозы. Не как отдельные люди – с биографиями, с фамилиями, именами и отчествами, а как реальный государственный организм. Он реагирует на эту угрозу опережающе. Как аллергическая реакция организма, сверхреакция. Чтобы запугать, чтобы придавить, чтобы показать, что так нельзя, никаких шуток не будет.

Реальность угрозы для существования государства вызвана двумя вещами. Откровенно антинародной, антиобщественной и в конечном итоге антигосударственной политикой, по крайней мере, социально-экономической, самого этого государства. Проводится разрушающая экономику социально-экономическая политика. Разрушающая жизни. Когда в захлебывающейся от денег Москве расследуют убийство детей в роддоме или смерти по неосторожности, понятно, что это ненормальная ситуация. Когда люди собирают эсэмэсками деньги на спасение детей – это ненормально.

Людоедская, бесчеловечная социально-экономическая политика является главной угрозой безопасности. Но судья не может противодействовать социально-экономической политике. Он реагирует на следствие. И он проявляет гиперреакцию, аллергическую реакцию. Я не конкретно про эти приговоры говорю. Чтобы защитить государственный организм от чудовищных разрушительных последствий деятельности этого самого государственного организма.

Наша страна уникальна по степени свободы слова. Она позволяет вести интенсивную систематическую либеральную антиобщественную, антинародную, антигосударственную пропаганду огромному количеству медиа, которые целенаправленно работают на разрушение нашего общества, на уничтожение нашей страны. Представьте себе, что крупная корпорация государственная в любой стране мира содержала бы антигосударственное СМИ. Как у нас происходит с тем же «Эхом Москвы». Когда люди получают избыточно жесткие приговоры, они должны понимать, что этот приговор – это плата, которую их заставляют платить за толерастию государства по отношению к либеральным медиа, разрушающим это государство. С моей точки зрения.

Михаил Делягин

М. Делягин:

Обратите внимание, что никто из тех, кто выводил этих людей на протесты, все эти Соболи, Навальные и прочее, ни один из них к этим судам не пришел. Они все культурно отдыхают. У них уже начался Новый год. Написали несколько сочувственных твитов – и отдыхают дальше. Люди, которых они подставляют под дубинки, этого не поймут. У них память, как у аквариумных рыбок гуппи – на две минуты. Но нам с вами это стоит помнить.

Юрий из Волгограда:

- Тут было сообщение о московском роддоме. Это прямое следствие раковой опухоли денежной Москвы. Наша новая власть в свое время, чтобы отгородиться от нищей России, задарила деньгами москвичей. Но за все надо платить.

М. Делягин:

- Как москвич я могу сказать, что московское здравоохранение практически уничтожено. Я вчера пришел к зубному врачу и обнаружил людей невменяемых, которые не могут даже объяснить, что они собираются со мной делать. Дети умирают из-за плохого медицинского обслуживания не только в Москве. И в бедных регионах умирают больше.

Илья из Москвы:

- Я из семьи московских врачей. Не то чтобы медицину уничтожают, намеренно делают так, чтобы люди умирали как можно быстрее. Вчера премьер-министр сказал, что в его советское время медицина была на очень плохом уровне. И его в школе почему-то заставляли только взвешиваться и измерять рост. Разве только по этому можно оценивать советскую медицину? Не считаете ли вы, что все экономические кризисы, крахи, которые происходят на протяжении 200-300 лет, делаются намеренно определенными людьми?

М. Делягин:

- Ложь о Советском Союзе стала нормой для правящей тусовки, особенно для ее либеральной части. Это способ оправдать свое ничтожество, убожество, лень и откровенное безумие. Когда нам рассказывают, что в Советском Союзе производились только одни галоши, простите, а в чем мы все живем? Мы живем в домах, ездим по дорогам. Даже автомобили, которыми мы пользуемся, в основном советские машины, за исключением Москвы и еще нескольких городов. И советские технологии не воспроизведены. У нас первый Ту-160 проходит обкатку на казанском заводе. В 1992 году прекратили производство. В 2019 году только смогли подойти к восстановлению.

Что касается советской медицины, может быть, господин Медведев был очень здоровым мальчиком. Здоровых детей не залечивали. Но если бы я родился не в 1968 году, а в 1998 или 1988 году, то меня бы сейчас на свете не было. Потому что у меня был астматический бронхит. Это такое удушье. В Советском Союзе меня лечили разными способами. Снимали приступы, врачи были хорошие, приходили очень быстро. Советская медицина работала. А если господин Медведев с ней не сталкивался, я поздравляю, он был здоровым. Но люди, которые болели, они про это знают по-другому.

Это как Петр Авен работал в каком-то заштатном НИИ, будучи сыном академика, и говорил, что вокруг него не было ни одного нормального ученого. Правильно, они работали в других местах. Но когда люди из-под коряги начинают свое мнение распространять на всю советскую цивилизацию, то это происходит иногда потому, что люди искренне не понимают, что кроме них было еще что-то. А очень часто это бывает, чтобы оправдать свое ничтожество.

Что касается современного доведения медиков до уничтожения, в этом году у нас по стране в целом снижаются самоубийства. Это позитивная тенденция. Но есть три категории людей, которые дают резкий всплеск самоубийств – до 23 %. Это таксисты, они эксплуатируются на убой. Это самозанятые – у людей нет никаких жизненных перспектив. И третья категория – медики. Они поставлены в ситуацию невыносимую, когда они лечить не могут. При этом они находятся под давлением всех этих медицинских страховых организаций.

Программа в студии Радио КП

М. Делягин:

Что касается кризисов. Они носят объективный характер в массе своей. При капитализме кризисы неизбежны. И в целом любое общество, которое меняется проходит через кризисы. Когда человечество в конце девятнадцатого века начало заниматься рефлексией и изучать себя как систему, достаточно быстро возникло прогнозирование, которое позволяет оценивать, что будет дальше. Если я вижу, что впереди у нас кризис, так я этот кризис постараюсь усилить и направить в выгодное мне русло, чтобы на нем заработать. Или организовать искусственный. Организовать кризис на пустом месте не получается. А если я организую кризис там, где имеются для этого объективные предпосылки, я могу потом сколько угодно хвастаться. Но сторонние наблюдатели видят, что есть объективные предпосылки, которыми вовремя воспользовались.

Мне пишут, что Навальный все-таки появился у одного из судов. Подошел к завершению процесса. Лучше так, чем никак.

Михаил из Москвы:

- После того, как милицию переименовали в полицию, она стала закономерно защищать правящий класс. Ничего удивительного, что она так себя ведет.

М. Делягин:

- Я говорил не только про полицию – про правоохранительные органы в целом. Я не оскорбляю людей из органов внутренних дел, называя их полицейскими.

Михаил:

- У нас происходит геноцид бесплатной медицины. А бесплатная медицина осуществляет геноцид над своими клиентами.

М. Делягин:

- Я с вами полностью согласен. Платная медицина – ничуть не лучше. Она отчасти лучше, но работает в том же режиме. Если бесплатная медицина тянет деньги из государственного бюджета, то платная тянет деньги из клиента. Я сталкивался в платной медицине с людьми, которые давали предписание, я пробивал по Яндексу и понимал, что этого делать нельзя.

Илья из Воронежа:

- У меня впечатление, что власть имущие глобально инвестировали в платную медицину. И на фоне этого есть коммерческий интерес, чтобы скомпрометировать бесплатную медицину. И потом денег ринется в платную медицину.

М. Делягин:

- Инвестиции оправдываются. Но цена этого – уничтожение здоровья народа. 7117 пишет: «Святая правда, в советское время в 70-е годы к нам в школу приезжали детские стоматологи. В школе стоял зубной кабинет с двумя креслами. И всех учеников обследовали. Лечили зубы всем, кому нужно. Сейчас в это никто не поверит». И у нас был стоматолог в школе. И в вузе был стоматолог.

Николай из Щелково:

- В России до революции из гильдии купцов с позором изгонялись рвачи, у которых барыш был больше 50-70 процентов. Сетевые магазины имеют прибыль в 300-500 процентов сегодня. Не отсюда ли растут ноги информации, что у нас стало на 1,5 % больше долларовых миллионеров? Стабильно воровали, воруют и будут спокойно воровать.

М. Делягин:

- И надеются спокойно воровать. Насчет купцов – я бы не стал преувеличивать. Эльвира Агурбаш, руководитель одного из наших агропромышленных холдингов, с гневом говорила о прибыли в 230 и более процентов, накрутке на цену, которую осуществляют сетевые конторы. Я ей доверяю в этом вопросе. Слишком многие в нашей либеральной тусовочке, во власти в целом считают, что стабильность – это стабильность воровать.

Денис из Саратова:

- Я являюсь инвалидом с детства по зрению, получаю пенсию 13 тысяч. Я хотел бы взять ипотеку и пенсию направить на погашение ипотеки. Хватает впритык. Зарплаты мне хватает на жизнь. Если пенсия понизится…

Программа в студии Радио КП

М. Делягин:

- Пенсия у вас не понизится. А вот зарплата у вас упасть может, какой бы низкой она ни была. И это реальная угроза. Я бы никому сейчас не посоветовал брать ипотеку на длительный срок. Обстоятельства бывают разные. Бывает, что нет никакой другой надежды получить жилье. Но ипотека на 10 лет – это риски. В мире начнутся большие потрясения, скорее всего, уже в конце следующего года. И эти потрясения прилетят к нам неминуемо.

Моя любимая рубрика – «Незнайки на Луне». Да, Дмитрий Анатольевич Медведев нас порадовался. Это наш тотем. Когда жить становится скучно, когда настроение становится плохим, я включаю запись и смотрю любое выступление Медведева. И я чувствую себя умным, успешным, прогрессивным и разумным. И это большое терапевтическое воздействие, которое он оказывает на наше общество. Он дал интервью журналистам, среди которых были ТНТ, «Пятница», «Карусель» для детей. Удивляюсь, почему Дмитрий Анатольевич Медведев давал интервью не Хрюше и Степашке. Это вполне соответствует интеллектуальному уровню определенных представителей правительства.

Ясно, что это омоложение аудитории. И это знак того, что он очень хочет быть президентом. Пусть даже техническим, как уже было. Может, ему еще хочется подержаться за пост президента. Кресло понравилось, попа помнит ощущения и изгибы этого кресла. Хочется еще. Каждый из нас имеет право хотеть чего угодно. И стремление омолодить аудиторию – это нормально. Только серьезные вещи бессмысленно говорить развлекательным каналам. Это наглядная демонстрация неадекватности. Хотите быть президентом – не говорите глупостей.

Почти 300 человек ответили на опрос. Я привык воспринимать правоохранительные органы как источник порядка и безопасности. Нас таких – 19 %. 81 % воспринимают нынешние правоохранительные органы Российской Федерации как угрозу своей безопасности и источник опасности для себя и своей семьи. Это серьезный знак. И наши правоохранительные органы над ним не задумаются, в этом я уверен абсолютно.

Вернемся к Дмитрию Анатольевичу Медведеву.

Д. Медведев:

- "За истекшие девять месяцев доходы начали расти. И вполне вероятно, что по итогам года мы будем иметь не минус, а плюс. Но плюс очень незначительный. Может быть, 0,2-0,3 %. Важнее всего самочувствие людей и их ощущение. Вот если они понимают, что их доходы стабильны или, еще лучше, растут, то это хорошо. Если они считают, что все-таки их материальное благополучие ухудшается, то это очень плохо, это очень тревожный сигнал для государства и для правительства. Естественно, с этим необходимо что-то делать.

Мы эти процессы видим. Очевидно, что в такой ситуации необходимо наиболее уязвимым категориям помогать. Но это прежде всего многодетные семьи, где не хватает денег на семейный бюджет, на то, чтобы поддерживать детей, покупать им продукты, вещи и так далее. Люди, у которых невысокая трудоспособность: люди пожилого возраста или имеющие инвалидность.

М. Делягин:

- Слова правильные. Думаю, что никто в эти слова не верит. Но просто вдумайтесь, что он фиксирует, что был спад, сейчас рост такой, что его не видно. Но главное – как на это реагируют люди. Человек исходит из того, что люди неадекватны, что люди не понимают, растет их благосостояние или падает. Я уж не говорю о том, что официальная инфляция занижается вдвое. Все эти цифры означают продолжение падения уровня жизни.

Человек много всего замечательного наговорил. Он сказал: в этом году низкая инфляция – 3,8 %. Медведев говорит, что это самая низкая инфляция за всю историю. В 2017 году, когда господин Медведев работал не лесорубом, не дворником, не дипломатом, а тем же премьером, что и сейчас, у нас официальная инфляция была 2,5 %. То, что она стала выше, не является грехом. Это объективные процессы. Они ее снизили. Это их главная цель. Они готовы людей закапывать в нищету ради того, чтобы этот статистический показатель снизить. Гордитесь, хвастайте. Но не игнорируйте реальность до такой степени. Читать его научите!

А эти разговоры о том, что решение о пенсионной реформе было очень сложным, но это было необходимо? А почему? А товарищ Медведев не в состоянии объяснить, почему это было необходимо. В этом не было никакой необходимости. Кто тянет за язык? Зачем лишний раз позориться? Что мешает обеспечить гражданам России нормальную жизнь прямо сейчас, а не в конечном счете – за гробовой доской? В федеральном бюджете 14,5 трлн. рублей без движения валяется. Я понимаю, что они не хотят развивать Россию, для них главное – сделать так, чтобы деньги России не служили России, чтобы мы загибались. Лишь бы не было в России никакого прогресса. Как по-другому можно оценить социально-экономическую политику господина Медведева и госпожи Набиуллиной? Но зачем позориться? Каждый человек понимает, где у нас плюсы и минусы. Зачем с маниакальной упертостью дискредитировать самого себя? Что это за комплекс какого-то Наполеончика?

Вероятно, есть вещи, которые неподвластны простому человеческому разумению. И действующий премьер-министр, возможно, опять будущий президент Российской Федерации, это одно из таких явлений, которое можно только воспринимать и наслаждаться.

Хороших вам выходных.