Эксперт: ни в Москве, ни в Минске нет четкого понимания, как развивать Союзное государство

Владимир Путин и Александр Лукашенко
Елена Афонина и Андрей Баранов в программе «Национальный вопрос» обсудили с директором Центра изучения перспектив интеграции Сергеем Рекедой отношения России и Белоруссии и перспективы Союзного государства.

Скачать передачу [mp3, 23.0 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Е. Афонина:

- В студии ведущие программы Андрей Баранов и Елена Афонина. В декабре Москва и Минск будут отмечать 20-летнюю годовщину подписания Договора о создании Союзного государства. Документ предполагает образование единого политического, экономического, военного, таможенного, валютного, юридического, гуманитарного и культурного пространства. Но до сих пор многие положения соглашения остаются на бумаге. И вот президенты России и Белоруссии договорились, что к юбилею подписания 8 декабря страны составят и согласуют программу действий и дорожные карты для имплементации этого документа. Чем ближе момент подписания по углубленной интеграции…

А. Баранов:

- … тем больше ухабов возникает на финишном отрезке этого пути к долгожданному финишу. Звучат странные заявления с белорусской стороны, активизировался Запад. Неожиданно Александр Григорьевич Лукашенко был приглашен в Австрию, до этого его называли «последним диктатором Европы», всячески бойкотировали, и вот, пожалуйста, на политическом уровне пригласили. Видимо, испугавшись того, что все-таки интеграция России и Белоруссии качественно перейдет в новый этап. Так ли это?

Е. Афонина:

- На этот вопрос мы попросим ответить директора Центра изучения перспектив интеграции и главного редактора портала RuBaltic.Ru Сергея Рекеду.

С. Рекеда:

- Здравствуйте.

Е. Афонина:

- Вопрос: чем и зачем Запад заманивает Беларусь?

С. Рекеда:

- Вы задали целый блок вопросов. Начнем с Запада. Он далеко не един. Это было давно заметно в отношении Беларуси. Некоторые страны исповедуют политику вовлечения Беларуси в европейские дела, другие страны, особенно прибалтийские, Польша, долгое время исповедовали политику полного блокирования Беларуси. Последние несколько лет, после 2014 года, активизировались Европа и Беларусь в отношениях.

А. Баранов:

- После событий на Украине?

С. Рекеда:

- Да, когда между Западной Европой и Россией практически замкнулась дуга антироссийски настроенных государств, когда Украина уже стала очевидно антироссийским государственным проектом, остался такой небольшой зазор в виде Беларуси. Был велик соблазн этот зазор убрать и замкнуть эту антироссийскую дугу. Но тут возникла проблема в виде Союзного государства и глубокой интеграции между Россией и Беларусью. И стало очевидно, что так быстро и резко и так далеко от России Беларусь не оттянуть. Была поставлена задача хотя бы сначала легализовать идею нейтралитета Беларуси, что Беларусь должна быть хотя бы нейтральным для России государством. Мол, для Запада вы тоже будете нейтральной, вы не будете входить в антироссийский санитарный кордон.

А. Баранов:

- Не укладывается в эту схему отказ Беларуси предоставить России возможность открыть свою военно-воздушную базу. Правда, были проведены учения достаточно масштабные российско-белорусские. Видно, что Минск пока колеблется, открывая для Запада дверь для сотрудничества, но и не захлопывая ее с Россией. В то же время мы слышим достаточно странные заявления из Минска. То руководство в лице Лукашенко говорит, что мы будем, в случае чего, спина к спине обороняться от общего врага. То вдруг странное заявление, что 200 лет Беларусь втягивали в чужие войны. Начиная чуть ли не с наполеоновского нашествия, кончая второй мировой войной. Мы видим возобновление экономических разногласий, связанных и с поставками наших энергоносителей, и с продуктовыми войнами или разногласиями. Последнее из таких разногласий – вопрос об охране границы. Лукашенко требует платить за то, что Беларусь охраняет общую границу с запада. Как все это объяснить?

С. Рекеда:

- В случае с анализом белорусской позиции, мне кажется, всегда нужно исходить из экономики. В случае с белорусами это основа всего. Они исповедуют, прежде всего, экономическую дипломатию. За последние годы накопился определенный блок претензий экономических по поводу того, что возник налоговый маневр, из-за которого белорусы говорят, что белорусская сторона будет терять по 400 млн. долларов в год. Сохраняются часть изъятий из общего экономического пространства, которое было подписано. В силу того, что эти вопросы нужно решать, прежде всего экономические, возникают трения уже на политическом уровне, частые эмоциональные заявления мы слышим со стороны Беларуси.

А. Баранов:

- Батька недавно заявил, правда, извинившись: на хрен нам такое Союзное государство.

Е. Афонина:

- «Нам каждый год подсовывают новые условия. Как результат – мы постоянно в экономике что-то теряем, теряем и теряем. Извините, на хрена нужен кому такой союз».

С. Рекеда:

- Было такое заявление. Это связано с тем, о чем я и говорю. Беларусь пытается добиться максимально полной реализации той экономической либерализации, которая заложена в проект и Союзного государства, а сейчас это больше в рамках Евразийского экономического союза развивается. Оттуда и такие заявления. Мол, мы подписали договор на одних условиях, пусть эти условия и будут. Понятно, что эта позиция весьма эмоциональная. Такой способ продвигать свою точку зрения – это большой вопрос.

Е. Афонина:

- Александр Григорьевич не в первый раз подобные реплики отпускает. И каждый раз наш МИД пытается как-то сглаживать конфликтную ситуацию. И пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков тоже как-то говорил, что это эмоционально. Мы по-прежнему должны так относиться?

А. Баранов:

- Есть подсчеты, что за двадцать первый век мы субсидировали белорусскую экономику примерно на 60 млрд. долларов.

С. Рекеда:

- Подсчеты есть, они разные. Я уверен, что у белорусской стороны есть свои подсчеты. Тут вопрос на более высоком уровне обобщения нужно рассматривать, нежели просто цифры. Эти колебания с белорусской стороны связаны с тем, что ни в Москве, ни в Минске нет четкого понимания и четкой стратегии того, куда дальше развивать Союзное государство. Были поставлены довольно четкие сроки, в каком году что случится. В каком году мы перейдем к единой валюте, в каком году у нас будет союзный парламент. По сути, у нас выполнено процентов 40-50 из того, что там было прописано. И они в основном связаны с социальной сферой.

А. Баранов:

- Вопрос о валюте не решен. А это ключевой вопрос. Предполагался единый эмиссионный центр. Белоруссия не соглашается, чтобы он был в России. А нам не с руки, чтобы он был в Минске.

Сергей Рекеда

С. Рекеда:

- По этому вопросу тоже менялась позиция. Год назад президент Беларуси говорил, что Беларусь теперь не против рассмотреть эмиссионный центр в России. Но вопрос в том, какая это будет валюта. Важно, чтобы это была не белорусская и не российская валюта, а общесоюзная. Все эти вопросы могут быть решены, если и Беларусь обозначит свое стратегическое видение развития Союзного государства, и Россия. Но здесь мы начинаем упираться в еще одну проблему – доверия друг к другу. Это немного не соответствует уровню союзных отношений, тот уровень доверия, который между странами сейчас есть.

Е. Афонина:

- А в чем это выражается?

С. Рекеда:

- Механизм, по которому сейчас ведутся переговоры. Белорусская позиция заключается в том, что компенсируйте ваш налоговый маневр, допустите полноценно наши товары на свой рынок, и тогда мы подпишем те же дорожные карты, которые сейчас обсуждаются на уровне правительств и должны быть подписаны 8 декабря. Российская сторона исходит из другой логики. Говорит, что в этих дорожных картах мы договоримся о правилах игры, по которым будем выстраивать наши отношения. И в рамках этих правил у вас и будет решен вопрос с налоговым маневром, с доступом товаров на рынки, с другими проблемами, которые вас волнуют. И тут вопрос: кто кому доверится первым?

А. Баранов:

- Осталось совсем немного времени до 9 декабря. Успеем договориться?

С. Рекеда:

- Никто сейчас не возьмется с точностью прогнозировать, будет ли подписано. Накал страстей довольно высокий. Вполне вероятно, что подписан не будет. За день до этого встречались министры иностранных дел, подписали программу о совместной координации внешней политики. Процесс идет.

Е. Афонина:

- Запад активизировался. Один визит Болтона чего стоит.

А. Баранов:

- Болтон уже в отставке. В Беларуси в прошедшие выходные выборы были привычно Западом оценены негативно, речь шла о сотнях нарушений. Здесь мы никаких подвижек не увидели. Но на политическом уровне визит Лукашенко в Австрию был обставлен как положено. Видимо в Евросовете было принято решение прекратить бойкот белорусского руководства и лично Лукашенко и завязать с ним контакты с тем, чтобы отвадить от усиливания контактов с Москвой?

С. Рекеда:

- Я думаю, что тут Запад не един. С одной стороны, вроде и опять критика выборов, с другой стороны, вроде и визит в Австрию есть, дискуссия внутри Евросоюза идет, пытаются и кнутом, и пряником привлечь ближе к себе Беларусь. Беларусь исходит из того же принципа доминирования экономики над политикой. Если с какой-то страной у них есть перспектива увеличить товарооборот, получить больше инвестиций, с этой страной по максимуму Минск будет пытаться выстраивать отношения. Но при этом не идя на политические уступки, что мы видели на выборах в парламент Беларуси. В отличие от предыдущего парламента, в нынешний не прошел ни один из западных любимцев. Это константа, тут лидер Беларуси понимает, что это красная линия и для него самого – не идти на идеологические, политические уступки.

А. Баранов:

- То есть Запад сейчас вернется к противостоянию с Белоруссией по итогам этих выборов?

С. Рекеда:

- Не факт. Я не думаю, что вернется. Просто не будет серьезных подвижек вперед. Запад действует все равно, главным образом, отталкиваясь от политики, а не от экономики. Для них важно, чтобы были политические и идеологические уступки. И только потом, возможно, а скорее всего, и этого не будет, они могут какие-то экономические пряники дать. И то не факт.

Е. Афонина:

- Вернусь к визиту Болтона. Это важно. Бывший советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон посетил Минск. Причем чиновники такого уровня нечасто туда заглядывают. И вообще это чуть ли не первый визит за последние двадцать лет. Что стало результатом этого визита. Заявление Болтона: белорусский народ должен решить, хочет он оставаться суверенным или нет. Мое мнение – он все еще хочет оставаться суверенным государством.

А. Баранов:

- Вы с Россией или с Западом? Такая дилемма была поставлена перед Украины. Мы видим, к чему она привела. Не случайно министр иностранных дел Белоруссии Макей, человек непростой, все-таки на недавней пресс-конференции после переговоров с Лавровым сказал: мы учли опыт Украины и не хотим его повторения. Надо полагать, что на такое шарахание в сторону Запада они не пойдут. Возможно, он имел в виду и то, что обниматься с Россией в экстазе тоже не собираются. Опять сидеть на заборе, свесив одну ногу на запад, другую – на восток. К чему это приводит. Мы видим и на примере Януковича, и на примере многих других товарищей на постсоветском пространстве, канувших в небытие.

Е. Афонина:

- Общие политические условия меняются. Даже с 2014 года прошло пять лет, но посмотрите, как изменился мир. И в этих условиях мы говорим о тех договоренностях, которые были согласованы двадцать лет назад.

А. Баранов:

- Но тогда была цель сформулирована.

Е. Афонина:

- Сейчас имеем смысл возвращаться к этому?

С. Рекеда:

- Ключевое слово, мне кажется, это как раз быстро меняющиеся условия, которые сейчас есть. Чем дальше, тем быстрее они меняются. В этих условиях постоянного хаоса очень сложно вырабатывать стратегическое видение. Все эти шаги и между Западом, и с Россией – это ситуативное решение на сегодня и чуть-чуть завтра. А на послезавтра уже…

Е. Афонина:

- У нас же тоже есть опасения. Не только Белоруссия видела, что происходило на Украине. Мы это тоже видели. И у нас тоже есть на подсознательном уровне опасения, что может повернуться спиной даже твой, казалось бы, друг, соратник, единомышленник. И теперь мы видим, совет Евросоюза утверждает решение о подписании визового соглашения с Белоруссией в упрощенном порядке. Ерунда, казалось бы.

А. Баранов:

- Конечно, это конфетка, которую на ниточке, на удочке, морковка, называйте как хотите, Минску подбрасывается. Не надо идти к России , мы готовы, мы показываем, что готовы вас принять.

Елена Афонина

Е. Афонина:

- Устоит ли Белоруссия?

С. Рекеда:

- Поэтому это и не ерунда. Учитывая. Что мы тоже пытаемся выйти на консенсус подписания визового соглашения с Белоруссией. Он вроде бы готов, но еще ровно год назад в декабре 2018 года было сказано, что документ готов, осталось только чуть-чуть что-то посмотреть, и будет подписан со стороны Минска. Но уже прошел почти год, и на днях спрашивали у министра иностранных дел Белоруссии: ну что с этим договором? Он на финальной стадии. Пока подписи нет с белорусской стороны. Видна ситуация лавирования.

А. Баранов:

- Чего они боятся? Они боятся, что мы их проглотим?

С. Рекеда:

- Если говорить по-простому, не в плане политическом, а, наверное, в плане экономическом, учитывая, что у нас модели все-таки экономические разные между Россией и Белоруссией, есть страх, что наша модель поглотит белорусскую. Я не думаю, что есть страх о поглощении политическом, присоединении. Хотя это муссируется только в Телеграм-каналах.

А. Баранов:

- Если наши олигархи, которые позубастее, скушают белорусскую экономику, следующий шаг – включение Белоруссии в состав Российской Федерации. Так говорят некоторые провокаторы в Белоруссии, говоря о том, что с Россией ни в коем случае нельзя заигрывать и доверять России, они нас съедят и превратят в области Российской Федерации.

С. Рекеда:

- Что-то мне подсказывает, что наши олигархи и наши крупные бизнесмены прекрасно умеют считать деньги и понимают, что включение Беларуси в состав Российской Федерации будет им невыгодно. Гораздо проще скупить какие-то хорошие активы и их использовать. А вот этот политический, военный контроль…

А. Баранов:

- В Белоруссии есть такие силы, которые пытаются играть на этих настроениях, пугать население. Запугивать некоторые элиты, в том числе.

С. Рекеда:

- И чем дальше, тем больше, тем громче их голос. Но что поделать – это реальность такая.

А. Баранов:

- Надо эту реальность блокировать, бороться с ней. Потому что эта реальность – дровишки в этот костерок подбрасываются с Запада. Посмотрите, что делает Польша в западных областях, раздавая карты поляков. В Гродно очень заметна эта мягкая польская сила, она окукливает Белоруссию. И там уже смотрят за Неман, а не в стороны Москвы очень многие.

Е. Афонина:

- Плюс еще некий вновь создаваемый формат – Вашингтон, Варшава, Киев и Минск. Это что за такой квадросоюз, который якобы собираются организовывать?

С. Рекеда:

- Дискуссии идут. Я уверен, что в Варшаве видят это как создание того самого междуморья –санитарного кордона между Россией и Евросоюзом.

Е. Афонина:

- Состав участников как-то напрягает.

С. Рекеда:

- Интересы Польши и Прибалтики примерно идентичны. Это убрать этот пробел в антироссийском кордоне и наконец замкнуть эту дугу под любыми предлогами. Поэтому они сейчас и активизировались. Если раньше они были сторонниками теории блокирования.

А. Баранов:

- У нас все фокусируется на личности лидера – Лукашенко. Если придет другой человек, есть ли опасность того, что эта дуга замкнется?

С. Рекеда:

- Фактор личности важен. Я думаю, что он сможет сыграть. Но при этом, если посмотреть опрос общественного мнения в Беларуси, если придет такой лидер и будет замыкать антироссийскую дугу, то общество это не поймет.

Е. Афонина:

- Спасибо.


Скачать передачу [mp3, 20.6 МБ]

Мы говорили о том, кто и зачем пытается Беларусь повернуть в сторону Европы, чем заманивают эту дружественную для нас страну. Но и здесь, внутри России, к сожалению, есть силы, которые пытаются, скажем так, вбить клин в отношения между россиянами и теми, кто живет или приезжает сюда из других стран.

А. Баранов:

- Совсем недавно вдруг ниоткуда, казалось бы, возникло некое движение, объединение под такой странной аббревиатурой – ВБОН («Во благо всеобщего народа»). Азербайджанское объединение. Но никакого отношения к руководству Республики Азербайджан, а тем более к азербайджанскому народу в целом оно не имеет, поскольку преследует сугубо экстремистские цели. Оно якобы находит тех в России, кто плохо отзывается об азербайджанцах, записывает на видео избиение этих людей, а потом на камеру требует от них извинений за то, что они неправильно отзываются об азербайджанском народе. Выкладывают это в соцсетях с провокационной целью, чтобы вызвать обратную реакцию у многих россиян, которые возмущены подобного рода поведением.

Е. Афонина:

- А что это за организация, и кто может стоять за ее организаторами, мы хотим спросить журналиста и писателя Владислава Шурыгина. Владислав Владиславович, вы когда и каким образом узнали об этой организации?

В. Шурыгин:

- Собственно, сначала я узнал из тех роликов, которые выкладывают. Меня они удивили в какой-то степени, изумили своей такой постановочностью. Не в смысле того, что там снята неправда, но когда тот или иной сюжет снимается с заранее определенными параметрами. Конечно, в рамках этих параметров такие нарочитые избиения, издевательства, требования извинений вызвали, естественно, журналистское любопытство и желание разобраться, что же за этим стоит. Собственно говоря, после этого я и начал следить за всем этим непонятным объединением. Потом я попытался выйти, и достаточно удачно, на посольство Азербайджана, попросил у них комментарий. И для себя я сейчас эту тему закрыл, в том смысле, что я понимаю, что это очередная достаточно гнусная провокация, которая имела вполне конкретную цель – попытаться стравить здесь, в Москве, достаточно традиционно мирно живущую общину азербайджанцев и…

Андрей Баранов

А. Баранов:

- Там не только в Москве, и из других городов у них были видеосюжеты. Вообще миллионная диаспора, по-моему, Азербайджана в России.

В. Шурыгин:

- Азербайджан одна из немногих диаспор, с кем у нас даже в сложные 90-е никогда не было каких-то серьезных конфликтов. Ну, на бытовой почве, безусловно, всякое могло быть, но в понятии массового какого-то противостояния или какого-то напряжения этого не было никогда.

А. Баранов:

- Даже с учетом фактора Карабаха, который мог бы быть.

В. Шурыгин:

- Более того, Россия в этом случае являлась таким идеальным местом, где между собой, даже в самые сложные карабахские годы, вполне спокойно работали рядом и азербайджанцы, и армяне, и никто никому не предъявлял никаких претензий, потому что всех уравнивала Россия.

А. Баранов:

- Владислав Владиславович, мы порылись в интернете и нашли кое-какие корешки, от которых это движение растет.

Е. Афонина:

- Удивительная вещь. Например, на своей странице в соцсети ВКонтакте эта группа выражает сочувствие идеям саудовского богослова Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и выкладывает видеоинтервью с уничтоженным чеченским полевым командиром Шамилем Басаевым. Возникает вопрос. Если у нас в стране так трепетно относятся к тому, что в итоге выкладывается в интернете, то почему существование этого объединения не заинтересовало на этом этапе, когда они вполне открыто выражали свои взгляды?

В. Шурыгин:

- Я думаю, что это недоработка спецслужб, которые должны по долгу службы за всем этим следить, более того, уже на первые ролики национальной агрессии или изображения национальной агрессии должны были реагировать, но почему-то не среагировали. Я как раз хочу сказать, что мое расследование привело меня к тому, что с большой долей вероятности все-таки это один из свежих проектов такого экстремистского плана, связанных с теми самыми ваххабитами, с тем же самым запрещенным в России ИГИЛом. То есть это попытка создания некой платформы, на которую, возможно, начнут налипать люди. В данном случае речь идет об азербайджанцах. Как я уже сказал, Азербайджан – одна из последних республик, которая вообще не стремилась выходить из Советского Союза. Фактически Азербайджан в 1991 году вытолкнули из него, в отличие от той же самой Прибалтики и даже в отличие от той же самой Армении. Повторю, у нас не было никаких этнических конфликтов, связанных с азербайджанцами.

А. Баранов:

- И сейчас руководство Азербайджана ни в коей мере не подвержено никаким националистическим…

В. Шурыгин:

- Посольство Азербайджана не то что отреклось, а категорически отрицательно оценило деятельность этой организации и назвало ее точно такой же провокационной, и тоже задало вопрос, чьи уши видны из всей это камарильи.

Странным образом, если вы обратили внимание, то там руководители этой организации вообще оказались чуть ли не какими-то политическими активистами, которые уже не первый год ищут себя на разных площадках, видимо, пытаясь сделать карьеру. Каким образом они оказались на ваххабитской, джихадистской площадке, это уже вопрос к спецслужбам.

А. Баранов:

- Наверное, действительно стоит обратить нашим соответствующим органам внимание на эту организацию, запретить ее и соответствующим образом относиться к ней и в киберпространстве тоже. Будем ждать соответствующих решений, поскольку мы видим, что в последнее время очень много внимания в средствах массовой информации стало уделяться этому ВБОНу, с разных сторон его оценивают. Интересно «Радио Свобода» охарактеризовало одного из руководителей этого движения.

Е. Афонина:

- Да. Мы нашли информацию о ВБОНе, в том числе и на некоторых площадках упомянутой радиостанции. И там пишут, что в соцсети ВКонтакте также есть интервью с командиром батальона имени шейха Мансура Муслимом Чеберлоевским, воюющим на востоке Украины против пророссийских сепаратистов.

В. Шурыгин:

- От всего этого за версту несет даже не провокацией, а такой вполне конкретной джихадистско-исламистской агиткой. Меня очень радует, что оперативно отозвалось азербайджанское посольство, которое, что называется, сразу расставило все точки по местам.

Е. Афонина:

- Владислав Владиславович, они, что называется, бьют в больные точки, и вполне реальные – самосознание, то, что нас оскорбляют, нас обижают, мы должны давать отпор, мы не люди второго сорта. Ведь последователи-то наверняка найдутся. Бьют по самому уязвимому.

В. Шурыгин:

- Это, видимо, попытка найти экстремистов хотя бы на этом поле. Потому что на самом деле все эти последние годы борьба с экстремизмом давала свои плоды, и впрямую на ваххабизм, джахадизм уже не так много людей, не так много дураков, которые ведутся. Задача теперь – втаскивать его через эти межнациональные трещины. Хотя, как я уже говорил, я встречался и с активистами самих различных азербайджанских общин, которые не только в Москве, но и в других городах. И для всех появление этого ВБОНа было, как гром среди ясного неба. Потому что нигде и никто не жаловался на какие-либо национальные преследования, национальные унижения или вообще какую-либо конфликтную ситуацию между азербайджанцами и русскими. Это была чистого рода провокация стравить нации.

А. Баранов:

- Может быть, действительно нам стоит подключить азербайджанскую диаспору в России, для того чтобы хотя бы виртуально открутить голову этому ВБОНу?

Е. Афонина:

- Это же реальные люди, с реальными именами, реальными фамилиями. В частности, один из администраторов паблика ВБОНа ВКонтакте, его зовут Яшар Джафаров. Он прокомментировал это видео с избиениями и заявил о том, что это, типа, не мы, это некие малолетки прислали нам это видео. И извините нас, пожалуйста, что мы его опубликовали. Что называется, дали задний ход.

А. Баранов:

- Это объяснение для дураков.

Владислав Шурыгин

В. Шурыгин:

- Здесь надо понимать, что эта запись и этот комментарий – фактически минус месяц, когда эта провокационная шумиха только-только начиналась, когда только-только возник интерес к этой организации, попытки разобраться, что с ней. Я думаю, что если сегодня найти этого господина, он будет вести себя совершенно по-другому, и вполне возможно, что мы с вами обращаемся к авторитету спецслужб, к авторитету диаспор, к авторитету посольства, а может оказаться, что все это уже давно сработало.

А. Баранов:

- Может быть, нам вообще прекратить обсуждать это?

В. Шурыгин:

- Вы совершенно правы в том, что этот вопрос поднимаете. Потому что в принципе люди должны знать. Далеко не все могут найти эту тему в интернете, а здесь мы, я думаю, даем ей оценку.

Е. Афонина:

- Понятно, что на действия этой организации не могли не обратить внимания, например, те же общественники. Они обратили внимание и даже пришли в Госдуму, встретились с Владимиром Жириновским. И по итогам этой встречи, насколько мы понимаем, депутатский запрос последовал уже от депутата Госдумы Василия Власова.

Василий Максимович, скажите, вы только от общественников, которые узнали о том, что есть такое общество?

В. Власов:

- Действительно от общественников. Ранее я натыкался в социальных сетях на определенные комментарии, связанные с работой этой организации, но никакой конкретной статистики того, что они делают, и видеоматериалов у меня не было. Когда к нам пришли представители общественных организаций на наш молодежный «круглый стол» в Государственной Думе, они задали вопрос по поводу этой организации и привели примеры, как они на видеокамеру избивают молодых русских ребят и заставляют извиняться. Я ответил на это, сказав, что я не знаю ни одного представителя азербайджанской диаспоры, человека уважаемого, в возрасте, чтобы он как-то поддерживал акты насилия. Наоборот, нашим народам в РФ необходимо все обсуждать за столом переговоров, и если есть какие-то проявления насилия или разжигания розни, этим должны заниматься наши внутренние органы, а ни в коем случае не какие-то общественные организации, которые хулиганством или насилием будут определенным образом будут пытаться…

А. Баранов:

- Василий Максимович, а в чем тогда суть вашего запроса?

В. Власов:

- Мы требуем проверить те видеоматериалы, которые размещены. Есть закрытая группа этой организации ВКонтакте, к которой я доступ не имею, и не имеют доступ, насколько я понимаю, правоохранительные органы. Я хочу, чтобы те видеозаписи, которые были выложены якобы от этой организации, были проверены. Если там имеют место какие-то вещи экстремистского характера, чтобы на них полиция и ФСБ отреагировали. Если действительно это правда, причастны к этим избиениям русских ребят и извинениям на камеру представители этой организации, чтобы она в перспективе была запрещена на территории РФ. Я считаю, что те люди, которые вот так добиваются каких-то своих национальных интересов, это просто преступники.

А. Баранов:

- А запрос в адрес кого направлен?

В. Власов:

- Генерального прокурора.

Е. Афонина:

- Мы несколько минут назад общались с журналистом и писателем Владиславом Шурыгиным. В том числе он высказал такую точку зрения, что это может быть инсценировка. А если это действительно так, это снимает остроту проблемы и ваши вопросы и запросы?

В. Власов:

- Если это инсценировка… Там несколько эпизодов, я думаю, вряд ли все эти эпизоды – инсценировка. Но раз и за границей уже знают об этой организации, насколько я понимаю, не самым лучшим образом о ней отзываются, то это вопрос непосредственно к нашим правоохранительным органам, чтобы они определенным образом разобрались в этой ситуации. Еще раз подчеркиваю, было несколько упоминаний в социальных сетях, на которые я сначала внимания не обратил, но потом, когда и общественники, и представители блогерского сообщества ко мне обратились и рассказали про эту организацию, я начал разбираться, и все это переросло в мой депутатский запрос на имя Генерального прокурора.

А. Баранов:

- Василий Максимович, а как у вас процедура устроена, какие-то сроки, в которые прокуратура должна ответить?

В. Власов:

- 30 дней.

А. Баранов:

- И через 30 дней, если не будет ответа, вы вернетесь к этому вопросу?

В. Власов:

- Да. Но уже прошло порядка 10 дней. Я думаю, что в ближайшее время мы до истины докопаемся, и если там такие призывы существуют, в том числе и месть якобы, я думаю, прокуратура и полиция дадут свою оценку.

А. Баранов:

- Да, они в соцсетях выкладывают интервью с уничтоженным в свое время Басаевым. То есть видно, откуда растут ноги.

Е. Афонина:

- Тут возникает вопрос. А почему, собственно, выбран именно этот момент, как отношения русских и азербайджанцев? Почему не сделать ставку, может быть, на более конфликтные отношения? Есть ответ на этот вопрос – почему вдруг Азербайджан?

В. Власов:

- Если честно, я прекрасно понимаю, что с Азербайджаном у нас достаточно ровные отношения, и я думаю, что попытка их как-то усугубить, особенно то, что касается нашей молодежи… Мы же прекрасно понимаем, что эти видеозаписи направлены не на людей старшего возраста – они ВКонтакте и на YouTube не сидят. Если попытаются такую роль в очередной раз повторить, попытаться развязать, это же будет просачиваться и в школах, и в вузах, и будет определенным образом отношение к молодым ребятам и девушкам, которые учатся в наших московских вузах, российских университетах, со стороны наших русских товарищей…

А. Баранов:

- То есть это подрыв межнационального консенсуса, который существует.

В. Власов:

- Да. Именно направленного на молодежь. Если такие вещи товарищи из-за рубежа пытались развязать у людей среднего и старшего возраста, то сейчас удар идет в сторону молодежи – попытка развязать такую рознь, возможно, найти людей, которые будут поддерживать эту организацию, среди азербайджанской молодежи. Ну и, соответственно, сагитировать русских ребят и девушек на то, чтобы они боролись с этим. Я надеюсь, что все-таки вовремя будет пресечена работа этой организации, и как с одной стороны, так и с другой никто не пострадает.